"Чагаи" против "Шакти"

Недавнее обострение на индо-пакистанской границе снова вызвало некоторое обсуждение возможной ядерной войны между Индией и Пакистаном, благо обе страны имеют ядерное оружие и средства его доставки. Обсуждение, впрочем, не было особенно интенсивным,и потому, что практически все мутные рассуждения про доктрину сдерживания были уже высказаны, и потому, что сам пограничный конфликт быстро перешел в стадию дежурных перестрелок и перестал вызывать интерес.


В связи с индо-пакистанским ядерным соревнованием высказывалось немало занятных идей, вроде радикального подрыва режима нераспространения (Индия и Пакистан получили ядерное оружие в обход Договора о нераспространении ядерного оружия, и оказалось, что даже небогатые страны могут его произвести, если захотят), возможности попадания ядерного оружия в руки террористов, контрабанды ядерных и ракетных технологий (особенно эта тема муссировалась в связи с успехами ракетно-ядерной программы КНДР). Но в общем, все, что годами занимало профильных специалистов, оказалось преходящими рассуждениями. Главный вопрос остался: какое место сравнительно небольшой ядерный арсенал занимает среди вооружений, и если он будет применен на войне, то каким именно образом?


Почти все, что на тему индо-пакистанского ядерного противостояния было написано, исходило из доктрины сдерживания, тем более, что действительно, сдерживание является частью военных доктрин Индии и Пакистана. Однако, этот вопрос всегда у меня оставлял привкус какой-то натянутости и надуманности, излишней склонности к спекуляциям. Конечно, в истории ядерного оружия страхи и запугивание от начала занимали почетное место, но все же трудно предположить, что в Индии и Пакистане, истративших колоссальные ресурсы на приобретение ядерного арсенала, не делались прикидки на случай реального боевого применения, не составлялись и не отрабатывались планы ядерной войны. Можно не сомневаться, что все это делалось, и из этого воспоследовали совершенно другие военно-политические выводы, чем утверждается в рамках теории сдерживания.


Мою уверенность подпитывает опыт анализа ракетно-ядерной программы КНДР, который показал, что предметный разбор возможностей применения ядерного оружия в вероятной войне может вести к совершенно нетривиальным выводам. В случае с КНДР оказалось, что в условиях возможной войны на Корейском полуострове, применение ядерного оружия со стороны КНДР не только весьма вероятно, но и при определенных условиях может склонить ход войны в пользу северян, по крайней мере на начальном этапе. Шансы КНДР на победу в войне с ядерными ударами по базам развертывания в Южной Корее и Японии перестали смотреться нулевыми, даже если арсенал не превышает десятка боеготовых зарядов. Отсюда возникает мысль о таком же анализе в отношении индо-пакистанского противостояния. Этим мы и займемся.


 

Предварительные замечания


 

Во-первых, нужно сразу указать, что конкретных сведений о размерах и составе ядерных арсеналов Индии и Пакистана очень мало. Экспертные оценки колеблются от 65 до 120 зарядов для Индии и от 35 до 60-70 зарядов для Пакистана. Они получены косвенным путем, исходя из оценок мощности наработки и обогащения оружейного урана и плутония, и в общем-то, являются спекулятивными. Но ничего другого нет, так что придется исходить из этих оценок. То же самое можно сказать и о мощности изделий. Скажем, серия индийских испытаний "Шакти" в мае 1998 года испытывала заряды с диапазоне мощности от 0,1 до 30 кт. Пакистанские испытания "Чаган" в мае 1998 года также имели мощность в диапазоне 4-12 кт. Есть некоторые сведения о возможности бустирования зарядов тритием, но факт получения такого изделия остался неподтвержденным.


Во-вторых, как говорит опыт ядерной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, а также испытаний, ядерное оружие вовсе не имеет беспредельной разрушительной мощи. Ядерный заряд мощностью около 20 кт имеет радиус сильных разрушений около 800-900 метров, а слабых разрушений до 2,5 км. Итого, зона сильных разрушений составит 2,5 кв км по площади, а слабых - 19,6 кв. км. Эти данные можно принять в качестве расчетного порога поражающих свойств ядерного оружия Индии и Пакистана. Во всяком случае, нет надежных данных, что наличные возможности превышают эти показатели. Зарядов мощностью в сотни килотонн или в мегатонны у них нет.


И еще одно замечание неядерного характера. Рассматриваемые варианты не включают вмешательства в ход войны союзников, в первую очередь США и Китая. Учет этого обстоятельства потребовал бы длительных отступлений от чисто ядерной темы.


 

Страны и города слишком большие


 

Доктрина ядерного сдерживания гласит, что противник непременно испугается, если узнает о возможности нанесения ядерного удара. Но то, что было, в общем, справедливо для арсеналов в тысячи боеголовок большой мощности, может совсем не работать для небольших ядерных арсеналов. Особенно, если сравнивать с условиями реальных стран.


Первое, что нужно указать, что Индия и Пакистан - страны большие по площади и с огромным населением. Пакистан - 193,8 млн. человек, Индия - 1293 млн. человек. Географическая площадь Индии - 3,2 млн. кв.км., Пакистана - 0,8 млн. кв.км.


Если мы примем, что все бомбы в арсенале двух стран мощностью около 20 кт (что, конечно, умозрительное допущение), то в самом лучшем случае максимальные поражающие возможности таковы: Индия: сильные разрушения - 300 кв. км. , слабые разрушения - 2352 кв.км.; Пакистан: сильные разрушения - 175 кв.км., слабые разрушения - 1372 кв.км. Это, скажем, так, потолок возможностей, более реальным смотрятся поражающие возможности где-то в 2/3 для Индии и вполовину для Пакистана от приведенных цифр.


Из этого первый вывод: обе страны слишком большие, чтобы они подверглись сколько-нибудь заметному ущербу от использования даже всего индо-пакистанского ядерного арсенала. Любое наводнение в этих двух странах причиняет куда больший вред и затрагивает куда большую площадь, чем это могут пообещать ядерные бомбы в предельных оценках.


Скажут, что ядерные бомбы могут разрушить города. Однако, что в Индии, что в Пакистане, современные города огромные по площади и населению. Исламабад: население 1,9 млн. человек, площадь 851 кв.км., Карачи: население 24,3 млн. человек, площадь 3527 кв.км. В Индии есть целый ряд мегаполисов, но столица Нью-Дели - город, крайне небольшой по индийским меркам: 42,7 кв.км. по площади, и с населением 0,2 млн. человек. Другие города крупнее. Мумбаи: 12,4 млн. человек населения, площадь 603 кв.км., Калькутта: 185 кв. км. по площади и 14,1 млн. человек населения, Бангалор: 741 кв. км. по площади и 8,4 млн. человек населения.


Итак, из этого сопоставления видно, что наличные арсеналы позволяют Пакистану или сровнять с землей Нью-Дели (ценой расхода по городу всего арсенала), или нанести некоторый ущерб двум-трем мегаполисам. Индия имеет примерно такие же возможности. Или сильно разрушить Исламабад (израсходовав по нему весь арсенал), или нанести некоторый ущерб одному или двум мегаполисам. Если рассмотреть для простоты расчета опустошающий удар по столицам, то Пакистан понесет потери в 0,9% населения, а Индия - 0,015%. Это, заметим, подсчет, исходящий из предельно допустимых для ядерного арсенала возможностей, и не вводящий поправок на ослабление поражающих факторов характером застройки городов, рельефом местности и погодными условиями. Это верхняя планка ущерба от удара по столицам. Для обоих стран ущерб будет страшно далек от неприемлемого, а для Индии так вообще будет представлять собой булавочный укол.


Вывод такой. С точки зрения достижения чисто военных целей, стратегия уничтожения столиц в расчете на ликвидацию военно-политического руководства противника вполне себе может существовать. Уничтожение центрального административного аппарата, конечно, создаст проблем в условиях войны. Но и здесь есть нюансы. В Пакистане военное командование (которое обладает очень большой властью в стране), квартирует в Равалпинди (город с населением 1,8 млн. человек и площадью 5286 кв.км.), и в случае разрушения столицы и гибели гражданской администрации власть перейдет в руки военных. В Индии же федеративная структура государства с сильной автономией штатов, сможет довольно легко обойтись некоторое время без центрального правительства. Эффект от "удара по штабам" может быть также сильно понижен выездом руководства в убежища в период обострения обстановки и угрозы ядерного удара, а также процедурами передачи властных полномочий лицам и органам, находящимся в других городах или в убежищах. Иными словами, рассчитывать на эффект от уничтожения центральной администрации можно лишь в условиях surprise attack, да и то, даже успешный удар не приведет к сокрушению обоих государств.


 

Можно ли вырубить армию и военную промышленность


 

Следующий вопрос: можно ли ядерными ударами нанести ощутимый ущерб армии и военно-промышленному комплексу? В случае Индии и Пакистана ответ будет, скорее, отрицательным. Обе страны обладают большими армиями. Пакистан - 1,4 млн. человек, Индия - 1,3 млн. человек. При такой численности армий понятно, что обе они располагают сотнями крупных военных баз, объектов и пунктов дислокации, из чего становится ясным, что ядерный арсенал обоих стран слишком мал, чтобы нанести вооруженным силам значительный урон даже в случае абсолютно внезапной атаки.


В военной промышленности ситуация несколько иная. Пакистан, в отличие от Индии, развивал свою военную промышленность крупными комплексами, на которых сосредотачивалась львиная доля военного производства. Крупнейший военно-промышленный комплекс, состоящий из 14 заводов, размещен в городе Вах, в 45 км от Исламабада, и в нем производится основная часть вооружения и боеприпасов для сухопутных войск. Рядом с ним расположен крупный комплекс по производству авиационного вооружения и боеприпасов. Крупный авиапромышленных комплекс размещен в городе Камра. В городе Таксила размещено производство и ремонт танков и бронетехники. В Карачи расположена крупнейшая военно-морская база и судоверфь Пакистана, а также крупный металлургический завод и три завода по выпуску частей стрелкового оружия и артиллерии.


Индийская военная промышленность состоит из 10 крупных государственных компаний, каждая из которых является комплексом производств. К примеру, в состав крупнейшего комплекса Ordnance Factories Board входит 41 военный завод, производящий все, от военной формы и стрелкового оружия до танков и боеприпасов. Предприятия размещены по всей стране, и из скоплений военного производства можно назвать, пожалуй, только округ Джавалпур в штате Мадхя Прадеш (металлообработка, боеприпасы, бронетехника), Канпур в штате Уттар Прадеш (артиллерия, стрелковое оружие, парашюты), и Калькутта (артиллерия, стрелковое оружие, боеприпасы).


В поражении военной промышленности у Индии есть определенное преимущество, за счет концентрации пакистанского военного производства в крупных комплексах, более многочисленного ядерного арсенала, позволяющего более уверенно поразить большие по площади промышленные центры, а также досягаемости всех военно-промышленных центров для индийских ракет. Пакистан находится в более сложном положении, поскольку крупные военно-промышленные центры в центральных индийских штатах находятся на пределе радиуса досягаемости ракет средней дальности, а Калькутта и вовсе лежит вне этого радиуса. "Шахин-2" достигает и Калькуттты, но неясно, сколько именно ракет этого типа имеется у Пакистана. В любом случае, пакистанского арсенала на индийскую военную промышленность не хватит, даже при 100%-ных прямых попаданиях.


Из сказанного следует лишь, что Индия может в случае расходования всего своего ядерного арсенала нанести существенно больший урон пакистанской военной промышленности, чем Пакистан может нанести индийской. Более точные оценки потребуют исследования вопроса, анализа расположения производств, их площади, учета кругового вероятного отклонения, которое может сильно смазать результаты удара.


Атаковать военно-промышленный комплексы, пожалуй, имеет смысл в случае, когда полномасштабная война уже началась, и когда стало понятно, что ни одна из сторон не уступит. В этом случае удар по промышленности преследует цель более быстрого истощения одной из сторон конфликта.


У Индии в рамках такого подхода есть следующий вариант удара ядерным оружием по аэродромам и основным авиапромышленным комплексам, с целью выбить пакистанскую авиацию и не допустить ее восстановления. Такой удар выглядит реализуемым с учетом индийского ядерного арсенала, и он, в случае успеха, дает Индии реальный шанс одержать довольно быструю победу в крупномасштабной войне, поскольку пакистанская армия лишится поддержки с воздуха. Но и этот вариант действителен лишь в том случае, если на помощь Пакистану никто не придет, ни США, ни Китай.


 

Выстрелить и сдаваться


 

Применение ядерного оружия, конечно, должно учитывать общий ход вероятной войны между Индией и Пакистаном и общий баланс сил. Хотя на детальный анализ потребовалось бы написать целую книгу, тем не менее, в двух словах можно сказать, что Индия имеет большой перевес над Пакистаном по части мобилизационного ресурса и возможностей мобилизации экономики. В этом смысле, в крупномасштабной и затяжной войне Индия в любом случае возьмет верх, с ядерным оружием или без него.


Думается, что применение наличных ядерных арсеналов в большой войне не приведет к автоматической или легкой победе одной из сторон. Пакистан, даже в случае уничтожения значительной части своей военной промышленности, будет еще способен дать сдачи, а также может перейти к партизанско-диверсионной тактике. Окончательную победу в войне для Индии мог бы дать решительный прорыв, разгром противника и взятие основных пакистанских центров, но условия и возможности этого требуют отдельного анализа. Пока что можно сказать, что огромные людские резервы обоих сторон больше подразумевают переход войны в плоскость упорной и кровавой позиционной войны по линии фронта, чем блицкриг с прорывами моторизованных групп. Даже если первая фаза войны и будет иметь характер блицкрига, дальше она легко может скатиться в кровавую позиционную мясорубку. В этом контексте ядерное оружие может рассматриваться как оперативно-тактическое средство для пробивания брешей в обороне противника или ликвидации его важнейших опорных пунктов. Судя по интересу обоих сторон к изделиям малой мощности, этот вариант и для индийского, и для пакистанского командования выглядит весьма вероятным.


Ну и какой же итоговый вывод можно сделать из всего сказанного? Во-первых, ядерное оружие в вероятной индо-пакистанской войне вовсе не является ультимативным оружием, обеспечивающим неприемлимый ущерб или приводящим к легкой победе. Славить противника одним ядерным заплом - невозможно. Во-вторых, ядерный страх рулить только в условиях мира, когда есть выбор между небольшими жертвами пограничной перестрелки и крупными жертвами ядерного удара. Но если война уже началась и приобрела размах, ядерное оружие утрачивает свой устрашающий ореол и обращается в спецбоеприпас для решения особых оперативно-тактических задач. Применение его по городам, даже с целью уничтожения руководства противника, невыгодно и неэффективно.


В-третьих, и это главное, виды на исход крупномасштабной войны с ядерными ударами для Пакистана крайне неблагоприятные. Применение ядерного оружия, вне всякого сомнения, станет катализатором конфликта и приведет ко всеобщей мобилизации сил и войне на уничтожение. В этом Индия имеет резкое превосходство за счет своих ресурсов, людских и экономических. В обмене ядерными ударами по военной промышленности, Пакистан понесет больший урон, чем Индия, что приблизит его к поражению. Пакистанская доктрина нанесения ядерного удара в случае перехода индийской армией Инда, разгрома армии или значительного ущерба экономике, высказанная пакистанским генерал-лейтенантом в отставке Сардаром Ф.С. Лоди, есть не более чем "последний вздох" перед полным поражением.


Таким образом, индо-пакистанская ядерная война - вещь парадоксальная. Ядерное оружие работает как устрашение только в мирное время, как один из аргументов не развивать пограничные стычки до большой войны. Но в условиях уже начавшейся войны оно практически бесполезно: Индия победит и без него, а для Пакистана поражение неизбежно, что с ядерными ударами, что без них. В условиях войны ядерную стратегию Пакистана можно сформулировать так: "Выстрелить и сразу сдаваться".


 
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter