Тревожное спокойствие Южной Осетии

Напряженность вокруг Южной Осетии не спадает вот уже более двух недель. Официальный Тбилиси не оставляет надежд вернуть республику в «лоно Грузии». Однако преградой на пути достижения этой цели являются не только осетины.

«Борьба с контрабандой»

Все началось с незаконного, без согласования со Смешанной контрольной комиссией (СКК), в обязательном порядке санкционирующей любые действия сторон, выставления грузинами полицейских и таможенных постов в зоне грузино-осетинского конфликта для «борьбы с контрабандой». Командующего смешанными силами по поддержанию мира (ССПМ) генерал-майора Святослава Набздорова возмутили эти действия. Поняв его слова как распоряжение силой убрать посты, Тбилиси направил в район села Тквиави несколько сот грузинских спецназовцев, в том числе подготовленных американцами в рамках программы «Обучи и оснасти». И хотя недоразумение давно разъяснилось, зону конфликта до сих покинули не все солдаты грузинских внутренних войск: по словам командующего, «кое-где они еще по задворкам прячутся».

Тбилиси требует немедленного отстранения командующего ССПМ от должности, обвиняя его, помимо прочего, в наличии «собственных коммерческих интересов». Надо сказать, Святослав Набздоров не понравился грузинской стороне с самого начала. Первые полтора года своей службы он нес с приставкой «и.о.», и лишь потом все же был официально утвержден в должности командующего.

- Многим не понравилось, когда в результате действий миротворцев прекратились текшие здесь неконтролируемые денежные потоки, незаконные поборы с машин, — поясняет командующий ССПМ. — Дочка, узнав, что грузины обвиняют меня в содействии контрабанде, тут же позвонила: «Папа, тогда где же наша квартира в Москве, где наш шестисотый «мерседес»?». Последние события были тщательно спланированной операцией, цель которой — спровоцировать миротворческие силы, начать вооруженное противостояние, чтобы обвинить нас в неспособности контролировать ситуацию. Но им («они» в Южной Осетии — это всегда грузины. — прим.) это не удастся! Пока здесь стоит российский миротворческий батальон, тут будет мир. Не знаю, как поведет себя следующий командующий… (в скором времени Набздоров переходит в Академию Генерального штаба –прим.). Они снова могут заявить, что командующий пообещал стереть их незаконные посты, выставленные без согласования с СКК, в порошок — и если б это было на поле боя, я бы так и сделал. Говорят, людям надо верить — но я не поверю ни одному их слову!

Мандат миротворцев, напоминает Набздоров, предусматривает недопущение нахождения в зоне конфликта любых вооруженных формирований. В случае их появления допустимы любые действия, вплоть до уничтожения незваных гостей. При этом он не сомневается: случись что, грузинский миротворческий батальон встанет на сторону нарушителей. «Но этого не будет — мы им не позволим». Генерал критикует всех: и грузинское руководство («Михаил Саакашвили просто подставил свою жену, а она осознанно шла на провокацию» — речь идет о не согласованном с осетинской стороной прилете супруги президента Грузии Сандры Рулофс в грузинское село Тамарашени 1 июня, дополнительно накалившем атмосферу), и международные организации («ОБСЕ однозначно стоит на стороне грузин, а то, что Грузия живет под американскую диктовку — это само собой разумеется»).

- Если бы вы знали, как мне надоели эти политики! — говорит на прощание Святослав Набздоров, явно давая понять, что будь его воля, уж он бы навел порядок.

Подчиненные солидарны с генералом.

- Миротворцы контрабандой не занимаются, — комментирует российский военный наблюдатель на посту в Тквиави майор Виктор Измайлов. — И наркотрафиком тоже. Согласно нашему мандату, мы боремся с этим, как и с транзитом оружия и боеприпасов. Правда, наркотик — не автомат, его без спецсредств не обнаружишь, а обученных этому собак в нашем распоряжении нет.

Что касается борьбы грузин с контрабандой, то любое упоминание об этом вызывает у российских и осетинских миротворцев лишь ироническую улыбку. Майор Измайлов приглашает посмотреть, что же отобрали представители грузинской финансовой полиции у своих сограждан, направлявшихся из Южной Осетии в Грузию. В небольшом помещении сиротливо громоздятся пара мешков муки (норма провоза ее в Грузию установлена в размере одного мешка — все остальное безжалостно конфисковывается, из-за чего стоимость муки в Гори и прилегающих районах выросла в среднем в три раза, с 400 до 1200 рублей за мешок), упаковка кетчупа «Калве», с десяток бутылок подсолнечного масла…

- Не впечатляет, правда? — говорит миротворец. — Настоящую контрабанду пропускают — естественно, за деньги. Или разворачивают обратно…

Александр Орлов, тоже майор и военный наблюдатель, с которым мы разговаривали на наблюдательном пункте российских миротворцев в районе грузинского села Авневи, подтверждает эту информацию. Похоже, тот факт, что «борьба с контрабандой» — всего лишь предлог для провокаций против ССПМ, понятен здесь любому.

- Они попросту грабят свой же народ, — говорит один из миротворцев. — Когда я стоял на Тквиави, мы подсказывали этим крестьянам, которые везут муку и огурцы, что есть и объездная дорога, мимо постов — жалко же людей, последнее у них отбирают…

На закрытом теперь огромном рынке в селе Эргнети, где еще месяц назад торговали всем на свете, от солярки и сигарет до муки и конфет, оставшиеся без заработка торговцы — главным образом грузины — на чем свет стоит костерят родное, казалось бы, правительство и конкретно президента Михаила Саакашвили. «Чем мы своих детей кормить будем, они подумали?!» — этот риторический вопрос звучит из каждого ларька, из-под каждого навеса. Фактическое закрытие границы со стороны Грузии ударило в первую очередь именно по грузинскому населению региона.

Между тем на днях рынок посетил отец председателя парламента Грузии, «хлебный король» Анзор Бурджанадзе. Домой он вернулся не с пустыми руками, а с десятком груженных зерном грузовиков. В общем, как в известной поговорке про Юпитера и быка. «Может быть, они затеяли все это обострение только для того, чтобы нажиться на торговле зерном?» — иронизируют в Южной Осетии.

«Окончательное решение осетинского вопроса»

Ясно, однако, что нынешние события имеют куда более глобальную цель — «окончательное решение осетинского вопроса» путем присоединения Цхинвальского региона, как называют республику в Тбилиси, к «матери-Грузии». При этом все еще остающиеся в Грузии осетины, которых в Панкисском ущелье и Кахетии насчитывается около пяти тысяч человек, подвергаются серьезной дискриминации.

Живые подтверждения тому прибывают в Южную Осетию едва ли не каждый день. Перед административными зданиями в центре Цхинвала неприкаянно бродили несколько мужчин средних лет. В разговоре выяснилось, что это земледельцы-осетины из кахетинского села Пони Лагодехского района. В районе закрыли осетинскую школу, а их самих изгоняют с земельных участков, лишая средств к существованию. После участия в съезде алан в Цхинвале неприятности крестьян усугубились — теперь им открыто угрожают грузины. Возвращаться в родное село стало просто опасно, продавать дома придется родственникам. Югоосетинское правительство оказывает согражданам содействие в обустройстве в республике, но его возможности ограничены.

- Раньше в Грузии проживало более ста тысяч осетин, — рассказывает министр по особым делам Южной Осетии Борис Чочиев. — Теперь почти всех изгнали. Через 10-15 лет никто в Грузии не сможет назвать себя осетином. Дошло до того, что грузины не могут отыскать подходящего диктора для начатых ими программ теле- и радиовещания на осетинском языке. Грузинский министр по урегулированию конфликтов Георгий Хаиндрава даже обращался ко мне с просьбой найти такого человека на зарплату в двести долларов: те, что имеются, говорят на осетинском, который никто не может понять.

Неудивительно, что идея возвращения в состав Грузии не пользуется в Южной Осетии популярностью — и это мягко сказано.

- Южная Осетия — независимое государство, — говорит Борис Чочиев, являющийся также руководителем юго-осетинской части СКК. — Мы говорим не о будущем совместном проживании с грузинами, а о добрососедстве. Однако со стороны Тбилиси мы видим иные действия. Пытаясь «отодвинуть» СКК на второй план, управление в зоне конфликта берет в свои руки грузинская полиция. Грузинская сторона хотела бы вывести свой миротворческий батальон из подчинения Объединенного штаба ССПМ, а в конечном счете — удалить Россию из формата СКК, заменить ее силами ОБСЕ, ООН, НАТО или иных международных организаций. При этом ОБСЕ ведет себя очень плохо. Ее сотрудники ходят в Грузии в розовых очках (миссия Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе не увидела в последних действиях Тбилиси никаких нарушений. — прим.). Единственная наша надежда — на Россию. Что, Рой Рив (постоянный представитель ОБСЕ в Грузии. — прим.) нас будет защищать? В ближайшее время мы ожидаем провокаций против миротворцев, причем боимся, что грузинский батальон сам может стать причиной боевых действий.

Столь же резко оценивают деятельность ОБСЕ и остальные руководители Южной Осетии, припоминая и то, что жена Рива находилась в кортеже Сандры Рулофс, и попытки срыва этой международной организацией майских парламентских выборов в республике. Наша попытка получить комментарий главы цхинвальского офиса ОБСЕ Ганчо Ганчева окончилась неудачей. Сославшись на «очень деликатную ситуацию», он посоветовал обращаться в тбилисский пресс-офис.

Перед лицом внешнего врага

Не обольщаясь насчет международных организаций и не желая «подставлять Россию», осетины рассчитывают только на собственные силы.

- Оружия тут очень много, — отмечает Святослав Набздоров. — Незарегистрированные «стволы» имеют две трети населения республики. И правильно делают: я бы на их месте тоже всегда держал в кармане гранату!

Впрочем, осетинские ополченцы охраняют свои кварталы без оружия. По словам Руслана, заместителя командира батальона, шесть лет отслужившего в составе ССПМ, дома автоматы тоже никто не держит.

- Я категорически против раздачи оружия «на руки», — подчеркивает он. — После грузино-осетинского конфликта, когда оно действительно было у многих, из-за него погибло больше людей, чем в ходе грузинской агрессии.

Безоружным стоит на посту и командир цхинвальской разведроты, в миру успешный предприниматель Вадим.

- Никаких денег мы за это, естественно, не получаем, — говорит он. — Наша армия действует на общественных началах.

Но многие, особенно молодежь, чувствовали бы себя с оружием значительно увереннее. Один из ключевых югоосетинских министров рассказывает, как его пятнадцатилетний сын рвется в бой, мечтая получить автомат «хотя бы на двоих с отцом». И таких ребят полно — это они радостными криками и овацией приветствовали слова президента республики Эдуарда Кокойты на митинге в селе Кваиса «разбить наконец тбилисское осиное гнездо, из которого исходит постоянная опасность» и его призыв к Тбилиси «не пугать нас своим металлоломом».

Наши попытки, в лучших традициях независимой журналистики, отыскать в Южной Осетии хоть какие-то следы внутренней оппозиции, завершились полным провалом. «Народ объединился перед лицом внешнего врага, — так оценивают ситуацию и министры, и простые граждане. — В вопросах внешней политики у нас полное единство». Повод для беспокойства властей дает лишь ситуация в девяти расположенных на территории Южной Осетии селах, где проживает около 7 тысяч грузин. На заборах расположенных по обе стороны Транскама грузинских сел Тамарашени, Кехви, Ачабети, Курта кое-где видны сделанные по-грузински надписи «Кмара!» («Хватит!» — спонсируемая Джорджем Соросом и другими иностранными фондами молодежная организация, сыгравшая огромную роль в неконституционном отстранении от власти бывшего президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе и главы Аджарии Аслана Абашидзе. — прим.) и по-осетински «Фаг у!» (что означает то же самое). Какая-то женщина на моих глазах пыталась вывести на доске лозунг «Чечня — позор…» — дальше она написать не успела, но смысл понятен.

В Тамарашени так стремилась и в итоге все же попала (на вертолете) Сандра Рулофс. В Курта произошла потасовка между сторонниками пророссийской и проамериканской ориентации («А яблоки свои ты в Америку будешь продавать?!» — кричали противникам вышедшие победителями русофилы). Сюда грузины тянут грунтовку в обход Цхинвала, едут тбилисские эмиссары с удобрениями, лекарствами, детскими ансамблями и пенсиями в 9 долларов. Юрисдикция Южной Осетии на эти села не распространяется, и даже время тут отличается от цхинвалского на час вперед — как в Грузии.

- Сразу после конфликта русские не дали нам уничтожить эти села, — говорит один из силовиков республики. — Теперь мы имеем внутри себя «пятую колонну», от которой всегда можно ждать удара. Фактически это самоуправляемые территории, не контролируемые ни Тбилиси, ни Цхинвалом, где созданы незаконные вооруженные формирования (грузинские власти не раз предпринимали решительно пресеченные нами попытки доставить туда оружие и боеприпасы) и действует небезызвестная «Кмара!». Тбилисские власти ожидают от нас радикальных шагов в отношении этих сел, над которыми развеваются государственные флаги Грузии, чтобы обвинить Цхинвал в нарушении прав грузинского населения. Но мы не поддадимся на провокации, хотя нам с большим трудом удается сдерживать желание поскорее разобраться с этим вопросом. В дальнейшем, возможно, решением проблемы станет обмен грузинского населения Южной Осетии на осетинское — Грузии.

Все попытки Тбилиси подкупить осетинское население до сих пор заканчивались тем, что непрошенным благодетелям на повышенных тонах советовали убираться восвояси.

- Четырнадцать лет вы про нас не вспоминали, а теперь явились! — горячились цхинвалка Люда Плиева и местная жительница Мзия Гордиели на стихийном митинге на околице села Эргнети, где они вместе с десятками сограждан встали на пути автобуса с тбилисскими футболистами, вознамерившимися сыграть товарищеский матч с командой одного из грузинских сел. — Пусть ваш Саакашвили сначала своим людям поможет, им пенсию заплатит, а потом уж о нас думает! В тридцати километрах отсюда, в Горийском, в Тетрицкаройском районах Грузии стоят пустые села, из них уехали люди, у которых нет средств к существованию — почему вы о них не вспоминаете? Не надо нам ваших подачек!

Без конца посылаемые Тбилиси автобусы со спортсменами, детскими ансамблями, компьютерами для цхинвалских школ, просроченными удобрениями и пенсиями, получить которые можно по предъявлению одного лишь удостоверения личности, задерживаются осетинами в Тквиави или Эргнети и разворачиваются обратно. Формальный повод — отсутствие необходимых согласований: как правило, Цхинвал ставят в известность о грядущей доставке грузинских щедрот за пару часов до прихода транспорта. «Но если бы они предупредили о своих планах как положено, за несколько дней, мы бы все равно их не пустили, — признается сотрудник югоосетинской спецслужбы. — В этом отношении позиция руководства Южной Осетии однозначна: грузинам на нашей территории делать нечего». Закрыт доступ в республику и грузинским журналистам — о свободном, как это было в Аджарии, передвижении тут съемочных групп каналов вроде «Рустави-2», откровенно лгущих и выдающих белое за черное, нечего и думать.

Не боятся осетины и особой технологии Тбилиси — «мирных маршей грузинских беженцев», при организации которых расчет делается на то, что стрелять в невооруженную толпу правоохранительные органы не станут. Он, однако, ошибочен.

- Во время конфликта грузины в одну ночь покинули Цхинвал, не предупредив о готовящемся штурме никого из тех, с кем десятилетия жили бок-о-бок, — рассказывает осетинка Мадина, несколько лет назад купившая грузинский дом за немалую по здешним меркам сумму в десять тысяч долларов. — Они рассчитывали, что через пару дней вернутся в город, очищенный от осетин, и займут наши дома. Получилось наоборот, хотя за большинство домов мы потом заплатили им приличные деньги. И эти люди называют себя беженцами?

- Президент сказал: в воздух стрелять нельзя, патронов не хватает! — пояснил тактику борьбы осетин с разного рода «мирными маршами» один из силовиков республики.

Понимая, что это не пустые слова, большинство грузинских «беженцев», поначалу распропагандированных Тбилиси, отказались от намерений участвовать в таких акциях.

- Деньги, те 10-20 долларов, которые они за это получают, не стоят того, чтобы получить пулю в лоб, — иронизирует осетинский омоновец.

Когда другого выхода нет

И все же, рассчитывая только на себя, осетины верят в поддержку России. «Небесной России», которая не может бросить своих соотечественников и сограждан (90 процентов жителей республики имеют российский паспорт), которая обязательно поможет в трудную минуту.

И в отличие от ситуации с Аджарией, это действительно происходит. Заключаются соглашения между Южной Осетией и российскими регионами — например, с Кемеровской областью о восстановлении цинковых и свинцовых рудников в селе Кваиса, республику впервые за пять лет посетил президент Северной Осетии Александр Дзасохов, недавно из России прибыла колонна из 70 машин с гуманитарной помощью (даже военные наблюдатели ОБСЕ не обнаружили в ней военной техники, о которой на весь мир заявил Тбилиси), МИД РФ выпустил уже с десяток резких сообщений о ситуации вокруг Южной Осетии… Москва дало добро на демаркацию осетино-грузинской границы и выставление там пограничных постов. Интерес к республике разом проявили «Мегафон» (сейчас тут действуют только грузинские компании мобильной связи), «Лукойл» и «Роснефть» (приличных заправок в Южной Осетии нет).

Впрочем, у России и конкретно руководства Северной Осетии просто нет другого выхода. Делить в Южной Осетии нечего — промышленности тут нет. Поэтому базовая составляющая происходящего — не экономика, а политика. А политические соображения заставляют Кремль днем и ночью помнить и о десяти расставленных в Цхинвале щитах с надписью «В.В.Путин — наш президент», и о гражданстве осетин, и о моральных обязательствах перед ними, и о готовности всего российского Северного Кавказа поддержать осетинский народ — не словом, а делом. И если Москва не будет иметь по этому вопросу ясной позиции, после любой провокации ситуация просто пойдет взразнос.

В воздухе Южной Осетии разлито «тревожное спокойствие». Об этом, готовясь к войне, говорят все без исключения.

- Подготовка нашей армии — достойная, мы знаем, как встретить агрессора! — президент Эдуард Кокойты не скрывает радости результатами импровизированных мини-учений: на учебных стрельбах его танкисты уложились в пять минут вместо семи положенных нормативом.

- Думай о худшем, надейся на лучшее, — говорит майор Виктор Измайлов, поправляя автомат.

У миротворцев проблемы с зарплатой (осетинский батальон не получает ее пятый месяц) и пополнением, нелегкие жилищные условия. Но по всему видно, что безучастно наблюдать за событиями, если Тбилиси, не дай Бог, реализует силовой вариант, они не станут. Подготовленных американцами грузинских спецназовцев в расчет здесь не принимают: «ну какие грузины бойцы, кто бы их не готовил!».

Хочется верить, что именно на этом примере, не оставив в трудный момент братский православный народ, Россия докажет, что остается великой кавказской державой.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter