АПН Проверь свои убежденияЕдинственный в России онлайн-магазин футболок без принтаНационально-Демократическая Партия
Главная События Публикации Мнения Авторы Темы Библиотека ИНС
Четверг, 30 июня 2016 » Расширенный поиск
ПУБЛИКАЦИИ » Версия для печати
Кавказ в ожидании коллективного Моисея. Великая Черкессия под взглядом соседей по коммуналке
2013-02-15 Авраам Шмулевич

Кавказ в ожидании коллективного Моисея. Великая Черкессия под взглядом соседей по коммуналке
Интервью

В статье «Великая Черкессия: провокация и мечта» по поводу якобы существующего проекта «Великая Черкессия» высказались сами черкесы. А что думают о «Великой Черкессии» непосредственные соседи черкесов по «коммунальным республикам»? Мой собеседник сегодня Рашид Хатуев, карачевский историк, кандидат исторических наук, экс-министр Карачаево-Черкесской Республики по делам национальностей, печати и информации. бывш. Начальник аналитического управления Президента КЧР.

 

Авраам Шмулевич - Каковы политические перспективы Российского Кавказа?

Рашид Хатуев – Здесь необходимо отметить несколько моментов. Мне кажется заблуждением, что нет внятной «кавказской политики» Кремля, с которой связано будущее российского Кавказа. Политика есть и она, на наш взгляд, заключается в продуманной фактической диверсификации статуса северокавказских республик при формальном пребывании их в «едином правовом поле» РФ.

Восточная часть этих республик (Чечня, отчасти Дагестан) де-факто выступают как протектораты или конфедеративные субъекты, современный аналог Бухарского эмирата. Во внутренние их дела Центр не влезает, довольствуясь заклинаниями о верности «белому царю», добросовестными «откатами» и юридическим пребыванием в составе России. Перспективы при таком положении – сохранение статус-кво.

Центральная часть сев.-кавказских республик (Ингушетия, Сев. Осетия, отчасти КБР) – это «дуга нестабильности» с перспективами массовидных событий. Перспективы здесь – долгосрочное поле деятельности федеральных «силовиков», более сильной, нежели в Чечне и Дагестане, где местные кланы контролируют ситуацию, опираясь на собственные силовые ресурсы.

Западная часть (КЧР, Адыгея), где не было ни терактов, а также (в КЧР после 2000 года) массовых коллизий на этнополитической основе – наиболее контролируемая Центром зона. Именно здесь наибольшая часть субъектов бизнеса, происходящих из других регионов РФ. Наименее проблемная часть российского Кавказа.

Практически все республики СК (в лице правящих элит) будут стремится оставаться в составе РФ, так как бесперебойное финансирование Центром избавляет эти элиты головной боли о том, как кормить «подданных», содержать социалку и т.п.

Лишь внешняя сила способна переориентировать элиты СК с России на другие страны, но и такой силы не предвидится в среднесрочной перспективе. Всё дело в том, что ни одна нормальная страна никогда не полезет к северу от Главного Кавказского хребта, не будет разгребать за нас Авгиевы конюшни, переполненные навозом бесконечных конфликтов. К тому же, на Северном Кавказе (у республик) нет серьезных сырьевых ресурсов, из-за которых, скажем, цивилизованный Запад мог бы рискнуть вложить сюда хотя бы цент.

Конечно, могут найтись ненормальные силы из нормальных стран, но, как показала 20-летняя практика, российские «силовики» могут ликвидировать мало-мальски крупные попытки создания здесь плацдармов тех же радикалов из арабского Востока.

И еще. Кажется, Латынина написала, что на Северном Кавказе коренные народы не любят друг друга сильнее, нежели русских. Во многом это правда. И это еще один фактор в пользу российских перспектив на Северном Кавказе.

Авраам Шмулевич - Считаете ли Вы карачаевцев и балкарцев единым народом?

Рашид Хатуев – Да.

Авраам Шмулевич - Каковы взаимоотношения между карачаево-балкарцами и черкесами в «коммунальных республиках»?

Рашид Хатуев – На уровне обывательском и в бизнесе в целом нормальные, хотя конкуренция бесспорна. Постоянно «мутит воду» интеллигенция в особенности – гуманитарии, прежде всего – вчерашние «пролетарские интернацоналисты», выгодно перекрасившиеся в национал-патриотов.

Авраам Шмулевич - Что Вы скажете по поводу «проекта Великая Черкессия»? Черкесы – один народ, или кабардинцы, шапсуги, черкесы КЧР, адыгейцы – разные, пусть и близкие, народы?

Рашид Хатуев – Да, они - один народ. Проект «Великая Черкесия» - выдумка тех же гуманитариев, которой успешно пользуются политиканы. Но есть проект – просто «Черкесия». И он реален, поскольку справедлив в стремлении преодолеть расчлененность этнического сообщества.

Авраам Шмулевич - Одним из тех, кто наиболее давно громко «кричит» о существовании «проекта Великая Черкессия» является балкарский этно-историк и общественный деятель Мухаммед Будай. Как вы относитесь к его работам?

Рашид Хатуев – Мухаммад Будай – во многом талантливый, оригинально мыслящий человек. У него есть дельные соображения в сфере исламоведения, коранистики, всемирной истории. Кстати, у него родной зять – сирийский черкес и я лично не слышал о каких-либо их семейных коллизиях на этнической основе.

Я не разделяю некоторые его взгляды политического характера. Например, он верит в реальность проекта по «Великой Черкесии», а я – нет. Он считает этот проект детищем англичан, которые якобы используют адыгских лидеров «вслепую» - в своих геополитических интересов. А я не верю, что британские или иные «атлантические» геополитики нашли какую-то выгоду на Северном Кавказе. О причине моего неверия уже говорил: здесь – Авгиевы конюшни.

Авраам Шмулевич - Ваше отношение к выдвинутой в свое время Калмыковым идее об объединении черкесских субъектов Федерации в единую республику?

Рашид Хатуев – К идее Юрия Хамзатовича отношусь положительно. Адыги имеют бесспорное право на свое единое национально-территориальное образование.

Авраам Шмулевич - Имеет ли смысл сохранить КЧР и КБР в том виде, в каком они существуют сегодня?

Рашид Хатуев – Некоторое время – да. Пока у каждого из местных народов не появится «коллективный Моисей», который, пережив поколение робких, не поведет свой народ к своей «обетованной земле».

Авраам Шмулевич - Выдвигают ли карачаево-балкарцы свой проект объединения? Если да – то каковы его перспективы?

Рашид Хатуев – В карачаево-балкарском нацдвижении идея такого единения не угасает. У нее перспектива есть. Ведь более многочисленные народы КЧР смогли найти общий язык и дать двум малочисленным народам дома – Абазинский и Ногайский районы. Почему они не смогут договориться о собственных домах? А дома нужны. Не от дури же разошлись по собственным жилищам по-настоящему братские народы: чехи и словаки, чеченцы и ингуши!

Сейчас, когда на дворе - второе десятилетие 21-го века, кавказские народы, видимо, дозрели до осознания ущербности пещерного национализма. Страшилки типа "Великой Черкесии" или "Великого Турана" были и остаются инструментом идеологических войн и решения текущих политических задач (в основном - борьба за власть). Другой вопрос - как обустроить жизнь нам, живущим бок о бок здесь, на Кавказе. Имеет перспективу цель преодоления проблемы разделенных адм. границами народов. Адыги живут в 4-х субъектах РФ, а карачаево-балкарцы - в 2-х, поэтому вполне естественно и справедливо, если каждый из этих народов будет добиваться административно- территориального единства. Почему бы в будущем вместо 3-х субъектов РФ (Адыгея, КБР, КЧР) не создать 2 (Черкесию и Карачаево-Балкарию)? Автономная государственность - вместо нынешних "коммуналок" с постоянными дрязгами и обидами  - позволит самим решать внутренние проблемы. Национальный вопрос вовсе не следствие пустого холодильника: в процветающей Великобритании Шотландия восстановила свою автономию через 300 лет, Уэльс - через 700. А потому стремление к полноценной (не "коммунальной") автономии на Кавказе - более чем естественный процесс. Поэтому вряд ли можно разделить уверенность г-на А.Бешто, мнение которого Вы приводите в статье «Великая Черкессия: провокация и мечта», что в предполагаемой им многонациональной Черкесии "в исторических границах" (опять-таки "коммуналке") когда-нибудь захотят жить - заведомо на положении нацменшинства – те же карачаевцы, составляющие относительное большинство (40%) в нынешней КЧР и ныне вполне довольны своим статусом самого крупного этноса этой республики. Уверяю, "не доживет до понедельника" всякий из карачаевских лидеров, кто заикнётся о том, чтобы превратить свой народ из нацбольшинства в нацменшинство.

Авраам Шмулевич - И каковы возможные границы будущей Единой Карачаево-Балкарии?

Рашид Хатуев – Территория Карачая и Балкарии соприкасаются. Территория Кабарды выходит к Пятигорску, оттуда - шаг до северо-западной окраины КЧР (историческая территория Черкесской АО до 1957 г.), здесь Кабарда может получить в обмен со Ставропольем узкую связующую полосу (как у нас сделали при образовании Абазинского района). Таким же обменом с Краснодар.краем Адыгея может выйти узкой полосой  к зап.границе КЧР. При желании все можно. Но даже, если будет анклав, то ничего страшного - главное общее гос. образование. Надеюсь, что найдут оптимальное решение. Вначале, видимо, необходимо будет восстановить те границы, на которые указывал федеральный закон «О реабилитации репрессированных народов», т.е. что были на момент сталинской депортации. У нас – это границы 1943 года с восстановлением Карачаевской и Черкесской автономий, в КБР – границы 1944 года с восстановлением балкарских районов, означающем и воссоздание Кабарды. На втором этапе, посредством несущественных территориальных обменов Кабарды, Черкесии, Адыгеи с соседними краями, можно обрести пусть узкие, но реальные «коридоры» между этими тремя автономиями.

Что же касается Карачая и Балкарии, то здесь проблем меньше, так как они и сейчас непосредственно соприкасаются.

Главное, не взывать к «историческим границам» средневековой давности. Это тупик. А политика – искусство возможного и все зависит от умения находить компромиссы.

Авраам Шмулевич - Реален ли этот проект? Какие препятствия Вы видите на его пути его осуществления, и какие выгоды он принесет в случае реализации?

Рашид Хатуев – Реален, но, видимо, в среднесрочной перспективе. Карачаево-балкарская интеллектуальная элита сейчас во многом «совковая», а потому её трудно назвать «национально мыслящей». Придет новое поколение, «без комплексов», способное воспринимать мир непосредственно, без догм – оно и поднимет вопрос.

Основное препятствие – именно ментальность нашего поколения, в котором неоправданно много тех, чья жизнь сведена к дистанции между холодильником и унитазом.

Выгода элементарная: справедливо, когда каждый обретает свой угол. Если у карачаевцев и черкесов будет своя автономная государственность (а она ведь была!), то во внутренних проблемах они не будут искать подозревать друг друга, а выявят собственных виновников. Начнут самоочищаться. Ведь истина, что последнее прибежище подлеца – патриотизм. Поэтому подлецам так легко и удаётся сталкивать народы.

Авраам Шмулевич - Расскажите о себе. Представьтесь нашему читателю.

Рашид Хатуев – Мне 46 лет. По специальности я историк-кавказовед, этнограф. Основные направления: традиционная политическая антропология (по прежней терминологии: «потестарно-политическая этнография»), кавказское исламоведение. По национальности – карачаевец. По вероисповеданию – мусульманин. Третье десятилетие работаю в научных и научно-образовательных учреждениях. Места нынешней работы: Институт гуманитарных исследований при Правительстве КЧР и Карачаевский НИИ им.А.И.Батчаева. Не оставлял работы в них, когда работал на государственных постах: с 1998 г - в качестве Заместителя Министра, в 1999-2000 гг. – Министра КЧР по делам национальностей, печати и информации, в 2005 г.- Начальника аналитического управления Президента КЧР. Участник международных, всероссийских и региональных научных форумов. Автор и соавтор более 10-ти книг, десятков других научных публикаций.

ГЛАВНЫЕ ТЕМЫ » Все темы
СВОБОДА СЛОВА
ПУБЛИКАЦИИ » Все публикации
29.6.2016 Павел Данилин
Съезд "Единой России": итоги. Анализ предвыборных списков традиционно наталкивается на набор стандартных сложностей. Первая и видная невооруженным взглядом — это объем. Мало кто кто из аналитиков в России досконально знает внутриполитическую обстановку во всех 85 регионах нашей страны, чтобы однозначно сказать, почему за номером таким-то в условной республике Коми был включен политик N.

28.6.2016 Сергей Сергеев
Лучший министр обороны: к 200-летию со дня рождения. В 70-е годы внешняя политика России во многом определялась рекомендациями Дмитрия Алексеевича. Он был активным лоббистом и войны с Турцией, и присоединения Средней Азии. Милютин, как и большинство русской военной элиты, страстно мечтал о геополитическом реванше России после поражения в Крымской войне.

27.6.2016 Юрий Солозобов
Трансевразийское сообщество. Вхождение таких крупных игроков как Индия и Пакистан маркирует знаковый переход для самой ШОС - от регионального к континентальному масштабу. На Западе заговорили о создании новой «евразийской ООН» или даже блока «анти-НАТО».

27.6.2016 Сергей Бирюков
Британия уходит из Евросоюза. Заявления лидеров ЕС и отдельных входящих в него государств выражают неизменную озабоченность – одновременным пониманием того, что движения назад нет и необходимо приспосабливаться к качественно новой ситуации.

24.6.2016 Павел Святенков
Плебеи победили патрициев. Британия проголосовала за выход из Европейского союза. За данное решение высказались 51,9% избирателей, против 48,1%. Таким образом, потерпел поражение хитрый план британских консерваторов и политической элиты в целом. Премьер-министр Дэвид Кэмерон уже заявил об отставке.

24.6.2016 Всеволод Непогодин
Россия и Украина. Шапкозакидательские настроения первых месяцев вооруженного противостояния с требованиями немедленной победы любой ценой за два года сменились на утомленные, уставшие голоса с просьбами поскорее прекратить это безумие.
РЕКЛАМА