Ревизионизм. Как это делается в России

С помпой, торжественно, под девизом «в борьбе с фашизмом мы были вместе», идет отбор проекта для памятника, который возведут в Москве «в честь» взорванного Саакашвили в Кутаиси в декабре 2009 года монумента грузинам, погибшим на фронтах Отечественной войны. Возведут памятник осенью. Будет это вовсе не копия взорванного мемориала, как предполагалось ранее, а нечто «совершенно новое». Но будет обязательно и напоминание — объект возвели как обличающий «безобразия» президента Грузии. Пинать Саакашвили приятно и безопасно. И главное здесь, к сожалению, именно стремление пнуть, а вовсе не «память о борцах с фашизмом».

Если бы тема памяти действительно волновала российские власти, то пришлось бы воссоздать в Москве также памятник Советскому воину, который стоял в центре Ташкента и который демонтировали за месяц до взрыва в Кутаиси. Но характер отношений с Узбекистаном у Кремля совершенно иной, чем характер отношений с Грузией, а потому первые лица российского государства не упрекают на камеру первых лиц государства узбекского в «варварстве», как это было сделано в случае с Саакашвили и Кутаиси.

Допустим, что, руководствуясь «национальными интересами» (вернее, вполне конкретными интересами сугубо коммерческого характера), российские власти вынуждены на некоторые вещи «закрывать глаза». Пусть так. Но есть и другие примеры. В Ставрополе в 2007 году была снесена 30-метровая стела казакам, воевавшим под началом генерала Льва Доватора. Памятник якобы мешал реконструкции дорожной развязки и «полностью прогнил» (как это похоже на оправдания грузинской администрации). И ничего не произошло. И не происходит до сих пор. Медведев не хмурит брови. Путин не грозит кулаком. Лужков ничего не возводит на Поклонной горе в память о ставропольском цинизме. И федеральные телеканалы не делают огненных сюжетов. Одно дело — бить далекого и никем не любимого Саакашвили или, например, прибалтов, и совсем другое — покуситься во имя абстрактной «памяти о борцах» на чьи-то хозяйственные интересы внутри страны. Развязки, подземные стоянки, торговые центры — вот подлинные ценности эпохи.

Сколько было гнева по поводу переноса Бронзового солдата в Таллине в 2008 году. Была масса эмоций и самых громких комментариев. А вот памятник советским воинам в Химках в том же году уничтожили по-тихому. Тихо раскопали могилы. И перенесли подальше. По таллинскому варианту. Мемориал мешал расширению Ленинградского шоссе. Тогда же в подмосковной Апрелевке был снесен памятник летчику Василию Пойденко. Его, в свою очередь, уничтожили в связи с расширением Киевского шоссе.

Примеров достаточно. Так, всего несколько месяцев назад при подготовке к строительству «Охта-центра» разрушили мемориал блокадникам. Мемориальная плита разбита и выброшена в котлован. А чего стоит ситуация, сложившаяся вокруг Московского парка Победы в Петербурге, где во время блокады сжигали тела погибших. В 1990-е годы парк превратили в блошиный рынок, а нынешняя администрация под руководством Валентины Матвиенко включала его в список объектов, подлежащих приватизации.

Много шуму в отечественной прессе вызывает чествование эстонских легионеров СС. Им поставлен памятник-стела и «Крест Свободы». А вот шуму по поводу того, что в нашей стране чтят «своих» нацистов, мы не наблюдаем. В России существует как минимум два памятника Петру Краснову — белому генералу, атаману и создателю казачьих частей СС, осужденному и повешенному в 1947 году. Один мемориал Краснову соорудили в Москве в 1992 году. Это небольшая плита, установленная во дворе Храма Всех Святых на Соколе. Помимо собственно Краснова, ее авторы предлагают почтить память офицеров служивших в 15-м казачьем корпусе СС — Андрея Шкуро, Тимофея Доломанова и других. Более того, авторы слезно скорбят о Гельмуте фон Паннвице, кадровом немецком военном, группенфюрере СС и кураторе 15-го корпуса. Справедливости ради отметим, что плиту регулярно ломают, но также регулярно восстанавливают.

Второй памятник Краснову, большой, в полный рост был поставлен в 2007 году в станице Еланской Шолоховского района Ростовской области. Это частный мемориал (тут стоит упомянуть, что стела легионерам в Эстонии тоже частная), но на его открытии присутствовали представители местной власти, РПЦ и некие ответственные лица из Москвы. Краснова вообще регулярно пытаются реабилитировать. Последнюю попытку полтора года назад предпринял депутат от «Единой России» Виктор Водолацкий, являющийся, по совместительству, «атаманом Всевеликого Войска Донского». Именно в последнем качестве Водолацкий учредил группу по реабилитации. Потом отступил. «Вопрос о реабилитации поставлен преждевременно», – заявил Водолацкий. Теперь депутат и атаман с нетерпением ждет момента, когда наступит подходящее время.

Можно было бы сказать, что официозный антифашизм в нашей стране носит экспортный характер. Но и это не так. Как показывает ташкентский случай, если надо, мы и во внешнеполитических вопросах откажемся от антифашистской нагрузки.

В России (пока) на уровне высшего руководства не оправдывается Андрей Власов и РОА. Стиль таких оправданий уже выработан «экспертами»: «воевал одновременно против Гитлера и Сталина, освободил Прагу». Но — и это крайне содержательно — первые лица не дают также и отрицательных характеристик Андрею Андреевичу. Не было это сделано даже тогда, когда похвалу Власову высказал Архиерейский Синод РПЦЗ, записавший генерала в «герои антибольшевистского сопротивления». РПЦ, которая с зарубежной церковью как бы объединилась, аттестовала фигуру Власова как «сложную». До сих пор расхождения в вопросах политической истории у церкви и руководства страны, регулярно дежурящего на службах со свечками, не наблюдалось. Что же, видимо, Власов — это «сложный герой новой России».

Совершенно отдельный вопрос — старательно учреждаемый в России интеллектуальный культ философа, правоведа и эмигранта Ивана Ильина. Его прах, как и прах Антона Деникина, был торжественно перезахоронен в некрополе Донского монастыря в Москве. Потом цветы на могилу Ильина принес Путин, сопровождаемый настоятелем Сретенского монастыря архимандритом Тихоном. Последнее лишний раз подчеркивает ту роль, которую играет РПЦ в выборе «философских предпочтений» российских правителей.

Кампанию по популяризации Ильина запустил придворный режиссер Никита Михалков, облачившийся в тогу трибуна «белого дела». И добился успеха. Ильин стал главным государственным философом. Его труды издают огромными тиражами. Его цитируют самые высокопоставленные чиновники, включая Генерального прокурора и заместителя администрации президента Владислава Суркова. При этом скромно умалчивается о связях Ильина и нацистов. А ведь «философ» оправдывал Гитлера. Вот, например, пассаж из его статьи 1933 года «Национал-социализм. Новый дух»: «Что cделал Гитлер? Он остановил процесс большевизации в Германии и оказал этим величайшую услугу всей Европе».

Скажут: Ильин сотрудничал с гитлеровским режимом всего несколько лет, а после имел конфликт с гестапо и даже был вынужден уехать из Германии (ох, как, бедный, пострадал). Вот тут, собственно, и начинается пресловутый «ревизионизм» и «переписывание истории», которые в случаях с Грузией, Украиной или Прибалтикой так решительно клеймятся. Главная тонкость ревизионизма, его фирменный рецепт, заключается в том, что никто вроде бы не оправдывает самих нацистов, нет, оправдывать стараются тех своих «государственников», которые имели рабочие контакты с Гитлером. Таковые контакты стараются представить «эпизодическими» и «вынужденными». Если же удастся доказать, что государственник еще и пострадал от рук «временных партнеров», то задача, можно считать, решена. Государственник оправдан.

Чем отличается Ильин от «героя Украины» (впрочем, можно и без кавычек) Степана Бандеры? Тот так же сотрудничал. А потом его нацисты два года держали в лагере «Заксенхаузен». То есть пострадал он даже больше, чем Ильин, и на этом основании вполне может быть определен в записные антифашисты. Но по поводу Бандеры поднимается буря негодования — ревизионизм! — а Ильина принимают. Как же, он «свой». Бандера занимался созданием военно-политических структур. Ильин помогал гитлеровцам словами, статьями и идеям. «Философ» страшнее карателя. Сколько озлобленных эмигрантов пошло на службу к нацистам, начитавшись опусов Ильина? А ведь он прямо равнял белогвардейцев, Муссолини и Гитлера: «Словом — этот дух, роднящий немецкий национал-социализм с итальянским фашизмом. Однако не только с ним, а еще и с духом русского белого движения».

Более того, Ильин оправдывал Гитлера после войны. Он писал в 1948 году: «Фашизм возник как реакция на большевизм, как концентрация государственно-охранительных сил направо. Во время наступления левого хаоса и левого тоталитаризма — это было явлением здоровым, необходимым и неизбежным». То есть, говорим прямо: война Германии и ее сателлитов против СССР была «явлением здоровым, необходимым и неизбежным». И вот этого человека сегодня делают главным мыслителем-государственником по должности.

Выборочные проклятия в адрес зарубежного «ревизионизма» при одновременном пестовании ревизионизма отечественного выглядят пошленьким спектаклем. Вернее не выглядят, а именно им и являются. И на фоне этого спектакля действительная ревизия, пресловутая «реабилитация пособников нацизма» уже произошла. На постсоветском пространстве она окончательно произошла тогда, когда Ющенко сделал Бандеру героем, а Путин отнес цветы Ильину. И монумент в честь кутаисского памятника в Москве, к огромному сожалению, этого не исправит. Создается он не в память о грузинских ветеранах и не потому, что «в борьбе с фашизмом мы были вместе», а только и исключительно в пику Саакашвили.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter