Предвестник русского бунта

Форум АТЭС - 2012, Сочи - 2014, чемпионат мира по футболу - 2018, научно-инновационный центр «Сколоково» – весьма дискуссионные темы, ставшие сегодня одними из главных брэндов российской публичной дипломатии. Однако только ленивый не осознает, что наряду с буффонадой, политическим поп-шоу-бизнесом, гламурным лоском и колоссальными капитальными затратами на поддержание и развитие этого внешнеполитического сегмента, призванного формировать привлекательный образ России в мире, существует и другая сторона медали. Возможно ли всерьез создать привлекательность извне, не обеспечив волевым политическим решением порядок, стабильность и безопасность внутри? Наконец, не сделав конкретных шагов по решению одного из главных, наболевших, перезревших и вновь резко обострившихся вопросов?

Внятная государственная идеология до сих пор отсутствует. Сохраняющийся в течение 20 лет идеологический вакуум не в последнюю очередь заключается в проблемах выстраивания государственной национальной политики. Трудности, естественно, связаны с непростой структурой межэтнического (межконфессионального, межкультурного) общения на территории России, а также наличием субъектов, потенциально нестабильных по целому ряду параметров (военная, политическая, социальная, экономическая, духовно-культурная безопасность) и способных дестабилизировать обстановку в отдельном регионе и стране в целом.

Ключевой момент здесь – необходимость поступательного решения национального вопроса не в ущерб государствообразующему этносу. Эта тема, конечно, не удобна, остра и крайне чувствительна для многих социальных и политических групп. Но замалчивать и игнорировать проблему, постоянно избегая официальных комментариев в медийном пространстве, более чем опасно – это не может не провоцировать социальную напряженность и её неконтролируемую трансформацию в нежелательные для истеблишмента формы – прямой путь к катастрофе.

Достаточно отметить, что в послании Президента России Федеральному Собранию ни в этом году, ни в прошлом, ни когда-либо ещё не затрагивался национальный вопрос, представители уполномоченных федеральных органов исполнительной власти усиленно дистанцируются от комментариев, «лакируя» действительность в русле официальной государственно-партийной доктрины. При этом многие должностные лица прекрасно понимают наличие проблемы и отсутствие динамики в ее решении, но предложить и обеспечить реализацию конкретных эффективных шагов они не в состоянии (по причине беспокойства за свою репутацию, политическое будущее, а иногда из элементарного бытового страха).

Содержанием такой стратегии стало выравнивание общего этнокультурной картины в стране за счет внимательного, а в отдельных известных случаях – особого отношения к национальным республикам, прежде всего Северокавказского федерального округа. Перекос такой политики очевиден – наименее защищенными в правовом поле остается большинство – этнические русские. В случае возникновения межэтнических стычек чаще всего вне зависимости от обстоятельств вопрос целенаправленно «политически» решается не в пользу русских. На этом фоне само слово «русский» стремительно покинуло лексикон большинства государственных деятелей, опасающихся быть уличенными в неполиткорректности, а то и в национализме. При этом ельцинский псевдотермин «россиянин» не отражает этнокультурную сущность русской государственности. Важно понимать, что «русский» в расширенном толковании может обозначать не только и не столько этничность, сколько цивилизационную и гражданскую принадлежность.

2010 год добавил остроты в нарастающее социальное возмущение, ознаменовавшись рядом резонансных дел, связанных с беспорядками и убийствами русских в своей стране. Вот элементарная статистика, лишь некоторые, получившие освещение в СМИ и вызвавшие широкий общественный резонанс события:

10 июля в Москве на Чистых прудах чеченские «туристы» ножом убили 22-летнего сотрудника ВГТРК Юрия Волкова;

26 июля Массовая драка в детском лагере «Дон» в поселке Новомихайловском Туапсинского района, где отдыхали 530 школьников, 403 из которых - из Чеченской республики (включая спортсменов-борцов от 20 лет и старше).

27 ноября на Ставрополье восемь человек были ранены ходе «разборки» между казаками и чеченцами (местные жители заступались за девушку, которую пытались затащить в машину).

В ночь с 29 на 30 ноября студент-второкурсник одного из ВУЗов Ростова-на-Дону 18-летний Максим Сычёв убит группой дагестанцев за отказ писать для них курсовые работы. Нападавших было около 10 человек. Ректор уже уволился вследствие протестных выступлений русских студентов.

4 декабря группа уроженцев Кавказа на территории РУДН до смерти забили 20-летнего студента РГМУ Михаила Антончика. 

Наконец, в ночь с 5 на 6 декабря в Москве выходцами с Кавказа был убит видный представитель сообщества болельщиков «Спартака» Егор Свиридов.

Что это? Сводки из районов боевых действий? Вот уже и нам при всем нежелании приходиться соглашаться с начертанным на стене станции метро «Чистые пруды» в день памяти Юрия Волкова: «Война в твоём городе».

К тому же, повторюсь, это крайне поверхностный новостной «срез», не включающий наболевшую проблему межэтнической напряженности в военных частях, часто как будто целенаправленно комплектующихся по этническому признаку, что приводит к формированию национально однородных преступных групп военнослужащих, буквально «терроризирующих» личный состав срочников, перманентно прибегая к насильственным действиям и унижениям русских солдат. Глаза военного руководства, безусловно, этого не видят. Не упомянул здесь и о таких «экстравагантных» выходках, как езда чеченского студента МГИМО на автомобиле по Александровскому саду, отношения кавказских «туристов» к славянским женщинам, вызывающее поведения в местах их концентрированного «кучкования» – чаще всего в крупнейших торгово-развлекательных центрах Москвы и других крупных городов, групповое нарочито-показательное исполнение лезгинки со стрельбой на центральных площадях, их раскованное поведение в российской глубинке вследствие активного финансового «взаимодействия» с местной властью и т.д. О многом здесь умолчу. Это и так известно. Копаться в причинах здесь нет смысла – это предмет отдельного исследования.

Катализатором волны общественного негодования выступают известные обстоятельства – зачастую виновные не несут должного наказания за уголовные деяния. Как уже было не раз, их отпускают «по звонку» влиятельных представителей диаспор. Культивация двойной морали и двойных стандартов в угоду «политической стабильности» поступательно вели к усугублению ситуации и росту социальной напряженности. Притчей во языцех давно стало отношение наших граждан (сверху до низу) к закону. Годами искусственно складывалась парадигма, в соответствии с которой перед законом, естественно, у нас не все равны. Только вот регулярная практика политизированного правоприменения не в пользу потерпевших – по «странному» стечению обстоятельств среди них чаще всего «оказываются» представители государствообразующего этноса – не могла не служить аккумуляции и без того переполнявшего чашу весов негодования граждан страны, уставших вопрошать: «Доколе, братцы?». По понятным причинам это явилось и «подпиткой» для радикализации общественных взглядов в целом (помимо представителей правых и иных здравых и не очень политических, патриотических, а также псевдопатриотических сил).

И вот прорвало. 11 декабря 2010 г., Манежная площадь.

Уверен, что подавляющее большинство ни граждан, запуганных и смирившихся с отсутствием опций для проявления русской гражданской позиции, выходящих за рамки кухонных разговоров, ни представителей истеблишмента, уверовавших в невозможность массовых выступлений на фоне активной работы «асфальтового катка» в виде 282-й статьи, не были готовы к произошедшему.

Всплеск народного гнева вызван совершенно понятными причинами: дискриминация русских; поощрение бесконтрольной внешней миграции; наличие острых этнических противоречий в стране; отсутствие национальной политики и профильного ведомства; предоставление политических и экономических привилегий северокавказским республикам за счет нищеты русского народа – постоянное «накачивание» региона деньгами из федерального бюджета, которые – ни для кого не секрет – разворовываются, строятся шикарные особняки; неравенство перед законом по национальному признаку, а зачастую просто иммунитет от закона для некоторых национальностей; беззащитность русских перед представителями кавказских этносов; бездействие органов правопорядка в этом вопросе; дошедшее до полного абсурда стремление замолчать проблему.

В этом плане собравшиеся в центре Москвы, являются не экстремистами и хулиганами, а гражданами России, которые решают свои проблемы в условиях нежелания власти признавать их наличие. Как пишет А.Епифанцев, «если власть не решает проблемы граждан, то в какой-то момент сами граждане начинают решать их доступными им способами. Сейчас мы пожинаем плоды политики по отношению к Кавказу, которую наши власти вели на протяжении последних 20 лет. Без этой политики, без истории последних 20 лет Манежной площади бы не было».

Кстати, по иронии судьбы ещё за неделю до восстания «Спартака» то самое место, где горячие головы вооружались частями разобранной ими новогодней ёлки, было по заведенной с некоторых пор доброй традиции символично украшено иудейским ханукальным восьмисвечником (Ханука – крупный государственный праздник российского народа – по обыкновению теперь празднуется в Кремле).

Нельзя не согласиться с политическим обозревателем «Коммерсант FM» С.Кучером, который отмечает, что случившееся демонстрирует, что власть и оппозиция «занимаются совершенно не тем делом, не туда смотрят. Кремль довел общество до состояния такого неприятия действующей власти, что это неприятие выливается в самых разных формах, но, разумеется, самая простая форма – это форма национализма, форма протеста против "на себя не похожих". И поэтому, то, что произошло это не просто бунт фанатов, это бунт тех людей, которые, в принципе, недовольны, которых не устраивает позиция, политика власти по отношению к ним в самых разных сферах».

В этой связи ярко выраженный ксенофобский контекст акции на Манежной площади, как ни странно, в большей степени явил квинтэссенцию протестных настроений в современном российском обществе, где катализатором и детонатором выступил загнивший, сознательно запущенный и невскрываемый гнойный нарыв. Поэтому пещерно-неадекватный и страшный лозунг "Россия – для русских" – это протестный символ того, что ничего другого не предложили. Они хотят справедливости, равных прав для всех, они хотят будущего.

Вместе с тем в тот день звучали и другие лозунги. Люди, в частности, говорили, что пора отменить статью о разжигании национальной розни, по которой судят только русских. Кстати, 282-я статья – по сути государственный инструмент «работы» по идейно-политическим оппонентам. С её помощью в России давятся ростки независимого гражданского общества, которое власть на словах стремится построить. Если раньше 282-я статья использовалась в основном против русских националистов, которых судили "за разжигание", то после того, как её толкование было значительно расширено, по ней стали привлекать уже практически всех подряд. Теперь любую критику в адрес властей можно под неё подверстать, истолковав, как "возбуждение ненависти к социальной группе". И мы уже имеем ряд примеров того, как возбуждались уголовные дела за проявление ненависти к социальной группе. Такой, как, например, "власть" или, скажем, "милиционеры".

Таким образом, недовольство очень многим сошлось в один момент в одном месте. В данном случае, мы наблюдали не просто выступления фанатов против кавказцев, или против представителей "нетитульной" нации, а мы видели масштабные выступления оппозиционно настроенных, в первую очередь, молодых людей. Это та Россия, которая может устроить тот самый русский бунт бессмысленный и беспощадный. В этой связи рождается закономерный вопрос: «Способна ли, например, "Единая Россия" за несколько часов мобилизовать и вывести в центр столицы 5 тысяч молодых людей? – Конечно, нет!

Характерно, что на площади были отнюдь не только «радикально настроенные футбольные фанаты», «представители националистических группировок» и прочие маргиналы в русле далеких от правды официальных «медийно-штампованных» формулировок. В эпицентре событий находилось немало взрослых солидных людей, женщин, пожилых благообразных мужчин, проявлявших свою гражданскую позицию. Самое интересное, что собрание это действительно напомнило консолидацию – зарождение другого (непохожего на усиленно внедряемую сверху «картинку») гражданского общества. Многие из них вышли, чтобы под знаком русского патриотизма заявить о неприятии разросшегося за десятилетие «аппарата» назначаемых олигархов, тотальной коррупции, высоких тарифов на услуги ЖКХ, постоянно растущих цен на продукты питания, бензин, лекарства и т.д. Но, так или иначе, нельзя игнорировать то, что случившееся – знаковое событие, символ всё-таки не канувшей в лету способности русских граждан к консолидации и организации решительный ответных действий в ответ на презрение и насилие. И вполне возможно, что отныне внутриполитическую жизнь страны будут рассматривать «до и после 11 декабря»!? Событие, несомненно, войдет в историю.

С другой стороны, задаемся резонным вопросом: причем здесь национальная принадлежность, когда славяне во всю убивают славян, включая женщин и детей? Сами себя истребляем, не говоря уже о планомерном самоуничтожении алкоголем, сигаретами и прочими наркотиками! Что за феномен иллюстрируют трагические события в печально известной станице Кущёвской, а также Гусе-Хрустальном, поселке Талда под Новокузнецком и многих других населенных пунктах необъятной России? Это ли лицо современного русского/российского общества? Да в том то и дело, что перечисленные этнические факторы нагнетания социального напряжения и такие вот «кущёвские» – явления одного порядка, свидетельствующие о слабости элиты, увязанной страхом и системой взаимных обязательств, не готовой пойти на решительные конструктивные шаги.

Основной двигатель нарастающего кипения – здравое желание добиться от власти мер по ликвидации не столько следствия, сколько истоков и стержня проблемы, словно живой организм стремится отторгнуть чужеродное тело. В данном случае инородное тело – коррумпированные региональные элиты (начиная с глав регионов), до сих пор тесно срощенные с криминалитетом (привет из 90-х), а также «синергия» местных и муниципальных органов власти с этническими группировками. На этом фоне выплывает информация, подкрепленная фоторепортажем, о присутствии ныне подследственного изверга Цапка на инаугурации Д.А. Медведева в Кремле в 2008 г. в составе делегации губернатора Краснодарского края А.Ткачёва. Нонсенс!? Очевидно, вопрос о том, почему глава региона не оставил должность становится риторическим и отпадает. Иные комментарии излишни. Самое отвратительное, что таких примеров с губернаторскими «цапками» немало. И проблема не решена.

Равно как не решены и проблемы в экономике (промышленная инфраструктура создана в СССР, за 20 лет ни одного завода не построено, отечественные предприятия инвестируют не в создание или улучшение нового, о в обновление ветхого и устаревшего, инновационная модель экономики – пока что политическая риторика и т.д.), армии (военная реформа минимизирует оборонный потенциал страны, разваливает армию), образовании (реформа под флагом международной образовательной интеграции – «Болонский процесс», балльно-рейтинговая система, тесты, ЕГЭ и т.д. – стремительно «дебилизирует» среднюю и высшую школу, отупляет нацию), а также многих других сферах жизни государства и общества. Здесь национальный вопрос выступает катализатором наиболее простой реакции «на первой сигнальной системе» как тревожный колокол призыва к решению первоочередных задач во имя сохранения государства для будущих поколений.

Вместе с тем сейчас важно не допустить антирусской эскалации напряженности правоохранительными органами по принципу «бей своих, чтобы чужие боялись». А тенденции есть и первые шаги сделаны. Во-первых, изначально удивила весьма поверхностная реакция главы государства, обозначившего свою позицию в «Твиттере»: «…В стране и в Москве – все под контролем. Со всеми, кто гадил, разберемся. Со всеми. Не сомневайтесь». Ну, знаете, выступать с угрозами в адрес тысяч людей, непобоявшихся выйти на несанкционированный митинг у стен Кремля – не самое дальновидное решение. «Единая Россия» и Председатель Правительства воздерживались от комментариев. Растерянный мэр Москвы долго молчал, озвучив позицию лишь поздно вечером 15 декабря. В ступоре были почти все. Министр внутренних дел Р.Нургалиев вообще с испугу продемонстрировал верх некомпетентности, перепутав левый и правый фланг политического спектра. Единственно по-мужски заслуживающий уважения поступок совершил начальник ГУВД Москвы В.Колокольцев, достойно и адекватно державшийся в ходе общения с народом на площади. А вот «Единая Россия», долго отмалчивавшаяся, совершила серьезную имиджевую ошибку, выпустив в эфир ток-шоу Первого канала «Судите сами» на тему «Уроки Манежной площади» (эфир 15 декабря 2010 г.) своего не самого мастеровитого и компетентного полемиста А.Воробьева, слабое выступление которого не могло не вызвать скепсиса от официозного лицемерия и передергивания фактов. (Изумительно, что самым непредвзятым и аргументированным было выступление А.Хинштейна).

В ходе подставных событий вечером 15 декабря, вызванных провокационными призывами к организации ответных акций, официальные лица оказались в ещё более «интересном» положении, отказываясь от комментариев, старательно пытаясь сохранять хорошую мину при плохой игре.

Как и прогнозировалось, главным неприемлемым и крайне опасным ответным действием правоохранительных органов может стать санкционированный стремительный прессинг молодых русских ребят, в т.ч. талантливых, перспективных и не имеющих никакого отношения к экстремистской деятельности, а именно этим по традиции всё может закончиться.

16 декабря подан убедительный сигнал, предвещающий именно такое развитие событий – на совещании о дополнительных мерах по обеспечению правопорядка Президент России бурно (по сценарию), наконец-то отреагировал на события: «…Несанкционированный митинги, демонстрации, пикеты, даже посвящённые вполне безобидным мемориальным мероприятиям, событиям, могут приобретать радикальную направленность, нарушать права и свободы граждан, угрожать в массовом порядке жизни и безопасности людей, поэтому…такого рода несогласованные мероприятия должны жёстко пресекаться, а при неподчинении лиц, которые в них участвуют, властям, их участники подлежат безусловному задержанию. Погромы, драки, вандализм – всё это преступления. Подчёркиваю, это не административные нарушения, а преступления. Их участники должны сидеть в тюрьме. Их нужно сажать, а не воспитывать. Воспитание применимо к другим лицам. Ответственность за такие действия должна быть уголовной, а не административной. Это все должны осознать. И те, кто применяет закон, и те, кто его нарушает. Ответственность должна наступать независимо от того, где происходит это событие, и независимо от места жительства того или иного правонарушителя: и москвича, и приезжего из любых мест – и южных мест, и северных мест. Она должна касаться любого человека: и в спортивной одежде, и в гражданской одежде, в любой другой одежде. Кстати, к тем, кто приходит в масках, с теми, кто в масках, вообще не следует общаться. Они зачем их одели – они Новый год собираются праздновать? Маска на таком мероприятии – это признак участия в банде, и их нужно паковать по полной программе – всех, кто так вышел. Вообще должен быть порядок…МВД, Следственный комитет, прокуратура должны предпринять все необходимые меры по уголовному преследованию тех, кто совершил преступление. Я подчёркиваю – всех, о ком есть достаточные доказательства по всем преступлениям. И тех, кто совершил убийство болельщика, всех нужно установить и посадить, и разобраться с теми следователями, кто отпустил виновных. Они зачем это сделали: испугались? за деньги? В любом случае мы сами знаем, как это называется.

Разобраться нужно и с теми, кто громил и дрался в Москве и в других местах в субботу и чуть позже. Постараться установить всех поимённо, использовать записи с видеокамер, свидетельские показания, другие доказательства. Хотел, чтобы Министр, Генеральный прокурор, руководитель Следственного комитета доложили мне о том, что сделано. Обращаю внимание всех присутствующих, что разжигание национальной розни в нашей стране – это тягчайшее преступление. Где-то в других странах может проскочить – у нас не проскочит. У нас, сами знаете, какое количество наций и какое значение имеет религиозный компонент. Поэтому такие преступления должны соответствующим образом и квалифицироваться, и влечь соответствующее наказание. Если эти наказания недостаточны в рамках существующего уголовного законодательства, внесите мне предложения…». При этом реакция Председателя Правительства, озвученная также 16 декабря в ходе телеобщения со страной была куда более сдержанной и взвешенной.

Вот так, дорогие друзья, а что там с призывами к отмене 282-й статьи УК, «осуждающей» только русских? Ответ приведен выше…Однако всё это свидетельствует о том, что власть услышала «драйв» на Манежной, неприятно для себя ощутила энергию предтечи русского бунта и возможность формирования гражданского общества, только иного и другими методами, и от этого растерялась, взяв «тайм-аут» на осмысление.

На этом фоне никак нельзя отрицать начала возможных гонений на русские патриотические проявления в любых формах: бытовой, интеллектуальной, политической, культурологической и т.д., хотя «особый» контроль со стороны спецслужб и без того не ослабевал. А «паковать» надо не своих. Но если и наказывать, за противоправные действия, то в равной степени с обеих сторон – так, чтобы русские жители Москвы и других городов страны чувствовали справедливость и ощущали себя в безопасности на своей земле. Ведь многие, пришедшие на Манежную площадь 11 декабря 2010 г. скандировали не националистические лозунги, а в первую очередь политические – например, «Закон един для всех». Разве не чрезвычайный повод для власти прислушаться?

Строя гражданское общество, вряд ли в обозримой перспективе удастся то самое гражданское общество, в подавляющем большинстве (80% жителей столицы и, уверен, остальной России) поддержавшее восстание «Спартака», «намотать на гусеницы танков», как того недавно публично возжелал единоросский шизофреник О.Матвейчев.

Однако в то же время нельзя поддаваться на провокационные призывы к новым контрпродуктивным, бесперспективным действиям. Необходимо оградить сознательную русскую молодежь от пополнения рядов «пушечного мяса» в чужой игре. Вполне вероятно, что сейчас происходящее – праведный гнев русского общества, протестующего против существующей системы координат – может быть сознательно использован под ярлыком русского молодежного национализма в новой политтехнологической стратегии. А главное – нужно всесторонне порицать неоварварство, предотвращать тупую агрессию, драки с милицией, возможные противоправные действия против беззащитных гастарбайтеров и студентов неславянской внешности, дистанцируясь от какой-либо привязки к преступлениям «отморозков». Смертельная опасность – наломать дров, поддавшись коллективному психозу, цепляющему в безликой рубке близких друзей, родственников, добрых соседей – представителей иных этносов, которые не меньше, а зачастую больше, чем самый коренной русский любят Россию и русский народ.

Вместе с тем активно культивируются размышления относительно искусственной политической подоплеки народного выступления 11 декабря. Но называть провокацией многотысячную манифестацию – сознательное проявление гражданской солидарности само по себе выглядит провокационно и недалёко. А вот произошедшее 15 декабря на площади у Киевского вокзала вполне напоминает попытку политической спекуляции, использующей возросший градус народного негодования для реабилитации собственной беспомощности и/или дискредитации любых здравых проявлений русского национального самосознания. Вот вам ответ из уст Президента: «Вчера (15 декабря) милиция в Москве действовала весьма профессионально, были предотвращены стычки, которые могли возникнуть на межнациональной почве. Было сделано собственно то, что я и поручал. Я хотел бы сказать, что вчера все, кто работал, все – молодцы».

Кроме того, подобные подрывные инсинуации, раскачивающие лодку, в принципе крайне опасны для целостности страны. А допустить развала многонациональной исторической великой общности народов, именуемой Россией, мы не имеем права. Поэтому такие заигрывания потенциально чреваты неконтролируемой негативной динамикой с далеко идущими не только для России катастрофическими последствиями. Провокаторы должны полностью отдавать себе в этом отчет. Но им, наверное, всё равно.

Как бы там ни было, государство отныне не может игнорировать необходимость незамедлительного выправления кризисной ситуации в национальном вопросе. Пока еще не поздно. Только через его решение можно оформить идеологию многонационального государства. Но суть в том, что уделяя пристальное внимание этнокультурной специфике отдельных народов России, нельзя игнорировать психологические, политические, экономические, культурные, морально-нравственные, религиозные и прочие особенности, потребности и устои русского народа – «цементирующего» эту многовековую общность этнокультурного фундамента (более 80% населения страны), с пониманием относясь к его заботам о сохранении своей культурной идентичности.

Что делать?

1. Наладить государственную национальную политику.

2. Сформировать реально работающий специализированный федеральный орган исполнительной власти по делам национальностей, принять соответствующую конкретную госпрограмму.

3. Прекратить дискриминацию русских в судах, правоохранительных структурах и других органах государственной власти.

4. Перестать откровенно бояться использовать слово «русский» и словосочетание «русский национальный» в политическом и повседневном обиходе, а также при наименовании общественных и политических организаций. Как известно, у диаспор таких объединений в достатке, тогда как у русских это намеренно автоматически связывается с чем-то «коричневатым». Русская общественность должна планомерно продолжать сигнализировать власти о необходимости отмены имеющихся в этом плане законодательных барьеров.

5. Обеспечить финансовый контроль за федеральными деньгами, направляемыми на Северный Кавказ, и привести размеры этих средств к среднероссийским нормам, т.е. прекратить политику «умиротворения» Кавказа бесконечным «заливанием» ликвидностью из федерального бюджета.

6. Разработать комплекс действенных мер по «принуждению» жителей национальных республик к честному труду, административным воздействием создавать инвестиционные условия (из кармана олиграхов-земляков) для хозяйственного освоения территорий, развития малого и среднего предпринимательства, обеспечения занятости местного населения.

7. Проявить политическую волю, ограничив разносторонние аппетиты и амбиции отдельных региональных руководителей, ныне активно пользующихся безграничным кредитом доверия и преференций со стороны федеральных властей, очевидно, в соответствии с национальной ментальностью воспринимая это как элементарную слабость.

8. Провести тщательную кадровую «зачистку» региональных, в т.ч. этнических элит, избавиться от коррумпированных чиновников, запятнавших себя связями с террористами и бандитами.

9. Перестать бояться и обеспечить бескомпромиссную зачистку Москвы и других российских городов от этнических ОПГ.

10. Отрегулировать государственную миграционную политику в сторону планомерного разумного сокращения квот на ввоз иностранной низкоквалифицированной рабочей силы.

11. Взвешенно пересмотреть выношенные ранее планы реализации программы по строительству в Москве большого количества новых мечетей как потенциальных точек сосредоточения неконтролируемой «заряженной» массы людей. То же самое иметь в виду применительно к другим городам.

12. Сократить квоты на целевое поступление студентов из национальных республик юга России в московские вузы, часто приводящее к диспропорции национальных представительств, что «накаляет» криминогенную обстановку и прибавляет работы сотрудникам провоохранительных органов, которые по сути сами боятся и не справляясь с ситуацией «спускают её на тормозах» (финансовый механизм «решения вопросов» и так ясен).

13. Наладить массированную информационно-пропагандистскую и образовательную работу в школах и вузах, особенно в национальных республиках, направленную на снижение агрессии, смягчение разницы понятийных и культурных пространств, попросту – «окультуривание» молодежного контингента, вырастающего в атмосфере презрения к «слабости» русских, культивации национальной исключительности, религиозного противопоставления, культа силы, оружия, денег и бандитских понятий, помноженных на тотальную коррупцию.

14. Разработать и принять доктринальный документ – национальную идеологию, основанную на приятии факта исторической доминанты уникального объединяющего и формирующего российскую государственность начала – русского народа, его языка и культуры, что должно сигнализировать о естественной обязанности выезжающих из национальных окраин на территорию русских областей страны овладевать русским языком, адаптироваться к местным традициям и общепринятым нормам поведения.

15. Использовать административно-пропагандистский ресурс усилившей политическое влияние Русской православной церкви как идеологического инструмента, призванного сыграть роль объединяющего и умиротворяющего социальные резонансы начала. Одновременно вести активную разъяснительную миротворческую работу по линии исламских организаций России и других основных представленных в стране мировых конфессий.

16. Параллельно конструктивно «снизу» подпитывать взросший ныне массовый интерес к истокам формирования древнеславянского, древнерусского мировоззрения – ведической культуре (славяно-русскому язычеству), призванного обогатить представления народа о своей силе – истинной многотысячелетней истории, отнюдь не ограниченной хронологическими рамками, в соответствии с которыми точкой отсчета отечественной «цивилизованности» стало принятие христианства на Руси.

17. Предотвращать попытки искажения истории, субъективных и политически ангажированных ее трактовок, ревизии исторических фактов, включая отрицание роли Советского Союза и его великого народа как победителя во Второй мировой войне, героизацию нацизма и т.д.

18. Препятствовать «заказному», целенаправленному осквернению изучения русской традиции на уровне культурно-исторических клубов, этнографических кружков, фольклорных коллективов и научных исследований, искусственному облачению их в радикальные формы и незаслуженному смешиванию с экстремистскими течениями ультраправого толка.

19. Последовательно бороться с экстремизмом как с заведомо тупиковым путем, препятствующим поступательному развитию национальной идеи, укреплению русского самосознания и гражданско-политической консолидации.

20. Ломать искусственно насажденную в 90-е и 2000-е систему ценностей у молодежи – обеспечить антиалкогольную, антитабачную, антинаркотическую пропаганду. Если на общегосударственном уровне пока в широком масштабе не удается, то для начала хотя бы своими силами – через публикации и агитационную работу в Интернете и СМИ.

21. Активно привлекать русских к занятиям физкультурой и спортом, боевыми искусствами, здоровому образу жизни в целом, искореняя в массах невиданный ранее стереотип молодого русского как ограниченного, безвольного (сначала пивного, а затем и водочного) алкоголика, курильщика, наркомана, компьютерного и телевизионного маньяка, жертву массовой культуры – беззащитную и не способную на решительное противодействие агрессии.

22. На уровне личных убеждений, работы духовных и общественных организаций при поддержке государства выправлять кризисную демографическую ситуацию в стране, восстанавливать стержневые нравственные социальные ориентиры. Пропаганда семьи и традиционных ценностей. Введение запрета на аборты.

* * *

Всестороннее укрепление государственности и спасение великой многонациональной страны от катастрофы может быть достигнуто только одним путем – сильная русская власть и управляемая консолидация многочисленных этносов вокруг единого стержня – русского народа, его языка и культуры как системообразующего, стабилизирующего компонента этнокультурной карты современной России и ключевого элемента российской культурной идентичности. Другой дороги у нас нет.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter