Последний хозяйственник

Дни Юрия Лужкова как «политической фигуры» сочтены. Вернее даже так: Лужкова как политической фигуры более не существует. Формально он может продержаться в кресле столичного мэра еще некоторое время, гипотетически довольно продолжительное (даже после 2011 года), что, однако, не это снимает с него печати «хромой утки». У Лужкова как политика нет перспективы. Отчасти в силу возраста, отчасти потому что он «выгорел». Единственная его перспектива – почетная пенсия. Как у Примакова, с которым он в 1998-99 годах едва «по-настоящему» не взял власть. Сегодня некогда грозный Евгений Максимович работает зиц-председателем в Торгово-промышленной палате.

Лужкова в последнее время много пинают. И пинают справедливо. Тут есть все. Когда Москва горела, мэр отдыхал в Grand Tirolia Golf & Ski Resort в Альпах. Более того, вернувшись на короткое время из отпуска в столицу, встретившись с премьером и осведомившись о судьбе свой пасеки, Лужков снова уехал отдыхать. Возможно, у мэра действительно была некая «серьезная спортивная травма», о чем трубила его пресс-служба. А может быть, Лужков, прекрасно понимая, что «перспективы нет», решил больше не играть в улыбчивого и доброго мужичка с медом и пирогами, который если где и отдыхает, то в Подмосковье, а все больше ездит по стройкам. Нет смысла больше напрягаться и притворяться. Лучше, как и все нормальные люди, улететь в Альпы, Ниццу или Сен-Тропе.

Лужкову ставят в укор супружество с Батуриной. Их семья самая богатая в чиновничьей среде. Но если в чем-то здесь и можно обвинить московского мэра, так это в неосмотрительности, неаккуратности и наивности. Действительно: иметь жену-миллиардера может только глубоко, по-детски, наивный бюрократ. Это же такая «подстава»! Серьезные люди «в этой стране» (в том числе при должностях и погонах) еще и не такими миллиардами «рулят», но делают это значительно более изящно. Знающие игроки предпочтение отдают не механическому обладанию избыточно большими деньгами, а роли «разводящего», «рулящего», арбитра при той или иной административно-коммерческой группе. Сходство властьимущих в этом вопросе с криминальным миром – стопроцентное.

Еще одна претензия к Лужкову – разрушение культурного наследия и облика Москвы (Кадаши, Замоскворечье и прочее). И вот с этого момента прослеживается интересная тенденция. За облик Москвы Лужкова ругают не только разного рода оппозиционеры и краеведы, но и, например, центральные телеканалы. Более того, ТВ, сохраняя известную умеренность, позволяет себе критиковать лужковское правительство за пробки, коррупцию и кумовство.

А секрет прост. Нынешняя элита состоит из двух частей. С одной стороны это чиновники «модели Кудрин» и эффективные менеджеры, то есть представители «школы Гайдара». Сюда же следует определить и чекистов. Потому что это не чекисты вообще, а чекисты «школы Собчака». Сечин – тот же Кудрин, он любит биржу, котировки акций и IPO, а не социализм и прогрессивную школу налогообложения. В этом отношении мы можем успокоить либерально-рыночную оппозицию: если угроза реставрации столь ненавистного им «совка» и существует, то исходит она не отсюда, а от находящегося по соседству на баррикадах Сергея Удальцова.

С другой стороны, часть власти (до последнего времени) составляли так называемые «крепкие хозяйственники», доморощенные управленцы с партийно-советским багажом. Это собственно Лужков, а также Шаймиев, Рахимов, Тулеев, раннее Строев, частично Яковлев. Политически альянс этих двух частей был оформлен через слияние «Единства» и ОВР. Альянс держался десять лет. И вот теперь молодые волки расправляются со своими одряхлевшими союзниками. Шаймиев и Рахимов повержены, наступает очередь московского градоначальника.

«Хозяйственники» в управленческой структуре государства РФ выполняли функцию костыля из союзного прошлого. У них очень специфический менталитет. Они, конечно, и злоупотребляли, и осваивали бюджет, и вообще занимались всем тем, чем положено заниматься находящемуся у власти человеку. Но при этом они были уверенны – надо делится. Эта мысль занозой из прошлого сидела у них в мозгу. Отсюда их многочисленные соцпакеты и соцпрограммы. И хотя по форме эти пакеты и программы часто выглядели как азиатское барство («возьми убоже, что нам негоже»), по сути, они были гораздо большим приближением к цивилизации (к европейской социал-демократии в частности) и большим прогрессом, чем идейная вера молодых в кристально чистый капитализм образца конца XIX века. Молодые комплексов не имеют. Они твердо уверены: к успеху может привести только жесткая конкуренция и формула «каждый сам за себя».

Кто придет на место Лужкова? Правильно. Это будет вариант на тему Хлопонина или Зеленина. Не станем рассуждать о новом переделе собственности, который неизбежно вытекает из такого назначения. Это скучно, ибо очевидно. Но есть еще ряд важных моментов. Сначала небольшая частность. Значительная часть финансовых средств, которые сегодня Лужков своим весом удерживает на уровне города, после его ухода отправится прямиком в распоряжение федерального центра. И дело не в слабости будущего мэра, а в том, что изначально это будет креатура Кремля, чьей задачей станет не удержание активов при столице, а напротив – выкачивание денег из «зажравшейся Москвы». Такой перерасчет баланса естественным образом больнее всего ударит по малоимущим москвичам и по мифическому «среднему классу». А вы думали, экономить будут на строительных магнатах?

Далее. Новый мэр сократит все подачки (пенсионерам, бюджетниками, учителям), которые делал Лужков и на которых держалась лужковская харизма. Сделает он это не потому, что он «плохой человек», а потому что он действительно думает, что так лучше. Что такое, например, губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин? Это отмена натуральных льгот и рост коммунальных платежей до себестоимости. А вот, например, цитата из Александра Хлопонина: «До моего прихода практически весь бюджет Красноярского края тратился на социальную сферу, на то, что не создает прибавочного продукта и в итоге не становится источником пополнения бюджета. Это неправильно». Все по заветам учителя Гайдара. Сократить социальные издержки, отпустить цены (в данном случае, например, на услуги ЖКХ), стимулировать таким образом экономику – и тогда будет счастье. Москва выйдет из лужковского застоя. Выйдет приблизительно так же как СССР при Горбачеве, а позже Россия при Ельцине вышли из брежневского застоя.

К Лужкову можно относится по-разному. Можно его любить как московские пенсионеры.

Можно, и считаем, что нужно, относится к нему предельно критично. Но справедливости ради нужно отметить следующие. 90-е годы дали нам двух больших мэров. Хозяйственника Лужкова и интеллектуала Собчака. Жена Лужкова стала долларовым миллиардером, а сам он худо-бедно сохранил строительный комплекс, соорудил третье кольцо и воздвиг, в порядке шефской помощи, московский квартал в Севастополе. Собчак же набрал долгов, угробил коммунальное хозяйство и довел питерские дороги до неприличного даже для России состояния, попутно превратив культурную столицу в криминальную. В общем и целом, Анатолий Александрович «просрал все полимеры» и оказался под уголовным делом, инспирированным его же бывшим протеже. Показательно, кстати, что ядро нынешней властной тусовки вышло именно из Петербурга периода его глубочайшего провала.

А теперь контрольный вопрос. Кто в современной России является лучшим главой субъекта федерации? Соответствующие социологические опросы проводились регулярно. И всегда (и в 2008 году, и в 2005, и раньше) кепка первенства оставалась за Лужковым. Внутри региона ни один губернатор не пользуется большей поддержкой у населения, чем Лужков (кроме, может быть, Кадырова, но в Чечне ситуация крайне экзотичная, отсутствие хотя бы показной лояльности чревато наличием пули в голове). Ну да ладно – это всего лишь глас народ и мнение общественности. Народ у нас падок на популизм. А общество вообще «гигантский дурак», как выразился главный кремлевский политтехнолог Глеб Павловский. Зададим вопрос себе: есть ли в стране (объективно, по делам и авторитету, а не по идеологическим/вкусовым предпочтениям или «потенциалу») региональный лидер сильнее Лужкова? И придется, скрепя сердце, признать – такового в современной России нет.

Все вышеперечисленное, разумеется, не есть довод в пользу Лужкова в рамках текущей системы. Это довод против системы как таковой, при которой Лужков плюс Батурина, как это ни ужасно, наилучший из возможных вариантов.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter