Гельман и Михалков: жизнь в искусстве

«Весь мир — театр. В нем женщины, мужчины — все актеры. У них свои есть выходы, уходы, И каждый не одну играет роль».

В.Шекспир, «Как вам это понравится»

Помнится, после написания мною статьи о последнем фильме Н.С.Михалкова – многие мои друзья оценили тот мой текст как «стёб».

Хитрить не буду – в значительной степени так оно и было. Но «стёб», или попросту ирония (весёлая или горькая – не важно) был лишь в том, что у любого психически здорового человека как минимум недоумённо вздёрнется бровь – когда из патриотической, великой, но очень во многом трагической темы - Той страшной Войны – делается не «гражданское патриотическое кино», а странный трэшевый фарс – с опусканием Верховного Главнокомандующего Сталина лицом в торт, с главенствующей и направляющей силой русского советского сопротивления (в те годы, мда…) германской агрессии – Русской Православной Церковью, с какими-то совсем нелепыми и идиотскими эпизодами типа 15-ти метровых парусов на вражеских танках, выстроенном в чистом поле православном храме, навязчивой и пошловатой рекламе членов своей семьи с прочими «родственниками и знакомыми Кролика» и т.д. и т.п. Это не говоря уж о нелепостях исторических в фильме.

Словом – ирония (всё-таки горькая ирония, конечно, смех сквозь слёзы, так сказать) просто из-за того – что мы живём во времена, когда даже совсем пожилые люди позволяют себе так юродствовать над темой, которая совершенно не должна к этому располагать.

Однако сказанное тогда мною по сути произошедшего – вещь общепонятная, не мною открытая, разумеется, и никто с этим и не спорит.

Процитирую частично:

«…Сегодня я всерьёз задумался над вопросом — почему последний фильм Михалкова «про войну» ТАК плох. … Я даже считаю, что талант Михалкова не ослаб, не выродился, а наоборот – усилился, обрёл вкус, цвет и плотность, как хорошее выдержанное вино. …
…Просто что есть искусство в принципе? Так или иначе, мы ценим любое произведение искусства за точное изображение некой действительности, некоего факта, явления и т.д. Не важно в какой форме — это может быть и «авангардистское» искусство. Форма — это лишь вопрос той призмы, через которую художник передаёт нечто, что он ухватил и чётко подметил. Кому-то нравится один способ, кому-то другой, но так или иначе и Тициан, и Моне, и Караваджо, и Кандинский, что-то очень чётко и тонко ухватили и прочувствовали — а потом передали. …
… Поэтому когда мы жили в талантливое время — Михалков и передавал именно ту атмосферу, которая витала вокруг. Насколько талантливы были те годы в смысле атмосферы, насколько они способствовали творчеству — настолько и гениальными были «Пьеса для механического пианино» и т.д.
Когда наступили поздне-ельцинские и начально-путинские годы — Михалков точно так же идеально передал саму атмосферу в «Сибирском цирюльнике».
Вот насколько дурацкими были те годы — РОВНО настолько дурацким и был тот фильм.
Понимаете? А вот само качество фильма, его сюжет-сценарий, операторская и т.д. работы — ЭТО ВООБЩЕ НЕ СУЩЕСТВЕННО. Это лишь средство передачи совсем другой мысли. Это не кино, это как музыка. …
… Его последний фильм — не про Сталина, не про Войну — вообще не об этом речь. Фильм Михалкова на сто процентов — про современную Россию. …
… И поймите — весь маразм и дикость последнего фильма Михалкова — это просто внешняя обманчивая видимость. Этот фильм не про Войну, не про Сталина и не про РПЦ. Просто сам Михалков и его заказчики этого не знают.
Каждый дебильный кадр этой картины (а там других нет), вся ложь, маразм, пошлость, бессмысленность — ОЧЕНЬ ТОНКО И ОЧЕНЬ ТОЧНО ПЕРЕДАЁТ АТМОСФЕРУ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ. Передаёт с помощью совершенно иных художественных образов».

Когда я обсуждал эту мысль без смеха, а серьёзно – мне говорили многие о том, что это вообще касается всех современных деятелей искусства – и Михалков вовсе не исключение – поэтому всё-таки нужно его всячески критиковать за конкретный плохой фильм.

Например – в моём последнем разговоре на эту тему с Владимиром Голышевым Володя сказал:

«…но тут мне кажется годится вообще любой производитель пафосной шняги

Федор, например, Бондарчук
Или кто там у нас «Адмирала» состряпал?»

Я могу лишь тут повторить то, что тогда Голышеву ответил:

«…если в моём тексте и есть рациональное зерно - то лишь потому - что у Михалкова и впрямь есть несколько удачных фильмов - "Пьеса для пианино", "Урга", да мне, пожалуй - и "Обломов" чем-то нравится, хотя книгу я много-много больше люблю - и мне не всё в фильме кажется удачным.

А Бондарчук-младший просто хрен с бугра - от которого никто ничего и не ждал.

Поэтому не мешало бы проанализировать - почему у Михалкова ТАК плохо получилось. Ну ведь можно снять и пафосную шнягу - но не такой же маразм. Ну это же совсем по ту сторону добра и зла. Можно красть сколько угодно денег, опускать с учётом политической конъюнктуры Сталина в торт - но совсем гадость зачем снимать-то? Ну что это - просто старческий маразм? Он же не совсем идиот - как мы видим из примеров его удачных фильмов. Как относительно умный человек может опускаться до такого?!»

Итак, на мой взгляд – тут всё тоньше - в данном персональном случае.

Теперь я хочу подойти к новому «арт-проекту» Никиты Сергеевича – его блоггу в «Живом Журнале» и размещённым в нём роликам.

Конечно – и тут дикость зашкаливает, все об этом уже слышали. Начнём с того, что название и описание проекта «Никита Бесогон» с рассказами о том, что «был такой Никита, который бесов прогонял» – вообще взято, как выяснилось из средневекового апокрифа «Сказание о Никитиных мучениях», который был запрещен Русской Православной церковью еще в XVII веке. Тем не менее, в блогге Никиты Михалкова висит именно эта «информация» о Святом Никите. Никита Сергеевич не заглянул в святцы и сам признался, что стащил сказочку с сайта магазина металлоискателей «12 талеров».

Житие же Святого великомученика Никиты Готского вообще ничего не имеет общего с текстом апокрифа (в тексте по ссылке имеется информация более точная о Святом мученике Никите Готском). Не говоря уж о том, что есть мнение, что Никиту Сергеевича назвали вообще не в честь Никиты Готского, а другого «мученика» - уже совсем отечественного – и вообще советского атеиста.

Это так сказать – про посыл, про название. Такое вот «охранительство» с православных позиций. Разумеется, - в некотором роде это мелочи, но мелочи свидетельствующие о самой сути проекта. А суть его получается, исходя из этого, заведомо культурологическая, искусственная (от слова «искусство» в данном случае) – воздушная и лёгкая.

Дальше – больше. Какими же фразами и образами «гоняет лысого беса» у себя в ЖЖ Никита Сергеевич?

Всякие «взвейтесь, да развейтесь» и «я вам покажу!», «вот я вас!» и т.п. - это не содержание, а естественное для «охранительства» обрамление.

Никита Михалков говорит вещи, совершенно не стесняясь – на первый взгляд запредельные. Ну, про то, что «японцев Бог наказал за безбожие» - я комментировать не буду – настолько неуместно и бестактно это прозвучало. Да и вообще мне просто надоело слушать в последнее время эту «модную» версию – настолько глупо это звучит, что прям… Будем считать это ляпом в случае с Михалковым.

Но не всё так глупо. В третьем его ролике говорится про «мигалку» на его автомобиле – и Михалков говорит, что она ему положена, что мигалка на его машине – есть в конечном итоге – большое благо для страны – и что «если Министерство обороны, давшее режиссёру мигалку на машину, не сможет защитить эту его мигалку «от нападок» - значит оно не сможет защитить и вообще страну от внешней агрессии».

Этот тезис звучит ТАК ДИКО – что начинаешь думать – уж не шутит ли он, не сошёл ли с ума, не пьян ли, не просто ли это оговорка. Но это лишь на первый взгляд, повторяю.

Говорю вам искренне – Я ТАК НЕ СЧИТАЮ.

НУ НЕ МОЖЕТ АВТОР ГЕНИАЛЬНЫХ «УРГИ», «НЕОКОНЧЕННОЙ ПЬЕСЫ ДЛЯ МЕХАНИЧЕСКОГО ПИАНИНО» И Т.Д. НЕ ПОНИМАТЬ ЖУТКОЙ ДИКОСТИ ТАКИХ ФРАЗ.

Не сошёл же он с ума. В конце концов – внешних признаков сумашествия мы не наблюдаем, вот когда он публично назовёт Президента Медведева словом «Мадам» или словосочетанием «Сиятельная Дама» и сам при этом присядет в реверансе- или что-нибудь в этом духе – вот тогда… А пока – нет, не сумашедший.

Не может он, также – просто оговориться. Как-никак – Михалков – режиссёр, режиссёр в прошлом почти великий, а любой режиссёр безусловно знает – что основа и вообще искусства, и особенно теле- и кино-искусства – это монтаж. Если бы просто оговорился – то вырезал бы потом это в показе.

Значит он всё-таки делает это осмысленно – и даже с умыслом.

С каким?

А вот скажите – что вы слышите (какой вывод делаете) в словах Марии-Антуанетты (не будем сейчас обсуждать – она ли это сказала – или Руссо это ей приписывает; по крайней мере – Михалков точно сказал то, что мы сейчас обсуждаем, а что касается Марии-Антуанетты – то говорила она это – или нет, но во многом мы её образ формируем именно по этой фразе) «Qu’ils mangent de la brioche» - «Если у них нет хлеба, пусть едят пирожные!»?

Наверное – никто же не думает, что Мария-Антуанетта была совсем слабоумной дурой? Нет. Эта фраза есть символ крайней отрешённости верховной абсолютистской власти от реальных проблем простого народа.

Но вопрос не в том – что она была настолько реально отрешена от реальных проблем народа. Эта фраза дала нам интересный исторический образ лёгкой фарфоровой статуэтки. История давно уж схоронила и саму Марию-Антуанетту, и всех Людовиков, а также всех французских революционеров и т.д. Никто, не считая историков, не будет долго копаться в том – что на самом деле говорила эта принцесса и королева, не такая уж она интересная историческая личность, зато миллионы людей по прошествии веков ещё не раз всплакнут или умилятся этой милой фарфоровой дурочке со всякими мушками, париками и кружевами – точнее её образу. А так бы – может и не вспомнили. Это ли не искусство? А ведь искусство – в одной фразе: целый художественный образ.

Вот также и с Михалковым, на мой взгляд. Да, его роль в нашем «театре» - это всё ещё «барин». Но это уже не Паратов из «Жестокого романса», нет. И не Троекуров – которого он старательно изображал последние десять лет.

Как истинный художник и творец – он создаёт нам уже что-то совсем другое – тоже Барина, но уже как в фильме «Агония» (ибо: «И каждый не одну играет роль»). Михалковская роль - это уже не «Паратов», повторяю, теперь уже это не то изнеженный развращённый и наглый кокаинист-аристократ «Феликс Юсупов», который вполне может вторить Марии-Антуанетте, произнося её же фразы на новый лад, либо такой же по сути - Барон (не помню имени) из Минеллиевского «Кабаре».

В соответствии с требованиями времени и новых сценариев – какие роли и какой текст требует история и судьба от представителей старой сгнившей «элиты».

Декадентство (франц. decadence, от позднелат. decadentia — упадок, разложение) в чистом виде, при этом исполненное виртуознейше – куда сильнее, чем делает это его брат – «формальный декадент». Вот цена мария-антуанеттовской фразы о мигалке в частности.

Не только его фильмы, о чём было написано в прошлой моей статье, но и сам он – И ЕСТЬ ИСКУССТВО, ЕГО ВОПЛОЩЕНИЕ И СГУСТОК. Хочет он этого – или нет. И его нынешний образ – возможно не его личное пожелание (может он и не этого хотел бы), но лишь требование, сценарий и режиссура Муз, которым он отдал всего себя – и подчиняется безусловно. А ведь Мельпомена (Муза театральной трагедии) как-никак младшая сестра Клио (Музы истории) – и безусловно согласовывает свои сценарии с ней, по крайней мере исходит и из её логики, а та исходит из логики истории.

Вместо того, чтоб шипеть, хихикать, фыркать и плеваться – проявите уважение к человеку, который всего себя без остатка положил на алтарь искусства – дабы в т.ч. через образы, которые он играет в жизни – давалось нам большее понимание происходящего в стране; он заслуживает лишь овации.

Теперь вот ещё что. О другом ценителе «дегенеративного искусства» - Марате Гельмане.

Ведь именно про Гельмана Никита Сергеевич сказал, что «по заданию Суркова тот занимается опорочиванием Михалкова и его проектов» в интернете и т.д.

Оставим без обсуждения нехитрый и надоевший всем приём, когда про все проекты самого Владислава Юрьевича, включая «михалковский», запускается слух, что «Сурков против него работает». В конце концов лично я стал в последнее время намного лучше относиться к Суркову – и сам не пойму почему. Это не в виде похвалы или «подлизывания» - «лизунов» у него и так полно, а мне от него ничего не нужно и ничего не понадобится в обозримой перспективе, не говоря уж о том, что я не вижу – чтоб он ещё долго пробыл на своём месте. Просто мне почему-то его стало в последнее время жалко. Не знаю почему. Мне всех декадентов жалко, впрочем. Да и, на мой взгляд, всё-таки он стал несколько умнее, чем был – и я теперь не всегда фыркаю – когда он что-то делает. Хотя и остаётся зачастую банальным.

Словом, вопрос не в Суркове. Итак, почему-то назначеное «реалистическим» «искусство Н.С.Михалкова» теперь будет «бороться» с почему-то назначенным «модернистским и новым» «искусством Марата Гельмана».

Я, собственно, хоть и не любитель «авангардизма», но всегда считал, что слова «я не понимаю современного искусства» означают лишь то, что человек вообще ничего не понимает в искусстве. Искусство – оно или есть – или его нет. И тот же Кандинский – ничуть не меньшая величина нежели, допустим, Тициан.

Просто это иная форма выражения мысли, эмоций и пр. Иное дело – что мы сами лично предпочитаем. Да, я, например – очень люблю Моцарта с Римским-Корсаковым или Вагнера с Мусоргским – а от Шнитке у меня болит голова и начинается аллергическая реакция на звуки. Но я знаю вполне себе умных, тонко чувствующих людей – у которых почти всё наоборот с восприятием музыки. Да и то – Шнитке – это ещё не дикий кошмар для меня, бывает и хуже.

Но всё-таки – это вопрос вкуса и «личных настроек» - ибо Шнитке – безусловно творец.

А тем из вас, кто будет вопить, что совершенно не переваривает «авангардной живописи», хочу сказать – что в большинстве своём – вы вообще-то в ней живёте и работаете – и очень уютненько и комфортно себя чувствуете. Это если обобщённо говорить про современную архитектуру – начиная от жилых микрорайонов и заканчивая небоскрёбами Сити.

Искусство не может не развиваться абсолютно по всем направлениям, в т.ч. по «авангардным»

Но публика не всегда поспевает за творцами – ибо творец почти всегда намного впереди. Гениев зачастую начинают понимать лишь через сто и более лет.

Из-за этого на ниве «нового искусства» очень часто подвязываются банальные аферисты, которые могут не просто не обладать достаточным вкусом и т.д., но и вообще не иметь никакого отношения к искусству. Это естественно, нечто подобное было и в сказке Андерсена про голого короля. Раз громадное количество людей пока ещё в принципе не понимают сути некоторых новых направлений в искусстве (но зачастую стесняются об этом сказать) – то хитрые аферисты следуя банальной логике могут представлять этим людям вообще что-угодно, выдавая это за искусство, до которого «кто-то ещё не дорос».

Таков, на мой взгляд, Марат Гельман. Как он сам стал часть произведения искусства, настоящего произведения искусства – я расскажу ниже. А пока вообще о его деятельности.

Галерист Марат Гельман нынешними «партией и правительством» назначен «главным по авангардному искусству». Помимо действительно громадных бюджетов от «партии и правительства» Гельману выделен даже целый Пермский край под его экспериментаторство – с созданными там новыми музеями и возможностью назначать своих министров.

И что же он сделал на ниве авангардного искусства? Начнём с любимейшего мною жанра – с оперы. Марату Александровичу, как мне известно (я просто читал об этом в ЖЖ другого деятеля искусства) - был предложен проект создания новой авангардной оперы (не театра, а конкретного произведения).

На либретто Иветты Герасимчук. Кто такая Иветта Герсимчук? Выпускница МГИМО, руководитель программы по экологизации рынков и инвестиций Всемирного фонда дикой природы ( WWF ). Но известна Иветта в первую очередь тем, что в свои двадцать один год (!), живя в студенческом общежитии (без телефона и интернета) приняла участие во Всемирном конкурсе эссе, проведенного в том году берлинским журналом Lettre International и Веймаром - культурной столицей Европы того года. Эссе Иветты "Словарь ветров" (сначало прошло российский конкурс) получило первое место на этом ПРЕСТИЖНЕЙШЕМ МИРОВОМ КОНКУРСЕ, обойдя тексты знаменитых философов и профессиональных писателей, включая лаурятов Нобелевской премии по литературе, К.Воннегута и пр. Ранее в этом же соревновании побеждал Ж.Ж.Руссо с его «Назад к природе» (после чего он и стал известен, собственно) и т.д.

Т.е. вне всякого сомнения – Иветта – мировое открытие.

В проекте предполагалось, что композитором для создания новой авангардной оперы будет приглашён супер-авангардный и супер-модный ныне испанский композитор К.Грибари.

Что такое авангардная опера? Вообще слово авангард подразумевает нечто вроде «на шаг впереди», при этом впереди так – чтоб вести всех за собой. Делать открытия – которые будут значимы.

Не суть важно, что может быть мы с вами (я по крайней мере – точно) предпочтём слушать «Снегурочку» и «Волшебную флейту» в самых что ни на есть классических и старых постановках. Просто Грибари своей музыкой (по мне – просто жуткой, хотя и не лишённой оригинальности) – открывает новую страницу. Возможно – лет через сто – его оперы будут классикой – и наши потомки будут предпочитать их. Как бы то ни было – Грибари безусловно впереди многих. В авангарде. Может быть Грибари и Герасимчук создали бы шедевр на века – и через сто лет пермяки гордились бы, что премьера этого шедевра была в их городе.

И что же наш герой, вернёмся к нему? Гельман за проект конечно ухватился. Получил просто громадный бюджет (вот это он умеет). И содеял.

Композитором был приглашён Майкл Найман. Я тоже очень люблю Наймана, но при всём уважении, назвать его «авангардным композитором» никак нельзя. Пик его новаторской славы был уже очень давно. Так, знаете ли – и Вагнер когда-то был авангардистом. И Глюк. «Имя» Найман, повторяю – сделал себе очень давно, а теперь лишь снимает сливки.

В любом случае, при всём своём выдающемся таланте – ничего нового он больше не говорит – и никаким авангардом это не является. Привет из прошлого века, так сказать. Подчёркиваю – это тоже хорошо, но при чём тут «авангардное искусство», что творит всё новое?

Зато Найман, конечно – очень и очень дорог (в смысле денежного выражения). Приглашая его – разумеется можно освоить очень большой бюджет – с соответсвующим процентом отката.

Ну а либретто для этой оперы «Dido» написала не умница, русская девушка, известная всему миру Иветта Герасимчук, а известная лишь в кружке самого Гельмана, где все, разумеется, друг друга хвалят и любят «модная поэтесса Вера Павлова». Может она тоже девушка хорошая – я не знаю (и никто не знает – кроме Гельмана), но «авангардность» - это же не просто репутация «эмансипе и авангардистки», это вообще не репутация, авангардисты в прямом смысле должны быть впереди всех, а не просто так самопозиционироваться.

Таким образом – Гельман попросту украл идею с авангардной оперной постановкой, освоил громадный бюджет, получилась какая-то совсем не авангардная белиберда, но защитой от нападок Марат Александрович сделал имя старичка Наймана.

Теперь перейдём к более любимым направлениям деятельности галериста Гельмана. Все его художественные выставки построены на скандале. Сначала галерист «раскручивает» скандалами какого-нибудь нового автора – потом дорого продаёт картины «модного художника» за свой процент, разумеется. Ну так и должно быть, конечно, с авангардным искусством. Но с искусством, подчёркиваю. Сам по себе скандал – это не искусство.

Наиболее нашумевшие выставки – это, например, с аппликациями – «Осторожно, религия!». Что мы там увидели? Берётся фотография православной иконы или, допустим – картина Иванова «Явление Христа народу» - и вместо головы Спасителя или Лика какого-нибудь святого наклеивается фотография мордочки Микки Мауса.

Таким образом «художник» выражает свою мысль. Лично я не вижу в этом ничего, кроме омерзительного бескультурья и хамства, оскорбления чувств верующих – в любом случае это точно не искусство. Но на выставку приходят «искусствоведы на зарплате», которые пытаются давить на вас своими «научными званиями» и формальным авторитетом – и спорят, орут, доказывают – что вы не правы, что это «авангардное искусство» и т.п., потом получают своё жалование – и уходят.

Поди поспорь с человеком, у которого последний и главный аргумент – то, что он «профессор искусствоведения», а при том, что он очень и очень замотивирован – он этим аргументом будет долбать вас постоянно, давая понять, что вы – идиот, который ничего не понимает в искусстве. Это часто работает – я уже приводил выше аналогию со сказкой Андерсена. Не все решатся сказать, что не понимают то, что понимает аферист-«профессор». Раз все считают, что король в платье, а кто этого не видит – тот дурак.

Ну а другие аргументы есть? Кроме «я профессор искусствоведения так сказал». Других аргументов всего два. Первый аргумент (который мы в расчёт не можем взять) – это то, что автора данной аппликации почитает гением автор других таких же хамских аппликаций. В кружке Гельмана вообще полно жуликов, получающих доход в том числе от взаимных восхвалений.

Второй аргумент звучит приблизительно так: «Ну у тебя же это вызвало сильную эмоцию, почти шок – этого и хотел добиться Художник. Не важно – какая эмоция». Т.е. получается, что все первоклашки, разрисовывающие фотографические портреты в учебниках – добавляя к лицу усы, рога или синяки под глазом – это не просто хулиганы, а творцы-художники по своей сути. А если я, допустим, напишу на фотографии этого «профессора» или того же Гельмана на лбу непечатное слово из трёх букв или на место рта пририсую половой орган– тогда что? Как «художник» я при этом выражу мысль, которая, как я понимаю – тоже вызовет эмоцию у «профессора» и Гельмана. Но вот является ли это искусством?

Помимо «картин» Гельман любит делать выставки инсталляций. Это логично для «министра авангарда» – ибо вроде как особенно «авангардно» и модно.

Ретрограды, не ругайте инсталляцию как вид искусства. Я, например, считаю – что это действительно новый вид искусства, за котором во многом будущее – и видел много удачных образцов. Инсталляция должна быть эстетичной (даже если это эстетика безобразного) и нести в себе серьёзную (существенную) смысловую нагрузку, вызывать ассоциации и давать глубокий образ, будить эмоции. Ниже я вам приведу пример.

Но какие инсталляции выставляются у Гельмана? Скажем – все помнят более чем скандальную «инсталляцию» - когда обезьянку одели в костюм ветерана ВОВ. Вызывает эмоцию? Разумеется. Только какую? По-моему – только одну – т.к. о ветеранах так думать никто не будет – как хотел сказать автор. Эмоция такая – автор – тварь и козёл, любитель Подрабинека, заслуживающий очень серьёзной пощёчины – если не более. Т.е. в данном случае «произведения искусства» не получилось – ибо эффект достигнут прямопротивоположный – и касающийся автора «инсталляции», а не её самой.

Вот ещё пример из прошлых выставок. На насесте сидели курицы и гадили на внизу стоящий бюст Льва Толстого.

Эстетики я лично в этом никакой не вижу совсем. Но мысль простая выражена – и вполне доходчиво: автор этой инсталляции – петух, который не любит Льва Толстого и гадит. По-моему – мысль не глубока и тоже не имеет отношения к искусству. Мне кажется – что это даже не скандально, собственно. Вспоминается – как Фаина Раневская отреагировала на реплику высокопоставленного деятеля из Министерства культуры СССР, который сказал, будучи на выставке с «Моной Лизой», что считает Мону Лизу некрасивой женщиной, а картину заурядной. Раневская ответила: «Эту женщину любили и обожали столь многие и столь многие ею восхищались и восхищаются сейчас – что Вашим мнением она может пренебречь».

Искусство – это священная область со своими законами. С теми, кто себя ему посвящает хотя бы на словах, как бы давая клятву в верности и присягая – оно делает что хочет. Музы – всё-таки богини – т.е. всесильны. Кому-то они помогают в ответ на честность, трудолюбие, тонкую душу, а кому-то мстят за оскорбление подответсвенной Музам области.

Над Никитой Сергеевичем Михалковым, как мне кажется, в благодарность за его былой талант – они просто грустно посмеялись.

А вот с Маратом Александровичем Гельманом сотворили иное. «Раз для тебя искусство – это лишь наглое освоение бюджетов, хамство, жульничество и профанация - то и ты сам станешь инсталляцией». Не знаю, правда – какая из Муз отвечает за инсталляции…)))

Был такой случай. Марат Гельман очень любит казино. Рулетку и «Русский покер» (последний особенно, т.к. однажды сорвал крупный куш, ставя постоянно на бонус). Злые языки шутят, что он оставляет там еженочно весь бюджет Пермского края.

Казино, как известно, в России теперь запрещены – кроме четырёх «игровых зон», к коим Пермь не относится.

Но точно так же всем известно, что ни смотря на законодательные запреты – все казино как работали, так и работают. Кажется – их даже больше стало. Только теперь они типа «подпольные», хотя об их местонахождении знают вообще все.

И вот. Сидит тут недавно Гельман в одном казино в Перми. Казино «подпольное», но о его существовании на первом этаже одной из Пермских гостиниц, повторяю – знают все, весь город, включая власть, разумеется. Спускается из своего номера не первый этаж, дабы попасть в это же казино, один детина. Два метра ростом и двести килограмм весом. Детина этот за несколько дней до этого пошёл на одну сделку с нашим нынешним отечественным правосудием – и ему было о чём подумать, порассуждать. Словом – детина был НУ ОЧЕНЬ ПЬЯН.

Садится он за стол к Гельману – ибо они знакомы. Детина выше Марата Александровича на две головы, он очень пьян, ему плохо. Он наклоняется к Гельману, дабы сказать «Привет!» - но тут случается восстание рвотных масс – в которых с головы до ног оказывается «министр авангардного искусства». С учётом разницы в росте и весе это выглядело – как если бы у коровы случился понос, а внизу находился бы случайно какой-нибудь ёжик. Марат Александрович, кстати – после этого не ушёл домой, а просто почистился в уборной и вернулся к игре – как истинный игрок.

Собственно говоря – это просто неприятный случай, просто омерзительный – и тут можно только посочувствовать (что я и делаю – я сочувствую Марату Гельману, вы чего другого не подумайте), а не ёрничать и по-быдлячи смеяться, как это делают многие в Перми – ибо, повторяю – казино известное, бывают в нём многие, что в нём происходит – на следующий день знает весь город, а уж этот случай обсудили все – ибо отношение к Гельману в городе у всех мягко говоря «разное».

Но! Стоп, стоп. Я ведь начал с того, что Музы иногда вытворяют в виде мести, например. Теперь представьте себе – что картина застыла (дабы это было не перфомансом, а именно инсталляцией; перфоманс – это скорее в случае с Михалковым) – как в «Ревизоре» у Гоголя в самом конце пьесы.

Что мы видим? В запрещённом казино, но о котором знают все, за игровым столом сидит весь обблёваный человеком, который пошёл на сделку со следственными органами, и проигрывает там в т.ч. средства, отпущенные на «современное искусство» САМ «МИНИСТР АВАНГАРДА». Наутро он встанет – и пойдёт «бороться» с Михалковым ради взаимного пиара… А вокруг над этим хохочут жители Перми, которые обо всём знают. Хохочут именно «по-быдлячьи» - ибо всё это не смешно на самом деле.

Представьте себе – что эта картина застыла – и стала инсталляцией.

Сколько в ней смысла, какая глубина. Современная Россия.

А вы говорите, что инсталляции – это не искусство. Иногда так тронет, что ой-ой-ой!

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter