Безалкогольный месяц Рамазан для всех: попытки внедрения «сухого закона» на время мусульманского поста в Татарстане

доклад был прочитан на VI научно-практических чтениях, посвященных возрождению и укоренению трезвеннических традиций в Татарстане (11 сентября 2015 года, Казань)

Мусульманский религиозный запрет на употребление алкоголя, прописанный в Коране, подразумевает, что исповедующий ислам человек откажется от распития спиртных напитков навсегда. Однако ситуация может осложняться тем, что религиозное предписание, обязательное для мусульман, в светском государстве сталкивается с постоянной продажей алкоголя в местах общепита и торговли. Дело не только в том, что это развращает этнических мусульман, многие из которых не являются активно верующими, хотя и считают себя мусульманами, но то, что это ставит в неудобное положение практикующих мусульман: мусульманин не должен пить алкоголь, но при этом он ходит за продуктами в ближайший магазин, где спиртные напитки являются одним из доступных, бросающихся в глаза товаров. Активно верующий мусульманин вынужден с этим мириться: светские законы, хоть сейчас и устанавливают определенные нормы ограничения в реализации алкогольной продукции (запрет на продажу несовершеннолетним, запрет на продажу в ночное время суток спиртных напитков, запрет на рекламу алкоголя по телевидению), тем не менее, они не запрещают саму продажу алкоголя. В этой ситуации со стороны части мусульманских активистов стали озвучиваться идеи необходимости, если не полного запрета на продажу спиртных напитков, то хотя бы временного ограничения на их реализацию населению на определенный срок. В качестве такого они выбрали священный месяц Рамазан (Рамадан) по мусульманскому календарю, во время которого мусульмане должны держать пост (уразу). Логика требования такова: если невозможно запретить навсегда, то давайте введем «сухой закон» хотя бы на месяц Рамазан – время, когда мусульмане находятся в наиболее одухотворенном состоянии.

Хронологически я выделяю три этапа новейшей истории мусульманского трезвеннического движения в Татарстане в постсоветский период. Первый период – это 1990-е годы, который можно охарактеризовать как становление и первые шаги мусульманских трезвенников (трезвенниками стоит считать не только тех, кто сам осознанно не употребляет алкоголь, но и тот, кто призывает к этому окружающих).

Первый зафиксированный случай требования со стороны мусульман введения полного запрета на продажу алкоголя был озвучен в 1996 году членами Союза татарской молодежи «Азатлык». В личном архиве ныне покойного мусульманского богослова Валиуллы Якупова (1963-2012) мною был обнаружен документ, датированный 1996 годом. В нем тогдашний председатель «Азатлыка» Рамай Юлдашев обращался к президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву с просьбой прекратить продажу алкоголя в магазинах на территории республики на период месяца Рамазан. Результата это обращение не имело, хотя сама постановка вопроса в постсоветский период была озвучена впервые. Пикантность этого случая заключается в том, что впоследствии Рамай Юлдашев разочаруется в исламе и станет сторонником тенгрианства – татарского неозычества, которое начнет распространяться и набирать популярность среди определенной части татарской национально ориентированной интеллигенции, видевшей в нем возможность для сохранения этнической идентичности татарами в качестве «национальной» религии.

Второй этап истории мусульманского трезвеннического движения приходится на 2000-е годы. В этот период мусульманские активисты сумеют добиться определенных знаковых успехов в деле укоренения трезвеннического движения. Здесь особая роль принадлежит Союзу мусульманок «Муслима» во главе с Альмирой Адиатуллиной. При поддержке трезвеннической общественности ей удастся уговорить Минтимера Шаймиева убрать пивной бар «Раки», который располагался перед стенами Казанского Кремля. Также стараниями трезвенников Татарстана добиться отмены проведение ежегодного пивного фестиваля, проводимого также у стен Казанского Кремля. Мотивация, с которой выходили мусульманские активисты в 2000-е годы, требуя удалить любые проявления алкоголизма от Казанского Кремля, носила религиозный посыл: на фоне мечети «Кул Шариф» как пивные фестивали, так и пивной бар «Раки» будут оскорблять и религиозные чувства нынешних мусульман, и память тех мусульман, которые пали при взятии Казани Иваном Грозным в 1552 года. Власти тогда пошли на подобные уступки мусульманских борцам за трезвость: бар «Раки» снесли, фестивали пива проводить прекратили.

Третий этап мусульманского трезвеннического движения наступает в 2010-е годы и опять связан с возобновлением деятельности Союза татарской молодежи «Азатлык» в этом направлении. В 2010-е годы Союз татарской молодежи «Азатлык» решил уже добиваться введения «сухого закона» на время Рамазана и в дни праздника Курбан-байрам с помощью пикетов. Первый такой пикет состоялся 4 ноября 2011 года, на котором «азатлыковцы» вышли с плакатами: «Спасение татар в исламе!», «Требуем остановить спаивание населения!», «Требуем запретить продажу алкоголя в РТ в дни праздника Курбан-байрам!». Татарские национал-активисты высказывались даже за предпочтения татарами больше кумыса как более национального для татар напитка (правда, остается дискуссионным вопрос о том, считать ли сам кумыс спиртосодержащим напитком).

С этого времени акция с требованием ввести «сухой закон» на время Рамазана начинает проходить ежегодно. Так, 15 июля 2012 года пикет против продажи алкоголя в месяц Рамазан «Азатлык» провел в центре Казани, а близкое им по ряду идеологических позиций башкирское молодежное движение «Кук буре» провело в знак солидарности аналогичный пикет в Уфе. Лозунги, с которыми выступали организаторы пикетов, взывали к национальным чувствам татар и башкир: «Татар! Башкир! Не пей! Читай намаз! Держи уразу!"», «Татары и Башкиры - скажем нет спиртному!», «Настоящий татар и башкир не употребляет алкоголь», «А вам слабо отказаться от алкоголя хотя бы на месяц?». 24 июня 2012 года в Казани состоялось довольно примечательное событие — по центральной улице Баумана пробежали активисты общественного движения «Трезвая Россия» и Союза мусульманской молодежи при ДУМ Татарстана. 26 июня 2014 года «азатлыковцы» провели пикет под названием «Хуш киләсең, Рамазан» («Приветствуем тебя, Рамадан»). Тогда лозунги были следующие: ««Приветствуем тебя, Рамадан!», «Татары! В месяц Рамадан призываем держать пост, совершать благие дела!», «Настоящий татар не пьет спиртное!», «Президент Минниханов! Издай указ о запрете продажи алкоголя в Татарстане в священный месяц Рамадан!». Организаторы заказали даже специальный баннер, на котором написали свои требования. 23 июня 2015 года активисты провели одиночный пикет уже напротив здания Кабинета министров Республики Татарстан. Причем «азатлыковцы» ссылались на опыт других национальных республик, где подобный запрет на продажу алкоголя в месяц Рамазан введен: в частности, глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров подписал распоряжение о сокращении продолжительности рабочего дня и запрете на реализацию алкогольной продукции на период Рамазана. Такая же инициатива принята на уровне местного самоуправления в татарских селах Шыгырдан в Чувашии и Средняя Елюзянь в Пензенской области.

Пресса подобные антиалкогольные акции Союза татарской молодежи «Азатлык» освещала очень благосклонно, несмотря на то, что организаторы более известны как национал-сепаратисты Татарстана. Но поскольку само мероприятие имеет позитивный посыл, то это встречало одобрение и сочувствие.

Однако пока борьба за безалкогольный месяц Рамазан в Татарстане не достигает своего результата. У этого есть несколько причин. Во-первых, продажа алкоголя является одной из важных доходов в республиканский бюджет. ОАО «Татспиртпром» является вторым после ОАО «Татнефть» по значимости налогоплательщиком в региональный бюджет. Соответственно, власти Татарстана вряд ли пойдут на то, чтобы на целый месяц запретить продажу алкоголя. И пока региональный бюджет Татарстана пополняется за счет продажи алкоголя, наивно рассчитывать, что власти пойдут на лишения такого источника налогов. Они могут ограничить реализацию (например, с 17 июня 2015 года в Татарстане действует региональный закон, запрещающий продажу алкоголя в многоквартирных домах; речь идет о многочисленных рюмочных, которые открываются на первом этаже многоэтажек и служат источником шума и нередко местом собраний криминального контингента), но на полный запрет продажи алкоголя не решатся. Во-вторых, выступая с призывом к запрету продажи алкоголя в период месяца Рамазан, татарские активисты апеллируют к религиозным чувствам этнических мусульман, в итоге у немусульман создается ощущение, что подобные запреты ограничат их в правах. Здесь желательно найти общее понимание с православными трезвенниками. Например, мусульманским трезвенникам при организации своей антиалкогольной пропагандистской кампании обсудить с православными активистами такой момент, что следует сообща выступить с идеей запрета продажу алкоголя как в период Рамазана, так и в период православного Великого поста. Не знаю, насколько это найдет поддержку со стороны православной общественности, но ведь никакой попытки взаимодействия по конкретно этому вопросу пока не сделано (хотя есть уже полное взаимопонимание между Казанским епархиальным обществом «Трезвение» и приходом казанской мечети «Ярдам» в вопросе соработничества по противодействию наркомании и алкоголизму). В-третьих, сама установка на кратковременность запрета на продажу алкоголя (на один месяц) вызывает у других мусульман недопонимание: почему только на месяц Рамазан, а не на целый год? Впрочем, тут обвинять организаторов трудно, поскольку они исходят из реалистичности своих требований: запретить вообще навсегда продажу алкоголя – на это власти Татарстана ни за что не пойдут. Все-таки трезвенность в идеале должна быть осознанным выбором человека, а не «принудиловкой» для всех. И, наконец, в-пятых, призыв к введению «сухого закона» в Рамазан исходит от Союза татарской молодежи «Азатлык» - организации, которая идеологически находится на позициях сепаратизма и русофобии. Это тот случай, когда с благородным по своей сути требованием выступают те, с кем не хотят иметь дело даже свои соплеменники именно по причине их дурной репутации. Возможно, если бы с требованием «сухого закона» выступал бы не «Азатлык», а другая организация, нескомпроментировавшая себя своими прежними заявлениями и действиями, то это находило больше понимания и поддержки со стороны широких слоев населения. А пока что, если смотреть со стороны, то все эти пикеты и обращения к властям о запрете продажи алкоголя на время Рамазана носят маргинальный характер. Объективно пока это так.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter