Баллистической ракетой по кораблям

Баллистические ракеты сегодня воспринимаются почти исключительно как компонент ядерного оружия, в котором, кроме собственно ядерного заряда необходимо еще средство доставки к цели. Без средства доставки ядерный боеприпас может использоваться в лучшем случае только как фугас. Баллистические ракеты создали возможность забросить ядерный заряд на другой континент, чем и сделали возможным ведение глобальной ядерной войны, нанесение ответного или ответно-встречного удара.


Однако, у межконтинентальных баллистических ракет может быть и другое применение, в особенности в очень актуальной для России задачи захвата господства в океане, уничтожения вражеских военно-морских флотов и нарушения судоходства вероятных противников. Этому вопросу уже уделялось внимание в статье "Торговый флот противника - сжечь!", в которой было показано, насколько эта задача масштабная и насколько мало средств для ее решения. По большому счету в нынешнем состоянии Военно-морской флот и Воздушно-космические силы России эту задачу решить не могут. Между тем, это имеет стратегические последствия. В случае сколько-нибудь большой войны вероятный противник, имея возможность перебрасывать и снабжать войска на Евразийском континенте и снабжать свою военную промышленность сырьем с помощью огромного торгового флота, сможет вести длительную войну на истощение. Если вероятный противник не испугается первого нажима, то у России будут серьезные проблемы.


Но решить эту задачу непросто. Основные судоходные маршруты расположены вдалеке от российского побережья и труднодостижимы как для подводных лодок, так и для авиации. Подводный флот ограничен сроками автономности плавания, стратегическим бомбардировщикам требуется дозаправка для действий в дальних океанских акваториях, надводных кораблей пока что мало и для их строительства потребуется немало времени, поскольку для этого требуется сооружение новой крупной верфи с целым комплексом вспомогательных производств. В общем, необходимо промежуточное решение. Но какое?


 
Лучше всего МБР
 

Разбор возможных вариантов подводит к мысли, что наилучшим промежуточным решением могут быть межконтинентальные баллистические ракеты. В этой сфере Россия традиционно весьма сильна. Ракеты  имеют дальность 10-11 тысяч километров, что позволяет даже из внутренних, континентальных районов России поражать большую часть акватории Мирового океана. К примеру, с позиций в районе Ужура в Красноярском крае МБР свободно может поразить цели во всей Северной Атлантике, в северной части Тихого океана, во всем Индийском океане, достигая Мадагаскара и Австралии. Вне зоны поражения с этой позиции остается только Южная Атлантика, южная часть Тихого океана и моря, омывающие Антарктиду. Но в этих районах судоходство развито намного слабее из-за "ревущих сороковых" - около 40 градуса южной широты дуют сильные ветра, вызывающие шторма и те районы опасаются заходить даже крупные суда. Вне зоны досягаемости остается только один перекресток морского судоходства - Панамский канал. Но и он досягаем, если баллистические ракеты будут базироваться в Европейской части России, например, в Поволжье или в Подмосковье.


Итак, МБР может достать любое судно в море во всех основных районах судоходства. Но этого недостаточно. Для МБР судно, даже весьма крупное, представляет собой точечную и высокоманевренную цель. Подлетное время ракеты составляет около 30 минут, и за это время судно на 18 узлах уйдет от засеченной точки на 9 морских миль. К тому же, круговое вероятное отклонение даже у самых современных баллистических ракет составляет порядка 150-200 метров. Отсюда вывод, что вероятность поражения МБР судна с помощью неядерной боеголовки весьма невелика, даже если судно будет стоять на месте. Да и с ядерной боеголовкой поразить движущееся судно очень трудно. По этой причине МБР никогда не рассматривались в качестве противокорабельного оружия, несмотря на заманчивые перспективы ударить издалека. Для поражения кораблей разрабатывались специальные ракеты с системами наведения. Но у ПКР есть свои ограничения, в частности, небольшая дальность, достигающая у лучших образцов 600-700 км. Этого слишком мало для действий в открытом океане. Даже монструозная П-750 "Метеорит" с дальностью до 5500 км, не решала проблему, да и она не была принята на вооружение.


 
Гибрид баллистической и крылатой ракеты
 

Казалось бы, тупик. МБР не годятся для поражения кораблей и судов вероятного противника, а для применения противокорабельных ракет нужно их сначала доставить поближе к цели, для чего нужны надводные корабли, подводные лодки или самолеты. Однако выход из замкнутого круга есть. Почему бы не создать гибрид и не установить на МБР в качестве боевой части эту самую противокорабельную ракету?


Подобная гибридизация явочным порядком проникает в ракетостроение и уже появились образцы, в которой боевая часть представляет собой самостоятельный снаряд. К примеру, в линейке "Калибров" есть две модификации 91РЭ1 и 91РТЭ2 для борьбы с подводными лодками. Крылатая ракета доставляет боевую часть на расстояние 50 и 40 км соответственно, а сама головная часть представляет собой торпеду. Она отделяется от ракеты, приводняется, погружается, ищет цель и поражает ее. Боевая часть - торпеда АПР-3М вышла из комплекса, изначально созданного для авиации.


Если возможно было создать гибрид крылатой ракеты и торпеды, то почему нельзя создать гибрид МБР и ПКР? Забрасываемый вес многих МБР вполне позволяет им нести крылатую ракету в качестве головной части. К примеру, УР-100Н забрасывала вес 4350 кг. Р-36М - 8800 кг, Р-23 УТТХ - 4050 кг. РТ-2ПМ2 "Тополь" - 1200 кг. Вес разных модификаций "Калибров" колеблется от 1200 до 2300 кг. Возможности баллистических ракет допускают заброску одной или даже двух крылатых ракет.


Применение подобных ракет может выглядеть примерно следующим образом. Во-первых, со спутников ведется разведка и определение координат судна или скопления судов. Во-вторых, МБР доставляет в специальной головной части крылатые ракеты в эту точку, за подлетное время положение судов и кораблей может измениться, но это будет перекрыто радиусом действия крылатых ракет. В-третьих, на высоте примерно 10-11 км крылатые ракеты выпускаются из головной части, ищут и захватывают цель, и поражают ее. Точности и способности крылатых ракет к маневрированию уже будет достаточно, чтобы с высокой вероятностью поразить цели.


Разумеется, для построения такой гибридной ракеты потребуется создать новую головную часть, однако, думается, что это для российского ракетостроения есть вполне решаемая задача.


 
Немного об экономической эффективности
 

Как видим, вполне возможно вести борьбу на морских коммуникациях в дальних акваториях даже не имея многочисленного надводного и подводного флота. Причем вести это конвенциональным оружием, не прибегая к ядерным зарядам. Впрочем, в условиях сколько-нибудь масштабной войны этот вопрос уже не будет иметь особого значения, поскольку ядерное оружие все равно пойдет в ход.


Однако, для борьбы с судоходством потребуется очень много ракет, без особого преувеличения десятки тысяч, в свете того, что вероятный противник может мобилизовать на войну порядка 20-30 тысяч торговых судов. Для них это абсолютная необходимость, поскольку опыт целого ряда войн показал, что 95% грузов доставляется именно морским транспортом.


Даже если не ставить перед собой задачи нарушить вообще все судоходство противника (что весьма желательно), а выбивать только суда, переоборудованные в транспорты и вспомогательные суда, то и тут будет иметься до тысячи целей. В разгар Холодной войны НАТО предполагало мобилизовать суда вместимостью более 2 тысяч регистровых тонн, скоростью более 20 узлов и возрастом до 20 лет, и в этом случае список судов превышал более чем 10 тысяч единиц. К примеру, Великобритания во время войны за Фолклендские острова мобилизовала около 60 судов, включая 4 пассажирских лайнера, три парома, 5 ролкеров, 5 контейнеровозов, 8 универсальных судов, 26 танкеров, одно кабельное судно. США в 1990 году рассматривали программу расширения флота, предназначенного для военных перевозок, с 200 до 650 единиц, включая 200 танкеров.


Сейчас запросы несколько меньше, и в составе флота Командования морских перевозок числится 18 транспортов, в том числе 9 танкеров, которые, к примеру, перевезли 77% грузов для операции в Ираке в 2003 году. Однако, в случае большой войны флот транспортов и танкеров, используемых для военных нужд, будет расти как на дрожжах и может достичь несколько сотен единиц.


МБР - штука дорогая. Стоимость комплекса МБР и ПКР можно оценить ориентировочно в 10-15 млн. долларов. Стоимость боекомплекта на 1000 ракет может достигать 15 млрд. долларов, что весьма ощутимая сумма. Однако, стоимость крупного судна: балкера, танкера или парома колеблется от 50-60 до 150 млн. долларов. Как видим, потопление или нанесение тяжелых повреждений крупному судну таким комплексом наносит противнику примерно в десять раз больший экономический ущерб, чем стоимость самого ракетного комплекса. Вполне допустимо с хозяйственной точки зрения атаковать крупное судно двумя комплексами, чтобы с гарантией пустить его ко дну.


Это, впрочем, не единственный путь. Можно пойти и по пути упрощения и удешевления ракетного комплекса. Военные транспорты, а тем более мобилизованные торговые суда, не будут иметь систем ПРО, и, скорее всего, не будут иметь прикрытия корветами УРО. Так что системы прорыва ПРО вряд ли будут нужны в развитом виде, их можно сократить до известного минимума. К тому же, самой МБР вовсе не нужно иметь высокую точность, делающую ракету дорогой и сложной. Скажем, КВО ракеты УР-100Н - около 550 метров, чего, конечно, недостаточно для ядерной войны - будет более чем достаточно для доставки крылатых ракет в точку пуска. Стоимость этой ракеты в пересчете на современные деньги, составляла около 1,5 млн. долларов. Так что, думается, вполне вероятно довести стоимость ракетного комплекса до 5-8 млн. долларов или даже меньше.


И еще один момент. Стоимость серийных изделий меньше, чем изделий штучной сборки. Чем больше серия, тем лучше оттачивается технология производства и сборки, тем меньше затрат. Если задаться целью "делать ракеты как сосиски" по завету незабвенного Никиты Сергеевича, и планировать серии в несколько тысяч единиц, то можно изначально проектировать поточное, высоко автоматизированное производство. Высокая степень автоматизации еще больше снизит затраты на изделие и доведет ее до уровня, приемлемого для нынешних российских бюджетов. Если все сложить вместе: упрощение конструкции, отработка технологии производства и поточное автоматизированное производство, то, думается, можно уложиться в 2-3 млн. долларов за штуку.


 
Лучше - это побольше
 

На мой вкус, лучше - это побольше. Чтобы читатели не думали, что автор несколько переборщил в милитаристском угаре, выскажу некоторые немаловажные последствия, вытекающие из обладания огромным арсеналом, в несколько тысяч единиц, готовых к пуску ракетных комплексов, несущих в головной части крылатые ракеты. Во-первых, любая из этих ракет может быть оснащена ядерной боеголовкой, в том числе и в момент, когда "приспичило". Это позволит, не выходя за принятые рамки приличий, обеспечить впечатляющий массированный ядерный удар. Ракеты в штатной комплектации конвенциональные, ядерные заряды хранятся на складах и на боевом дежурстве не находятся. Но в случае, если договоренности отброшены, ракеты могут быть быстро оснащены ядерными боеголовками.


Во-вторых, для арсенала в несколько тысяч единиц потребуется соответствующее количество пусковых установок. Даже если делать их многозарядными, все равно это несколько сотен позиций, подавить которые очень трудно. С учетом вероятности оснащения их ядерными зарядами, любой контрсиловой план, который может разработать вероятный противник, будет иметь немало сходства с лотереей. Как мы знаем по опыту, это обстоятельство возбуждает у вероятного противника сильное стремление к миру и разоружению.


В-третьих, если такие ракетные комплексы могут настигнуть в море точечную и маневренную цель, то тем более они годятся для применения по наземным целям. Это позволяет вести войну маневром огнем в глобальном масштабе. Массированным ракетным залпом можно поразить основные военные объекты на ТВД, порты, скопления войск и техники, потопить транспорты, чем можно сорвать наступление вероятного противника на ранней стадии, не вступая с ним в ближний бой.


В-четвертых, появляется интересная возможность нанесения высокоточных ударов по глубокому тылу противника для уничтожения его военной и военно-промышленной инфраструктуры. Массированный залп пересилит любую мыслимую систему ПРО, причем даже без использования ядерного оружия.

В-пятых, поскольку крупная война неизбежно будет связана с уничтожением спутников, то часть этого ракетного арсенала можно использовать для вывода на орбиту новых спутников. Эту возможность стоит конструктивно предусмотреть и создать запас спутников на этот случай.


В-шестых, всегда можно осудить пыл всяких злоумышленников, будь то пираты или террористы, где бы они не обосновались. Как показал сирийский опыт, возможность получить к достархану крылатую ракету сильно понижает радикальность любых бородатых головорезов.


По большому счету, огромный ракетный арсенал - это возможность выиграть большую войну без масштабного военного столкновения на земле. Это обстоятельство будет, конечно, учитываться вероятным противником и побудит его осторожнее выбирать выражения. если же войны не случится, то эти ракеты, как уже опробовано опытом, можно расходовать для нужд мирного освоения космоса. Запас ракет-носителей и мощности по их производству позволят приступить к весьма масштабным космическим программам.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter