Русскомирцы в облаве

В начале декабря 2016 г. Следственный комитет Республики Беларусь арестовал трёх журналистов, работавших на российские издания Regnum, EADaily и Lenta.ru – Юрия Павловца, Дмитрия Алимкина и Сергея Шиптенко. Как сформулировала министр информации Белоруссии Лилия Ананич, они были замечены в публикации «материалов тенденциозного, а порой и откровенно деструктивного характера в отношении Беларуси, государственной власти нашей страны, белорусского народа».


Журналисты обвиняются в «совершении группой лиц с неустановленным лицом умышленных действий, направленных на возбуждение национальной и иной социальной вражды, а также розни по признакам национальной, языковой и иной социальной принадлежности» (согласно части 3 ст.130 Уголовного кодекса РБ). Конкретно они обвиняются в «подготовке и размещении в интернете статей», причём указывается «мотив противоправной деятельности – материальная заинтересованность» (гонорары).


До совершения арестов Министерство информации РБ проинформировало о своих претензиях российскую сторону, написав письма в Министерство связи и массовых коммуникаций России, Федеральную службу по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, а также специальному представителю президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству Михаилу Швыдкому. Известно, что в ответном письме М.Швыдкой назвал журналистов «маргинализированными авторами», и указал на «позицию руководства России, неизменно стремящегося к углублению российско-белорусского взаимодействия во всех областях сотрудничества». То есть, по сути, М.Швыдкой от имени Президента отмежевался от журналистов, дав тем самым отмашку на их аресты. Очевидно, примерно то же ответили и другие государственные органы. Наверняка аресты согласовывались также и с посольством России в Белоруссии.


Что же такого страшного написали эти журналисты? Они выражали свою озабоченность курсом, который, по их мнению, ведёт к отрыву Белоруссии от России, и особенно отмечали стремление властей сформировать белорусскую идентичность на основе польско-литовских исторических корней в ущерб общерусским. Они критиковали Лукашенко за потворство национализму и фактическое сотрудничество с русофобскими националистами, роль и информационное влияние которых последнее время заметно возросло. Примечательно, что в прошлом Ю.Павловец был активистом белорусской прозападной оппозиции (агитировал за В.Некляева во время выборов 2010 г.), но резко изменил свои взгляды, наблюдая за событиями на Украине в 2014 г.


Арестованные журналисты поднимали проблему эволюции белорусской власти по образцу Януковича и его политического окружения – пути, который ведёт к краху всей политической системы Белоруссии, а вместе с нею и системы союзных отношений с Россией. Фактически, они старались предупредить Лукашенко об опасности потери власти на этом пути. В Белоруссии происходит ровно то же заигрывание власти с националистами и постепенная сдача им всей сферы «гуманитарки», какую мы видели на Украине в бытность Януковича президентом.


Журналистов обвиняют в том, что они описывали процесс формирования новой белорусской нации, а тем самым якобы отрицают её существование. Однако даже экс-глава Администрации Президента РБ и нынешний министр иностранных дел Владимир Макей заявляет, что «за последние 25 лет мы начинаем медленно формироваться как нация», то есть также признаёт этот процесс незавершённым, более того – подчёркивает, что он находится пока лишь на ранних стадиях. И это правда, причём нам совсем не безразлично, как будет происходить этот процесс, и сколь скоро мы можем увидеть на месте нынешней Белоруссии северную Галичину.


Как отмечают в самой Белоруссии, эти аресты – как раз ещё одна акция в деле формирования нации на антирусских основаниях. Арестованные журналисты призваны играть роль своего рода «внутреннего Донбасса». На ненависти к ним как к русофилам и предателям должны взращиваться патриотические чувства современных белорусов.


Обвинения, выдвинутые в адрес журналистов, настолько абсурдны, что могут быть названы словом из 90-х «беспредел», но на деле больше напоминают репрессии 1930-х гг. Но есть и отличие: тогда доносчики не пытались делать себе PR на доносительстве, теперь же белорусская националистическая общественность спорит наперебой, кто раньше написал донос в органы, и дают об этом интервью.


Об арестах было сообщено населению специальными репортажами в новостных блоках всех ведущих телеканалов республики. В них постарались морально заклеймить журналистов за их якобы ненависть к родной стране и разжигание розни с Россией. В печатном органе Администрации президента «СБ. Беларусь сегодня» была опубликована гневная редакторская статья «На анонимов пролился свет». В начале этой статьи сказано о недопустимости «пропаганды нацизма с его "расовыми теориями” и культивацией ненависти между народами». Об арестованных русофилах говорится, что они «нашли себе отвратительное, но весьма денежное занятие»: «эти господа стали регулярно оплевывать (иначе не скажешь) нашу страну и народ, приписывая многим порядочным людям какую–то "русофобию”, явно настраивая россиян против белорусов, обвиняя руководство страны в потворстве "бандеровщины” и "следования по пути Украины”». Причём указано, что «делали они это с какой–то невероятной, просто–таки маниакальной злостью!» Завершается эта статья в лучших традициях сталинской разоблачительной печати о врагах народа призывом испытывать презрение к этим журналистам и их заказчикам, заботиться «о чистоте и нравственности белорусско-российских отношений», а также об «укреплении нравственности и морали граждан двух стран». Предельно жёсткий тон этой статьи и фактически проведённое в ней сопоставление русофильства арестованных журналистов с немецким нацизмом и культивацией ненависти между народами не оставляет сомнений в будущем приговоре.


В белорусской прессе уже пишут о начале «антирусского террора» в стране. Арестованные называются обыкновенно «русофилами», характеризуются как «западнорусисты» и «борцы с русофобией». В более-менее корректных текстах указывается на «чрезмерно пророссийскую» направленность публикаций. Белорусские и украинские СМИ в один голос пишут, что «в Беларуси началась зачистка среди активистов кремлевской пятой колонны», что Лукашенко «с опозданием в более чем в двадцать лет своего правления начинает процесс очищения страны от соседской агентуры», и что «аресты рускомировцев» наверняка будут продолжены. Прозападные общественные организации активно поддержали аресты. Например, «Альтернатива» (рук. Олег Корбан) 9 декабря устроила акцию у входа в БГУИР с транспарантами «Позор фашистам! Позор адептам "русского мира”!».


Активно муссируется слух о том, что эти аресты – предупреждение России в связи с якобы «планируемой на 2017 год военной оккупации РБ посредством введения на территорию Беларуси 4 тыс. вагонов с вооружением». Общественная кампания по устрашению белорусов была начата изданием «Белорусский партизан» (его ещё Павел Шеремет основывал), которое 1 декабря опубликовало статью «Третий военный фронт: Россия готовится аннексировать Беларусь?» с редакционным предисловием: «События последних месяцев свидетельствуют о том, что Россия уже в следующем году намерена открыть третий военный фронт, создав дополнительную возможность для полномасштабного вторжения в Украину. Речь идёт фактически об оккупации Беларуси». Россия якобы «уже приняла решение использовать белорусскую территорию в стратегических военных целях», при этом подразумевается готовящаяся Москвой военная атака на Киев.


Так, поимка «лазутчиков, работающих на российские СМИ» изменила дискурс российско-белорусских отношений, которые теперь нередко стали описываться в Белоруссии с помощью почти военной лексики, основанной на крайне враждебном восприятии политики России. Сейчас, когда всем ясно, что «власть взялась за адептов русского мира», националистическая общественность пребывает в восторге. Негативно о совершённых арестах отозвались только два представителя белорусской умеренной оппозиции – Татьяна Короткевич («Я считаю, что очень неправильно, когда власть арестовывает людей за то, что они думают вслух, высказывают свою позицию») и Ольга Карач. Негативно высказался и глава Белорусской ассоциации журналистов Андрей Бастунец: «Когда мы поддерживаем такого рода действия властей, мы даём им карт-бланш на подобные действия и в отношении представителей других взглядов». Собственно, это же понятно, что когда в стране начинают арестовывать за идеи, опасно становится всем. Однако желание увидеть своих оппонентов за решёткой всё же перевешивает.


Вообще, складывается ощущение, что белорусские прозападные оппозиционные издания в последнее время стали действовать в расчёте на тесную связку с официальной властью в тесной связке, регулярно публикуя доносы на пророссийских журналистов, учёных и общественных деятелей Белоруссии. По крайней мере они это делают с явной надеждой на «конструктивную» реакцию органов. Да и сами обвинения против журналистов строятся на логике белорусского национализма. Ведь обвинение в публикации статей в российских СМИ за деньги фактически маркирует российские издания как вражеские, иначе публикации в них не могут быть основанием для таких формулировок. А это напрямую соответствует украинскому подходу к отношениям с Россией. Статьи в белорусских официальных и оппозиционных прозападных изданиях об арестах трёх русофилов выдержаны почти в одном ключе, используют одни и те же обороты и переворачивают содержание статей арестованных журналистов с ног на голову.


При этом в Белоруссии действует немало СМИ националистической и прозападной ориентации, в крайне резких формулировках отзывающихся и о белорусской власти, и особенно о России, русских и перспективах российско-белорусской интеграции. Однако к ним у следственных органов РБ претензий нет.


Сейчас националистическая оппозиция получила зелёный свет на развитие своей пропагандистской деятельности. Хотя большинство белорусов настроено к Лукашенко положительно, но оппозиция господствует в онлайн-СМИ, которые имеют преимущественное значение для молодой аудитории. В современной Белоруссии нет непровластных пророссийских партий, общественных движений и СМИ, они были зачищены властью как опасные конкуренты. Ровно то же самое делал Янукович и Партия регионов на Юго-Востоке Украины, и известно, к чему это привело.


Многие отмечают связь «арестов сторонников русского мира» с арестом журналиста Эдуардом Пальчисом, осуждённым также за «разжигание межнациональной розни». Э.Пальчис отличается крайне антироссийской позицией, и по используемой им лексике выделялся даже на фоне белорусской оппозиционной прессе. Однако надо заметить, что его приговорили на 1 год и 9 месяцев, а арестованным журналистам-русофилам грозит срок от 5 до 12 лет, так как они якобы совершали преступления группой по сговору. Скорее всего, арест Пальчиса как раз был подготовительным к аресту журналистов российских изданий, так как позволяет теперь заявлять, что сажают не за политическую ориентацию, а за «радикализм».


Интересно отметить и время арестов. Как раз незадолго до этого, 23 ноября, ЕС принял резолюцию по противодействию российским СМИ. Фактически, аресты в Белоруссии – прямое следование решению ЕС. Кроме того, аресты прошли накануне и после Дня защиты прав человека (10 декабря), а также в годовщину 25-летия распада Советского Союза. Трудно не увидеть в этом заранее заложенную в репрессивную акцию символику.


На этом фоне молчаливая реакция России выглядит особенно выразительно. Основные российские СМИ фактически проигнорировали аресты журналистов. То же можно сказать и о журналистской общественности. С осуждением задержаний выступила представитель Крыма в СФ РФ Ольга Ковитиди, а также член комиссии Парламентского Собрания Союза Белоруссии и России по безопасности, обороне и борьбе с преступностью Франц Клинцевич. Клинцевич счёл аресты недоразумением и указал на то, что «задача журналистов в том и состоит, чтобы обратить внимание власти и общества на ту или иную проблему».


Подождав две недели и оценив это, посол России в Белоруссии Александр Суриков, большой сторонник всякой белорусизации, высказался в поддержку этих арестов и полностью солидаризировался с предъявленными обвинениями. Давно отмечается, что с русофилами российское посольство не работает, сторонится их. Это проявилось и теперь.


В целом мы имеем дело с классическим случаем политических репрессий. Журналисты арестованы за их профессиональную деятельность и по абсурдным обвинениям, касающимся их пророссийских взглядов. Соответственно, в российско-белорусских отношениях появляется тема политзаключённых, уже давно поднимаемая в отношении Белоруссии на Западе. При Лукашенко Минск ещё никогда не устраивал преследования белорусских журналистов пророссийской ориентации, однако теперь эта черта пройдена, и это означает новый этап российско-белорусских отношений, их новый контекст.


Одно из последствий проведённых арестов заключается в том, что теперь в Белоруссии будут бояться выражать пророссийские взгляды. Этими арестами Минск проводит кампанию по запугиванию пророссийски настроенных граждан как якобы потенциальных национальных предателей. «Русофилами теперь здесь быть опасно», - так определяют это в Белоруссии.


Белорусская власть довольно ясно продемонстрировала, что опасения, высказываемые этими журналистами, полностью оправданны: то, что они раскрывали, действительно очень серьёзно и уже имеет более грозные формы, чем те, что они успели описать. Происходящее в Белоруссии гармонично укладывается в общий процесс ускоренной дерусификации и возбуждения национальной вражды к России и русским, который проходит в соседних странах Прибалтики и на Украине. Только это пока в меньшей степени касается языкового вопроса, здесь проводится именно идеологическая белорусизация, то есть навязывание обществу мифологем белорусского национализма. Более того, в последние годы белорусский национализм для своей пропаганды стал всё более использовать русский язык, что находит параллель опять же на Украине, где с 2014 г. стало нормальным быть «русскоязычным бандеровцем».


Не трудно догадаться, что во всех республиках бывшего СССР с большим вниманием наблюдают за реакцией России на случившееся, так как исходя из неё можно определить границы возможного в дерусификаторской и антироссийской политике внутри каждой из этих стран. При этом вполне вероятно, что аресты пророссийских журналистов в Белоруссии продолжатся, и прозападная пресса активно публикует «публичные доносы» на тех, кто, по их мнению, должен пойти вслед трём арестантам. Как сказала О.Карач: «Думаю, что в Беларуси грядет череда политических арестов людей с пророссийскими взглядами».


В 2014 г. А.Лукашеко, испугавшись Русской весны, стал проявлять сильный негатив ко всей этой тематике, а особенно к понятию Русского мира. В разгоревшемся российско-украинском конфликте он отказался выступать в роли союзника России, заявив о нейтральной позиции Белоруссии, но на деле скорее поддержав Украину, что не раз доказал и словом, и делом. Уже тогда было понятно, что выражение идей общерусской взаимности становится в Белоруссии не просто знаком нелояльности, но и очень опасной позицией, за которую со временем будут и сажать.


Однако надо учесть, что реакция белорусского общества (а вместе с ним и части экспертной среды) на события того года была прямо противоположной. Пророссийские настроения в стране выросли в два раза – с трети до абсолютного большинства, а наблюдение за происходящим на бьющейся в русофобской истерике Украине наглядно убеждало, что стоит идти совсем другим путём. Так возникло прежде здесь не существовавшее расхождение между общественным мнением большинства и позицией официальной власти. Политическая система Белоруссии такова, что выражающие опасения и чаяния большей части белорусов журналисты оказались под ударом первыми.


Несомненно, что проведённые аресты, как и глухая реакция на них со стороны Москвы – сильный удар по имиджу России и в общественном мнении Белоруссии, и в глазах политических элит всего постсоветского пространства. Сейчас во всех столицах бывших союзных республик пристально наблюдают за ситуацией, чтобы понять, насколько жёстко можно поступать с русскими и пророссийскими активистами в своей внутренней политике. Наблюдают и простые граждане, которым небезразличны связи с Россией. Три года назад Российская Федерация объявила себя центром Русского мира и ответственной за его судьбы. Белорусские аресты позволяют ясно понять, была это просто пропагандистская уловка ради обоснования присоединения Крыма, или за этим скрывался реальный выбор идентичности новой России.


Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter