12 июня: Суверенитет России и субъектность русского народа

Вначале небольшое предупреждение. С одной стороны, данная статья отражает моё личное мнение, которое по определению не может быть объективно. Многие будут не согласны с моими выводами, это нормально. Кроме того, данная публикация содержит все признаки антисоветской пропаганды и подпадает под статью 58 УК РСФСР, вследствие чего не рекомендуется к прочтению лицам, считающим себя убеждёнными советскими патриотами. Остальным просьба относиться к данному тексту как к выражению крайне распространённой среди известной части русских националистов точки зрения, с которой можно не соглашаться — неплохо однако при этом иметь собственные контраргументы. Необходимость данной публикации определяется тем, что пытаясь объединить всех со всеми русское движение зачастую отказывается от занятия внятной позиции по важнейшим вопросам, чтобы совсем никого не обидеть. В жизни так не бывает. Чтобы быть значимой общественной силой, должно уметь себя ясно позиционировать. Благодарю за понимание.

В большинстве стран существует дата или праздник, знаменующий собой отсчёт государственности для данной страны, отделения от других стран или прекращения оккупации, который нередко именуется днём независимости. В России днём независимости часто неофициально называют 12 июня. Формально это не вполне корректно, так как в «Декларации о государственном суверенитете РСФСР», принятой 12 июня 1990 года первым Съездом народных депутатов России, прямо говорилось о сохранении РСФСР в составе СССР. Но это на словах. А на деле именно повышение России до роли полноценной республики и рост русского национального сознания стало тем катализатором, который запустил неизбежный процесс распада Союза. Неизбежный, так как главный принцип существования СССР — дискриминированное положение русского народа — был несовместим не то что с привилегированным статусом русских, он не допускал даже реального равенства советских народов, которое на словах так долго декларировала советская пропаганда.

Восприятие этого праздника у нас до сих пор крайне неоднозначно. Более того, не вполне понятно, чей это вообще праздник. Едва ли это праздник нынешних элит, которые отмечают его лишь потому, что рассыпающуюся российскую идентичность нужно скреплять хоть чем-нибудь, помимо 9 мая. Более того, нынешний режим является идейным продолжателем всё тех же узнаваемых советских практик сверхэксплуатации русских этнических ресурсов — того, с чем должно было покончить принятием декларации о суверенитете России. Не праздник 12 июня и для левых, в большинстве своём ностальгирующих по Союзу. Сдержанной должна бы быть также реакция либералов: конечно, с одной стороны, это дата начала конца ненавистной им «тюрьмы народов», но с другой, если Союз и был тюрьмой народов, то в первую очередь тюрьмой для русского народа, а уж ему освобождения наши либералы в большинстве своём никогда не желали. Более того, высвободившийся из-под советского пресса русский дух представляется нашим либералам чуть ли не большей угрозой, нежели день ото дня усиливающийся государственный авторитаризм. В целом все эти три силы объединяет одна общая установка: русский народ должен быть внизу. Сверху должны быть элиты, лица национальностей, контролёры дискурса — кто угодно, только не русский народ. И плевать им, что там в Конституции написано.

Казалось бы, единственной общественно-политической силой, которая должна считать это день своим, являются русские националисты. Ведь суверенитет России положил конец её статусу неполноценного субъекта СССР, недореспублики-донора, вся судьба которой — вечно кормить «братские» народы и расплачиваться за авантюры власти, открыл путь к созданию нормального русского национального государства. А в условиях начавшегося с 70-х упадка русской демографии и резкого роста рождаемости у окраинных народов это было необходимо просто для выживания русского народа. Тем не менее, оценка данного события большинством националистов колеблется от «не определился» до «предательство и развал страны». К этому их побуждают две причины. Первая — инерция и традиция. Большинство русских националистов 80-х — 90-х были сторонниками державно-имперского пути (монархистского, социалистического или коричневого толка), который вполне принимал жертвы со стороны русского народа во имя величия государства. И хотя сегодня на их место уже пришли националисты нового толка — сторонники национального государства, национал-демократы, ставящие народ куда выше государства, тем не менее, носители красно-бело-коричневых идей всё ещё сохраняют незначительное влияние на русский дискурс. Впрочем, чем дальше, тем оно слабее. Вторая причина лежит в области рационального. Многие напрямую связывают принятие суверенитета России и последовавшее вскоре отторжение исконно русских территорий в соответствии с искусственными внутрисоветскими границами, прежде всего Украины, Беларуси и северного Казахстана. Так вот — эта позиция ошибочна. Суверенитет России был необходим, а вот в каких границах она вышла из состава Союза — зависело уже от руководства страны. И будь у власти русские патриоты в 91-м, наши границы сегодня были бы куда шире. Более того, необходимость выделения из СССР славянского ядра (Россия, Беларусь, Украина, Северный Казахстан) в то время озвучивалась рядом националистических и патриотических организаций, в частности, РОНС. Другой вопрос, почему русско-националистической идеей суверенитета России успешно воспользовались либералы-русофобы, в то время как большинство националистов носилось с идеей сохранения нерусского СССР, но мы сейчас не об этом.

Впрочем, сегодня у нас есть возможность исправить это историческое недоразумение. Русские националисты могут и должны стать главными защитниками российского суверенитета. Для обоснования этого тезиса обратимся собственно к понятию «суверенитет».

Во-первых, суверенитет государства по определению исходит из суверенитета народа, народ является создателем и носителем суверенитета государства, волеизъявление народа порождает государственную власть, гарантируются равные правовые возможности для всех граждан, политических партий и общественных организаций. Ответим на простой вопрос: какой народ веками создавал российское государство? Имеет ли этот народ сегодня возможность свободным волеизъявлением формировать власть, создавать политические и общественные объединения?

Во-вторых, суверенитет предполагает независимость государственной власти внутри своей страны и по отношению к другим государствам, что обеспечивается отсутствием зависимости (политической, финансовой и др.) государственных органов от кого бы то ни было внутри и вне пределов государства, утверждается независимость ветвей власти. Разве не этого постоянно требует русское движение: отстранить от власти людей, хранящих свои капиталы, недвижимость и семьи на Западе и находящихся таким образом в зависимости от иностранных государств, обеспечить разделение ветвей власти и независимость принятия ими решений, обеспечения реального народного самоуправления?

В-третьих, суверенитет Российской Федерации распространяется на всю территорию, Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории России. Но разве не русские националисты являются единственной силой в стране, которая регулярно требует от властей приструнить феодальных князьков в этнократиях, заставить всяческих лиц национальностей соблюдать законы наравне со всеми гражданами и вести себя в соответствии с нормами, принятыми в цивилизованном обществе?

В-четвёртых, в декларации о суверенитете России была прописана необходимость существенного расширения прав областей, округов, краёв, а не только автономных республик. Сегодняшняя ситуация, при которой русские регионы оказались в бесправном положении, в то время как федеральный центр практически не вмешивается в происходящее в дотационных национальных республиках, является убогой калькой с дискриминированного положения РСФСР относительно «полноценных» национальных советских республик. Не ради этого, а для недопущения этого Россия добивалась суверенитета.

То, что произошло после 90-го года, было изменой тем принципам, которые были заложены 20 лет назад первым Съездом народных депутатов РСФСР. Это покушение на наш суверенитет.

Чем был СССР для русских

Русский национализм оформился как относительно единое движение лишь пять лет назад и до сих пор сохраняет большую пестроту взглядов по ряду острых вопросов. В первое время это даже воспринималось положительно, так как способствовало консолидации широко спектра организаций вокруг общих задач. Однако чем дальше, тем очевиднее становится необходимость выработки общей позиции по важнейшим вопросам. Иными словами, обывателю нужно как-то объяснять, кто такие современные националисты, чем они отличаются от старых, чего они хотят, каково их отношение к наиболее острым вопросам истории и современности. Пытаться и дальше не обидеть десяток карликовых организаций и при этом терять массы потенциальных сочувствующих и сторонников среди простого народа — глупо. Одним из таких общих моментов нарождающейся русской идеологии является отношение к СССР и положению в нём русских. Но обо всё по порядку.

Идейной основной национальной политики СССР являлась пришедшая с Запада русофобская концепция о России как тюрьме народов, а русском народе как тюремщике. Причём авторов этой концепции ничуть не смущало, что их собственные страны по полной эксплуатируют колонии вплоть до порабощения местного населения — в отличие от России, где основные расходы и издержки по укреплению государства всегда нёс русский народ и никогда с этого ничего не имел. Данная концепция была подхвачена большевиками, поставившими во главу угла своей национальной политики миф о «врождённой вине» русского народа. Вот что писал по этому поводу Ульянов-Ленин 31 декабря 1922 г.: «Необходимо отличать национализм нации угнетающей и национализм нации угнетённой, национализм большой нации и национализм нации маленькой. (…) Поэтому интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации (хотя великой только своими насилиями, великой только так, как велик держиморда) должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком неравенстве (выделение наше — А.С.), которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактически». Иными словами, неравенство по отношению к русскому народу и России стало одной из несущих конструкций СССР, которая и была подломлена принятием декларации о суверенитете в 1990-м. Свидетельств этого неравенства множество, остановлюсь лишь на двух главных — большие жертвы во время Великой Отечественной со стороны русского народа и дотации от русских регионов в пользу национальных окраин.

Первую серьёзную проверку большевистской мифологии о пролетарском интернационализме и приоритете социального над национальным (которую она не прошла) предоставила разразившаяся в 41-м Великая Отечественная война. Когда стало очевидно, что страна стоит на грани поражения, а немецкий пролетарий вместо того, чтобы свергать своих эксплуататоров, стремительно рвётся к Москве, Сталин был вынужден обратиться к русскому патриотизму. И русский народ после двух десятилетий разгула большевистской русофобии был вынужден встать на защиту государства — враг, пришедший на русскую землю, оказался ещё хуже и безжалостнее большевиков. В 1941 году русские составляли 51,8 % населения СССР, но среди мобилизованных их было 65,4 %, а среди погибших — 66,4 %. Восточные славяне в целом составляли 73 % населения СССР, среди мобилизованных их было 86,3 %, среди погибших 84,2 %, они же получили 88,25 % боевых наград. И это не считая огромных жертв со стороны гражданского населения — ведь Война шла в основном на восточнославянских землях. Признанием роли русского национального подъёма в Победе традиционно считают тост Сталина за русский народ на банкете Победы. Но чем реально отплатила большевистская верхушка русскому народу, благодаря которому она избежала немецких лагерей, пыток и кончины на виселице? Это можно увидеть на примере разразившегося после Войны голода, унесшего до полутора миллионов русских жизней. Вместо того, чтобы помочь голодающим русским регионам, сильнее всех пострадавшим от Войны, большевики продолжали сверхдотировать и без того благополучные национальные окраины, незатронутые военными действиями.

Советской власти тогда казалось, что ресурсы русского народа бесконечны и выжимать их можно вечно. Так, в 1975 году РСФСР могла себе оставить лишь 42,3 % собранного налога с оборота, в то время как Азербайджан 69,1 %, Грузия 88,5 %, Армения 89,9 %, Таджикистан 99,1 %, Казахстан и Туркмения — 100 %. Но к тому времени уже произошёл надлом: за счёт перекачивания ресурсов от русских регионов к национальным окраинам экономика русских регионов начала разваливаться, рождаемость русских начала падать, в то время как рождаемость в дотируемых регионах стремительно расти. Кстати говоря, русская демография — одна из основных тем русского националистического дискурса 70-х — 80-х. Именно безумная антирусская политика советской власти уничтожила главную опору страны — русскую витальную силу. Блестящий анализ этому дали Татьяна и Валерий Соловьи во второй главе книги «Несостоявшаяся революция», к которой я отсылаю читателя.

Итак, советская власть отводила русскому народу роль пушечного мяса и рабочего скота — русские больше всех работали, их меньше жалели. И вот теперь я ещё раз вернусь к моему тезису о необходимости ясной и чёткой позиции националистов по отношению к вопросам советской истории. Возможно, написанное выше обидит некоторых левых националистов. Однако как можно называть себя русским националистом на словах, а на деле одобрять поражение русских в правах, превращение их в людей второго сорта? И проблема не в том, кому какие исторические символы симпатичны, а в том, что сегодняшняя дискриминация русского народа является прямым продолжением советской русофобской линии. И официальный русско-советский патриотический дискурс и дифирамбы в адрес русского народа как старшего брата в семье народов СССР никого не должны вводить в заблуждение, ведь андроповское КГБ прямо называло главную угрозу существованию СССР — русский национализм, или, как выражался глава КГБ, русизм. Они не ошиблись. Именно нарастающие противоречия между русскими и советскими интересами и уничтожили СССР. И виновата в этом сама советская власть, а никак не русские националисты.

Российская идентичность и советские зомби

Принятие декларации о суверенитете России было первым шагом на пути избавления русских от бремени имперского народа, лишённого своего дома. Путь этот ещё не завершён. Советская номенклатура, совершившая в 1991-м акт массовой государственной измены (http://www.apn.ru/blog/article22750.htm), не будучи в состоянии двигать страну вперёд, попыталась вернуть страну обратно, превращая РФ в убогую уменьшенную копию СССР. Избавившись от большинства паразитических окраин, высасывавших ресурсы в основном в южном направлении, мы получили новый вид паразитизма, заключающийся в высасывании ресурсов из регионов в центр и оттуда — на Запад либо в некоторые феодальные квазигосударства, возникшие преимущественно в южных регионах РФ и формально входящие в её состав.

Причём если в имперском СССР подавление русского самосознания было хоть чем-то мотивировано, так как позволяло удерживать большие пространства, населённые нерусскими народами, то в современной РФ возрождение советских антирусских практик носит скорее характер маниакальной нерефлексируемой русофобии. Для части российских элит, являющихся по сути недобитой советской партноменклатурой, естественным является восприятие российского государства как априори нерусского образования, которое может существовать исключительно за счёт сверхэксплуатации русских этнических ресурсов и никак иначе. Те, кому было положено сгинуть в небытие в 91-м, продолжают влиять на современную политику России. Мёртвый хватает живого. Однако события, сотрясающие российское государство за последние год-два, ясно демонстрируют, что путь, которым направляют страну советские зомби — это путь в пропасть. Первой ласточкой для них явились прошлогодние многотысячные акции протеста от Калининграда до Владивостока. В этом году впервые с 93 года бастующие на Кузбассе шахтёры вступили в активные столкновения с ОМОНом. 3 недели спецподразделения ловили приморских мстителей — проводимая в стране политика уже привела к появлению русских партизан, вставших на путь вооружённой идеологической войны с властью и силовиками (http://www.apn.ru/publications/article22869.htm). Русский народ традиционно был лоялен этому государству, но, похоже, эта лояльность — ещё один русский ресурс, который власть бездумно использовала и почти исчерпала.

На сегодня российское общество расколото и в социальном, и в национальном измерениях. Как очень верно отметил наш всенародно избранный президент 19 мая 2010 г. на заседании Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека: «Задача именно в том, чтобы создать новую российскую идентичность. Если мы её не сможем создать, то тогда судьба нашей страны очень печальна». Не соглашаясь с господином президентом в постановке задач, я склонен согласиться с ним по части прогноза: дальнейшая судьба этой страны действительно печальна. Если государство посредством СМИ ежедневно внушает русским «это не ваша страна, знайте своё место, никаких русских не существует», с чего они станут защищать его в критический момент, как это было раньше?

Сама т.н. «российская идентичность» не вызывает ничего, кроме иронической улыбки. Нынешний агитпроп пытается забавным образом совмещать царские и советские практики: если в царской России предполагалось постепенно русифицировать народы империи, то в СССР уже из русских делали безликую осовеченную массу, которая должна была раствориться в многонациональном Союзе, скрепляя его. Причём ни то, ни другое не удержало страну от распада ни после 1917-го, ни после 1991-го. Россиянская пропаганда идёт сразу двумя путями, то впадая в крайнюю культурофилию (http://www.apn.ru/publications/article11159.htm), повально записывая читавших Пушкина таджиков в русские, то, напротив, налагая неофициальный запрет на слово «русский», заменяя его наспех слепленной идентичностью «россиянин». Нынешний режим определённо не сделал никаких выводов из уроков 20 века и не понимает логики дальнейшего развития России (конечно, если допускать, что она его вообще интересует). Они ничего не забыли и ничему не научились…

Из истории отношений русского народа и российского государства можно сделать один простой вывод: первый же серьёзный кризис в отсутствие внешней угрозы русскому народу похоронит Российскую Федерацию. Причём внешняя угроза должна быть действительно реальна. Так, русский народ сплотился вокруг нерусской власти во время Отечественной Войны 1812 года и Великой Отечественной 1941-45 гг., когда были оккупированы значительные русские территории, однако и пальцем не пошевелил для защиты монархии во время Первой Мировой, когда врага держали на границах. Не заставила русских выйти на защиту СССР в 91-м и советская идентичность вкупе с агрессивным империалистическим блоком НАТО. На мой взгляд, объединяющей народ и государство угрозой сегодня может стать только китайское вторжение, вероятность которого, мягко говоря, невысока. НАТО, наученное кампаниями 1812-го и 1941-45 гг. и вообще склонное беречь своих солдат, едва ли пойдёт на прямую военную агрессию. Что касается исламистов на Кавказе, то большая часть населения только вздохнёт с облегчением в случае отделения Кавказа. Лишь бы их больше не видеть. Третьей чеченской с патриотическим подъёмом, как при Путине, уже не будет.

Кстати, о Кавказе. Главная причина, заставляющая президента беспокоиться о создании новой идентичности для граждан РФ — это нарастающее культурное, экономическое и правовое отдаление Северного Кавказа от России, которое приводит к росту межнациональной напряжённости в отношении кавказцев и росту русофобии среди них. В то же время отсутствие лелеемой Президентом российской идентичности почему-то совершенно не мешает русским мирно уживаться в одной стране с татарами, карелами, башкирами, ненцами, чукчами и ещё полутора сотнями народов. Более того, показатели той же кавказофобии у русских, татар и башкир примерно одинаковы, что как бы намекает на то, что российская идентичность всё же существует — деление на своих и чужих очевидно. Просто нынешняя власть не может на неё никак влиять — Северный Кавказ выпал из реальной российской идентичности, причём по собственной вине. Конечно, российский агитпроп любит винить в росте антикавказских настроений русских националистов. Но разве русские националисты выгнали с Кавказа большую часть русского населения, установили там кланово-бандитский строй, похоронили местную экономику, распространили русофобские настроения? Нет, всё это происходило и происходит при молчаливом согласии федерального центра. И вместо того, чтобы искоренять причины, российская власть снова ищет крайних. Лично я, кстати, не склонен винить нынешнее руководство страны. Президент Медведев стал заложником политики президента Ельцина. Разделив Союз по абсолютно искусственным советским границам, Ельцин сдал своё, но взял чужое: сдав огромные русские территории с 25 миллионами русского населения, он в то же время погубил десятки тысяч русских жизней ради удержания Чечни, истратил огромные средства на удержание бесполезного во всех отношениях Северного Кавказа, не желающего оставаться в составе России.

Накануне развала СССР кремлёвские старцы свято верили в «новую историческую общность — советский народ» и не понимали, почему Союз трещит по национальным границам, вопреки всякой экономической логике. Многие современные политики так же верят в воображаемую российскую идентичность, отбрасывая любые факты, которые её опровергают. А значит, повторение сценария 91-го года в ближайшее время вовсе не исключено. И если русский народ не пошёл в 91-м защищать Советский Союз, где жилось в общем не так уж плохо, то причин идти защищать РФ у русских ещё меньше.

Русские интересы сегодня и завтра

На сегодняшний день РФ — государство без народа, русские — народ без государства. Парадоксально, но факт. Причём многие неглупые действующие политики до сих пор опасаются русского фактора, помятуя недавний распад Союза. И поэтому, понимая в общем несправедливость проводимой в отношении русского большинства политики, они не протестуют против неё, опасаясь распада РФ по тому же сценарию. Важно понимать: эти люди не враги нам, в большинстве своём они патриоты своей страны, попавшие под влияние откровенно антирусских идей. С ними нужно работать, общаться и объяснять одну простую истину: не суверенитет России погубил Советский Союз, а его антирусский фундамент. Закладывая аналогичный фундамент под Российскую Федерацию, вы готовите ей ту же кончину.

Замечу, речь именно о том, чтобы продвигать собственную идеологию среди действующих государственных политиков, делать их нами, а ни в коем случае не объединяться вокруг них. Чего точно не должны сегодня делать русские националисты — это доказывать свою лояльность власти и пытаться предложить свои услуги в деле сохранения «государственности», предотвращения «оранжевой революции», «распада страны» и прочих химер. Если РФ и суждено рухнуть, мы всё равно не сможем этого предотвратить. История 20 века учит нас, что дважды — накануне распада Российской Империи и распада СССР — русские националисты объединялись вокруг власти (действующей далеко не в русских интересах) для её защиты, дважды она их предавала и дважды они проигрывали вместе с ней, хотя могли выступить в качестве самостоятельной политической силы. Не стоит повторять в 21 веке ошибок века 20-го. Как не раз говаривал профессор П. М. Хомяков, мы не хотим развала России, но мы его и не боимся.

Россия — последняя европейская страна, организованная не по национальному признаку. Да что там европейская, даже большинство стран Африки и Азии прошли за прошлый век путь от колоний к национальным государствам. Более того, Россия — единственная страна Восточной Европы, где революционный потенциал 80-х не привёл к отстранению от власти коммунистической партноменклатуры. Бархатные революции в Восточной Европе были не просто демократическим, они были национально-освободительными. К власти там пришли национальные силы, действующие в интересах собственного народа. В России этот процесс начался, но не завершился. И связано это в значительной мере с запаздывающим ростом русского самосознания, что неудивительно: ни один народ соцлагеря не прошёл ту процедуру деэтнизации, которую пришлось пройти русскому народу за 70 лет советской власти. Только к началу нулевых у нас выросло новое поколение, свободное от советских стереотипов и дефектов мышления. Поэтому неслучайно, что акции русских националистов собирают тысячи молодых людей, чем не может больше похвастаться ни одна политическая сила. Русский народ с начала 21-го века вступил в фазу ускоренной этнизации сознания. С этим же связано перерождение русского движения из державно-имперского красно-бело-коричневого в национально-освободительное, национал-демократическое — мы движемся проторенным путём Восточной Европы.

Как раз этого-то правящие элиты понять не могут, пытаясь загнать нас обратно в прокрустово ложе имперской идентичности. Советские не могут найти общий язык с русскими. Их непониманием (не считая злого умысла отдельных персонажей) объясняется и непрекращающаяся антифашистская истерия в СМИ: вопреки официальному агитпропу антикавказские и антисреднеазиатские настроения в обществе не имеют никакого отношения к расизму. Расизм — это учение, оправдывающее угнетение и порабощение народов. С этой точки зрения, расистами являются те, кто ввозит в РФ миллионы бесправных рабов-гастарбайтеров и наживается на них, а вовсе не националисты, которые требуют прекратить работорговлю в своей стране и отправить гастарбайтеров на родину. Отторжение населением Кавказа и Средней Азии связано не с ростом мифического фашизма, а в первую очередь с отмиранием советской идентичности — русские больше не мыслят себя в масштабах СССР, воспринимая иммигрантов из южных республик как чужих (заметим, что чужой — это не обязательно враг). Поэтому столь успешным оказалась деятельность Движения Против Нелегальной Иммиграции (ДПНИ), которое вовремя почувствовало успешный тренд в общественном сознании. Ведь суть антииммигрантских настроений не в том, чтобы вынудить власть депортировать несколько миллионов иммигрантов, суть в том, чтобы провести расставание с ними в массовом сознании, перестать воспринимать Россию как огрызок от СССР, избавиться от имперских комплексов. С той же целью, например, западноукраинские националисты подогревают антирусские настроения, выделяя украинскую идентичность из русской так же, как мы выделяем русскую идентичность из постсоветской. Кроме того, с экономической точки зрения, прекращение бесконтрольной иммиграции из бывших республик, введение с ними жёсткого визового режима должно завершить начатый ровно 20 лет назад процесс перерезания пуповины, высасывающей русские соки в южные республики. Это не наша прихоть, это закономерный исторический процесс.

И напоследок. Наши оппоненты любят пугать население страшилками на тему «если дать русским свободу, Россия сократится до размеров Московского княжества». Как уже говорилось выше, подобные фантазии следует списывать на маниакальную нерефлексируемую русофобию отдельных лиц, не имеющую под собой никаких реальных оснований. Любой нормальный человек, хоть раз видевший этнополитическую карту Российской Федерации, понимает, что помимо республик Северного Кавказа ни один российский национальный субъект больше не имеет сепаратистского потенциала — ни демографического, ни культурного, ни географического, ни экономического. Кроме того, Россия именно как национальное государство русского народа, выступающего гарантом прав национальных меньшинств, имеет все шансы на реинтеграцию русских земель, отторгнутых в 91-м году. В то время как РФ с её невнятной «российской идентичностью», отрицающей всякую русскость, едва ли сможет предложить основу для объединения украинцам и белорусам. Поэтому сегодня главная миссия русских националистов — защитить завоёванный 20 лет назад суверенитет России, гарантировать равные права граждан, политических партий и общественных организаций, вернуть отторгнутые в результате государственной измены русские земли, размежеваться с теми, кто не желает общей с нами судьбы. Логика русской истории на нашей стороне.

Дорогие соратники и просто сограждане!

Позвольте поздравить вас с 20-летней годовщиной приятия декларации о государственном суверенитете России. Это первый, но не последний шаг к обретению русским народом своей политической субъектности и важный этап на пути построения русского национального демократического государства, в котором больше не будет места легальной русофобии, в котором русский и другие коренные народы России, желающие жить вместе, смогут строить великое правовое социально ответственное государство.

С праздником вас!

Слава России!

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter