Битва манифестов

3 марта интернет-ресурс LifeNews опубликовал запись беседы журналистов издания с Никитой Михалковым. В ней глава Союза кинематографистов, режиссер, актер и общественный деятель активно использовал ненормативную лексику. Аудиозапись, презентованная как «эксклюзивное интервью», оказалась частным разговором, о чем на следующий день сообщил сам Михалков: «Я нигде, никогда и никому не давал никакого интервью с непечатными словами, а в частном разговоре один на один по телефону я могу использовать любую лексику, это мое личное дело. А то, что журналист, которому я в интервью отказал, тайно от меня записал и выложил в интернете частный разговор по телефону, только подтверждает бедственное положение, в котором находится наше общество в целом и нравы общественной прессы в частности».

Посетовав на «ханжество интернет-троллей», Михалков с присущим ему юмором посоветовал «прочитать с выражением название блога их кумира, уролога Антуана Н.» - явный намек на известного интернет-деятеля Антона Носика, врача по первому образованию. Его суперпопулярный ЖЖ действительно носит нецензурное название – и это не мешает ему быть одним из ведущих в Рунете. Казалось бы, чем-чем, а матом интернет-пользователей не удивишь. Более того: возможность транслировать свое мнение, не выбирая выражений, воспринимается значительной частью блогосферы едва ли не как «последний оплот свободы в тоталитарной России». Достаточно вспомнить словесные упражнения блоггера top-lap, который «горячим летом» 2010 года просил Путина вернуть рынду. Но тop-lap стал «знаменем Интернета», а против Михалкова развернулась кампания, равных по масштабности которой, пожалуй, не было со времен сенсационных разоблачений еще одного блоггера – Алексея Навального.

К антимихалковской кампании подключились все «субъекты блогосферы»: от интернет-ботов до элитных тысячников и целых ЖЖ-сообществ. Тем временем LifeNews попытался развить атаку: зацепившись за уже ставшую крылатой фразу Михалкова об «афганской козе и Дмитрии Диброве на Красной площади», журналисты последовательно пытались втянуть в скандал афганскую диаспору, затем афганское посольство, затем ветеранов афганской войны, не говоря уже о самом Диброве. Последний, впрочем, поддержал Михалкова и в своем ЖЖ дал резкую отповедь «некоему двадцатилетнему остолопу, приехавшему подзаработать в Москву и не нашедшему в себе иных сил и талантов на что-либо еще, кроме работы в желтом листке/ресурсе».

То, что Михалкова не любят и интернете, сомнению не подлежит. Известны и основные «нервные центры» этой нелюбви. Но пресловутый налог на болванки умер, не родившись, мигалку, вроде бы, снимают, а «Мохнатого шмеля» Никита Сергеевич поет действительно замечательно. Так в этом ли дело? Чтобы ответить на этот вопрос, вернемся на несколько месяцев назад, когда по отношению к Михалкову случился предыдущий всплеск интернет-ненависти. Итак, 27 октября прошлого года в СМИ прошел вал сообщений о том, что Михалков подготовил программный документ «Право и Правда. Манифест просвещенного консерватизма».

Документ примечателен критикой политики т.н. либерального крыла в руководстве страны. В частности, говорит о бесперспективности и бессмысленности модернизации, поскольку «современный общественный строй, представляющий собой гремучую смесь из догоняющей Запад либеральной модернизации, произвола «местных начальников», всепроникающей коррупции, не устраивает россиян. За парадом экономических реформ и фасадом либеральных институтов по-прежнему скрываются традиционные архаичные отношения».

Кроме того, документ предлагает ряд политических инициатив, открыто противоречащих линии кремлевских идеологов:

- по расширению в РФ партийного спектра (Манифест: «чтобы добиться нового качества политической м правовой работы в стране, следует… стремиться к сокращению общего числа политических партий»);

- по демократизации процедур назначения глав регионов (Манифест: «губернаторы и мэры городов федерального значения должны выдвигаться на должность и освобождаться от должности президентом страны»).

Присутствует и явный выпад: «тот, кто ратовал и ратует в России за скорые реформы, тот не понимает природы российской государственности и подрывает корневое бытие нации, личности и государства…» При этом есть прозрачный намек на «русский бунт».

Манифест в течение того же дня был публично поддержан «Единой Россией».

Согласно комментарию обозревателя «Новой газеты» (это, кстати, газета, которой Дмитрий Медведев дал первое интервью в качестве Президента РФ) Андрея Колесникова, «данный документ очень хорошо вписался в контекст официально не объявленного, но фактически начавшегося политического сезона, как бы предваряющего президентскую кампанию 2012 года. Просвещенный консерватизм, пропонентом которого и выступил Никита Сергеевич, - это просто идеологический полуфабрикат предвыборной платформы Владимира Путина... Важно также отметить, что «Манифест» может стать тем удобным инструментом, с помощью которого Владимир Владимирович при необходимости мобилизует консервативный электорат».

За два месяца до описываемых событий Российская газета опубликовала статью Юрия Лужкова «Химкинский тест», которая привела к грандиозному скандалу и отрешению московского мэра от должности. Вот что писал бывший мэр: «Обсуждение по принципу «а давайте еще лет пять поговорим и делать ничего не будем» называется болтовней. И такое обсуждение не стоит даже затевать». Сравните с цитатой из Манифеста: «Эйфория либеральной демократии закончилась! Пришла пора – делать дело». Похоже, правда? Но разница в том, что Михалков – не чиновник, отрешить его нельзя. Однако есть иные инструменты.

Информационная бомба против Михалкова рванула в тот же день (27 октября с.г.) в центре Москвы, точнее в Малом Козихинском переулке, где михалковская «Студия ТРИТЭ» выступает заказчиком строительства гостиницы. Митинги, пикеты, попытки проникновения на стройплощадку отныне стали здесь ежедневным явлением. «Акции прямого действия» проводили и радикальный «Левый Фронт», и системная «Справедливая Россия», и неполитическая «Общественная коалиция в защиту Москвы». За всеми ними маячит фигура известного политконсультанта и арт-менеджера, члена Общественной палаты Марата Гельмана.

Именно он курировал предвыборную кампанию Справедливой России, именно его помощниками в Общественной палате являются лидеры Общественной коалиции по защите Москвы Елена и Роман Ткач. Наконец, именно он попытался «толкнуть под локоть» только что ставшего мэром Москвы Сергея Собянина, письменно обратившись к нему с такими словами: «История со строительством гостиницы в Малом Козихинском переулке - совершенно типичная для периода правления предыдущего главы города... Пришло время отказаться от такой системы управления городом, необходимо показать москвичам, что новая городская власть во главу своей деятельности ставит их интересы и готова встать на сторону жителей…». А все тот же интернет-ресурс LifeNews мгновенно интерпретировал предписание Объединения административных технических инспекций как волю нового мэра (стройка, кстати, продолжается по сей день, причем в соответствии с решением суда).

На связь михалковского манифеста и событий в Козихинском Михалкову указывалось, что называется, открытым текстом. Так, замгенерального директора Центра политических технологий Алексей Макаркин заявил, что «политический манифест Никиты Михалкова – это попытка отвлечь общественность от финансово-экономической стороны его деятельности», а «Комсомольская правда» (а затем сайт Stringer.ru) опубликовала материал «Никита Михалков учит других жить так, как сам не хочет», где сказано: «Выпустив манифест по славу благочестия и бескорыстия, Никита Михалков замучил Москву своими строительными проектами». Дошло до того, что про михалковский отель в Козихинском написал аж New York Times - вы верите, что, это просто так, из интереса к теме?

Блоггеры, политологи, представители политических партий, информационные ресурсы вроде LifeNews, Комсомолки, Stringer – что, вернее, кто может объединить все это в единый кулак, чтобы нанести сокрушительный удар? Есть только одна фигура, на которой все сходится, и это никто иной, как Владислав Сурков.

Как известно, габреляновский ИД Жизнь (Lifenews, Life.ru, Твой день, Жизнь) являются для замглавы АП предметом особой опеки. С Маратом Гельманом Сурков стоял у истоков политического проекта «Родина», теперь они вместе продвигают идею «культурной модернизации». С одним из наиболее оголтелых блоггеров – Fritzmorgen, который не поленился в праздничный день 8 марта написать огромный антимихалковский пост – они коллеги по авторству в гламурно-политическом «Русском пионере».

Можно долго рассуждать про барство, управленческий стиль и родословную Никиты Михалкова. Но это все не главное. Главное в том, что он со своим Манифестом открыто вступил на ринг, в противоположном углу которого другой Манифест – статья Дмитрия Медведева «Россия, вперед!», которая, как считается, также вышла из недр подконтрольных Суркову подразделений.

В условиях, когда в информационном поле на тему политических разногласий в тандеме наложено жесткое табу, дискуссия о выборе путинского или медведевского пути дальнейшего развития России смещается из плоскости политики куда угодно - в плоскости идеологии, истории, культуры, искусства. Споры политологов до хрипоты в программе «Суд времени» о Великой Отечественной войне и Сталине – это на самом деле споры не о 1941-м, а о 2012-м.

Модернизация или стабильность? IPhone или ГЛОНАСС? «Предстояние» или «Елки»?

Гонг прозвучал.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter