«Единая Россия» зачищает конкурентов «законно»

В России самый высокий в мире избирательный залог

Еще год назад «единороссы» проголосовали за драконовский закон "О выборах депутатов Госдумы", внесенный президентом РФ. По этому закону непарламентским партиям вряд ли удастся даже поучаствовать в выборах, если только их за уши не будет тянуть администрация президента или какой-нибудь олигарх не решит вдруг потратить значительную часть своего капитала на такую партию. Дело в том, что по закону "О выборах депутатов Госдумы" для участия в выборах надо внести самый высокий в мире избирательный залог — 60 млн. рублей или $2,2 млн. (подписи собирать стало невозможно: допустимая доля недействительных подписей сокращена с 25% до 5% — их избирком может найти даже в подлинных подписях, проверив их по устаревшей базе данных). Для сравнения: на президентских и парламентских выборах во Франции и Греции залог составляет $2000 и $200 соответственно. То есть в небогатой России избирательный залог в тысячу раз больше, чем во Франции и 1 0 тысяч раз больше, чем в Греции!

Более того, этот залог в $2,2 млн. по новому закону не возвращается тем партиям, которые наберут менее 4% голосов (на прошлых думских выборах не смогли набрать 4% даже такие «зубры» российской политики, как СПС, аграрии, «пенсионеры», блок спикеров Селезнева и Миронова и имевшая третью по численности фракцию в Думе Народная партия). Партии же, не набравшие 3%, должны будут еще и возмещать деньги за бесплатный теле- и радиоэфир и бесплатные публикации в СМИ — в сумме это еще $1,5 млн.

Блоки запретили, когда они стали побеждать партию власти

В прошлогоднем законе есть и десятки других «прелестей», которые делают участие в выборах для «случайных партий» (то есть не получивших на это разрешения в Кремле) почти невозможным.

Кроме препятствий для самого участия в выборах в закон внесен и ряд серьезных помех для победы на них: это не только самый высокий в Европе 7%-й барьер (выше только в Лихтенштейне!), но и полный запрет для партий объединяться в блоки! Ведь то, что объединение нескольких партий дает лучший результат, чем выступления по одиночке, доказывает хотя бы пример выборов 1999 года, когда 10 блоков в сумме получили 56% голосов, а 16 партий — 39%.

Причем, устранением блоков из числа «субъектов выборов» на федеральных выборах дело не кончилось. Один "единоросс" весной 2005 года заявил, что на региональных выборах «именно блоки отбирают голоса "Единой России"». И, действительно, на региональных выборах «Единая Россия» потерпела 5 поражений (в Алтайском крае, Амурской и Сахалинской областях, Ненецком и Корякском округах), из них в трех случаях проиграла блокам и два раза — партии (КПРФ). Проанализировав ситуацию, Кремль исключил упоминание о блоках и из президентского варианта закона "Об основных гарантиях избирательных прав граждан", нормы которого автоматически распространяются и на региональные выборы. С тех пор «Единая Россия» не проиграла ни одних выборов…

«Единая Россия» пока нигде не может набрать «плановые» 60% голосов

Казалось бы, что еще надо? «Борис Николаевич никакой результат для себя не рассматривает как чрезмерный» — говорил руководитель штаба Ельцина в 1996 году. Похоже, что и при преемнике Ельцина кремлевским руководителям после каждой победы кажется, что она могла быть более впечатляющей. Так, победа "Единой России" во всех 8 регионах 12 марта 2006 года закончилась отставкой 20 марта начальника Управления президента РФ по внутренней политике Андрея Попова — он полгода тяжело болел, не ходил на работу, и Сурков решил, что на этом посту нужен более деятельный и более проверенный кадр.

Оказывается, согласно кремлевскому плану, «Единая Россия» везде должна была набрать 60% голосов, а в реальности набрала от 27% до 44%, и только в нефтяном Ханты-Мансийском округе — 54,6%. Не удалось также исполнить решение о снятии «Родины» во всех регионах: на Алтае попытка её снять закончилась скандалом, когда 5 марта 2006 года юрист Партии зеленых Олег Егоров был сфотографирован с иском о снятии «Родины» в руках в кабинете главного федерального инспектора Александра Завьялова, где доклад юриста также слушал глава департамента региональной политики Кремля Сергей Шаповалов. В результате снятия через суд добиться не удалось и 12 марта «Родина» заняла на Алтае 2 место с 10,5% в то время, как в 2003 году она финишировала в этой республике лишь пятой с 3,7%.

После таких «неудач» Кремля и «Единой России» вместо Попова начальником Управления президента РФ по внутренней политике назначен Олег Маркович Говорун, до 2000 года работавший вице-президентом "Альфа-банка", где вместе с Владиславом Сурковым отвечал за связи с органами госвласти. При этом Говорун умудрился еще и остаться и.о. первого замначальника этого же управления внутренней политики: так будет до тех пор, пока Сурков не подберет туда своего проверенного человека. А таких людей у Суркова осталось немного: почти все бывшие соратники по работе в отделе по связям с органами власти «Альфа-банка» уже трудоустроены в Кремль…

Партиям запретили даже включать в свои списки членов других партий

В череде «ужесточений» и «закручиваний гаек» последним оказалось принятие 17 мая Госдумой в первом чтении закона № 285892-4 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ». Предусмотренная этим законом поправка в закон «О партиях» гласит: «Политическая партия не в праве выдвигать в качестве кандидатов (включать в списки кандидатов) в депутаты и на иные выборные должности в органах государственной власти и органах местного самоуправления граждан РФ, являющихся членами иных политических партий». Поправки в другие законы обязывают отбирать мандат у депутата, который, будучи избранными по списку одной партии, решили вступить в другую. Этот драконовский закон, естественно, внесли депутаты самых кремлевских фракций — «Единой России» (Михаил Емельянов, Алексей Гузанов, Александр Харитонов) и ЛДПР (Евгений Багишвили и Алексей Митрофанов). Внесли они его 4 апреля, уже на следующий день секретариат Грызлова направил его в Комитет Госдумы по конституционному законодательству, возглавляемый личным другом президента Путина Владимиром Плигиным (некогда адвокатом Собчака), который 6 апреля рекомендовал закон «к рассмотрению», после чего 11 апреля Совет Госдумы начал процедуру рассмотрения…

Закон был настолько жестким, что напугал даже многих влиятельных «единороссов». Первый вице-спикер Госдумы Олег Морозов 10 и 11 апреля заявлял, что сдача мандата в случае выхода депутата из партии — «это чрезмерно жесткая форма», а что касается запрета участия членов одной партии в списке другой, то он «категорически против самой этой идеи, поскольку ее реализация нарушит конституционное право членов небольших партий быть избранными». Морозов также отметил и странность пункта закона о том, что когда «перешел в другую партию — сдавай мандат досрочно, а остался беспартийным — продолжай исполнять свои полномочия». Морозов тогда намекал, что, мол, чрезвычайные пункты закона — дело рук жириновцев, а «единороссы» попали в список вносителей закона чуть ли не случайно: «в "Единой России" — демократия, и члены фракции могут выступать с законотворческими инициативами, не обсуждая их предварительно на общем собрании» — говорил Морозов. А председатель Народной партии, он же член думской фракции «единороссов» Геннадий Гудков вовсе заявил, что предложенный законопроект — «прямое нарушение прав граждан быть избранными и участвовать в работе органов власти, поскольку данное право напрямую увязывается с обязанностью покинуть партию, если у нее мало шансов победить на выборах. Эта норма направлена против небольших партий и закрепляет разделение парламента на «партию власти», ортодоксальную оппозицию и пиар-клоунаду». А 17 мая он также публично критиковал закон, заявляя, что он является попыткой «бюрократическим путем вырастить партии, а они у нас от этого только чахнут, и дух КПСС возрождается и с каждым днем становится все живее и живее».

Несмотря на возражения даже высокопоставленных «единороссов», как Морозов (впрочем, пришедшего из лужковско-шаймиевского ОВР, а значит не всегда посвящаемого во все кремлевские планы), комитет Плигина 12 мая вынес драконовскому закону и вполне конкретный вердикт: «рекомендовать принять законопроект». Что 17 мая и сделали практически все «единороссы», в том числе и ранее бывший его «категорическим противником» Олег Морозов…

«Единороссы» Олег Морозов и Геннадий Гудков выступали против закона, а проголосовали «за»

Но самое интересное обнаружилось после опубликования поименных результатов голосования. Оказывается, оба горячих критика закона из «Единой России» проголосовали «ЗА» его принятие!!! Вице-спикер Олег Морозов решил не объяснять причину такого своего кульбита, Геннадий Гудков как ни в чем не бывало вышел к журналистам и сказал: «заложенное в принятом законе "укрепление" партдисциплины сужает политическую базу любой партии, ликвидирует институт ее поддержки беспартийными и членами других партий. Именно поэтому я приветствую и искренне поддерживаю данную инициативу — если уж доводить дело до абсурда, то нужно идти именно этой дорогой».

После таких слов серьезных политиков возникает впечатление, что им еще не запретили говорить то, что они думают («Единая Россия» просто еще не внесла соответствующий закон), но голосовать в соответствие со своими убеждениями им уже категорически запрещено! Выходит, в «Единой России» действует негласное правило: говори что хочешь — но голосуй всё равно «как надо»…

Впрочем, трое «единороссов» всё-таки уклонились от поддержки драконовского закона. Не голосовали вице-спикер Вячеслав Володин и председатель Промышленной партии Елена Панина — она в 2003 году была тем самым «совместителем»: шла по спискам «Единой России», будучи членом другой партии. Воздержался депутат Борис Плохотнюк, до избрания в Думу бывший первым заместителем оренбургского «красного губернатора» Чернышова.

В итоге, в «Единой России» проголосовали «за» 307 из 310 депутатов — и это при том, что из 4 лидеров её «подгрупп» двое (Володин и Морозов) выступали против его принятия, а первый вице-спикер «Единой России» Любовь Слиска также сомневалась в необходимости принятия этого закона до тех пор, пока не получила четкие указания голосовать «за»…

Интересно, что прямо против собственных интересов проголосовал не только входящий во фракцию «Единой России» председатель Народной партии, но и входящий в ту же фракцию председатель Аграрной партии России (АПР) Владимир Плотников. Плотникова в АПР давно именуют «подстилкой министра Гордеева». И в самом деле именно Плотников через месяц после своего избрания главой партии пролоббировал включение Гордеева в правление АПР — тогда многие аграрии возражали, что Гордеев — член партии «Единая Россия», но Плотников уверял, что глава Минсельхозоа — член АПР. Но Гордеев в конце концов подтвердил, что не просто входит в Высшей совет «Единой России», но и является членом «партии власти» с момента её создания…

Рогозинская «Родина» стала голосовать по указке из Кремля

Фракции КПРФ и «Родина» — «Народная воля» Бабурина не дала за кремлевский закон ни одного голоса. А из 16 независимых депутатов за кремлевский закон был подан только голос Александра Невзорова — он уже лет 10 не появляется в Госдуме, а карточку последние годы сдает «единороссам». «Против» голосовали не только автор фразы о «крепостных депутатах», но и бывший председатель Партии пенсионеров Валерий Гартунг (у которого в конце прошлого года Кремль отобрал партию), Елена Драпеко, и бывший красноярский губернатор Валерий Зубов (он входит в Республиканскую партию Владимира Рыжкова), и независимый новосибирский журналист Святослав Насташевский, и питерский «яблочник» Сергей Попов, и бывший спикер Геннадий Селезнев… Не голосовали, а, значит, фактически также выступили против закона Светлана Горячева, Оксана Дмитриева, Виктор Похмелкин, Галина Хованская, свердловский борец с наркомафией Евгений Ройзман, коммунист-«семигинец» Леонид Иванченко, а также и сам Семигин, и наконец со скандалом вышедший из «Единой России» как раз из-за установления там «крепостного права» Анатолий Ермолин. То есть среди тех депутатов, где нет кремлевского «крепостного права на депутатов» за кремлевский закон не было подано фактически ни одного голоса.

Тем сенсационнее оказалось голосование «Родины» Рогозина-Бабакова. Еще в январе-феврале 2006 года из уст Дмитрия Рогозина, а также со страниц взятой им в аренду газеты «Завтра» можно было услышать, что единственная оппозиционная партия в стране — это «Родина», все остальные партии — сплошной «кремлевский пул». Причем, в «кремлевский пул» он, не краснея, зачислял и КПРФ, ставя её на одну доску с «медведями» и жириновцами. Естественно, и выход из его фракции бабуринцев был, по словам Рогозина, вызван исключительно «кремлевскими происками».

Но вот прошло всего пару месяцев, и 17 мая «истинно оппозиционная» «Родина» Рогозина 18 из 29 депутатов голосует за законопроект «Единой России» и ЛДПР! Один из наиболее близких к Рогозину депутатов — Александр Чуев, выступавший от имени «Родины», назвал кремлевский законопроект «очень важным и полезным». Видимо, научившись аргументации у Жириновского, рогозинец Чуев заявил, что навредить «единороссам» можно только проголосовав за внесенный «единороссами» же законопроект: «Сама "Единая Россия" не осознает, что она будет принимать! Она подрубает сук, на котором сидит. В список идут сегодня кто угодно: предприниматели, те, кто хочет получить депутатскую неприкосновенность, люди самых разных политических взглядов. Первое их действие — переход в партию власти» — сказал всё осознающий Чуев. При этом Чуев сообщил, что его «Родина» будет голосовать «свободно»: получается, что стоило «освободить» рогозинцев, как они сразу бросились в объятия «Единой России» и ЛДПР! Причем Чуев еще умудряется погордиться этим в своем ЖЖ!

Еще интереснее получается ситуация, если проанализировать голосование не всех 29 депутатов, а только тех 21, которые являются членами партии Рогозина-Бабакова. Из этих 21 партийцев лишь 5 не проголосовали по указке Кремля. Против проголосовал один только Александр Крутов, известный своей дружбой с членом бабуринской партии «Народная воля», но входящим в рогозинскую фракцию Николаем Леоновым (он тоже голосовал «против»). Не стал голосовать бывший бабуринец, но во время раскола перешедший в рогозинскую партию (и оставшийся в рогозинской фракции) Николай Павлов. «Воздержалась» год назад перешедшая в «Родину» из партии Селезнева Валентина Савостьянова, а также перешедшие из «Единой России» амурский одномандатник Борис Виноградов и свердловский Евгений Зяблицев (избиравшийся как член Народной партии) — не для того они пришли в «Родину», чтобы голосовать вместе с «Единой Россией»!

Единственный «верным рогозинцем», голосовавшим против кремлевского законопроекта, оказался Шамиль Султанов. ВСЕ остальные рогозинцы дружно проголосовали «за» — это и сам Рогозин, и Бабаков и т. д. и т. п. Поразительно, но даже считавшийся некогда самым левым и оппозиционным «родинцем» астраханский одномандатник Олег Шеин проголосовал «за» кремлевский законопроект. Как видим, участие в кремлевских проектах сказалось и на голосовании Шеина…

Среди же 8 членов фракции, но не членов рогозинской партии (в основном это «глазьевцы») за кремлевский закон голосовали лишь 3 человека — Валентин Варенников, Игорь Родионов и Олег Мащенко. Сам Глазьев не голосовал, как и Наталья Нарочницкая (ранее считавшаяся более близкой к Кремлю, чем тот же Рогозин). Против голосовал и красноярский «глазьевец» Валерий Сергиенко, не голосовал Рубен Бадалов.

Но самое интересное, что и в рогозинской «Родине» появились «крепостные», выступающие сначала против закона, а потом голосующие «за». Так, 13 апреля член совета фракции и президиума партии "Родина" Иван Харченко дал интервью газете «Век», в котором подверг жесткой критике предлагаемый законопроект о «крепостном праве на депутатов». «Это ущемление прав человека и противоречие Конституции РФ. Курс, избранный партией власти лишает каждого из нас пассивного избирательного права, положенного по Конституции. Граждане, не являющиеся членами ни одной из партий, ранее имели хотя бы виртуальную возможность быть избранными в Госдуму. Теперь на этой возможности будет окончательно поставлен крест» — с возмущением говорил рогозинец Харченко. Стоит ли пояснять, что через месяц этот самый Харченко проголосовал за тот самый законопроект, против которого так горячо возражал…

Теперь объединение оппозиции запрещено законом

Цинизм партии власти проявляется в ее постоянных попытках представить выгодные лишь ей изменения выгодными и для оппозиции и чуть ли не для «развития демократии». Так во время голосования по закону 17 мая «рупор Суркова» Юрий Воронин сказал, что коммунистам «никогда ничего не нравится»: «Вам же будет лучше. От вас же уходят» — сказал «единоросс». «А что это вы о нас так заботитесь?» — съязвил Виктор Тюлькин (КПРФ), сказав, что по такой логике в следующий раз «единороссы» установят запрет не только на переход из одной партии в другую, но и на свободное голосование: «Тогда уж давайте оставим в Думе три человека, и пусть они себе сидят и принимают законы» — сказал Тюлькин.

На самом деле наибольшее падение численности из-за выхода из фракции депутатов в истории Госдумы наблюдалось как раз у «партии власти» и ЛДПР. Так, в I Думе от первоначальных 72 депутатов во фракции «Выбор России» через полтора года остались лишь 54, в ЛДПР — от 66 также 54. Во II Думе к весне 1998 г. во фракции НДР было 67 депутатов, но уже через год их осталось 60, во фракции ЛДПР от первоначальных 51 депутата к концу созыва осталось 47. В III Думе от 20 избранных членов ЛДПР во фракции уже в 2001 г. осталось лишь 12 человек, во фракции «Единство» к концу созыва от 88 первоначальных осталось лишь 80 депутатов…

Но дело даже не в численности фракций. Фактически ведь играет роль голосование депутата, а не его членство во фракции — а норму, обязывающую депутата всегда голосовать по указке, «единороссы» пока не приняли. Значит, и на результаты голосований запрет на выход из фракции фактически не повлияет. То есть эти изменения носят бутафорский характер, играют роль ширмы, скрывая за собой действительно принципиальные изменения.

А принципиальным является как раз запрет на вхождение в список одной партии членов другой — ведь именно такое вхождение со всеобщим оповещением об этом избирателей и являлось единственной возможностью обойти запрет на создание блоков нескольких партий. А именно блоки, как мы уже указывали выше, обычно показывали неожиданно высокие результаты на выборах.

Прохождение в следующую Думу гарантировано разве что «Единой России», КПРФ и ЛДПР — да и то последняя может туда и не пройти (как это происходило в 2004–2006 годах во многих регионах), если Кремль по традиции не будет её тянуть за уши, показывая Жириновского во всех новостях и шоу-программах…

Остальным же партиям надо объединяться, для того, чтобы иметь хотя бы шанс на попадание в Думу. В том числе некоторые из них запросто могли бы создать блок и с КПРФ — но конечно, только в том случае, если блок будет либо иметь новое название, либо включать в себя названия нескольких партий — только в этом случае избиратели воочию увидят, что возникла новая коалиция. А именно это и запрещают законы 2005–2006 годов.

Примечательно, что законодательные запреты 2005–2006 годов распространяются и на регионы, в результате — теперь у СПС и «Яблока» не остается шансов даже там. Практически во всех регионах, где им удалось преодолеть барьер, они либо создавали официальный блок, либо неофициальный (когда участвовала в выборах только одна партия, а вторая либо пускала своих членов по её спискам, либо просто поддерживала первую).

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter