Реставрация режима двойной этнократии

Андрей Ашкеров, доктор философских наук:

Ситуация с учебником Барсенкова и Вдовина очередной раз показывает, история - это политика, перевёрнутая в прошлое. Не секрет, что при Ельцине существовала комиссия, подделывавшая исторические документы, которые способны подтвердить единственно верную интерпретацию истории. Так возникло, например, господствующая версия событий в Катыни. В эпоху президентства Медведева возникла комиссия по противодействию фальсификации истории. Судя по составу этой комиссии, есть большое подозрение в том, что цель, ради которой она была создана - ограничить интерпретации истории, представить историю как однозначный процесс, представленный в форме цепочки непротиворечивых фактов. Однако история сводится не к фактам, а к событиям. Каждое событие - драма становления, большая или малая, а драма не терпит однозначности.

Наоборот – драматическая коллизия допускает потенциально неограниченное число интерпретаций. История – не строгая науки, следовательно, термин «фальсификация» применительно к ней должен пониматься по Попперу: как возможность взаимоисключающих суждений об одном и том же предмете. Это я, собственно, к тому, что в учебнике Барсенкова-Вдовина представлен несколько не вполне общепринятых точек зрения - например, о призыве на территории Чечни в 1941 году.  В странах с развитым общественным самосознанием добавление новых трактовок добавило бы уважения к собственной истории, сделало бы её восприятие богаче и объёмней. У нас, наоборот: каждая новая трактовка обостряет чувство вины и будоражит комплексы неполноценности. Очевидно, что это тупик не только для исторического познания, но и для любых форм гражданской деятельности и рефлексии. Тем, кто не допускает многообразия интерпретаций нашего прошлого, видимо, очень хочется манипулировать атрибутами общественной неуверенности и апатии. В стране распространяется псевдокульт исторической памяти, в рамках которого, чем больше мы попадаем в зависимость от однозначной картины прошлого, тем больше теряем возможностей в будущем. Прошлое при таком подходе превращается в мёртвый груз, место которому в музее или склепе. Однозначность интерпретации прошлого оборачивается желанием порвать с ним всякие связи. Это принципиально неверная позиция – не только потому, что прошлое умеет мстить за себя, заполняя настоящее призраками, но и потому, что оно никогда не кончается и стоит на кону в актуальной политической игре.

Вячеслав Данилов, главный редактор «Либерти.ру»:

Дело "второго учебника истории" (первый - это "тот самый" п/р Данилова и Фмлиппова, где якобы Сталина назвали эффективным менеджером) вряд ли будет иметь продолжение. Хотя тот факт, что либералы довели его до Общественной палаты вызывает изрядное удивление.

Давайте вспомним, когда именно на "Эхе" стартовал "наезд"? Это были дни публичного столкновения по вопросу о выставке "Запрещенное искусство" и суд над Самодуровым и Ерофеевым. В либеральном сознании очень четко сидит что-то вроде jus talionis - закон равного воздаяния. Здесь даже сама перекличка 2х2 выдает эту политику с головой: если "вы" забираете у нас Самодурова и Ерофева - "мы" забираем Барсенкова и Вдовина. По сути, это не что иное как спецоперация. Нечто похожее мы наблюдаем в исполнении либералов по поводу "ответки" за уход Памфиловой. Они требуют достойную кандидатуру "сдать".

У либералов довольно складно получается политика линчевания. В учебнике Барсенкова-Вдовина, в особенности в этом третьем издании, нет по большому счету ничего такого, что могло бы вызвать такую либеральную истерику. Так что перед нами налицо очевиднейшая кампания по тривиальному мочилову, сведение счетов.

На том же истфаке МГУ хватает националистов, которые и преподают, и пишут гораздо более жесткие тексты. Но их почему-то гнев профессиональных либералов и псевдоправозащитников обходит стороной.

Так что война идет в очень и очень узком секторе - на судьбы науки либералам наплевать, это узкополитическая кампания, к которой и стоит относиться именно так. Более того - присмотритесь: либералы пытаются вызвать что-то вроде общественной дискуссии. Но никакой мобилизации общественного мнения на их стороне мы не видим. Видим лишь хороший тактический ход - привлечение чеченского правозащитника к "работе по учебнику". Именно для пиара вот этой новой находки и устроена вся эта свара в Общественной палате.

Егор Холмогоров, главный редактор «Русского обозревателя»:

На мой взгляд, история с учебником Вдовина и Барсенкова - это больше, чем просто очередной эпизод борьбы либералов и националистов. Это, фактически, попытка реставрации режима двойной этнократии, весьма эффективно действовавшей против России и русских в 1995-1999 годах. Мы наблюдали в деле связку из известного либеральбно-русофобского деятеля родом из 90-х - Сванидзе, вместе с приданными ему Аллой Гербер, Александром Бродом и прочими, и чеченского "омбудсмена" Нухаджиева, уже имеющего определенный опыт введения цензуры на территории РФ посредством чеченского суда.

В этой связке возможно развернуть сколь угодно широкомасштабные преследования носителей даже самой мягкой русской националистической идеологии, даже самых осторожных патриотических и либеральных тенденций. Фактически, вместо государства и в обход государства, но с хакерским использованием инструментов государства разворачивается кампания идеологического террора. В 1999 году на пути сложившейся тогда двойной этнократии из НТВ и Мовлади Удугова стала сила российской армии, ликвидировавшая террористический режим в Чечне. Но сегодня "жесткое государство" с его "управлениями "Э" - фактически на стороне этих новых этнократов и против любых русских националистов. Недавно я узнал, что даже такой архиумеренный человек как я рассматривается нашими силовыми структурами как опасный экстремист. Если так, то что уж говорить о других.

Выхода из этой ситуации, на сегодняшний момент, я не вижу. Практическим выходом в данном конкретном случае могла бы стать жесткая реформа Общественной палаты, так, чтобы она стала голосом общественности, а не гнездовьем русофобов, но, к сожалению, пока события развиваются в противоположном направлении - наиболее внятные и работоспособные члены были из ОП вычищены и заменены как раз Сванидзе. Выходом могла бы стать и ликвидация нелепого и оскорбительного для всего российского общества института "омбудсмена Чечни", через каковой производится откровенное издевательство над большинством граждан нашей страны. Но ни понимания серьезности ситуации, ни политической воли в этом направлении я пока что не чувствую.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter