Цензорам монашеской миски

«И некоторые начали плевать на Него и,

закрывая Ему лице, ударять Его …» (Марк 14, 65)

Участившиеся в последнее время нападки на Русскую православную церковь все больше и больше напоминают снежный ком. Запущенный вполне понятными силами для отвлечения внимания от сомнительных результатов выборов маленький снежок, на что охотно купилась либеральная оппозиция, все более и более разрастается, на него налепляется грязь, он набирает скорость. И циничный парадокс момента в том, что именно Святая Церковь стала разменной монетой в руках пиарщиков, ловко смешавших ее в одном рекламном котле с антигеевской кампанией, организованной для переключения внимания «прогрессивной общественности» от прошедших выборов. Хотя сами эти провокационные механизмы,  типа хамской выходки «блудниц во Храме» и вымученной истории с часами, для обсуждения не интересны вообще, тем более, что сказано на эту тему уже более, чем достаточно.

Казалось бы, к чему привыкать - Церковь критиковали многократно, жестко и агрессивно, и не только в период советских гонений, но и после перестройки – в моменты ее расцвета и возрождения. И нынешняя агрессия – очевидная плата за активную социальную позицию, которую за эти годы артикулировал ее Предстоятель, вознеся свое пастырское слово на такую высоту Духа,  и тем раздразнив все антихристианские силы. Ведь очевидно, что критика эта обострилась с момента приезда в Россию Честнаго Пояса Пресвятой Богородицы. Приезд в Россию святыни, помимо действительного чуда паломничества к ней, сопровождался таким бурным всплеском негативной энергии, злобы, шипения и осуждения, что невольно начинаешь осознавать, какое сопротивление темных сил вызвало это проявление народной тяги к святыне. Были мобилизованы все ресурсы для противодействия, в том числе через механизмы искушения самих православных. Реакция нездоровая, но, наверное, вполне объяснимая в контексте усиливающегося антихристианского витка «мировой цивилизации».

Но самое печальное именно то, что за последнее время участились эти нападки  со стороны не только внешней – людей, считающих себя атеистами и носителями некоей светской этики, но и многих, считающих себя православными, – журналистов, публицистов, блоггеров и просто социально активных граждан. Кто-то повелся на тему «защиты блудниц», кто-то – на часы, не ровен час – еще что-нибудь появится.

И если нападки первой категории – условных атеистов и «гуманистов-агностиков», видящих в Церкви некий паразитарный орган, продающий «опиум для народа», в принципе, абсолютно понятны, то антицерковные настроения среди недавно относящих себя к православной пастве – сигнал более чем тревожный. Интересно то, что оба эти аспекта нападок я, как верующий православный человек, теперь вижу как бы изнутри, ибо, что греха таить, совсем недавно относил себя к первой категории гонителей и критиков нашей Православной Церкви. 

Оставляя в стороне причины моего воцерковления, или «просветления», как не имеющие отношения к теме данного разговора, отмечу лишь, что  произошло оно неким Божиим касанием и прозрением через неисповедимые пути Провидения, в чем-то нелегкие и жертвенные, и, увы, не с моей стороны, а через близких мне людей. Как изумительно сказал великий французский писатель-мистик Ж.К.Гюисманс в романе «На пути»: «Не было у меня пути в Дамаск, из ряда вон выходящего события…., но в одно прекрасное утро ты просыпаешься, а это случилось, неизвестно как и почему».

При этом мой прошлый период жизни, наполненный праздностью «светской этики» и «соображениями предрассудка», дает мне сегодня все основания искренне не только не осуждать, но глубоко понимать и скорбеть о заблуждениях тех, кто в своем отвержении Церкви еще не нашел в себе сил открыть глаза. Все мы нищие духом, только одни это осознают и стараются по крупинкам стяжать Божию благодать, другие же рассчитывают только на свой разум и воспринимают окружающий мир с точки зрения собственного житейского опыта, а он у большинства из нас скудный. Таким хочется сказать: не осуждай, но помоги созидать. А если совсем не нравится, как служат Господу, то оставь все и приди в Дом Божий и укрась его лучше. Сделай лучше хотя бы один приход, сам заботою своей дари любовь Христову, умножай Свет Господа в этом «темном царстве». Попробуй своим примером хотя бы одному показать путь ко спасению души.

Вы имеете глаза - и не видите, и  потому Вас жаль. Вы критикуете, и критика – это хорошо и полезно, но она не должна быть агрессивной, злобной и непримиримой, идущей только от интеллекта и логики. Она не должна искушать нас, как  православных людей, на «участие в драке», ибо держащие палку, как известно, «не ведают что творят».

И поэтому, отвечать на нападки тех, кто пытается «обличать» Церковь якобы в «бизнесе на вере людей», «вмешательстве в дела светского государства» и в прочих грехах, и делает это с вопиющим восхищением своим остроумием, интеллектом и резвостью слова, наверное, надо, но снисходительно и мягко, и эта полемика не есть тема нынешнего обсуждения. Даже когда в прессе появляются публикации, обрушивающие на голову священнослужителей гром и молнии светского гнева: объявляющие результатом «политического 2011 года моральный крах РПЦ МП» и обвиняющие священноначалие РПЦ в «дискредитации Московского патриархата как такового», эти явления наверное надо воспринимать по христиански, как очередные нападки на Церковь, как пощечины смиренному слуге, ибо каждый священнослужитель не за себя стоит у Престола Божьего, но за всех нас.

Грустно другое -  с какой легкостью многие «православные» искусились и с каким воодушевлением в социальных сетях бросились у себя размещать ссылки на эти статьи, ставить галочки «мне нравится». Каждое заявление Церкви моментально вызывает шквал злобных комментариев в сетях и блогах со стороны опять же называющей себя «верующей» общественности. Но должны ли считающие себя православными,  в тот же миг хвататься за камни?

Другое, намного важнее и тревожней, нежели критика защитников «блудниц из Храма» - почему многие верующие люди, коль скоро они себя  таковыми считают и позиционируют, массово впадают в соблазн осуждения, один за другим начиная декларировать свое разочарование в стиле: «вера и церковь – разные вещи», или «я считаю себя православным, но вне связи с РПЦ». Таким хочется сказать: Господь есть глава Церкви, и лучше прилепиться к телу, став хоть ноготком, чем быть плевком на Его лице, плевок сотрется, а Церковь останется, ибо Господь сказал: «Созижду Церковь Мою, и врата ада не одолеют её», и свято исполнением всякое слово Его.

И прежде, чем взять в руки критическое перо, не стоит ли подумать об ответственности за Слово, ведь каждый становится с каждой написанной строчкой для людей неким идеологом, а может даже локомотивом, ведущим общество в определенном направлении. И стоит много раз задуматься – не приведут ли эти бодрые и дерзкие  соображения целый народ к пропасти. Горе нам, пишущим обвинительные приговоры ради собственной значимости и величия, ведь все, что не от Бога – то от лукавого, и кто не с Господом – тот против Него. Вы соблазняете малых читателей, которые, научившись от вас, сами начинают осуждать Божее творение. Пройдет время, и они попрут вас, а на страшном суде будут прикрываться вашей писаниной, называя вас учителями, лжепророками и антихристами.

Один за другим называющие себя верующими, медийные люди начинают сыпать осуждениями в адрес Русской православной церкви. В своем блоге и в многочисленных ток-шоу называющий себя историком режиссер Евгений Панасенков вдруг начинает обличать тех, кто «приватизировал» понятия Бога, морали и греха - и сделал из этого «вульгарный бизнес», «пудовые раззолоченные одеяния, лобзания с кесарями, благословение кровопролитий, иномарки и обжорство». Обличать безапелляционно и хамски, с явным самолюбованием - обличать всех подряд, что называется оптом.  При этом, как и многие прочие критики, автор оговаривается «Если я не верю, к примеру, разным (но таким одинаковым!) попам – это не означает, что я не верю Богу и в Бога». Вот так и получается – «разным, но таким одинаковым». И каким уместным замечанием к этому являются слова Святейшего Патриарха, «что какие-то отдельные случаи, связанные с порочной недостойной жизнью священника представляются народу как некий образ того, что происходит в Церкви. Это не критика, а это желание подорвать у людей веру в Церковь, подорвать авторитет духовенства, сказать людям: не надо туда ходить к этим священникам, они вот такие, как тот или другой, о грехах которого стало известно».

Эти слова не так давно прозвучали в таком своевременном обращении Святейшего Патриарха Кирилла в связи с несправедливой критикой священников.  При этом многие не осознали в этой речи того, что звучало, а услышали «только слова», снова искусившись  на ворчливый скепсис, упустив, помимо прочего, самое глубокое, а именно - ох какое жесткое,  назидание священнослужителям. И назидание от того, кто единственно имеет на это право - в очевидной глубокой скорби и печали обратиться со словами предостережения и вразумления к тем, кто «приносит всем грамоту от Бога-Царя»: «Какая же ответственность на священнике, если кто-то грамоту не принимает, потому что он грязный, или небрежный, или плохо выглядит. Не в прямом, конечно, а в переносном смысле существенных этих слов. И, наверное, особый суд будет над теми, кто будет посланниками Бога – Царя, кто должен был вручить людям эту грамоту». Неужели недостаточно жестко для нашего уха прозвучали эти слова Святейшего Патриарха в адрес служителей Церкви?

На фоне этого, как может кто-то найти в себе соответствующее достоинство присовокупить свой голос к прозвучавшей критике? Кроме того, всегда надо помнить, что искушаясь на критику, мы в каждом порицании видим самих себя – зрим в корень своим же недостаткам и порокам. Увидел на службе зевнувшего монаха - и осудил, и опять же искусился: вот лентяи, а то, что многочасовыми молитвенными правилами он изнуряет себя бессонными ночами, молясь за наши грехи Господу и готовясь к службе, дабы не в осуждение подойти к Чаше Причастия, нашему испорченному восприятию не видится вовсе.  Подозревая служителей Церкви в измышляемых нами порой недостатках, только обличаем самих себя – в многостяжании, корыстолюбии и столь многом другом недостойном, как в зеркале, видим свои же грехи порой в тех, в ком их совсем нет, и клевещем - себе лишь самим в осуждение. Как будто не для нас сказано про «сучок в глазе брата твоего» и «кто же скажет брату своему: «рака». Хотя в данном случае речь идет даже не о суждении ближнего своего, а об осуждении облеченных печатью Божественного доверия, кому нести ответ за свое служение отнюдь не перед нами или даже Святейшим, а пред самим Создателем. И стоит ли нам, особенно многим, считающим себя «давно воцерковленными», брать на себя миссию арбитра? Преподобный Серафим Саровский говорил: «Вот придут к тебе когда сестры по монастырю и будут осуждать: «Вот этот так делает, вот этот так делает», а ты скажи: «Я уж с собой-то разобраться не могу, что мне других судить».

Здесь опять же уместны слова Святейшего Патриарха Кирилла: «Рассуждая о высоте священнического служения, почему Бог не вручил священническое служение Ангелам? А потому, что Ангелы бездушны и бестелесны. И вручил это служение людям, которые согрешают и падают, но вместе с паствой восстают».

Имеет ли смысл, подсчитывая стоимость архиерейского облачения, заглядывать в церковную кружку, наполненную, увы, совсем не нами, чтобы через эти искушениялишать самих себя великой благости Божественного сопричастия. Поистине, один, целуя Крест в храме, умиляется святыне, а другой видит инкрустированные в него камни.

Православная Церковь пережила разные сложные времена – и периоды гонений, до тюрьмы и до смерти, и внутренних искусов, и фанфар, переживет она и критику – и предвзятую, и в чем-то справедливую, и на место лукавствующих умом придут те, кто в позолоченной митре будет видеть ангельский свет, в дорогих окладах икон – восславление Господа и Святителей его, а в церковной лавке – радость пожертвования. Церковь переживет!

Проживем ли мы без Нее – гордые критики, строгие ревизоры душ и порядков, цензоры содержания монашеской миски - не осиротим ли мы свою душу, призывая к ответу тех, кто в отличие от нас уже призван Создателем ко служению? Наше ли это дело? Господь говорит: «Мне суд и Я воздам». Каждый же должен больше переживать за то, какой он даст ответ пред Богом за вверенные ему таланты.

С другой стороны, возможно даже и хорошо, что эти нападки происходят именно сейчас - во время Великого Поста, когда верующие больше укрепляются молитвой и меньше могут искушаться как на гнев в отношении хулителей, так и на это метание грязью. Так что это тоже по Промыслу... А кому суждено искуситься - ему же в осуждение...

Автор - писатель, публицист, Председатель Правления Экологического движения «Зеленый век»

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter