Почему в Крыму надо снести памятники Ленину

Сотни памятников Ленину были расставлены на просторах Украинской ССР. В Западной Украине их эпоха закончилась 20 лет назад. Теперь с памятниками Ленину прощается и восток страны. Украина, охваченная национальной революцией, стряхивает их с себя, как вшей. Бронзовые, гипсовые, гранитные. Одни - заваливаются вперед, оставляя ноги на постаменте, другие - осторожно ложатся на землю, подхваченные лебедкой подъемного крана. И только в Крыму памятники Ленину чувствуют себя спокойно - во многих городах их охраняют местные жители, чтобы «бандеровцы» ночью не дай бог не покусились на последнее напоминание о советском прошлом.

Между тем, русские националисты в Крыму (когда они там, наконец, появятся) должны первыми опустить кувалду на лысую голову вождя мирового пролетариата , не дожидаясь активистов «Правого сектора». Хотя главное сейчас для русских в Крыму и на Юго-востоке Украины - разрушить Ленина в собственной голове. Это значит - перестать ощущать себя советскими людьми, наследниками гигантской империи, которая почему-то съежилась и распалась. Надо почувствовать себя русскими, представителями национального меньшинства, которому противостоит другая нация - дерзкая, молодая, жаждущая поглотить и переварить всех, кому не посчастливилось оказаться на территории украинского государства.

Совершим теперь небольшой экскурс в историю, чтобы стало понятнее, за что же русские на Украине должны горячо «поблагодарить» Ленина, Сталина и Кагановича.

«Великорусская шваль»

Взгляды Владимира Ленина на национальный вопрос неоднократно менялись в зависимости от обстоятельств - то он поддерживал право наций на самоопределение вплоть до отделения, то клеймил его как уступку буржуазным националистам. Неизменным оставалась лишь ненависть Ленина к русским. Точнее, русские как безнациональные пролетарии Ленина вполне устраивали. Но он не мог допустить, чтобы русские заявляли о себе как о нации. «Великорусы в России нация угнетающая », писал Ленин в 1914 году, полемизируя с Розой Люксембург, «национализм великорусов сейчас страшнее всего». Весь смысл ленинской национальной политики состоял в том, чтобы обуздать «шовинистическую великорусскую шваль». В таких выражениях Ленин, уже в разгар своей болезни, в конце 1922 года, критиковал «великорусско-националистические» заблуждения Дзержинского и Сталина в связи с партийной дискуссией о создании Закавказской Федерации.

В этих своих последних записках Ленин был явно несправедлив к "чудесному грузину". Именно так десятилетием раньше Ленин охарактеризовал Сталина в письме к Горькому, придя в восторг от статьи Кобы под громким названием «Марксизм и национальный вопрос» (1913). Благодаря протекции Ленина Сталин стал считаться главным специалистом в партии по «межнациональным отношениям», как бы сказали сейчас, и сразу после революции возглавил Народный комиссариат по делам национальностей РСФСР. На этом посту он вместе с Лениным, несмотря на изумление однопартийцев, твердивших о том, что у пролетариев нет национальности, отстаивал необходимость поощрять "национальные культуры" нерусских народов и создавать для них национальные республики в составе советского государства. Безнациональными в Советском Союзе должны были оставаться только русские.

Разногласия Ленина и Сталина относительно Закавказской Федерации носили чисто стилистический характер. Сталин и не думал отступать от постулатов своего учителя. «Надо ввести строжайшие правила относительно употребления национального языка в инонациональных республиках, входящих в наш союз», -- требовал Ленин в упомянутых записках. И этот ленинский наказ Сталин особенно усердно воплощал в жизнь вплоть все 1920-е годы. Сталин и его подчиненные всеми силами заставляли «великорусских держиморд» в национальных республиках учить языки "титульных наций". Затем эпоха форсированной коренизации кончилась, но принципы ленинской национальной политики продолжали работать вплоть до развала Советского Союза. Именно Сталин, следуя заветам Ленина, а вовсе не украинские националисты, впервые вовлек русское население в украинский национальный проект. Вовсе не «бандеровцы», а ленинцы впервые начали систематически заниматься дерусификацией и украинизацией русских на территории Украины.

«Развитие украинской культуры - обязанность коммунистов»

«Недавно еще говорилось, что украинская республика и украинская национальность — выдумка немцев. Между тем ясно, что украинская национальность существует, и развитие ее культуры составляет обязанность коммунистов. Нельзя идти против истории. Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы». Если бы не упоминание коммунистов, то эту цитату можно было бы приписать Роману Шухевичу или Олегу Тягнибоку. Но эти слова произнес Иосиф Сталин в 1921 году, отстаивая на X съезде РКП(б) ленинскую линию в национальном вопросе.

Немного позже, летом 1923 года, Всеукраинский ЦИК издает постановление, в котором он предписывает начать тотальную украинизацию госаппарата УССР. Согласно этому постановлению, «формальное равенство между двумя наиболее распространенными на Украине языками - украинским и русским - [привело бы] к фактическому преобладанию русского языка». Не так ли рассуждают и современные украинские националисты? Первый секретарь ЦК Компартии Украины Эммануил Квиринг в том же 1923 году требовал поставить украинскую культуру и язык в «привилегированное положение». Начиная с 1 августа 1924 года подлежали увольнению все госслужащие, не знающие украинского языка.

Весной 1925 года Сталин, недовольный темпами украинизации, посылает на Украину одного из своих ближайших сподвижников, Лазаря Кагановича. Избранный генсеком Компартии Украины, Каганович распорядился перевести всю партийную прессу на украинский язык и даже сам стал выступать на съездах партии по-украински. Все вывески в общественных местах, бланки, субтитры в кинотеатрах при Кагановиче стали украинскими, всех госслужащих посылали на обязательные курсы «украиноведения». В письме к Сталину Политбюро Украины заявляло, что до Кагановича «ни один из прежних политических секретарей на Украине не прибегал к столь сильному нажиму при проведении украинизации».

После отбытия Кагановича в 1926 году украинизация продолжилась, охватывая школы, ВУЗы и даже заводы, рабочие на которых говорили исключительно по-русски. К 1930 году школы с преподаванием на украинском языке посещало 97,4% украинских детей, а вот на русском языке получить начальное и среднее образование было куда сложнее. В Днепропетровске на тот момент лишь 69% детей, для которых родным был русский язык, ходили в русские школы, в Донбассе их доля составляла всего 62%. В 1935 году количество украинских школ на территории УССР составляло 17 327, русских - всего 1 394. На 1930 год 84,7% журналов и 80% наименований всех книг, издававшихся на Украине (78,7% от совокупного тиража) выходили на украинском языке, хотя еще в начале 1920-х их доля была в несколько раз меньше. В 1935 году ни одна из 32 центральных газет Украины не была русскоязычной.

При Сталине украинизация проводилась с расчетом на грядущее воссоединение УССР с западноукраинскими территориями, входившими до 1939 года в состав Польши. На одной из встреч с украинскими писателями Сталин спросил, могли бы галичане понять тот украинский язык, на котором говорят в Советской Украине. Один из писателей радостно ответил: «можете присоединять Галицию к Украине - они нас понимают». Сталин выступил в роли украинского Бисмарка. Если бы не он, жители Львовской и Ивано-Франковской областей сейчас сражались бы не на баррикадах в центре Киева, а митинговали где-нибудь в Варшаве, требуя воссоединения с «исторической Украиной». Впрочем, скорее всего, они были бы давно уже полностью ассимилированы. Как показал опыт почти 20-летнего пребывания Галиции в Польше, польское руководство отнюдь не собиралось миндальничать с украинцами. Можно ли представить себе Пилсудского, занятого украинизацией и борьбой с «польской шовинистической швалью»? Польские власти действовали строго в рамках национальной логики, полонизируя украинское население. Додуматься до культивирования национальных меньшинств могло только советское руководство.

О вкладе большевиков в украинское нациестроительство можно прочесть в замечательном исследовании Терри Мартина, русский перевод которого вышел под названием «Империя «положительной деятельности». Нации и национализм в СССР, 1923–1939», откуда и взята большая часть вышеизложенных фактов. Надеюсь, никому не придет в голову обвинить профессора Гарвардского университета в «русском шовинизме».

Украинскому национализму должен противостоять национализм русский

Конечно - на это указывает Терри Мартин - под обширные "чистки" в 1933 и 1937 годах в числе прочих «уклонистов» попали и партийные деятели, обвиненные в симпатиях к украинскому национализму. Конечно, после 1945 в лесах еще долго отлавливали бойцов ОУН-УПА. Советская власть не терпела конкурентов в деле украинского национального строительства, как, впрочем, и во всем остальном. И всё же именно она создала украинское государство в тех границах, в которых оно отправилось в независимое плавание в 1991 году. Именно советская власть - пусть кривовато и неумело (а что, у руководства современной Украины получается лучше?) - развернула строительство украинской нации и вовлекла в него русскоязычные города и районы. Русским на Украине - как и во всем Советском Союзе - отводилась роль безнациональной биомассы, чьи территории можно было свободно прирезать к многочисленным вновь созданным национальным образованиям. Так русские области оказались в составе Казахской ССР, так русский город Грозный и казачий Сунженский округ попали в состав Чеченской АО, так Донбасс был включен в Украинскую ССР. И именно по этой же логике ровно 60 лет назад, в феврале 1954 года, с подачи Хрущева, выходца из украинской партийной организации, УССР получила русский Крым.

Памятники Ленину на Украине - это памятники русскому бесправию, дерусификации и украинизации. И то, что русские защищают их, ассоциируя себя с советским прошлым, то, что на митингах в защиту русского языка до сих пор можно увидеть красные знамена и даже портреты Сталина - всё это доказывает: полномасштабная русская мобилизация за пределами России, как впрочем и в ней самой, еще не началась. Ленин всё еще властвует над умами. Советская власть лишила русских не просто Крыма и части Южного Урала, она лишила их национального чувства. Пока русских кормили интернационализмом и дружбой народов, все остальные национальности обживали "собственные" республики, созданные для них большевиками. Русские стояли, разинув рот - и в итоге оказались гостями в стремительно национализирующихся государствах, которые когда-то входили в состав СССР.

Пора забыть о словосочетании «братские народы». Хватит мечтаний об утраченной общей родине, о «славянском единстве». Сербы почему-то больше не горят желанием слиться с хорватами и словенцами в «триединый народ», хотя сербский и хорватский отличаются друг от друга еще меньше, чем русский и украинский. Пора каждому строить свой собственный национальный дом. Надо перестать смотреть на борьбу за интересы русской нации как на борьбу советских людей с «фашизмом». Украинскому национализму должен противостоять не антифашизм, а русский национализм, столь же демократичный, антисоветский и прозападный. Насколько успешным будет это противостояние, зависит прежде всего от России - пока она считается государством «многонационального российского народа», российские власти никогда не смогут эффективно защищать интересы русского населения за рубежом. Увы, памятники Ленину возвышаются не только в Крыму, но и в России - их хватает и в русских городах, и в русских головах. И время их демонтажа всё никак не наступит.

* * *

Пока нельзя сказать, что получится из Крыма - Сербская Краина, Нагорный Карабах, Северная Ирландия или Южный Тироль. Сейчас важно добиться максимальных результатов при минимальном насилии, хотя оно и неизбежно в подобных ситуациях. Главное - помнить о целях борьбы и не обманывать самих себя. Борьба ведется не за "геополитические интересы России" - в случае сепарации Крыма, de facto или de jure, они могут существенно пострадать. Борьба ведется не за жуликов вроде "Допы" и "Гепы". Не за Путина, хотя отчаявшиеся крымчане и зовут его на помощь. Крым борется не за то, чтобы насолить Западу. Борьба ведется - пусть еще очень застенчиво и почти что бессознательно - под знаменами великорусского национализма, столь ненавистного Ленину. Крым вооружается и возводит баррикады, желая остаться частью русской нации и русской культуры. Русское национальное тело, распластавшееся по России и ее зарубежным окраинам, начинает ощупывать себя, пробуждаясь от летаргического сна. Русская нация как бы трогает себя за руки, за ноги, пытаясь понять, где начинается и где заканчивается ее органическое «я». «Крым - это часть моего тела, Кавказ - чужеродная заноза». Будильник только что прозвенел и русская нация всё еще лениво позевывает. Но когда этот былинный богатырь наконец встанет и расправит плечи, разве его остановит чепуховая паутина государственных и административных границ, сплетенная коммунистическими пауками?

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter