Национальное государство как процесс

Мы привыкли воспринимать мир статичным, только так мы можем его рассмотреть, как-то описать, сделать выводы. Но мир, человеческое общество находится в постоянном движении, развитии. И когда говорят о национализме, о том, что национализм порождает национальное государство, то нужно иметь в виду, что это тоже процесс. Процесс довольно длительный, который имеет свое начало в европейских государствах, этим началом была борьба на независимость Нидерландов от господства Испанской империи. Но вот конца этого процесса мы не знаем, ибо процесс продолжается.

Устоявшиеся национальные государства Европы сейчас снова наполненным неким внутренним движением, и что из этого выйдет, мы не знаем.

Но вернемся к началу процесса. Часто при этом говорят о буржуазной революции в Нидерландах. Любопытно, что отечественные историки в массе своей до сих пор используют этот неточный марксистский термин – буржуазные революции. Термин этот неточен потому, что нельзя всенародное движение за национальную свободу, в котором участвуют и аристократы, и бедняки, сводить к борьбе буржуазии за свое экономическое господство.

Что касается Нидерландов, то нужно иметь в виду, что так именовали не только нынешнюю Голландию, но и Бельгию, и часть нынешней Северной Франции.

Первый этап строительства национальных государств на этой территории был мирным. Земли эти были частью Испанской империи. Жившие там трудолюбивые пассионарии создали передовую экономику того времени, испанская корона душила их налогами.

Первоначальным толчком к освобождению было желание жителей к послаблению тягот, к тому, чтобы испанцы не мешали развивать голландцам и прочим свою экономику.

Но как всегда бывает в истории, Бог лишил испанских монархов разума. Налоги повышали, гнет католической церкви нарастал, хотя Нидерланды давали большую часть доходов в казну испанской империи, в которую входили многие нынешние территории Европы и огромные владения в Южной и Центральной Америке.

Понятное дело, что за бабло идти на смерть никому не хотелось. И тогда история подкинула голландцам другую тему, а именно, религиозную.

Протестантизм возник как рациональное переосмысление европейцами доктрин христианства. Собственно, вся история Европы, начиная со времен эпохи Возрождения, это история освобождения от тех или и иных догматов христианской церкви. Последний этап этого тотального освобождения связан с пресловутым фрейдизмом, хотя был бы Фрейд или его не было, все шло бы в этом направлении с той же скоростью.

Итак, появился повод для религиозного сознания тогдашних людей отрицать власть Испанской империи, а значит, начать прямую вооруженную борьбу за освобождение. Борьба начинается, страшная, кровавая. Нидерланды вроде бы обречены, но ненависть к испанским имперским придуркам так велика, что после одного подавленного восстания, поднимается следующее.

Как всегда в такой борьбе ненависть застилает глаза, враг испанцев друг нидерландцев, отсюда даже попытка заключить против испанцев союз с турками, рождается девиз «лучше османы, чем Римский Папа».

Но и ресурсы у нидерландцев не такие уж и маленькие, двести лет они проводят в перманентных войнах, но именно в эти столетия Голландия становится самой экономически развитой страной мира! Рождение и развитие национального государства всегда порождает в народе чудовищную энергию!

А теперь, собственно, о национальном государстве. Есть такой миф в европейской политологии, что сначала рождается идеология национализма, а потом она порождает нацию и национальное государство.

На примере Голландии видно, что это ерунда полная. Никто там не собирался создавать национальное государство, никто не разрабатывал идеологию национального государства, оно появилось само, как лучшая форма для существования голландского народа, который в процессе борьбы стал нацией.

И дело не в том, что появилась Голландская республика и существовала довольно долго, а в том, что возникло разделение властей. Династия Оранских, которая возглавила борьбу Голландии за независимость то теряла трон, то возвращала его, но при этом была всего лишь исполнительной властью! Законы, казна и суды были независимыми от династии. Я, разумеется, несколько упрощаю, но подчеркиваю этот факт, что король или император вполне может стоять во главе национального государства, если там есть реальное разделение властей.

В процессе борьбы за религиозную и национальную независимость голландцы пришли к оптимальной форме существования – к национальному государству.

Любопытно, что наш Петр I поехал именно в Голландию набираться опыта, топором там махал, но самого главного не увидел, не увидел причины экономического успеха голландцев, не увидел, что разделение властей, демократия, первичность нации делает страну сильной. Он пошел по пути создания военизированного государства, хотя никакой нужды в этом не было. России тогда никто не угрожал.

Время борьбы голландцев за свою независимость и формирование национального государства можно датировать как 1555 – 1809 гг. Как видим, срок громадный, поэтому формирование национального государства в России вполне можно обозначить с 1825 по настоящее время, с учетом того, что полноценного национального государства у нас так и не возникло до сих пор, мы в очередной раз за эти почти 200 лет вплотную подходим к этой проблеме, но сейчас ее уж никак не обойти.

Еще интереснее происходило строительство национального государства у англичан. Это было настолько любопытное время, что его трудно как-то одномерно обозначить. Для советских марксистских историков – это, конечно, буржуазная революция, для самих англичан это - гражданская война, для прочих – английская революция.

Марксисты пишут так: «Английская буржуазная революция 17 века, победоносная буржуазная революция, приведшая к утверждению капитализма и установлению буржуазного строя в Англии; одна из ранних буржуазных революций».

На самом деле, менее всего енглиши были озабочены в это время приведением к власти буржуазии, со свойственным им темпераментом они в одно время боролись с неограниченной монархией, вели религиозную войну, строили национальное государство и приступили к созданию Британской империи, империи, в которой господствуют англосаксы.

Для современников, конечно же, все было пронизано религиозным духом, они и не мыслили в других категориях. Протестанты объединили всех тех, кто был против старого мира в борьбе за новый религиозный мир.

В это же время возник конфликт между королем и парламентом, началась гражданская война. Тут же рядом были «этнические меньшинства», шотландская армия раз даже подходила к Лондону и заставила английского короля принять их условия, а ирландцы дождались геноцида в отношении них со стороны англичан.

Но суть свелась к тому, чтобы опять же «разделить» власть на исполнительную во главе с королем, и на законодательную, представительную, выбираемую. И к этому независимый суд.

Т.е. общество искало, каким образом сбалансировать интересы разных социальных групп. И те же аристократы английские никуда не делись (они до сих пор никуда не делись), и королевская власть в итоге осталась, но общество приняло ту форму, которая была оптимальна для дальнейшего развития. И мы видим фантастический взлет Англии, ту же огромную пассионарную энергию, разбуженную национальной революцией. Мы видим, как Англия стремительно богатеет и в экономическом плане обгоняет Голландию, мы видим колоссальную экспансию англичан по всему миру.

Было ли это время идеальным для англичан? Отнюдь нет. В результате всех этих передряг в Англии появилось огромное количество людей, которые жили на гране нищеты или просто нищенствовали. Кстати, именно это категория люмпенов составила армию переселенцев, которая заселила Новый Свет, и армию каторжников, которые заселили Австралию и новую Зеландию.

Многие английские авторы делают отсчет для своего национального государства с первой трети 19 века, именно тогда армия люмпенов стала пролетариями, осознающих свои интересы, умеющих бороться за свои интересы.

Те же французы приезжая из своей страны, страны дворян, чиновников и крестьян ужасались обилию англичан, одетых в лохмотья, шляющихся по стране без дела. Но, оттянув свою революцию, французы не избежали ее, и она была еще более ужасной, чем революция англичан. То же самое будет и с русскими. Сытая по сравнению с Англией 18-го века Россия, страна чиновников, военных и крестьян получит свою революцию, которая будет самой поздней в Европе и самой страшной и бессмысленной, потому что не разрешит противоречий между властью и народом, а просто поменяет власть и законсервирует проблемы.

Так что этап национального государства еще не удалось избежать никому, но у каждого народа был свой путь. Скажем, чехи начали свою национальную революцию с того, что в онемеченной Чехии заново практически создали свой язык и культуру.

Специфика нынешней РФ дает еще один вариант движения к национальному государству, когда, в общем-то, образованное общество времен СССР сейчас деградируют и возобновляются все те социальные конфликты, которые и в СССР и Европе давно ушли в прошлое.

И мы видим, что эти конфликты могут найти свое разрешение только в русском национальном государстве. Мы это видим, только не видим политической силы, которая может все это сделать мирным эволюционным путем, мы не видим даже того, чтобы эта проблема осознавалась. Она не осознается, к сожалению, ни на уровне остатков интеллигенции, ни на уровне власти.

Один умный Глеб Павловский, почитав труды современных русских националистов, признал, что демократии без национализма быть не может, но тут же добавил, что при синтезе родится совершенно новое общество, и что он за решение этой проблемы взяться не готов.

Когда все не готовы взяться за решение этой проблемы на помощь приходит исторический процесс, но он безжалостен к дуракам. Исторический процесс остановит нельзя, как это пытались сделать испанские империалисты и английские короли, да много кто пытался.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter