Напишет ли Ходорковский «De Profundis»?

«К его руке – от слез кровавых

Вернулась чистота:

Лишь кровью кровь омыть возможно,

И влага слез чиста, -

И красный знак, что дал нам Каин,

Стал белизной Христа»

(«Баллада Рэдингской тюрьмы», О.Уайльд)

То, что написано ниже, наверное, может прозвучать странно в привычном всем нам политическом контексте, среди политической публицистики, и не менее странно, а для кого-то даже отталкивающе – из моих уст как либерала, сторонника Европейских ценностей, в недавнем прошлом – гонителя Церкви. Понимаю, что в зависимости от аудитории, меня могут обличить кто в фарисействе, кто – в отходе от либеральных идеалов, кто – просто в скудоумии и помешательстве. Отдавая себе в этом отчет, тем не менее, я сознательно публикую эти строки, и прошу простить за то, что кому-то может показаться излишне возвышенной их тональность. В данном случае некоторая кажущаяся напыщенность объясняется с моей стороны принципиальной невозможностью и недопустимостью говорить о столь важных вещах сухо и деловито, а также тем, что пишутся они, что называется, по Духу, а не по разуму.

В интернете появилась очередная беседа журналистов с матерью Ходорковского. Очень жалко ее, естественно, как и любую мать в подобной ситуации.

Жалко, но что удивительно после всех этих событий, от нее не услышать ни слова о Боге, о Христе. Никакого переосмысления происходящего – только печаль, подавленность, страх. И у самого Ходорковского тоже – никакого переосмысления ценностей по Духу (по крайней мере, вслух, но, похоже, что и внутри), нет понимания, ЗАЧЕМ ЭТО произошло и ПОЧЕМУ...

Человек все еще надеется на суды, адвокатов, возможно, когда-то надеялся на Медведева. По-прежнему что-то пишет, публикует, какие «они все» негодяи, пытается апеллировать к гражданскому обществу, к правозащитникам, к Западу...

В глубине души не веря в успех, он, тем не менее, продолжает «бороться». Без сомнения, понимая, что все это никому не нужно, кроме узкого круга либералов-единомышленников, что всей стране давно уже все равно. По сути, все равно было с самого начала, кому-то - с элементом злорадства, остальным – просто безразлично. С каждым днем надежда все угасает, и, думаю, он порою сомневается, что вообще сможет выйти из заключения. Хотя продолжает бороться, что, наверное, должно вызывать уважение.

Однако главного так и не произошло. Столько потеряв (а по масштабу я бы сравнил его трагедию с трагедией Оскара Уайльда – на какой в одном случае эстетической, а в другом случае комфортно-финансовой высоте был человек, и в какую грязь его втоптали), будучи раздавленным и попранным беспредельно, он не сделал самого главного вывода, который единственно должен был сделать.

Он не нашел в себе сил задуматься о самом главном – я бы сказал, о великом даре Провидения, выраженном в возможности преобразиться, пересмотреть все, что было сделано, и на чем он строил свою жизнь – современный, интеллигентный, успешный, высокообразованный, молодой еще человек, некогда сконцентрировавший в своих руках колоссальные возможности и финансовые ресурсы.

Кому-то, чтобы открыть высокие истины и отринуть все то, что тянуло вниз, к миру с его фальшивыми ценностями, лукавым комфортом, возможностями и деньгами, приходилось самому заживо сдирать с себя кожу вместе с этими путами. А здесь не пришлось распинать себя самому при жизни, добровольно отказываясь от неправедно нажитого, не потребовалось раздавать свое состояние бедным, уходить в монастырь, отрываться от родных, искушая их на непонимание, укоризну и скорбь, не потребовалось самому ради раскаяния обрекать себя на страдания – это за него с ним сделали другие.

Не хочу показаться высокопарным, но ведь все это произошло опять же волей Провидения – руками тех, кого свыше избрали с этой целью и кто в свою очередь за это же потом и ответит. И я даже не хочу разбираться, виноват ли Ходорковский по факту (заказывал ли он убийства или нет – это уже не важно), если нет – тем выше ценность жертвы и страдания перед Всевышним, если да – тем важнее раскаяние.

Но он виноват по сути (с чем в принципе никто не сможет поспорить!) – виноват в том, что во всеобщем разгуле потребления создавал бесчеловечную машину власти золотого тельца, которая перемалывала своими жерновами более слабых – неумолимо и беспощадно; был слеп и глух к страданиям простых людей (а иначе невозможно создать в такое короткое время мощную бизнес-империю), жил гордыней и алчностью, возведя себя на Олимп, с которого еще при жизни ему довелось быть низвергнутым.

Мало кто помнит, но еще в начале 90-х годов Михаил Ходорковский, в соавторстве со своим партнером Леонидом Невзлиным, написал книгу «Человек с Рублем» (издательство «Менатеп-Информ», 1992г.), которая как-то нелепо претендовала на то, чтобы стать своеобразным «Евангелием богатства». Эта книга – в высшей степени пошлая и неэтичная и, вдобавок, очень хвастливая и заносчивая. Ее основная мысль сформулирована в короткой главе «Наш Бог и Кумир»: «Мы не скрываем, что заряжены на богатство…. Наш компас – Прибыль... Наш кумир – Его Финансовое Величество Капитал, ибо он и только он ведет к богатству, как к норме жизни. Довольно жить Утопией, дорогу – Делу, которое обогатит!»…

В наши дни Михаил Борисович, отбывая тюремный срок, начал сам писать статьи. Бедная мама в интервью говорит, что раньше никогда не думала, что ее сын может писать. Понятно, о «Человеке с рублем» ему сейчас стыдно и вспоминать, да и очевидно, что состряпал ее на скорую руку какой-то журналист по заказу авторов.

Правда, очень грустно, что ему так и не смогла открыться истина, что единственной написанной им в заключении книгой может быть Книга покаяния – независимо от того, виноват он в том, за что его осудили, или нет. Покаяния духовного, мировоззренческого, перед Богом и перед людьми, покаяния за себя и за всех тех, с кем он вместе или просто рядом создавал эту бесчеловечную машину – в бизнесе и в политике. Покаяния за всех нас, кто до сих пор живет пустыми иллюзиями о ценности финансового успеха, денег и суетной власти.

Кто-то, скажет, что опальный олигарх уже неоднократно произнес слова сожаления – некоего социального раскаяния, пересмотрев свои хищные поверхностные взгляды на рыночно-либеральное развитие общества. Но эта переоценка по своей сути – ничто по сравнению с теми духовными выводами, которые ожидались, которые открывались столь многим, оказавшимся в его ситуации.

Сегодня же, на вопрос французского журнала Paris-Match, был ли он «молодым волком с длинными зубами, который действовал во многом неосознанно и без угрызений совести», Ходорковский ответил: «Молодым - несомненно! "Волком" - в меньшей степени, чем многие другие. Был ли я амбициозным? Несомненно. Действовал ли я "неосознанно"? Нет, но, может быть, я где-то не был достаточно циничным, а где-то имел недостаточное представление о современных правилах ведения бизнеса. Без угрызений совести? При тех несовершенных законах только совесть и была критерием того, что я делал или отказывался делать. Может быть, поэтому не было и угрызений».

В этом контексте абсолютно неинтересно и бессмысленно проводить параллели с его «братьями» по олигархическому миру, на которых он, кстати, кивает в том же интервью, дескать «почему в тюрьме находится человек, у которого нет ни яхт, ни дворцов, который никогда не был окружен топ-моделями и не обладал предметами роскоши, в отличие от многих известных олигархов?»

Да потому, что это только его путь, его крест, его судьба, его страдания и через них ему предоставленная возможность, и вряд ли имеет смысл раньше времени завидовать тем, кто в сегодняшнем голодном и больном мире тратит деньги на покупку яхт, футбольных клубов и бесчисленных дворцов.

Духовное покаяние Ходорковского было нужно ему – в первую очередь. Только в нем единственном был залог превращения человеческой катастрофы в Промысел, в испытание, целью которого – преображение.

И трагедия заключается в том, что этого проникновенного, очистительного чувства – Божественного дара покаяния – у человека так и не проявилось. Даже после стольких лет страданий за решеткой, что делает их абсолютно бессмысленными. На мой взгляд, именно это по-настоящему страшно.

И в заключение, в надежде, вдруг эта статья попадет в руки самого узника и он не воспримет ее как осуждение, хочу привести слова Льва Толстого, которые могут послужить неким советом действительно великого человека: «Человек никогда не бывает ближе к Богу, как когда он бывает в беде. Пользуйся этим, чтобы не потерять этого случая сближения с тем, что одно дает неизменное благо».

Автор - Семенов Владимир Олегович

Сопредседатель Общероссийского общественного экологического движения «Зеленый век», депутат Государственной Думы 3-го созыва (1999-2003).

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter