Десталинизация. Правозащитный хоррор

Мы будем жить вечно

в обманщицах-сказках

в легендах и красках

картин безупречных.

Пусть стелет лёд вечер

пусть дышат тьмой двери –

но в смерть мы не верим

и будем жить вечно.

Ольга Громыко

Каждая пытка когда-нибудь заканчивается. Вот и дверь кремлевского кабинета, наконец, закрылась за последним на сегодня посетителем. Товарищ Сталин, выбираясь из-за стола, с трудом удержался от вздоха облегчения. После Возвращения привычный некогда темп давался ему с трудом. Пришлось несколько раз пройтись от стола к окну, разминая уставшее тело и выстраивая план работ на следующий день.

А тут еще утомленные глаза начали шалить: причудливые тени, ранее свободно бродившие по кабинету, собрались в кресле у стола в подобие высокой человеческой фигуры. Ну откуда тут…

– Забавная игрушка, – произнесла вдруг фигура, протягивая руку к несчастному айпаду Медведева, так и валявшемуся все это время на столе. Вместо комка теней за столом сидел худой высокий старик: длинный нос и сочные губы сладострастника, холеная бородка висит острым клинышком и загибается на конце крючком, и волчьи глаза — желтые, спокойные, беспощадные. Правый глаз странно подмигивал бывшему верховному главнокомандующему. «Да старик же наполовину парализован», -- сообразил Сталин, отчаянно пытающийся прокачать неожиданного гостя. Но старик был неплохо закрыт: можно было уловить лишь отзвуки холодной злой силы ненавистного Третьего Могущества. «Если Блудница опять решила влезть в нашу операцию…», -- Сталин не успел довести мысль до конца.

– Что ж так смотришь, будто неродной, – ехидно спросил старик. – Или думал, что кроме тебя в Кремле такой выброс некроэнергии, да еще и в такой день, использовать некому?

Вопрос исчерпывающе объяснил ситуацию, и решение нашлось мгновенно.

– Охрана! – изо всех сил заорал Иосиф Виссарионович, стараясь держаться на приличном расстоянии от рабочего стола.

Дверь в кабинет распахнулись, вот только мощный бородатый мужик в камуфляже и со странным свертком в руках мало походил на охранника. «Надо вызвать Лаврентия», – промелькнуло в голове у Сталина. Но словно в ответ на эту мысль вошедший, криво усмехнувшись, бросил на пол свой сверток.

Генералиссимус немало пережил и в жизни, и после жизни, но вот видеть, как в прямом смысле слова приносят в кабинет головы врагов, ему не приходилось. Так что Иосифу Виссарионовичу потребовалось целых две секунды на то, чтобы заставить себя не смотреть в удивленно распахнутые мертвые глаза верного Лаврентия.

А за эти две секунды в кабинет вошло сразу несколько причудливо и разнокалиберно вооруженных персонажей, среди которых особо выделялось две сильно увеличенные и вооруженные до зубов копии бородача в камуфляже. Без оружия из вошедших был лишь невысокий худой мужчина в дорогом современном костюме. Именно он и обратился к бывшему новому хозяину Кремля.

– Удивлен и разочарован, Иосиф Виссарионович – произнес господин первый министр. – Ведь в Лимбе за скромную плату вы могли получить практически любую информацию о происходящем на Земле. И неужели вы действительно думали, что бедный Дима, все эти клоуны правозащитные – реальная власть в стране? Неужели вы думали, что достаточно напугать их – и вы получите власть на блюдечке с голубой каемочкой? Заняли Кремль – и начали таскать Медведева за уши да искать в интернете информацию по росту валового продукта России. Видимо, мой уважаемый консультант прав, – кивок в сторону старика, откровенно наслаждавшегося происходящим. – Для молодых неопытных мертвецов огромное посмертное внимание опасно: можно захлебнуться в поминальничках и потерять свою личность, получив взамен дикую кашу из комплексов почитателей и фобий ненавистников.

– Да-а-а, – протянул Владимир Владимирович, подходя к окну. – И что нам теперь дальше делать? Вы, кстати, так пока никаких серьезных репрессий и не начали? Даже Михалкова отпустили? Федотова на политический сыск поставили?

– Нет, не начал и пока не собирался, – с достоинством ответил товарищ Сталин. – Незачем повторять дурацкие сказки ваших…

В этот момент комм господина министра отрывисто вскрикнул. И, как по условному сигналу, бородач, в течение всего короткого разговора медленно обходивший генералиссимуса с фланга, выхватил из ножен огромный тяжелый нож и рубанул вождя по шее. Еще одна отрубленная голова покатилась по ковру, а давно мертвое тело мешком осело на пол.

– Стой, Рамзан, – с опозданием выдохнул премьер.

– Чэго, стой? – зло выкрикнул названный Рамзаном. – Ты договорыться с ным хотэл? Протыв мэня? Да я…

Рамзан медленно опустился на пол рядом с товарищем Сталиным. «Парализованный» старик, о котором все как-то забыли, спокойно вытер лезвие засапожника о куртку упавшего. Телохранители Рамзана, неплохо проявившие себя, когда нужно было снимать новую охрану Кремля, дернулись за оружием, но вошедшие вместе с ними люди князя Данилы наглядно показали, что в тесном помещении холодное оружие даст большую фору огнестрелу, а столетия в Лимбе не слишком отразились на их умении рубить «басурман».

– Вот примерно как-то так, – резюмировал Владимир Владимирович, подходя к столу и с любопытством разбирая свежие сталинские записи, не обращая внимания на тихую суету своих людей и своих мертвецов вокруг тел на полу.

– Все же поищи планы на «чистку», – напомнил старик, возвращаясь в облюбованное кресло.

– Вряд ли, Иван Васильевич, там будут те, кого я хочу там видеть, и те, кого назвал мне ты, – хмыкнул господин первый министр.

– А это так важно? – вернул шпильку великий князь.

– Нет, не важно, – согласился Владимир Владимирович. – Списки возьмем свои. А если Старшие Ложи и Адские Могущества будут интересоваться, куда делись их люди и нелюди в России, ответим, что дотянулся проклятый Сталин.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter