Аэрозольный баллончик в городском бою

Что в таком обыденном и мирном изделии, как аэрозольный баллончик, может быть военного? Из советского детства известна старая забава, когда в пустой баллончик из-под какой-нибудь "Свежести" или бессмертного "Дихлофоса" закладывался кусочек карбида кальция с водой, баллончик встряхивался, укладывался на землю, и к заранее проделанным отверстиям подносилась зажженная спичка.


Занятие было весьма небезопасным, хлопок газа был сильным, мог швырнуть баллончик в сторону, не говоря уже о струе пламени. Ну еще можно вспомнить баллончики для самообороны, снаряженные ирритантами. Больше военного применения аэрозольным баллончикам вроде бы и не просматривается. Между тем, это сугубо гражданское на первый взгляд изделие не только может состоять на военной службе, но и помочь решить весьма важную назревающую тактическую проблему.


Проблемы тактики городского боя


Городской бой постепенно становится преобладающим видом боя, ведущегося наземными войсками. В этом нет ничего удивительного, поскольку в силу роста численности населения мира и роста уровня урбанизации, площадь застроенной по-городскому территории год от года возрастает. В ряде стран боевые действия ведутся уже преимущественно в городских условиях, в частности, весьма высока доля городских боев в войне в Сирии. Хомс, Алеппо, Пальмира стали ареной жестоких и упорных городских боев. То, что стало с Хомсом после пары лет войны, впечатляет: километры узких улиц, над которыми возвышаются хаотические нагромождения железобетонных конструкций полуразрушенных зданий.


Итак, постепенно главными объектами, за которые ведутся бои, становятся не окоп или блиндаж, а дом, многоэтажное здание, жилой квартал, различные инженерные здания и сооружения. Добавим к этому также еще одну особенность, получившую распространение в Сирии - подземные коммуникации, специально построенные боевиками, а также прокладывание многочисленных нор, проходов и лазов в домах. Плотная городская застройка в сочетании с системой подземных коммуникаций образует большой по площади укрепрайон, взять который не просто.


В этом месте возникает момент, что наработанных уже тактических способов и средств для штурма городов становится недостаточно. В прошлых войнах применялось три основных способа. Первый - охват и окружение, в расчете на то, что противник оставит позиции, поскольку не захочет сражаться в окружении. Второй - серия дерзких атак пехотными штурмовыми группами, уничтожающими занимающего здания противника. Третий - разрушение застройки ударами артиллерии, танков и авиации. В большой операции по овладению городом, обычно присутствуют все эти способы в различных комбинациях, но бывали случаи, когда становится главным один.


Если дело дошло до городского боя, то есть расчет на нежелание противника сражаться в окружении не сработал, то предпочтительней кажется применение крупного калибра, поскольку просто разрушить занятое противником здание лучше, чем нести потери при его штурме. Сочетание артиллерийских ударов и действий штурмовых групп позволяют весьма быстро брать квартал за кварталом. Скажем, при взятии Берлина в апреле 1945 года Красной армии потребовалось всего несколько дней, чтобы пройти от окраин до Рейхстага.


Но этот метод сочетания артиллерийских ударов с штурмовыми группами рассчитан, в целом, на европейскую застройку: кирпичные дома до 5-6 этажей, сгруппированные в кварталы. Нескольких гаубичных снарядов или авиабомбы вполне хватало, чтобы кирпичный дом в значительной мере утрачивал свое оборонное значение, обращаясь в гору кирпича.


Нынешние дома, в основном с железобетонным несущим каркасом, несравненно прочнее домов образца 1930-х годов. Потому массированный артиллерийский обстрел ведет к другим результатам. Здание, конечно, разрушается, но не полностью, а до некоторого, более или менее устойчивого состояния. Как видно по фотографиям Хомса, где представлены именно такие, каркасные дома, обломки каркаса образуют нагромождение, под которым еще достаточно места, чтобы укрыться стрелкам или снайперам, поставить пулемет. Если еще, к тому же, кварталы были подготовлены к обороне, соединены подземными ходами, лазами и траншеями, то гаубичный обстрел мало что дает. Противник довольно быстро вернется в разрушенное здание и снова приспособит его к обороне.


При желании, все можно сравнять с землей, но все же возникает вопрос о расходе боеприпасов, и тактика ведения городского боя переходит в плоскость военной экономики. Хорошо, когда есть в достатке артиллерии со снарядами, когда есть отличная воздушная поддержка. А если нет, то что делать? Наконец, есть еще и такой вопрос. После войны обычно наступает мир, и желательно города не доводить до состояния бесформенных нагромождений в целях последующего восстановления. надо научиться брать их с минимально возможными разрушениями. Для этого нужно средство подавления активности противника в городском бою, которое и позволит совершить успешный штурм.


Химическое оружие в новой роли


Химическое оружие после Первой мировой войны было торжественно предано анафеме и запрещено самыми разными международными декларациями. Что, в общем, нисколько не помешало ему дожить до наших дней в весьма широком распространении. Аэрозольные баллончики самообороны снаряжаются одной из разновидностью химического оружия, под общим названием ирританты, то есть газы раздражающего действия.


В литературе 1920-х годов живописали ужасы химической атаки: потоки газов будут извергаться с аэропланов на города, и люди будут в панике метаться в клубах газа по улицам и переулкам. В действительности ничего подобного не было. Причин отставки традиционного химического оружия несколько. Во-первых, трудно получить высокую концентрацию, гарантирующую быстрое смертельное отравление. К примеру, смертельная в течение 2-3 секунд концентрация фосгена составляет 5 мг на литр воздуха. Нетрудно подсчитать, что в объеме, скажем для сравнения, 45 кубометров (средний объем обычной жилой комнаты), для создания такой концентрации потребовалось бы распылить 220 граммов фосгена. Практический же расход ОВ на убитого по некоторым сведениям составляет 0,5 кг.


Во-вторых, если концентрация ОВ ниже такой мгновенно смертельной, то проходит немало времени, прежде чем в организм попадет смертельная доза. Для иприта смертельное отравление происходит при концентрации 0,015 мг на литр воздуха (или 675 мг на средний объем комнаты), но при вдыхании в течение 1,5 часов. Практически ничего из арсенала ОВ не дает мгновенного отравления при сравнительно низких концентрациях. Даже зарин (летальная доза 0,075 мг на литр, или 3,38 грамма на средний объем комнаты) вызывает смерть через 2 минуты вдыхания.


В-третьих, у подавляющего большинства ОВ есть еще и скрытый период действия. Даже если солдат получил смертельную дозу газа, то отравление и выход его из строя наступают через несколько часов (от 2 до 15 и более часов). В Первую мировую войну, с ее неспешными темпами и многодневными артподготовками это было приемлемо, но во Вторую мировую войну с ее динамичным характером и молниеносными прорывами применение химического оружия стало тактически бессмысленно. При короткой артподготовке газ просто не успеет отравить солдат противника до момента, когда надо начинать атаку.


В общем, в качестве оружия массового поражения отравляющие газы не состоялись, хотя и числились в этой категории с Первой мировой и до наших дней. Химическое оружие в наши дни стало, так скажем, оружием индвидуального поражения: прямая струя газа из аэрозольного баллончика или газового патрона в лицо супостату решает проблемы с необходимой концентрацией. и, как следствие, с воздействием газа. Как уже говорилось, наибольшее применение получили ирританты: хлорацетофенон (CN), хлорбензальмалонодинитрил (CS, он же слезоточивый газ), хлорпикрин (PS). У них были бесспорные достоинства по сравнению с классикой жанра.


Во-первых, очень малые концентрации, например, поражающая концентрация слезоточивого газа 5 мг на кубометр, то есть 225 мг на объем средней комнаты). Во-вторых, быстрота действия, а под струей газа почти мгновенное. В-третьих, поражение ирритантом обычно несмертельное (но это возможно при выскоих концентрациях), зато выраженное, лишающее человека возможности к активности в течение десятков минут или даже часов. Вот в этом свойстве ирритантов и заключается определенная тактическая ценность для городского боя.


Подавление противника ирритантом


Для штурма здания, как части захвата всего города, нужно противника подавить, то есть, чтобы противник не мог вести ответный огонь, наблюдать или подготовить контратаку. Это достигается разными способами: артиллерийским обстрелом, массированным обстрелом из стрелкового оружия, бросанием гранат, постановкой дымовых завес. В наставлениях по городскому бою рекомендуются гранаты, как наиболее доступное и эффективное средство подавления противника. Хотя даже в комнате граната убивает и ранит далеко не всех и не всегда, взрыв оглушает и контузит, что дает несколько секунд для атаки. Этот метод весьма хорош, но рискован, поскольку противник и сам может бросить гранату или провести контратаку.К тому же, хлопки гранат и выстрелы предупреждают солдат противника о начале и месте атаки, в большом здании штурмовая группа сама может стать жертвой. Если противник слаб, то он может отойти по лазам и норам,  чтобы потом снова просочиться и занять здание.


Вот в городском бою ирританты, конечно, годятся для подавления обороняющегося противника куда лучше, чем гранаты. Как правило, при штурме зданий речь идет о весьма ограниченном объеме, в котором можно достаточно легко создать поражающую концентрацию. Нужное количество ирританта помещается в сравнительно компактный аэрозольный баллончик. К примеру, 500 мг МПК (морфолид пеларгоновой кислоты, синтетический аналог природного капсаицина) умещается в баллончик всего в 25 мл. Это версия для гражданских нужд.  Военные аэрозольные баллоны с ирритантами могут иметь гораздо больший объем (не редкость баллоны в 280-300 мл) и гораздо большую массу газа. В отличие от бытовых баллончиков, военный должен иметь клапан с предохранительной чекой, срабатывающий от нажатия, удара либо же вынимания боевой чеки, и выпускающий все содержимое сразу, через распылительную головку во все стороны.


Применение их может быть примерно таким. Самое простое - ручное метание в помещение, комнату или коридор, в который должна ворваться штурмовая группа (ей придется использовать противогазы). Через несколько секунд можно зачищать помещение. Этот метод вполне сочетается с ручной гранатой. Далее, если баллон оснастить специальным шлангом, то можно пустить газ незаметно, через щели или проемы из укрытия.


Шипение газа будет очень плохо различимо на фоне шума городского боя. Возможно применение баллонов с ирритантом в качестве химических мин, когда они устанавливаются наподобие "растяжки" на возможном пути движения противника. С помощью облака газа можно не только подавить противника в каком-то помещении, но и вытеснить его оттуда, а также не допустить подхода подкреплений в захватываемое здание. С помощью ирританта также можно обрабатывать подвалы и тоннели, спуск в которые нежелателен и где, вероятно, может скрываться противник. Наконец, с помощью газа можно вынудить блокированного противника побыстрее сдаться.


В дальнейшем развитии этого типа оружия можно также разработать аэрозольный баллончик, приспособленный для дальнего метания с помощью порохового заряда из пускового устройства по типу одноразового гранатомета. Это даст возможность при штурме здания перед атакой забросить газ в целый ряд помещений и даже этажей, чем связать противника или вытеснить его из наиболее выгодных для обороны частей здания. Метать баллончики можно также с помощью специального механического, пружинного устройства.


Нужно также отметить, что для военных нужд такого рода химические гранаты весьма интересны возможность массового выпуска. Производство аэрозольных баллонов налажено в масштабе сотен миллионов штук, небольшие изменения конструкции клапанов вполне посильны, тем более, что уже производится большое количество баллончиков для самообороны, в которых подобные устойства уже имеются. Производство самого ирританта в потребных количествах также особой трудности не составляет. Аэрозольные баллончики сравнительно легкие и компактные, и в городском бою перед штурмом каждый боец может взять несколько штук с собой.


Могу возразить, что противник тоже может использовать противогазы. Конечно, может. Потому применение ирританта не должно быть шаблонным. Противогаз - штука хорошая, но весьма малоудобная в носке, в бою и интенсивном передвижении, поскольку сильно ограничивает дыхание. Потом, бойцам нужно есть и пить, иногда и покурить, для чего нужно снимать противогаз. Вот этот момент, когда противник расслабился и стянул маски, можно использовать для внезапной атаки. Противогаз после вдыхания ирританта противнику не особо поможет; воздействие газа продолжается еще около 15-20 минут. Не говоря уже о том, что всегда можно прибегнуть к традиционным ручным гранатам.


Разумеется, что предложенное решение вовсе не является 100%-но гарантирующим результат, однако же, в случае правильного применения, с использованием фактора внезапности, вполне может склонить ход городского боя без значительного расхода боеприпасов и без излишних потерь.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter