Заявление Раиса Сулейманова по поводу угрозы министра внутренних дел Татарстана возбудить уголовное дело об экстремизме в моём отношении

Из опубликованного 14 января 2016 года полного интервью с министром внутренних дел Татарстана Артемом Хохориным на сайте казанской интернет-газеты "Бизнес Онлайн"


— В 2012 году сразу после теракта в отношении тогдашнего муфтия и убийства богослова Валиуллы Якупова в своем выступлении вы сказали, что в Татарстане есть такое явление, что «все более настойчиво для достижения своих целей салафиты стремятся проникнуть в органы государственной власти, заручиться их поддержкой». Понятно, что три года назад вслух назвать примеры нельзя было, но можете ли сейчас, уже спустя столько времени, привести примеры того, как салафиты в Татарстане находят поддержку и покровительство у чиновников, бизнеса, как пытаются проникнуть в органы государственной власти? (Раис Сулейманов)

 

 

 

Министр внутренних дел Татарстана Артем Хохорин: — На вопрос Раиса Сулейманова я отвечать не буду, потому что он в своих информационных ресурсах уже перешел грань дозволенного. Поэтому скоро в отношении него будет возбуждено уголовное дело по статье «Экстремизм». Так и напишите.

 

http://www.business-gazeta.ru/article/299104/

 

 

Это заявление министра внутренних дел Татарстана Артема Хохорина, где тот публично пообещал завести уголовное дело об экстремизме на меня, поражает тем, что человеку заранее анонсируют его участь. Такое случилось впервые за всю историю его нахождения на посту министра, чтобы вот так прямым текстом заранее персонально человеку сообщили, что его ожидает уголовное преследование за экстремизм. Министру задают вопрос, напоминая его же самим сказанные ранее слова публично с высокой трибуны, а вместо ответа на конкретный вопрос министр обещает Вам завести на Вас же уголовное дело за экстремизм. Вы где-нибудь подобное видели? Вам известен такой же случай?

 

Казанская интернет-газета «Бизнес Онлайн» провела с ним интернет-конференцию, формат которой подразумевает, что любой человек может заранее написать свои вопросы, и потом они будут зачитаны приглашаемому редакцией персоне; именно так я и поступил, когда была анонсирована интернет-конференция с главой МВД Татарстана Артемом Хохориным. Сообщаю, что слова министра внутренних дел Татарстана Артема Хохорина, которые я в своем вопросе цитирую, были им самим публично сказаны 3 августа 2012 года на заседании Госсовета Республики Татарстан (местного парламента), как раз после теракта в Казани, устроенного ваххабитами. Вот что он тогда сказал (цитирую по официальному сайту МВД по Республики Татарстан):

 

«Наиболее радикальные течения ислама нашли немало сторонников в нашей республике. Более того, за последние годы сформировалось целое поколение молодежи, воспитанное в этом духе. Сегодня примеры салафизма есть среди имамов мечетей и простых граждан во многих районах республики. Все настойчивее они стремятся проникнуть в органы власти и заручиться их поддержкой. Создается и распространяется религиозная литература, содержащая радикальную догматику. Есть попытки идеологов салафизма утвердить свое влияние на светские средние и даже младшие учебные заведения»

 

http://mvd.tatarstan.ru/rus/index.htm/news/148780.htm

 

Более того, в опубликованном репортаже по этому выступлению главы МВД Татарстана Артема Хохорина он перечислил даже целые районы Татарстана, где начали концентрироваться религиозные радикалы. А также рассказал про факты финансирования бизнесом исламистов (http://www.business-gazeta.ru/article/64026/ ). Сказано это было 3 августа 2012 года, через 2 недели после теракта 19 июля 2012 года – именно в этот день был подорван автомобиль тогдашнего муфтия Татарстана Ильдуса Файзова (он чудом остался жив, получив ранения), а в подъезде собственного дома был расстрелян ваххабитами великий мусульманский богослов Валиулла Якупов (оба - и Файзов, и Якупов, были последовательными противниками ваххабизма, за что оба и пострадали). Естественно, столь откровенное тогдашнее публичное выступление министра внутренних дел Татарстана Артема Хохорина, где он так открыто признал проблему религиозного экстремизма в регионе, было воспринято общественностью с надеждой, что вот пришел новый министр и на это зло обратят повышенное внимание (Хохорин занял этот пост после жуткого скандала, связанного с «делом казанского отдела полиции «Дальний», где применялись гестаповские методы следствия к задержанным и подозреваемым: оно тогда прогремело на всю Россию). О проблеме ваххабизма до этого в течение многих лет говорили ученые, эксперты, традиционное мусульманское духовенство, общественность которые видели, как эта идеология распространяется и укрепляется в Татарстане. Убитый ваххабитами богослов Валиулла Якупов даже ввел в научный оборот специальный термин – «ваххабитский холдинг». Под «ваххабитским холдингом» он понимал сращивание ваххабитов, бюрократии и бизнеса, когда фундаменталистов поддерживают и «крышуют» и некоторые чиновники, и ряд предпринимателей, и всё вместе это образует поразительный симбиоз. Естественно, это явление я также долго и много исследовал вместе с Якуповым, и продолжил после его гибели изучение ваххабизма, прочих форм фундаментализма в Татарстане, зарубежного религиозно-идеологического и политического влияния на регион. И вот министр внутренних дел Татарстана фактически в своем выступлении говорит о том же самом явлении, которое описывал покойный Валиулла Якупов, я и другие исследователи.

 

Я продолжил после гибели Валиуллы Якупова заниматься и дальше научно-исследовательской и экспертно-аналитической работой по этой проблеме. Можно посмотреть на публикации моих статей и научных докладов в Интернете. Естественно, это вызывало раздражение у местной этнократии, особенно когда стали появляться материалы о влиянии Турции, Саудовской Аравии, Катара и других государств на этот поволжский регион. Неудивительно, что после начала российско-турецкого конфликта также обратили внимание на мои публикации про турецкое лобби, пантюркизм и влияние Турции на Татарстан. Это привело в бешенство протурецки настроенную часть элиты Татарстана, было дано указание начать преследование в отношении меня.

В МВД Татарстана особо не мудрствовали: дескать, давайте, представим публикации Раиса Сулейманова про салафитов, ИГИЛ, «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами», в которых он их разоблачает и критикует, как пропаганду этих организаций, т.е. если ты описываешь, исследуешь и изучаешь религиозный экстремизм, то ты сам объявляешься экстремистом. В итоге 28 декабря 2015 года меня вызвали на опрос в Центр по противодействию экстремизма МВД по Татарстану, где мне поставили в вину перепубликацию на своей странице в социальной сети «В контакте» собственного интервью французскому изданию «Le Courrier de Russie» про исламизм в России и уфимскому русскоязычному изданию «Отечество» про россиян в рядах ИГИЛ. В обоих публикациях на сайтах были помещены в качестве иллюстраций к тексту редакциями этих изданий фотографии боевиков ИГИЛ и членов «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами» с флагами этих организаций. При перепубликации этих статей на своей странице в социальной сети «В контакте» были скопированы автоматически и фотоизображения. Это в ЦПЭ приняли за демонстрирование символики экстремистских организаций. Мои попытки объяснить это тем, что это явно не преследовало популяризации этих организаций, а наоборот, делалось только с их критикой и разоблачением, следователями не принимались в расчёт.

Через 2 дня 30 декабря 2015 года меня уже вызвали на допрос в отдел полиции по месту жительства, где обвинили по ч.1 статье 20.3 КоАП (публичное демонстрирование атрибутики экстремистских организаций), а оттуда же повезли как административного правонарушителя в Приволжский районный суд г. Казани, где судья Тагир Рахиев приговорил к 7 суткам ареста (причем решение выносилось явно заранее, судья совещался в своей комнате всего 40 секунд (!), просто зашел в свою совещательную комнату и вынес уже готовое решение). Меня доставили в спецприемник для административных правонарушителей, где продержали, правда, в итоге сутки. Однако мне удалось до этого написать заявление на обжалование подобного приговора в Верховный суд Татарстана (по этой статье наказание предполагается в диапазоне от штрафа до 15 суток ареста, и арест на 7 суток явно преследовал цель устрашения меня).

Расчет организаторов этого политического заказа был прост – сделаем все под Новый год, все заняты подготовкой к празднику, все внимание обращено на это, соответственно, никто не станет беспокоиться по поводу арестованного ученого.

Однако известие о моем аресте на 7 суток по такому обвинению вызвало шквал общественного справедливого возмущения. Многочисленные публикации в региональных и общероссийских СМИ явно возымели свое дело: власти Татарстана вынуждены были отступить. Кстати, весьма показательно, что моему аресту радовались ваххабиты, пантюркисты и сепаратисты (на их информационных ресурсах было откровенное ликование, и это, наверное, единственный раз, когда полицию Татарстана эти ресурсы поблагодарили). На следующий день 31 декабря 2015 года при обжаловании в Верховном суде Татарстана моего наказания мне его смягчили, заменив штрафом на 1,5 тысячи рублей. И я был отпущен на свободу. Сейчас я планирую подать надзорную жалобу, чтобы попытаться снять с себя обвинение в административном правонарушении (оно формально за ним остается), хотя на 95% не уверен, что этим удастся добиться снятия обвинения (ну вы знаете, как работают суды в Татарстане).

 

Однако, как видите, дамоклов меч по-прежнему висит надо мной: теперь ожидается уголовное преследование за экстремизм. Причем мне это обещают публично за то, что я задал вопрос местному министру внутренних дел по Татарстану, процитировав его же собственные слова про то, что «все более настойчиво для достижения своих целей салафиты стремятся проникнуть в органы государственной власти, заручиться их поддержкой».

 

Теперь у меня один вопрос: когда ждать уголовного преследования, раз уже анонсировался министром обвинение меня в экстремизме? И что мне поставят в вину? К сожалению, до пресс-службы МВД по Татарстану не дозвониться. Я пробовал.

 

Некоторые мои друзья сейчас, особенно после анонсирования предстоящего уголовного преследования со стороны местного министра МВД по Татарстану, советуют уехать из Татарстана. Но я такой путь для себя не рассматриваю. Я не экстремист и бежать никуда не собираюсь. Нельзя же считать экстремизмом критику ваххабизма (салафизма), ИГИЛ, пантюркизма, регионального сепаратизма и то, что считаешь, что Татарстан должен оставаться частью России, а не ориентироваться на Турцию, Саудовскую Аравию или Катар. Или я ошибаюсь?

 

 

Раис Сулейманов

 

 

 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter