Рейтинги Трампа непредсказуемы, как сам Трамп

Есть старый добрый советский анекдот про урок арифметики в провинциальной школе. Учитель задает ученикам вопрос: сколько будет пять-ю-пять? Ученики дают неверные ответы: 37, 45, 52… Раздосадованный преподаватель прекращает опрос и восклицает: «Дети! Ну сколько раз вам повторять, что пять-ю-пять будет 25! Ну максимум 26».

Однажды я рассказал этот анекдот университетскому профессору, преподававшему математический анализ, и тот был на удивление рад услышанному. Загадочно улыбнувшись, он сказал мне: «Знаете, о чем этот анекдот, молодой человек? Нет, не о глупом учителе. Он о том, что если, как некоторые гуманитарии говорят, точные науки и ошибаются, то не настолько…».

Эта история мне вспомнилась при изучении предвыборных рейтингов кандидатов на пост президента США за последние две-три недели. И социология, как мне представляется, тест на право называться точной наукой в данном случае не прошла.

В двадцатых числах июля Дональд Трамп догнал Хиллари Клинтон по рейтингам и даже несколько ее опередил. Затем вдруг стал резко от нее отставать, и уже в начале августа уступал ей до 10-15 процентных пунктов. Не все агентства, правда, давали такие удивительные данные, но синтетический рейтинг Real Clear Politics рисовал безрадостную картинку для кандидата-миллиардера.

Прошло еще пару дней, и мы узнали об опросах Reuters/Ipsos и Los Angeles Times/USC, согласно которым отставание Трампа составляло всего лишь 1-3%, то есть меньше статистической погрешности, заявляемой авторами опросов. Агентство Reuters растерянно сообщило по данному поводу, что объяснений этому не находит, но, судя по всему, гонка снова стала равной.

Однако спустя двое суток были опубликованы данные совместного опроса издания The Washington Post и телеканала ABC News, которые выявили отставание Большого Дональда на 8%. А уже на следующий день ABC News обнародовала данные собственного опроса. И теперь Трамп отставал уже на 12%.

Так что же происходит на самом деле? Действительно ли у Дональда Трампа большие проблемы? Можно ли говорить о том, что Хиллари победно шествует к президентству?

Исходя из социологических данных, ответить на эти вопросы не получится. Просто потому, что эти данные явно неточны. Рейтинги не могут так сильно различаться от агентства к агентству и не могут так быстро меняться. Как в рассказанном мною анекдоте, пять-ю-пять, может быть, и 26, но уж точно не 45 и не 52.

Разумеется, эксперты попытались объяснить столь странные результаты социологических опросов. Мол, партийная конференция республиканцев прошла очень плохо, а демократов — наоборот, очень хорошо. Плюс к тому произошел новый конфликт между руководством «слонов» и их кандидатом в президенты. Вдобавок Трамп не очень корректно отозвался о мусульманской семье капитана армии США, погибшего в Ираке, что, по мнению аналитиков, и вызвало негативный отклик у избирателей.

Насчет успешности одного партсъезда и неуспешности другого можно поспорить. В конце концов, именно при проведении демократической конференции в Филадельфии на улицах города проходили массовые протесты, зал демонстративно покинули несколько сот делегатов (сторонников Берни Сандерса), к тому же на фоне мероприятия последовали громкие отставки руководства Демократического национального комитета, в том числе и его главы, Дебби Уассерман Шульц.

Заметим также, что те же самые издания, которые сегодня считают, что Трамп провалил свою партийную конференцию, сразу после ее окончания писали о ее прекрасной организации, благодаря которой… да-да, выросли рейтинги республиканского кандидата.

В электоральной истории США действительно наблюдается феномен повышения рейтинга того кандидата в президенты, чья конференция только что закончилась. Так что и правда популярность Трампа могла вырасти после республиканского партсъезда (18-21 июля) и снизиться после съезда демократического (25-28 июля). Но могли ли быть колебания столь серьезными? И могли ли они продолжаться уже на первой неделе августа?

Помните — «максимум 26!»…

Что касается ссоры Дональда с собственной партией, то это не новость. Очередной виток противостояния стал раскручиваться, когда Трамп заявил, что «пока еще не готов» поддержать на республиканских праймериз в Конгресс кандидатуру спикера Палаты Представителей Пола Райана. Кстати говоря, Райану отплатили его же монетой — тот в свое время долго говорил о том, что пока еще не решил, поддерживать ли ему номинацию республиканского фронтраннера, и тянул время практически до самой партийной конференции.

Но вот Трамп выдержал паузу и заявил о поддержке переизбрания Пола Райана. В ответ спикер нижней палаты Конгресса заявил, что по-прежнему намерен голосовать за Дональда. Конфликт исчерпан. Интересно, конечно, будет понаблюдать за реакцией мейнстримных СМИ, если Райан свои праймериз все-таки проиграет, но сейчас важен другой вопрос: должен ли улучшиться рейтинг Большого Дональда после нового примирения в стане «слонов»? А после письма пятидесяти внешнеполитических экспертов (включая членов республиканской партии), называющих Трампа «негодным» для занятия высшего государственного поста, рейтинг должен снова просесть?

И это касается всех причин колебания рейтингов, которые приводили эксперты. Если уж из-за обычных (по меркам данной кампании) событий происходят столь значительные изменения в умонастроениях избирателей, можно ли вообще предсказать исход ноябрьских выборов на основе данных соцопросов?

И рейтингами Трампа «загадки» социологии политического сезона 2016 не ограничиваются. Одним из ключевых факторов предстоящих выборов станет поддержка кандидатуры Клинтон со стороны последователей ее недавнего соперника по праймериз Берни Сандерса.

Мейнстримные СМИ почти в один голос заявили, что после демократической конференции произошло объединение партии вокруг Хиллари. Но какова степень этого единства? Опрос CNN/ORC показал, что 69% сторонников Берни будет голосовать за Клинтон. Однако согласно опросу Economist/YouGov, таковых лишь 49%. При этом ни одно агентство не может оценить общее количество сторонников Сандерса (не тех, что проголосовали за него на праймериз, а всех, кто считал и считает вермонтского социалиста выразителем своих политических взглядов).

В общем, с социологией на этих выборах явно что-то не так. Отчасти это объясняется необычностью самой избирательной кампании. Избирателей, которые помогли Трампу выиграть республиканские праймериз (а также тех, что составили ядро электоральной поддержки Сандерса), не зря назвали «неучтенными». Значительное их число раньше вообще не ходило на выборы. Многие лишь в этом году зарегистрировались в качестве избирателей. Соответственно, большинства из них нет и в базах данных, которыми пользуются социологические агентства для проведения опросов.

Кроме того, как показали еще выборы 2008 года, незначительное изменение методологии опросов в XXI веке дают большую разницу в их результатах. Так, по-разному выглядят результаты замеров общественного мнения, произведенных по телефону и в сети. Многие избиратели часто бывают недоступны по домашним телефонам, а мобильные номера регулярно меняют вместе с переходом на новый тариф.

И все равно такого разночтения в опросах быть не должно. Так что помимо «честных» методологических ошибок, явно происходит что-то еще.

Я обратил внимание на три факта.

Во-первых, синтетический рейтинг Real Clear Politics стал составляться как-то странно. Так, в начале августа в него не вошли данные опроса Reuters/Ipsos за 31 июля – 4 августа, который показывал минимальное отставание Трампа, зато вошли данные более раннего исследования, показавшего бóльшее преимущество Хиллари. И «не успели» тут не причем — свежий рейтинг от ABC/Washington Post был учтен.

Во-вторых, один из читателей моего блога обратил внимание на тот факт, что во многих исследования непропорционально представлены республиканские, демократические и неопределившиеся (независимые) избиратели.

Действительно, в уже упомянутом более раннем опросе Reuters/Ipsos приняли участие 735 демократов, 572 республиканца и 191 независимый избиратель, всего 1631 человек. Однако согласно данным агентства Gallup, в США зарегистрировано 30% демократов, 27% республиканцев и 43% независимых избирателей. Причем было установлено, что регистрационная принадлежность избирателя весьма точно отражает его политические убеждения. В таком случае для получения корректного результата необходимо было опросить 489 демократов, 440 республиканцев и 702 независимых избирателя, что почти наверняка значительно снизило бы рейтинг демократического кандидата в президенты.

В-третьих, исследование ABC/Washington Post, демонстрирующее уверенное лидерство Хиллари Клинтон, было основано на опросе всего 815 зарегистрированных избирателей. Если учесть, что из них лишь 67% уверенно говорят о готовности проголосовать, то мы говорим о пяти сотнях активных участников выборов. Это повышает статистическую погрешность этого исследования, но дело даже не в этом.

В отличие от прошедших четырнадцати месяцев избирательной кампании, рейтинги вдруг начали «слушаться» медийных прогнозов.

Издание The Washington Post, а следом и телеканал ABC News немедленно после опубликования результатов своего соцопроса сделали громкие заявления о великолепном подтверждении их предсказаний относительно влияния предвыборных конференций обеих партий на рейтинги кандидатов.

Может быть, медиа, провалившиеся с прогнозами относительно результата республиканских праймериз и сильно недооценившие напряженность праймериз демократических, просто пытаются с помощью социологии вернуть себе доверие как публики, так и политического истеблишмента?

Смотрите, говорят они, как мы предсказывали, так и получилось. Более того, какие истории мы больше всего освещали, те и «сыграли». Сказано было, что конференция Хиллари лучше — и рейтинги это подтверждают. Мы указали, что зря Трамп ссорился с Полом Райаном и ругал семью капитана Хана — и вот результат.

Штаб Хиллари в июне-июле имел все основания серьезно разочароваться во влиянии СМИ на умы избирателей — тогда рейтинг Большого Дональда рос день ото дня. Если бы рейтинги не развернулись, почти наверняка количество телевизионного времени, покупаемого под предвыборные ролики, серьезно сократилось бы. Пострадали бы также печатные издания и интернет-ресурсы. Упал бы спрос на «говорящие головы».

А так — уже и Трамп задумывается о покупке рекламного времени на телевидении…

Разумеется, это всего лишь предположение. Но мне сложно как-то еще с точки зрения здравого смысла объяснить все те странности, которые происходят с американскими соцопросами в последнее время.

Кстати говоря, я бы с удовольствием выслушал возражения профессиональных социологов. Вполне возможно, в их науке и правда пять-ю-пять — гораздо больше двадцати шести, и это нормально.

Но тогда, как и в случае с Brexit’ом, мы все узнаем не раньше, чем через несколько часов после закрытия избирательных участков.

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter