Опять «Гора», опять «Болото»

И мы горды, и враг наш горд.

Рука, забудь о лени.

Посмотрим кто у чьих ботфорт,

Посмотрим кто у чьих ботфорт

В конце концов согнет свои колени.

Через три дня выборы. 12 лет после начала 21 века. Но за предсказуемым и внешним действием 4 марта – будут стоять другие тени, тенденции и образы. И в этот день – решаться будет не так много. Что-то – уже решилось раньше. Что-то – будет решаться скорее 5 марта. В день смерти Сталина.

Но чтобы не решилось 5 - ого и в последующие дни – в этот день лишь начнется нечто более глубокое и подлинное. Тень чего на миг мелькнула месяц назад – 4 февраля. То настоящие – что проглянуло на момент – и ушло в тень. Но что станет на самом деле главным в ближайшие месяцы – как бы не разрешилось противостояние, которое начнется 5 марта. Тогда на миг мелькнули два старые имени – мелькнули, как амаркорд – и пока ушли.

«Гора» и «Болото». Именам – более двухсот лет. Имена – Великой Эпохи – эпохи Великой Французской революции.

«Горой» называли якобинцев, увлекавших Францию вперед по пути создания нового общества. Они тогда встали во главе народа, в первую очередь – обездоленных, санкюлотов. Смогли опереться на их активность, создали новую армию – и отстояли независимость Франции и ее право самим решать свою судьбу. Резко прорвались вперед по пути демократии, обрушили удар народа не только против привилегированных сословий – но и против перерождавшейся части вчерашних революционеров, наживавшихся на революции, на взятках и спекуляциях.

Они сбросили с плеч Франции старую прогнившую бюрократическую систему, победили, казалось бы, всех своих врагов – и контрреволюционеров-монархистов, и сторонников примирения с королевским двором, представлявшим крупную буржуазию, и пытавшихся остановить народовластие и движение вперед представлявших среднюю буржуазию жирондистов. Они сдержали нетерпеливых ультралевых, и встававших на путь соглашательства с противниками сибаритов от революции.

Но тогда их победило Болото. Те, кто был между. Кто хотел покоя. увековечивания своей власти и закрепления вновь обретенной собственности. Те, кто хотел, чтобы демократия была не властью народа – а их властью, властью обеспеченных и сытых. И в решительный момент выступления заговорщиков из числа обогатившихся в ходе революции – Болото, само состоявшее из таких же людей – встало на сторону государственного переворота, прикрытого тогда словами об «угрозе тирании Робеспьера».

Хотя и победить они тогда смогли лишь потому, что оставшийся верным демократии Робеспьер – не согласился пойти на установление своей личной диктатуры, а уже в ходе переворота – не отдал приказ выступившим на его стороне войскам о штурме захваченного термидорианским болотом здания Конвента.

«Я не могу приказать расстреливать мною же созданный революционный Конвент».

Гора все время планомерно вела Францию вперед. Болото все время тянуло ее назад.

В России сегодня как будто бы воскресло это противостояние. Люди Болота, как и двести двадцать лет назад лет назад винили лидера процесса в тирании. Как и двести двадцать лет назад требовали возврата назад – в российские 90-е годы. Как и двести двадцать лет назад плечом к плечу выступили, казалось бы противоположности. Лидеры несостоявшегося ПАРНАСА, еще летом подготовившие и обнародовавшие проект закона о люстрациях как активистов «Единой России», так и активистов КПСС - выступали при поддержке людей, называющих себя коммунистами. Русские националисты – выступали рядом не только с ярыми западниками, но и с ненавидящими их неизвестно откуда взявшимися представителями УНА-УНСО. Явлинский, обличающий на словах грабеж 90-х – был рядом с осуществлявшим этот грабеж Прохоровым. Рыночный фундаменталист Кудрин – был рядом с Сергеем Удальцовым.

Террариум недовольных. И все - хотели назад. Всех манила «демократия» образца 90-х гг. И все были готовы на все – лишь бы обрушить то, что есть – и каждый уже знал, кого из стоящих с ним рядом он потом с радостью повел бы к стенке.

Летом 1794 года, когда под обвинения в тирании термидорианское Болото свергало Робеспьера – вместе тоже были «левые» и «правые», восторженные радикалы, боявшиеся установления личной власти Робеспьера – и ожидавшие суда по обвинению в коррупции депутаты-взяточники.

Только уже весной 1995 года вчерашние взяточники объявят «тираноборцев» «охвостьем Робеспьера» - и отправят кого на гильотину, а кого на каторгу в кайенские болота. «Золотая молодежь» разгромит якобинский клуб. И порядка миллиона человек умрет с голоду в результате отказа от проводимой Робеспьером политики ограничения цен и борьбы со спекуляцией. Тогда в Париже победило «Болото».

Сегодня в Москве на вызов нового «Болота» ответила «Гора». На поклонную приходили не защищать власть. Тем более – не защищать «Единую Россию». Даже – не защищать Путина. Приходили объединиться на атакуемом рубеже, чтобы отразить атаку зовущих в прошлое. Те, кто пришел туда – не просто защищали 2000-е – хотя их позитивное содержание они защищали. Они пришли – чтобы и покончить с 90-ми, и пойти вперед – защитить и то, что есть сегодня, и надежду на завтра, и возможность иметь перспективу – начать прорыв в будущее.

Ложь что их насильно свезли туда на автобусах: чтобы перевезти хотя бы 10 тысяч человек – уже нужно 250 автобусов. Им просто негде было бы припарковаться. Тем более тем двум с половиной тысячам автобусов, которые нужны были бы чтобы перевезти сто тысяч человек. Ложь что их туда сгоняли - согнанные на субботний мороз и ветер сто тысяч человек – либо не дошли до места сбора, либо разошлись бы через 15 минут.

Пришедших потому и оказалось много больше, чем ждали организаторы – что абсолютно неожиданно основная масса пришла сама. Просто узнав, что там будет митинг – против тех, кто звал вернуться в 90-е годы.

Во Франции за «Болотом» стоял нажившийся за время революции «средний класс». За «Горой» - санкюлоты Парижа.

Лидеры Болота в Москве сами любят говорить, что они опираются на «средний класс» – хотя отдельно нужно разбираться, что все же это такое. Судя по опросам 24 декабря из тех, кто вышел по их призыву – было 24 % бизнесменов и руководителей среднего звена, и 44 % «специалистов коммерческий структур» и еще 8 % офисных служащих и 4 % работников сферы услуг - челяди «новых русских».

На Поклонную Гору пришли санкюлоты Москвы. Не защищать власть – требовать от нее движения вперед. Служения большинству – соответствия его интересам и выполнения его воли.

Пришли не для того, чтобы оправдывать мешающее им жить – а для того, чтобы двинуть страну вперед и самим принять участие в определении ее судьбы.

Но если раньше свою волю власти пыталось навязать Болото – в ответ ему пусть пока тенью – но нарастает контур Горы. Монтаньяры России.

4 Марта они еще не выступят самостоятельно. 4 марта и в недели после него они будут вести свой оборонительный бой.

Но потом – не так долго ждать – они схватятся с Болотом. И хочется верить, что той же энергией, с какой монтаньяры Франции приняли вызов истории – но без повтора ошибок Робеспьера, не решившегося отправить Болото туда, куда отравлял аристократов.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter