Свободные регионы – свободная нация

Начиная работу над платформой движения, мы сразу определили ряд наиболее важных тем, которые должны быть отражены в идеологии организации: создание русской национальной государственности, восстановление демократических прав и свобод в их полном объеме, преодоление кризиса федеративного устройства страны, закрепление принципа реального равноправия регионов. Я бы хотел подробнее осветить последние две темы – федерализм и регионализм.

Национал-демократия по своей сути – идеология национально-освободительная, антиколониальная. Многие задаются вопросом – кто сегодня в РФ выступает в качестве метрополии, а кто в качестве колонии. Серьезный вопрос с простым ответом – метрополией сегодня являются «граждане кремлевской национальности» - кремль, чиновники, силовики в союзе с олигархами и этнократическими элитами. Колонизируемым следует признать в первую очередь русский народ, так как у этнических меньшинств осталось право хотя бы на национальную гордость, а русские лишены и того. Таким образом, мы смело можем говорить о том, что национал-демократия сегодня – это идеология национального освобождения русского и других коренных народов России (за рядом известных всем исключений). Говоря о национальном освобождении нельзя не говорить о бедственном положении регионов. Без закрепления принципов федерализма, и установления реального равноправия регионов о национальном освобождении можно даже не думать. Практика жесткого подавления региональной инициативы, жесткого контроля центром любых действий в регионе – все это ведет к развалу русского пространства и худшим из возможных последствий этого. Именно потому, национал-демократия, выступая за освобождение нации, является единственной здравой регионалистской идеологией в России. Также немаловажным является тот факт, что в последние годы градус оппозиционной активности постепенно смещается из центра в регионы – тут показателен пример Дальнего Востока, Калининграда, Екатеринбурга. К сожалению, чаще всего эти протесты медленно угасают, так как не существует пока в стране силы, готовой объединить эти инициативы, помочь их развитию, и дать конечную цель деятельности. Национал-демократия может стать реальной альтернативой будущего для таких инициатив.

Позволю себе краткое отступление – принцип равноправия регионов мы распространяем не только на государственный уровень, но и на уровень политических и общественных движений. В первую очередь на Русский Гражданский Союз. Слово «союз» - это не просто правовое обозначение движения и не красивое словцо, под этим мы подразумеваем принцип существования нашего движения в регионах. Мы считаем, что наиболее удачной формой для любого политического движения в сегодняшней России может быть только союз независимых региональных структур, объединенных общей платформой. Нам не нужна структура с жесткой «вертикалью власти» и тотальным диктатом центра – это просто глупо. Организация, которая диктует своим региональным структурам повестку дня – мертвая организация, не имеющая шансов на долгое развитие, и не способная отвечать реальным запросам граждан.

Если же говорить о наиболее желаемом для нас устройстве русского национального государства, то таковой, безусловно, является федерация. Федерация, базирующаяся на принципах регионализма и равенства. Сейчас только глупец не признает, что после прихода Путина к власти в России начал быстро развиваться кризис федеративных отношений. Вертикалью, построенной Путиным, уничтожена не только политическая, но и экономическая, социальная автономность регионов. Начиная с пересмотра финансовых отношений между центром и регионами, продолжая отменой политической самостоятельности (отменой выборов губернаторов) – нынешним правительством делалось все для бетонирования своей власти. Итог – угроза исчезновения единого культурно-политического пространства русской нации и, соответственно, самой единой русской нации. Подобная политика, которая проводилась в СССР, привела к тому, что русские стали разделенным народом, последствия продолжения нынешней политики предсказать сложно.

Мы уверены, что для сохранения единого русского пространства и обеспечения дальнейшего развития необходим учет региональных интересов, восстановление полнокровных федеративных институтов. Подобные требования можно обеспечить закреплением принципа субсидиарности и предоставлением регионам широкой автономности. Необходимо возвращение свободных выборов региональных чиновников всех уровней, обеспечение функционирования системы свободного местного самоуправления, законотворческой инициативы. Еще одно немаловажное условие развития национального государства – это пересмотр ставки распределения налогов и сборов между центром и регионами. Существующая сегодня - 70% уходит центру и лишь 30% остается региону – является свидетельством колониального характера Российской Федерации и должна быть кардинально изменена в обратных пропорциях.

Важно отметить, что отобранные (по-другому и не скажешь) у регионов средства идут на не совсем понятные и законные цели. Именно эти деньги разворовывают в госкорпорациях (чего стоит одна только «Транснефть»), именно эти деньги идут на поддержание показной лояльности северокавказских республик.

Для меня до сих пор остается загадкой, почему из общей казны – Федерального бюджета – на жителя, допустим, Иркутской Области выделяется в среднем 5 тысяч рублей, а на жителя Чеченской Республики – 48 тысяч. Чем отличается один от другого - не понятно. Единственное объяснение - Кремль вынужден платить Северному Кавказу за лояльность, потому как иных рычагов контроля над ним не существует. Политика путинской администрации по Кавказу провалилась, превратив этот регион в черную дыру бюджета и мину замедленного действия.

Несмотря на горячие заверения Кадырова в любви к Путину, на утверждения Суркова о том, что Кавказ – это фундамент Российской Федерации (какой фундамент, такой и дом), контроля над этим неспокойным регионом у властей нет. Кавказ до сих пор остается зоной тлеющего конфликта и ежедневно грозит началом новой «горячей» войны. Достаточно упомянуть, что за 10 месяцев текущего года только в нескольких республиках региона было совершено почти 350 террористических актов (КБР – 117, Дагестан - 231). Также важным является тот факт, что в этом году терроризм вновь вырвался за пределы кавказского региона – теракты в Москве 29 марта и в Ставрополе 26 мая ярко свидетельствуют о ложности всех заверений в победе над террористическим подпольем. Совсем недавно была озвучена милицейская статистика зарегистрированных по СКФО преступлений, которая показала общий рост уровня преступности в регионе, превышающий общие показатели по стране. В судорожных попытках успокоить Кавказ власти готовы идти на выделение представителей кавказских народов в отдельную касту неприкасаемых, что неизбежно ведет к росту межнациональной напряженности. Попытались было сказать о необходимости уважения традиций и норм поведения в русских регионах для кавказской молодежи, но натолкнулись на заявление Кадырова о том, что кавказская молодежь «знает как себя вести». Многие уже столкнулись с этим «знанием».

В своем манифесте мы говорим о необходимости пересмотра статуса республик Северного Кавказа. Сегодня это одна из самых насущных проблем. Мы не призываем отделить Кавказ от России, мы уверены, что де-факто это уже произошло. Это уже свершившийся факт, я не могу сказать, когда это будет официально объявлено – завтра, через год, десять лет, но в том, что это так, сомнений нет. Вопрос стоит иначе - сколько еще времени, сил и крови мы готовы отдать за сохранение видимости лояльности Кавказа. Многие говорят о том, что отдать Кавказ – значит плюнуть в могилы тех, кто воевал в Чечне. Это не так. Платить контрибуцию бывшим боевикам – вот это плевок. Скептикам хочется напомнить об одном примере – Франция и Алжир. На протяжении почти 150 лет, Франция контролировала Алжир, но как только это пошло в разрез с национальными интересами, Алжир получил независимость. Мир не рухнул, а Франция не развалилась. Так почему это должно произойти с Россией?

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter