Искусство предательства

Со времен трагических событий развала Союза ССР минуло уже без малого 20 лет. Та, наполненная страстями, обидами и коренной ломкой судеб эпоха, постепенно уходит в Историю. И, несмотря на это, повсеместно в новых суверенных странах — осколках Империи — продолжается ожесточенная дискуссия об истинных причинах этой катастрофы. Казавшаяся еще в середине восьмидесятых вечной незыблемой скалой, неприступной ракетно-ядерной крепостью, центром всех антизападных сил, спаянная железной идеологией и тотальным контролем сверхмощных спецслужб, гигантская страна в одночасье рухнула.

Причины такого невероятного для большинства современников события назывались разные. Но если их умело классифицировать, то хорошо видно как все они делятся на две большие группы: внутренние и внешние.

Внешние причины традиционно привлекательны для людей, склонных видеть «тайные пружины» и «масонские ложи» в основе мирового политического процесса, в подоплеке любых поверхностно наблюдаемых явлений. Согласно этой концепции, СССР стал чересчур опасен, набрал невиданный военно-стратегический и экономический потенциал, в результате чего «мировое правительство» приговорило его к смерти через расчленение.

Главные «исполнительные структуры» мирового правительства — ЦРУ и «Моссад» — привели в действие тысячи невидимых нитей, разбудили сотни своих «дремлющих» агентов, некоторые из которых очень кстати оказались по совместительству членами Политбюро ЦК. Они то и устроили тотальный дефицит продовольствия и товаров народного потребления, запретили водку, и, наконец, с помощью нескольких дурачков/провокаторов из ГКЧП, привели к власти своего резидента — Б.Ельцина, который и продавил знаменитые «беловежские соглашения».

Мысль интересная, однако, требующая ответов на несколько простых вопросов. Первое: что мешало сделать это раньше, когда СССР был куда более опасен и куда как менее предсказуем? Был ли безвольный и соглашательский СССР образца начала 90-х годов опасен для Запада? Хотели ли США рисковать растаскиванием по миру огромных советских ядерных арсеналов? Что мешало включить свою «агентурную сеть» и механизм расчленения Союза, например, во время Берлинской блокады, когда бесчисленные советские армии готовы были ринуться на Запад и в считанные дни сбросить натовские войска в Океан? Или в не менее напряженные дни Карибского кризиса, когда судьба не только атлантической цивилизации, но и каждого ее персонального члена висела на волоске?

Еще короче, был ли для США Горбачев опаснее Сталина?

Такие вопросы камня на камне не оставляют от «теории заговора». Конечно, агенты влияния Запада на самом последнем этапе драмы приложили руку к развалу Советского Союза, но лишь потому, что до них здесь уже все сделали «великие» советские руководители. Никаких возможностей для раскачивания страны до появления в политическом руководстве Горбачева и «горбачевцев» не было и не могло быть.

Внутренние причины обычно сводятся к вопиющей неэффективности советской экономики, ее непреодолимому отставанию от передовых стран, отсутствию запасов зерна, мяса, соли, спичек, надвигающемуся голоду и чудесному спасению народа в результате волшебных реформ Гайдара — Чубайса.

Все это — бред. В действительности СССР, по оценкам Организации ООН в области сельского хозяйства и продовольствия (ФАО), в середине 80-х годов входил в десятку стран мира с наилучшим типом питания.

Уровень здравоохранения в Советском Союзе был одним из самых высоких в мире. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в 1989 году страна занимала 8-е место по уровню душевых затрат на медицинское обслуживание населения.

Конечно, граждане СССР имели основания быть недовольными глубоко порочной системой распределения бытовых товаров и продуктов питания (перебои в снабжении, очереди, неравномерность в поставках некоторых продуктов по регионам и пр.). Кроме того, после достижения уровня питания, удовлетворяющего базовые потребности человека, в обществе возникли новые требования — к разнообразию продуктов, их расфасовке, упаковке и т.д.

Однако, эти проблемы существовали к тому времени уже долгие годы и не могли служить серьезным основанием для почти мгновенной дезинтеграции страны.

Да, в мире существовали мощные силы, заинтересованные в уничтожении Союза. Действительно, тотальный дефицит товаров первой необходимости сильно подтачивал целостность советской системы изнутри. Понятно, что ключевыми факторами стало идейное, психическое и моральное состояние советского общества, включая низкий интеллектуальный уровень высшего руководства, убожество идеологии и пропаганды, непонимание достоинств советской социальной системы и недостатков западной.

Но сами по себе эти явления были совершенно недостаточны для краха могучей империи.

Основной политической причиной распада стало предательство московским центром своих традиционных союзников за рубежом и внутри страны, полная дезориентация горбачевского руководства в национальном вопросе, ставка на заведомых врагов и идейных сепаратистов в ущерб многократно проверенным друзьям. Горбачёв как глава партии и государства снял запрет на предательство, и лавина больших и малых измен сокрушила страну.

Этот процесс начался еще во времена существования «социалистического лагеря». Когда сейчас говорят о том, что поголовно все представители правящей верхушки и национальной интеллигенции стран Варшавского пакта были настроены антисоветски, являясь долгие годы тщательно скрытыми русофобами — не верьте этому! Тысячи представителей восточноевропейского истеблишмента, начиная с партийных руководителей разного уровня и заканчивая крупнейшими интеллектуалами, считали Советский Союз своим главным и наиболее верным союзником, центром «мировой справедливости», культурным и технологическим лидером складывающейся социалистической цивилизации. Миллионы славян, самых простых людей тайно или явно расценивали нашу страну как заступницу, освободительницу и последнюю надежду на защиту и спасение в случае агрессии Запада или Турции. За доказательствами далеко ходить не надо, достаточно вспомнить Приштину 1999 года (даже через десятилетие после развала большой страны), где сербские жители с мольбой и слезами радости встречали мотострелковый батальон нынешнего Президента Ингушетии Ю.Евкурова, внезапно ушедший из под контроля натовских сил.

Однако «горбачевцы» ни о чем таком не думали и прололжали изощряться в искусстве предательства, договариваясь за спиной своих союзников со странами Запада о полномасштабной сдаче советских интересов в Европе. В результате, под свист и гиканье либеральной общественности, русские с позором покинули центральную часть континента. Однако, там остались целые пласты нашей культуры, а, главное, люди, которых мы взрастили, воспитали, которые доверяли нам. Эти люди не принадлежали Западу, большинство из них так никогда и не смогли стать его органичной частью.

Сегодня мы наблюдаем их глубочайшее разочарование, вызванное тем, что Россия фактически БРОСИЛА своих бывших союзников на произвол судьбы, сделав их объектом преследования со стороны новых политических элит.

Многие были поражены в правах, некоторые оказались в тюрьмах, тысячи — не находя в себе силы мириться с происходящим разрушением своего мира, своих базовых ценностей, кончали с собой.

У нас не принято писать об этом аспекте последствий деятельности последнего советского лидера, но преследования продолжаются по сей день, старика Ярузельского, к примеру, грозятся посадить уже в этом году. Сотни польских и чешских партийных, хозяйственных и гэбэшных руководителей среднего звена находятся под следствием, повсеместно кипит поиск «агентов Кремля».

В марте 1991 года 79-летнего Э.Хонеккера — преданного друга нашей страны тайно вывезли в Москву, однако уже в ноябре эму было предписано покинуть территорию СССР. Экс-главе ГДР удалось скрыться у своих друзей в посольстве Чили в Москве, однако спустя полгода он все же был выдворен на расправу в Германию.

То же самое происходило и в других частях света. Горбачев приказал вывести советские войска из Афганистана начале 1989 г., после чего практически вся помощь союзному нам афганскому правительству была постепенно заморожена. Тем не менее, прорусскому режиму доктора Наджибуллы удалось продержаться до марта 1992 г., когда в полностью лишенную поддержки России афганскую столицу ворвались талибы. Они повесили бывших советских ставленников и друзей, во главе с самим Президентом Наджибуллой, крайне достойным, харизматичным и преданным нашей стране человеком.

М.Горбачев впоследствии не ощущал ни малейшей ответственности за этих людей! Естественно, у него были более важные дела: он рекламировал пиццу…

По той же технологии были преданы русские в Прибалтике, оставленные наедине с возродившимися из небытия «лесными братьями» и прочим фашиствующим отребьем. Сделав одну неудачную попытку вернуть контроль над балтийскими республиками с помощью рижского и вильнюсского ОМОНа, Михаил Сергеевич сам испугался своей неожиданной «смелости», сразу же открестился от действий военных, заявил, что его «подставили» темные реваншистские силы. Это спровоцировало резкий рост национализма и русофобии на всем пространстве бывшего Союза, самые одиозные и непримиримые почуяли животную слабость и идеологическую пустоту Центра. Распад стал неминуем.

Однако, самое страшное, в каком-то смысле необратимое для целостности Союза преступление было совершено по отношению к Армянской ССР и армянскому народу. Дело в том, что исторически армяне являлись одной из государствообразующих наций, краеугольным камнем Российской и Советской империй. Народ — труженик, построивший древнейшую христианскую культуру на голых, выжженных солнцем скалах, народ, наиболее пострадавший, как в человеческом, так и в территориальном смысле от звериной экспансии турецкой военщины во все времена был оплотом России. Несть числа битвам, в которых бок о бок сражались наши нации, не упомнить и не сосчитать знаменитые русские купеческие и дворянские фамилии, художников, ученых, военачальников армянского происхождения. Все эти люди от генерала Лорис-Меликова до маршала Баграмяна, от художника Айвазовского до конструктора Микояна были выдающимися патриотами России и формировали основу российского исторического архетипа. Другими словами, армяне — это полномасштабный базовый этнос нашей государственности и попытка его изъятия привела и всегда будет приводить к масштабным геополитическим потрясениям. Армяне в России представляют собой крупнейшую армянскую диаспору в мире. В 2002 году российская перепись зафиксировала 1 130 491 представителя этой нации в нашей стране.

Нагорный Карабах, населенный преимущественно армянами, в начале XX века дважды (в 1905—1907 и 1918—1920 гг) становился ареной кровопролитных армяно-тюркских конфликтов. (Назвать их армяно-азербайджанскими довольно проблематично в связи с неиспользованием в досоветское время понятия «Азербайджан» применительно к прикаспийской территории Российской Империи). В 1921 г. постановлением Политбюро ЦК РКП(б) он был включен в состав Азербайджанской ССР с созданием Нагорно — Карабахской автономной области. Это вызвало недовольство армян, на протяжении многих десятилетий требовавших присоединения НКАО к Армении.

Горбачевское Политбюро огласило постановление, согласно которому требование о включении Нагорного Карабаха в состав Армянской ССР представляется как результат действий «экстремистов» и «националистов», противоречит интересам Азербайджана и Армении. Центральные органы власти и в дальнейшем, несмотря на обострение обстановки, будут руководствоваться этим постановлением, непрерывно заявляя, что «перекройки границ не будет».

В феврале 1988 года у армянского населённого пункта Аскеран произошло столкновение с использованием огнестрельного оружия между группами азербайджанцев из города Агдам, направляющимися в Степанакерт «для наведения порядка», и местным населением. С этого момента уже невозможно было предотвратить большую кровь. Все, что можно для этого было сделано в Москве, которой больше никто не верил.

Начались массовые убийства армян на территории Азербайджана. В ходе «сумгаитской резни» поразительным образом проявилось практически полное бездействие центральных советских властей. Имея от КГБ, МВД, армии полную информацию о происходящем с самого первого дня погромов, они не предприняли никаких реальных шагов для их предотвращения. Они не сделали ничего для спасения своих сограждан, — а их можно было спасти, если бы войска были бы введены в город сразу с началом погромов и получили бы приказ решительно действовать против погромщиков.

* * *

Лояльность армян по отношению к русским, их генетически усвоенная благодарность за охранительную роль, которую сыграла Россия в Малой Азии — не сравнимы с отношением к нам любого другого народа. И тем более отвратительной видится политика горбачевского руководства, которое по каким-то необъяснимым, извращенно-понимаемо «консервативным», а, по сути, изменническим соображениям, открыто встало на сторону Азербайджана. Подчеркиваю, не на сторону азербайджанского народа, а именно на сторону абсолютно чуждой русской традиции, давно смотрящей в сторону Турции, глухо ненавидящей «русское владычество», насквозь коррумпированной азербайджанской элиты. Сегодня многие склонны оправдывать такое поведение Горбачева и Шеварнадзе якобы огромным народнохозяйственным значением этой прикаспийской республики, необходимостью сохранить контроль над ее нефтяными месторождениями и перерабатывающими предприятиями, с ее значительно более серьезным, в сравнение с маленькой горной Арменией, геополитическим весом.

Приведу лишь два аргумента, хотя можно бы было привести сто. Во-первых, если ваш кровный брат с которым вы прожили всю жизнь беднее соседа, задумавшего его истребить, значит ли это, что из «высших соображений» следует поддержать соседа-убийцу против брата? Во-вторых, именно такая «тонкая» политика и привела к сдаче всех, веками наработанных страной позиций, сделала бессмысленными колоссальные 300-летние русские жертвы и отбросила Россию к границам конца XVI столетия.

Предательство армян привело к первому в истории кризису русско-армянского доверия, потери Москвой своего авторитета на Кавказе и стало одним из главных факторов распада СССР.

В результате подобных действий доверие ключевых государствообразующих национальных элит к Москве было окончательно подорвано. Им стало понятно, что истинный путь к спасению и дальнейшему выживанию в условиях своей национальной идентичности лежит в сфере обретения государственного суверенитета.

Интересно, что поддержка Азербайджана не принесла никаких дивидендов. Как только центр окончательно ослаб, республика немедленно освободилось от ненавистных местному байству русских оков, пришедший к власти фанатичный Народный фронт тысячекратно проклял времена «русского ига», немедленно отказавшись от всех символов «оккупации» — русского языка, остатков советской интернационалистской идеологии и большей части русского населения. Практически сразу новое независимое государство было инкорпорировано в орбиту Турции.

Уже позже, летом 1992 Министерство Обороны Азербайджана выдвинуло ультиматум ряду частей и соединений Советской Армии, дислоцированных на территории Азербайджана, передать вооружение и военную технику республиканским властям во исполнение указа президента Азербайджана. В результате к концу 1992 Азербайджан получил достаточно техники и оружия, чтобы сформировать четыре мотопехотные дивизии.

Итогом военного противостояния стала победа армянской стороны. Несмотря на численное преимущество, превосходство в боевой технике и живой силе, при несравнимо бмольших ресурсах Азербайджан потерпел поражение.

Боевые потери у армянской стороны составили 5856 человек убитыми, из них 3291 — граждане непризнанной НКР, остальные — граждане Республики Армения и немногочисленные добровольцы армянской диаспоры.

За время войны между Азербайджаном и непризнанной НКР, в результате бомбёжек и обстрелов азербайджанской армией гражданского населения НК, погибло 1264 мирных жителей (из них более 500 женщин и детей). Без вести пропало 596 человек (179 женщин и детей). Всего с 1988 по 1994 г. в Азербайджане и непризнанной НКР было убито более 2000 гражданских лиц армянской национальности.

Потери азербайджанской стороны составили более 25 000 человек убитыми, в том числе военнослужащих Национальной армии Азербайджана, внутренних войск, бойцов ОМОН, территориальных батальонов, боевиков из различных организаций, а также иностранных наёмников.

О жестокости и масштабе войны говорят также следующие цифры — с 21 ноября 1991 г. по май 1994 г. только на Степанакерт (население в 1989 г. — 54 тыс.) азербайджанской армией было выпущено свыше 21 000 снарядов РСЗО «Град», 2700 ракет «Алазань«, более 2000 артснарядов, 180 шариковых бомб, 150 полутонных авиабомб (в том числе 8 боеприпасов объёмного взрыва). На территории непризнанной НКР азербайджанской армией было установлено более 100 000 противотанковых, ещё большее количество противопехотных мин.

А ведь все это можно было предотвратить, займи Горбачев в 1988 году решительную позицию и прислушайся он к голосу армянского народа — единственного искреннего союзника России на Южном Кавказе. Впрочем, этот человек тем и прославился даже в многострадальной и неспокойной российской истории, что АБСОЛЮТНО ВСЕ, что он делал — было неправильно.

Карабахский конфликт имеет очень давнюю историю. Он перешел в военную плоскость еще во время существования СССР. Еще в конце 1990-х годов наметились попытки активного участия в урегулировании этого конфликта со стороны ряда европейских структур, российская сторона стала выпускать из своих рук инициативу в этом вопросе. Это проявлялось в том, что разного рода совещания и встречи президентов Армении и Азербайджана стали проводиться отнюдь не в Москве, и даже не в государствах Южного Кавказа, а на территории стран ЕС. Это, естественно, побуждает Москву к большей активности.

Не далее как две недели назад в Москве побывал президент Армении Серж Саргсян, который обсудил с главой российского государства возможность очередной трехсторонней встречи. А чуть более года назад в Москве по инициативе Дмитрия Медведева прошла трехсторонняя встреча глав России, Азербайджана и Армении, по итогам которой была принята прорывная декларация, определяющая принципы урегулирования конфликта. Это был первый документ за всю 15-летнюю историю карабахского урегулирования, который согласились подписать представители стран — участниц конфликта.

В ходе предстоящих встреч российское руководство попытается сблизить позиции Армении и Азербайджана по вопросу о предварительном освобождении армянской стороной ряда азербайджанских районов вне территории Нагорного Карабаха. Напомню, что в ходе военных действий в начале 1990-х годов армянам удалось захватить часть территории Азербайджана, что делалось исключительно из военных целей — чтобы предотвратить возможность артиллерийских обстрелов и прорывов танковых колонн. Если Ереван согласится предварительно передать эти территории Баку, это станет огромной и неоправданной уступкой с его стороны.

Однако, в августе 2009 года Азербайджан выступил с жестким заявлением в адрес Еревана, пригрозив его «принудить к миру». Такой сценарий в Баку рассмотрят, если решение проблемы Нагорного Карабаха не найдется на переговорах.

«Пять районов должны быть возвращены немедленно, а два — с течением времени. Это время может продлиться до пяти лет. Также в зоне конфликта должны быть размещены международные миротворческие силы, состав которых в основном будет определен самими сторонами», — заявил главный переговорщик от США, сопредседатель так называемой Минской группы Мэтью Брайза.

Это с какой радости? Во-первых, даже если отбросить исторически обоснованные права армянского народа (а их не надо отбрасывать ни при каких условиях), то следует понимать, что контроль над этими землями был установлен в результате ВОЙНЫ. А война, для всех времен и народов — вполне законное средство установления суверенитета над новыми территориями. Великобритания в результате войн получила половину своих колоний и в результате других войн — потеряла многие из них. США в результате войны с Испанией 1898 года получили контроль над Кубой, Пуэрто-Рико, Филлипинами. В результате Второй мировой войны Штаты на 50 лет установили контроль над японским островом Окинава и до сих пор фактически управляют им. По итогам этой же войны Россия присоединила к своей территории Восточную Пруссию, нынешнюю Калининградскую область. Никто же не говорит, что Калининградская область — это исконная германская земля и Россия должна ее немедленно передать. Хотите вернуть — воюйте. Но только потом не возопите о потере еще половины исторической территории. После драки кулаками не машут. И как бы это жестоко не звучало — на этом стоит современное международное право.

Поэтому, как метко заметил премьер Путин, еще будучи Президентом, по поводу претензий Эстонии на Пыталовский район Псковской области — «от мертвого осла уши!»…

А, во-вторых, и этому есть недавний доказательный пример Южной Осетии, отсутствие «санитарного коридора» приводит к тому, что приграничные зоны немедленно становятся военными плацдармами, насыщаются войсками противника, тяжелыми вооружениями — артиллерией и системами залпового огня, и все это, в конечном итоге заканчивается полномасштабной агрессией. В случае же с Карабахом, окруженным со всех сторон переполненным оружием всех типов и калибров Азербайджаном — все закончится неприкрытом геноцидом армянского народа. Поэтому, любые разговоры о передаче сопредельных районов — либо глупость, либо провокация.

И не надо только разговоров о том, что ситуация не может до бесконечности находиться в подвешенном нестабильном состоянии, что нужен мирный договор, дипломатические отношения и т.п. Все это чушь и пораженчество! У России с Японией уже 65 лет нет мирного договора и ничего, никого это особо не беспокоит. Единственное что нужно делать — укреплять армию Карабаха и насыщать ее современным российским оружием. И быть готовым прийти на помощь братскому народу в случае агрессии.

Границы административного образования в составе СССР не могли при развале СССР, и не могут ныне считаться «незыблемыми». Ибо проведены они были без консультаций с включенными в АзССР народами: армянами, лезгинами, аварцами, талышами и другими традиционными этносами региона, исконно проживавшими на своих исторических землях. Проведены не договорами и соглашениями с этими народами и соседними республиками, а волюнтаристскими решениями партийных инстанций. Эти границы имели значение лишь внутри единой Империи, пока Москва ответственно гарантировала всеобщую безопасность, порядок и межнациональный мир. Сегодня таких гарантий не может дать никто.

Звучащие из Баку утверждения о том, что та или иная спорная или самоопределившаяся территория бывшей АзССР является «исконной территорией Азербайджана» являются априори ложными и не могут рассматриваться в качестве аргумента о принадлежности Азербайджанской Республике как самих этих территорий, так и культурного наследства населяющих их народов.

История Азербайджана реально ведет свой отсчет с 1918 года. До этого он существовал лишь в качестве персидской провинции южнее Аракса и, следовательно, вовсе никогда не входил в состав России. Тем не менее, на созданной в советское время карте этот мифический Азербайджан охватывал весь север Ирана, все восточное Закавказье, армянские Нагорный Карабах, и Нахичевань. Отсюда и началась вся современная путаница. Но что первично — карта или реальность?

Это не должно обижать азербайджанцев. Все люди одинаково древние, все мы потомки Адама и Евы, просто существуют государственные образования разного возраста. И нет ничего обидного в том, что Азербайджану всего лишь около 90 лет.

Турция играет на этой исторической и геополитической путанице. Она якобы пытается уладить карабахский конфликт для того, чтобы привлечь Россию на свою сторону и выиграть — как в ценовом факторе, так и с точки зрения маршрутов прокладки трубопроводов. Кроме того, Анкара экономически заинтересована в том, чтобы разблокировать границу с Арменией. Не секрет, что после распада СССР во всех государствах Южного Кавказа произошла катастрофическая деиндустриализация. Так что сейчас турецкие промышленники и бизнесмены имеют большое конкурентное преимущество перед армянскими. Поэтому в случае разблокирования границы с Арменией значительная часть бизнеса в этой стране будет так или иначе связана с турецким капиталом, а отнюдь не с российским.

Наконец, не стоит заблуждаться — турки отнюдь не собираются «кидать» своего азербайджанского союзника в этом регионе. Подписанные армяно-турецкие протоколы вполне могут не пройти процедуру ратификации в турецком парламенте. Баку имеет существенное влияние на Турцию, а значит, Анкара по-прежнему будет согласовывать свою точку зрения с Азербайджаном. Просто Анкара пытается выторговать дополнительные преференции, в основном, по цене поставляемого нефти и газа.

По понятным причинам последние годы в российской внешней политике уделяется повышенное внимание вопросам, связанным с энергосферой. Естественно, что на Азербайджан завязаны крупные российские добывающие и транспортирующие нефтегазовые компании. Но, в конце концов, труба со временем может быть переориентирована на иные рынки. Тем более что потенциально у Баку такие возможности имеются. Так что ради нынешних выгод все же нельзя забывать и про другие аспекты — исторические, культурные, военно-политические, геополитические и т. п. Мы рискуем получить на Южном Кавказе ситуацию, когда ряд стран так и не станут нашими союзниками, а армян мы от себя оттолкнем.

Все же верность своему историческому выбору — один из главных уроков Истории.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter