Власовец из ОВЦС

Хамская выходка Подрабинека, цинично бросившего нашим ветеранам Великой Отечественной войны презрительный окрик, что «ваше время кончилось», требует не только всенародного презрения к этому субъекту, но и заставляет задуматься, как такое стало возможным в современном российском обществе.

Первое, что бросается в глаза, это явная перекличка между хулой бывшего «диссидента» и … проповедями церковных «власовцев».

Казалось бы, что после публичной порки, которой были подвергнуты на одном из федеральных телеканалов прот. Георгий Митрофанов и иг. Петр (Мещеринов) за их апологию коллаборационизма, всем очернителям прошлого нашей многострадальной Родины было вынесено грозное предупреждение. Однако на поверку оказалось, что у «власовцев» нашлись высокие покровителя среди нынешнего священноначалия, о чем с удовольствие поведал о. Георгий Митрофанов, комментируя в эфире питерской программы «Уроки истории» интервью, которое 15 июня 2009 г. дал новый председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата архиеп. Иларион (Алфеев) журналу «Эксперт».

Причем заявление руководителя ОВЦС по «случайному» совпадению предварило ту самую скандальную сессию ОБСЕ в Вильнюсе с антироссийской резолюцией по пакту «Молотова-Риббентропа» и объявлению 23 августа «общеевропейским днем памяти жертв тоталитарных режимов».

Что характерно, ведущий программы «Уроки истории» прот. Александр Степанов подчеркнул «тот факт, что именно такой высокопоставленный церковный иерарх, каким сейчас является архиеп. Иларион, говорит на эти темы, это чрезвычайно важно, потому что этим задается некоторый духовный, нравственный камертон».

Какой же «камертон» задает в Церкви новый глава ОВЦС? Чтобы ответить на данный вопрос, нужно напомнить некоторые эпизоды его церковной карьеры…

Так, прот. Г. Митрофанов торжествующе сообщил радиослушателям, что

архиеп. Иларион является кавалером государственной награды Литвы — медали «За мужество и самопожертвование» в память 13 января, которую он получил в 1992 г. за то, что в свое время поддержал движение «Саюдис». По его словам, «для него высоконравственная позиция отца Илариона тогда является свидетельством того, какую позицию должна была бы последовательно и четко проводить Русская Православная Церковь», чтобы «наши отношения с нашими ближайшими соседями, в том числе и с другими прибалтийскими государствами, были бы иными». Однако аудиторию это задело за живое , и в комментариях прозвучало, что «оценка роли  »Саюдиса» и участия монаха в политических акциях откровенно настораживает. Все, кто мало-мальски связан с русскоязычной Литвой, знают, что «Саюдис» — отнюдь не просто антикоммунистическая партия. Движима она была оголтелым антирусским националистическим духом, а ее интерпретация исторической роли Литвы сродни современному украинскому мифотворчеству».

Для справки: Иларион (Алфеев) принимал монашеский постриг и посвящение в сан в Свято-Духовом монастыре.

Во время январских событий 1991 г. в Вильнюсе, будучи настоятелем православного собора в Каунасе, иеромонах Иларион (Алфеев) призвал по радио советских солдат не исполнять возможного приказа стрелять в людей и тем самым нарушить присягу.

Спустя 5 лет после событий в Вильнюсе, когда уже из уст самих представителей «Саюдиса» прозвучали слова о том, что советские солдаты НЕ стреляли у телебашни в демонстрантов, о. Иларион (Алфеев) вновь обвинил СССР в «военной агрессии» («МН». № 3. 21-28 января 1996 г.).

Более того, в чудовищной атмосфере травли, провокаций и предательства, в которой находилась тогда Российская армия, будущий глава ОВЦС заявил, касаясь чеченских событий: «то, что происходит в Чечне, показывает, что Россия не имеет права называться православной, христианской страной».

К слову, не так давно «Саюдис» выступил с требованием к России «предоставить независимость Чечении, вывести войска и возместить нанесенный ущерб», которое было направлено председателю Европарламента Гансу-Герту Поттерлингу, президенту ПАСЕ Рене Ван дер Линдену, председателю ОБСЕ Мигулю Ангелу Моратиносу, президенту РФ Путину и «президенту ЧРИ» Докке Умарову. В обращении отмечено, что в то время, как «люди со скорбью чтят память 3000 погибших 11 сентября 2001 года вследствие террористического акта в США, российская армия  с 11.12.1994 г. убила около 300 тыс. чеченцев, и стране нанесен материальный ущерб примерно на 300 миллиардов дол. США». Обращения подписали председатель совета «Саюдис» города Вильнюс Л. Керосерюс, ответственный секретарь А. Будрюнас.

Как видим, Алфеева ни тогда, ни сегодня патриотом уж никак не назовешь, а оправданий коллаборационизма и предательства в его речах предостаточно. Не такой ли «камертон» по душе церковным «власовцам»?

Чтобы понять всю мерзость подобной «гражданской позиции», стоит вспомнить, что же произошло тогда в Вильнюсе.

12 января 1991 г. командующий военным округом Владимир Усхопчик сообщил о готовящихся маневрах в Вильнюсе с участием псковских десантников и группы «Альфа». В тот же день после полуночи из военного городка в Вильнюсе выдвинулись танки. Колонна остановилась у телебашни и здания Литовского комитета по телевидению и радиовещанию. В ночь с 12 на 13 января 1991 г. по призыву теле— и радиостудий у телебашни собрались тысячи людей и заняли свои точки десятки телеоператоров, в т.ч. из западных стран.

До 2 часов ночи телевизионщики вели прямую трансляцию, пока военная техника не окружила здание и телебашню и группа «Альфа» по приказу из Кремля Москвы заняла телецентр без единого выстрела и остановила республиканское телевещание.

На следующий день вильнюсские события получили широкий резонанс в мире, причем практически все СМИ, как по заданию, распространяли одно и то же: спецназ и псковские десантники устроили бойню в центре литовской столицы. Горбачёв перед камерами норвежского телевидения сокрушался: как же так, не доложили вовремя! Те члены отряда вильнюсского ОМОН (командир Болеслав Макутынович), которые остались в подчинении МВД СССР, также были обвинены в том, что бойцы якобы принимали участие в захвате телебашни и стреляли в людей.

Однако из материалов предварительного расследования государственной Комиссии во главе с Генеральным прокурором СССР Николаем Трубиным, которые были в октябре 1991 г. переданы литовской стороне, следовало, что НИ ОДНА из 14 жертв (а вместе с литовскими гражданами был убит и молодой лейтенант группы «Альфа» Виктор Шатских), не пала от рук советских солдат.

Баллистическая экспертиза пулевых ранений у убитых и раненых однозначно подтвердила, что смертоносные выстрелы были сделаны не спереди, а сверху вниз. Стреляли не солдаты, находившиеся на земле, а неизвестные стрелки, разместившиеся на крышах и в окнах близлежащих домов. Кроме того, свидетели говорили о выстрелах из леса, стрельбе из окон и балконов.

NB: Почему-то до сих пор никто из аналитиков не заметил и не указал на то, что вильнюсский сценарий 1991 г., словно под копирку, был повторен в Москве в октябре 1993 г. с теми же американскими СМИ, ведущими прямую трансляцию, и с выстрелами все еще неопознанной «третьей силы», которая стреляла в спину (!) противоборствующим сторонам, вынуждая их к братскому кровопролитию.

Случайно или нет, именно в январе 1991 г. в Москве состоялся съезд сионистов? В своей программной речи Изи Лейблер, глава Еврейской Общины Австралии и Вице-Президент Мирового Еврейского Конгресса, заявил: «Мы считаем, что если проводимая президентом Горбачевым политика гласности и перестройки завершится успехом, то мы увидим конец длительному периоду борьбы между еврейским народом и Советским Союзом».

Еще в феврале 1989 г. в столице СССР открылись ешшубота — школа по подготовке раввинов и масонская ложа «Б’най Б’рит». В августе 1989 г. в Москве была учреждена легальная сионистская организация «Иргун Циони» («Движение сионистов») во главе с Л. Городецким и вице-президентом А.Мушегян, одно из отделение которой было в Вильнюсе, а также сионистские молодежные группировки Ха-Шомер ха-ца‘ир, Дрор, Бетар, Раббим и Маккаби.

Группа «А» в Вильнюсе не сделала ни одного боевого выстрела, точно так же, как и псковские десантники (76-я ВДД), а за предательство руководства страны расплатилась жизнью лейтенанта Виктора Шатских, убитого в спину из автомата. Пуля, остановившая жизнь русского офицера, была со стальным сердечником. Тот, кто стрелял, знал, что делал — обычная пуля не нашла бы смертельной дороги между пластинами бронежилета. Виктор мог бы выжить, несмотря на то, что оболочка пули пошла в левое легкое, а сердечник — в правое. Офицер с пулей в теле добежал от места ранения между воротами в телецентр и входной дверью до третьего этажа. Озверелая толпа не позволила его вынести и не пропустила три «Скорых помощи», которые вызвали одну за другой. Виктор Шатских скончался на руках товарищей от внутреннего кровоизлияния.

Бывший лидер боевиков «Саюдиса» и министр обороны Литвы Аудрюс Буткявичюс признался:

В конце 1990 г. мы уже знали о многих приготовлениях: когда прибудут Ачалов, Варенников, Овчаров, когда приземлятся псковские десантники. Мне известно, что многие политические группы в союзной столице Москве были заинтересованы в распаде империи. Только таким путем они могли прийти к власти. Были мои разговоры тогда с Моисеевым (тогдашний начальник Генштаба ВС СССР). Я знал, что выход Литвы из состава Союза в их планах. Для меня не было какого-то недопонимания, что тут происходит. Они играли очень ясно, я имею в виду группировку вокруг Ельцина. Прокуратура в ходе обследования жертв, убитых из огнестрельного оружия на площади, пришла к выводу, что пули их поразили сверху вниз, а не по прямой. Значит, стреляли в этих людей не бойцы «Альфы», а люди с башни.

Известный литовский писатель и общественный деятель Витаутас Пяткявичюс, опираясь на полученные им материалы, в том числе и от Буткявичюса, заявил, что «военнослужащие Советской Армии непричастны к гибели людей трагической ночью 13 января 1991 г. в Вильнюсе».

Юристы теперь сходятся во мнении, что все военные люди, будучи верными данной им присяге, выполняли свой воинский долг, а все гражданские — выполняли свой служебный долг и делали это на территории Литовской ССР, которая стала самостоятельной только через восемь месяцев после этих трагических событий — в сентябре 1991 года.

Виктор Александрович Лутцев, один из организаторов Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», считает, что

самым подлым ударом по «Альфе» стали события в Вильнюсе в январе 1991 г. По приказу из Кремля мы взяли штурмом захваченный литовскими националистами телецентр. При этом впервые за предыдущие десять лет погиб наш боевой товарищ — Виктор Шатских. Можно представить состояние ребят! Но мало того что по возвращении в Москву нас никто не встретил, так Горбачев тогда на весь мир заявил, что не посылал «Альфу» в Вильнюс. Мы восприняли это как предательство. Дальнейшие события, к сожалению, только укрепляли в таком убеждении. Последней каплей стало решение передать «Альфу» в подчинение Федеральной службе охраны. При этом от нас требовали принести присягу на верность Президенту России Б. Н. Ельцину, а не стране.

Для справки: Во время январских событий 1991 г. в Вильнюсе Ельцин обратился с открытым письмом к народам Прибалтики, где имелось обращение и к советским воинам: «Я обращаюсь к тем, кто носит оружие, не отдавайте приказ направлять смертоносные стволы против мирного населения» (Российская газета. 19.1.91 г.). В ответном письме военнослужащих частей и гарнизонов Балтийского флота, дислоцированных на территории прибалтийских республик, Президенту и ВС СССР сказано:

По литовскому телевидению звучат заявления о том, что Литва отныне находится в состоянии войны с Советским Союзом, раздаются призывы к вооруженной борьбе, очищению территории Литвы от агентов и оккупантов других государств. Обращение Ельцина к военнослужащим войск, дислоцирующихся на территории Прибалтики, — это фактический призыв к невыполнению нами конституционного долга. (КЗ. 19.1.91 г.).  

Вот и получается, что в те же трагические дни начала распада государства, когда молодой лейтенант Виктор Шатских погибает за Родину от выстрела в спину, молодой иеромонах Иларион (Алфеев) призывает к нарушению воинской присяги.

Между тем, как постриженнику Свято-Духова монастыря Илариону (Алфееву) следовало бы знать духовные традиции своей родной обители и руководствоваться совсем иными примерами из ее многовековой истории.

Известно, что собор Свято-Духова монастыря был построен в 1597 г., и к 1611 г. собор был единственным в Вильне православным храмом, не отошедшим униатам. Свято-Духов монастырь и братство при нем обрели права ставропигии от константинопольского патриарха Иеремии II (в 1588 г. братство). Это позволило получить разрешение короля Владислава IV на строительство в 1634 г. нового каменного Свято-Духовского собора с приделами во имя апостола Иоанна Богослова и свв. равноап.. Константина и Елены.

Сразу после добровольного присоединения в 1654 г. Малороссии к России началась война Речи Посполитой с Россией, и 8 августа 1655 г. в Вильну вошли русские войска и украинские казаки Золотаренко. Вскоре Вильну посетил царь Алексей Михайлович и поставил во главе управления кн. Шаховского. Трудна была деятельность нового воеводы по защите Вильны от поляков, особенно в виду незначительности оставленного ему гарнизона. Поляки не раз пытались отвоевать Вильну, ведя вместе с тем переговоры под Вильной об избрании на польский престол Алексея Михайловича. В 1658 г. только присутствие отряда под началом кн. Долгорукого предотвратило занятие Вильны Сапегою и Гонсевским; в начале 1661 г. в предместьях были уже расположены польские войска, но в городских замках, благодаря храбрости и энергии кн. Даниила Мышецкого, русские продержались до 22 ноября того же года.

Где искать теперь покойное тело или драгоценную для Русского Православия гробницу знаменитого московского воеводы кн. Данилы Евфимиевича Мышецкого —  типа умных, стойких, суровых, непреклонно честных русских людей, мужественно отстаивавшего русскую власть в Вильне с 78 воинами от армии поляков, предпочтя умереть честно в святой нерушимой верности крестному целованию своему великому русскому Царю, обезглавленного в Вильне на городской площади публично и торжественно 22 ноября 1661 г.,— человека, подобных которому обыкновенно не только сберегают и охраняют прахи, а которым и воздвигают монументы и которому действительно еще в XIX в. проектировалось сооружение в Вильне памятника.

При Свято-Духовом соборе было особое Свято-Духовское кладбище, на которое в 1598 г. производили наглое нападение с оружием и где били православных людей противники Православия, с которого 8 Марта 1637 г. некто Стефан Томашевский с толпою стрелял из оружия в православный Свято-Духов собор, где в 1747 г. происходила гоньба за духовскими иноками со стороны буйных студентов, посланных на православный Свято-Духов монастырь неким ксендзом Завадским. С конца XVIII в. Свято-Духовские иноки погребались в церковном склепе своего Свято-Духова собора, «в погребе, идеже прочих священноинок телеса обще почивают», как значится в донесении о погребении Свято-Духовского игумена Георгия (Яновского), умершего 4 июня 1796 г. и др. (Дела по архиву Консистории 1796 г. №№ 100, 110; 1797 г. № 116 и др.).

В 1655 г. при царе Алексее Михайловиче были найдены нетленные мощи виленских мученик Антония, Иоанна и Евстафия и перенесены в церковь Свято-Духова монастыря. Эти глубоко почитаемые всей полнотой Православной Церкви святые претерпели мученическую кончину за Православную веру в Вильно в 1347 г. по приказу литовского кн. Ольгерда. 14 апреля старший брат Антоний был повешен на дубе. Спустя 12 дней на этом же месте был казнен Иоанн, который остался верен Православию. 13 декабря святой Евстафий был повешен на том же дубе, что и его родственники — святые Антоний и Иоанн. Перед захватом Вильны поляками св. мощи виленских мучеников в 1661 г. были спрятаны и тайно хранились в подалтарном склепе Свято-Духова собора до 1814 г.

К помощи Небесных покровителей Вильны верующие с особой надеждой обращались в годы испытаний. Когда началась Первая Мировая война, глава Виленской и Литовской епархии архиепископ Тихон (Белавин) послал в Св. Синод ходатайство с прошением совершить 14 сентября 1914 г., на праздник Воздвижения Животворящего Креста Господня, обнесение вокруг собора Святого Духа св. мощей виленских мученик и совершать это каждый год 14 (27) апреля, в день памяти Божиих угодников. 25 сентября 1914 г. Русский Государь Николай II, сделав в Вильне остановку по пути с фронта в С.-Петербург, посетил Свято-Духов собор, где поклонился мученическим мощам. От вл. Тихона Император принял в благословение икону св. Виленских мученик. В ноябре того же года св. мощи почтили Царственные сестры милосердия — Государыня Императрица Александра Федоровна с августейшими дочерьми Ольгой и Татьяной.

При Сталине св. мощи Виленских чудотворцев были возвращены из Москвы в Вильнюс.  Как вспоминал М.Ф. Русаков, непосредственный участник перенесения: «В 1946 году я служил экономом в Московской Патриархии. К этому времени мощи свв. угодников Божиих, изъятые в первые годы Октябрьской революции из храмов, по ходатайству святейшего Патриарха начали возвращать на их первые места почитания и поклонения верующих. Было возбуждено ходатайство о возвращении находившихся в Московском музее атеистической пропаганды мощей свв. Антония, Иоанна и Евстафия, Виленских мучеников. Примерно 15 июля я получил личное распоряжение Святейшего Патриарха Алексия сделать три гроба для отправки мощей Виленских мучеников… Я был изумлен тем, как сохранились святые тела. Если бы мне не сказали, что я должен буду перевозить тела мучеников, то по вывороченным суставам, перекошенным частям тела и, главное, по мученическому оскалу рта, сохранившемуся мученическому выражению лиц, смело и утвердительно для себя подумал бы: да, это — мученики, великие страстотерпцы! Я стоял в благоговейном изумлении перед сими мужественными исповедниками веры, молился и крестился…».

В 1960 г., когда при Хрущеве по всему СССР закрывали монастыри, в Свято-Духов монастырь были переведены насельницы женского монастыря Марии Магдалины во главе с мудрой игуменией Ниной, духовной дочерью прп. Амвросия Оптинского. Там их духовно окормлял о. Николай (Гурьянов), которого сейчас знают и помнят все православные как старца с о. Залит.

Но ни эти яркие духовные примеры из жизни православной Литвы, ни подвиги русских воинов, сохранивших верность Родине и Православию до самой смерти, очевидно, не вдохновили молодого настоятеля православного собора в Каунасе иеромонаха Илариона (Алфеева), когда он призывал по литовскому радио советских солдат нарушить присягу. Почему-то о том, чтобы вновь обнести по примеру свт. Тихона св. мощи виленских мученик вокруг Свято-Духова собора накануне январской трагедии в Вильнюсе (http://expertmus.livejournal.com/38970.html), о. Иларион (Алфеев) даже не вспомнил. Вряд ли его обращения напоминали проповеди иеромонаха Димитрия, будущего митрополита Ростовского, который в 1677 г. был приглашен проповедывать в монастырском храме старшим Свято-Духова монастыря и ректором братского училища Климентом Тризной. Скорее, публичные призывы Илариона (Алфеева) к предательству в ходе январских событий в Вильнюсе, за которые он получил свою «награду», заставляют вспомнить небезызвестного патриарха Кирилла I Лукариса († 1638), осужденного как еретик на шести православных Соборах. А уж о любви к власти и деньгам этого младоархиерея поведал без прикрас в свое время приснопоминаемый Митрополит Антоний Сурожский, который вынес свою оценку разрушительным действиям вл. Илариона (Алфеева) в Церкви.

Ну что же, Алфееву и ему подобным русофобам уже можно пожинать плоды их проповедей: «империя зла» разгромлена, а по улицам Вильнюса, объявленного Европарламентом культурной столицей Европы 2009 года, в открытую шествуют фашисты.

* * *

В конце 80-х годов ХХ века общественные силы Литвы поляризовались: одни добивались независимости республики, другие стремились остаться в границах СССР. 11 марта 1990 года Литва провозгласила независимость, и советским войскам предложили покинуть край. Ситуация обострилась после 13 января 1991 года, когда в Вильнюсе во время штурма советскими войсками Телебашни и Телецентра погибли мирные граждане.

Как раз в эти дни по поручению редакции газеты Московский Церковный Вестник мне довелось приехать из Вильнюса в Каунас и встретиться с иеромонахом Иларионом. Он был уверен, что республики Балтии утеряны для России, и что военная акция, инициированная правительством Горбачева, оказалась совершенно не нужной и вредной. Настоятеля православной церкви не на шутку встревожило введении танков и российских отрядов специального назначения в Литву, захват ими в Вильнюсе Национального Телевидения — ведь все это трагически обострило отношения между литовцами и русскими. И вот теперь в Каунасе готовится военное сопротивление захвату советским спецназом местного Телевидения. Священник понял, что если солдаты начнут стрелять в мирных людей, это может привести к новым человеческим жертвам. Как этого избежать?

О.Илларион сказал, что у него возникло решение обратиться к солдатам и офицерам Советской армии по телевидению:

— Ведь я как настоятель Благовещенского собора почти ежедневно посещаю воинские части. Тех, к кому я обращаюсь из телестудии, я знаю лично. Но, к сожалению, сейчас я не вполне уверен, что до них доходят эти передачи. Поэтому я решил напечатать свое Обращение к воинам и прочесть его в частях…

Я попросила иеромонаха Иллариона дать мне переписать этот текст, и благодаря Литовскому Телеграфному Агентству «Эльта» оно было переправлено на Запад. Вечером того же дня Радио «Свобода» озвучило «Обращение к офицерам и солдатам Советской армии».

Оно начиналось так: «Милые, родные мои братья-воины! Для Литвы наступили страшные дни. Пролита кровь невинных людей: уже более 15 погибших, более 150 раненых, 58 пропавших без вести. Все эти преступления совершены руками солдат, которые получили приказ стрелять в безоружных людей.

Те, кто отдали этот чудовищный приказ — верные продолжатели дела тех палачей, которые расстреливали и репрессировали людей в 20-е, 30-е, 40-е годы, на всем протяжении советской истории. Палачам тех времен История уже вынесла свой приговор, свое проклятие. Сегодняшних палачей ждет та же участь. Их преступление неимоверно велико, безмерна их вина перед всей страной, перед народом, перед Богом. Кровь убитых, как кровь библейского Авеля, вопиет от земли и взывает к Богу.

Братья мои, солдаты и офицеры! Если вы получите приказ опять стрелять в безоружных людей, опять давить их гусеницами танков, — не подчиняйтесь приказу! Стреляйте в воздух, не стреляйте вовсе, делайте что угодно, только не проливайте невинную кровь! Жизнь человека бесценна, она — священна, и участие в убийстве нельзя искупить ничем.

Кто ответственен за убийство девочки, раздавленной гусеницами танка возле Вильнюсской телевизионной башни? Какой ценой можно искупить это убийство и другие, совершенные вчера и сегодня, убийства и насилие?

Братья воины! Вспомните о своих семьях, о своих детях, о родной земле. Никто не простит вам убийства, пролитая кровь будет вечным позором для вас, для ваших сыновей, для русской нации. Довольно жертв, хватит насилия! Все народы хотят мира.

Я умоляю вас именем Бога, именем Христа — не проливайте крови!

Всем убийцам — и тем, кто отдает приказы, и тем, кто их выполняет,— позор, проклятье, анафема!

Над вами и вашими семьями да будет благословение Божие. Я верю в вас и надеюсь на ваше благоразумие, на вашу человеческую совесть.

Настоятель русского Благовещенского собора г.Каунас иеромонах Иларион (Алфеев)».

Это Обращение была передано руководству дивизии. По Каунасскому ТВ оно транслировалось каждый час. И слава Богу, захват Телевидения в Каунасе в январе 1991 года так и не состоялся, кровопролития не было…

Однако столь смелое Обращение священника некоторым дивизионным офицерам показалось непатриотичным: ведь оно звучало, когда колонна советских танков уже направлялась к Каунасу. Смельчаку угрожали, пытались его преследовать. Пришлось о.Илариону некоторое время скрываться на конспиративной квартире. Однако миссия отважного миротворца была им выполнена, что и засвидетельствовала медаль Литвы «За мужество и самопожертвование».

Если бы фролеры, по какой-то невероятной причине, вдруг оказались против архиепископа Илариона, то они, несомненно, сказали бы, что пресловутая медаль получена им от самого Збигнева Бжезинского!

А мне вспоминается одно из последних интервью, данное журналисту Невзорову, великим русским историком и патриотом, Львом Николаевичем Гумилевым, как раз на ту же тему, — по поводу штурма Вильнюсского Телецентра, когда, в конце, Льва Николаевича спросили: «Ну, а Вы-то за кого, Лев Николаевич?», и Гумилев отвечал: »А я — за наших!». Помню, как возмущалась тогда еврейская интеллигенция! А что говорят сейчас, когда Союз уже почти двадцать лет как развален и чухня с бандеровцами вдоволь поиздевалась над русскими, которые жили на окраинах Империи: да, нам «не повезло», зато наши соотечественники в РФии плотно «сели» — кто-то на «трубу», а кто-то — на «герыч»! «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!». Да, советское детство наше действительно было счастливым — без наркоты и педофилов: своих, в «цивилизованной Европе» я и в парк одних боюсь отпускать!

А  этот владыченька-»эльф», один из активных участников геополитической катастрофы, получил свою награду — заседает в Священном Синоде, пишет свои «оратории», выпивает и закусывает с европрезидентами и прочими масонами и содомитами». Ей, ей, глаголю вам, уже приемлют мзду свою….»

Только, если мзда эта — на земли, как у его «возлюбленных братьев во Христе», латинян, то — уже не на небеси...

Intiligenti pauca, как говорится, однако , хотелось бы обратить внимание, на то, что призыв к прямому нарушению действующего советского законодательства--(неповиновению) воинскому  приказу исходил тогда не от Владыки Хризостома (Мартишкина), (единственно компетентному лицу в  иерархии, в качестве Архипастыря, теоретически способному обращаться с подобными обращениями к своей  пастве),который, однако, осторожно самоустранился от вмешательства в политику, и никак не мог исходить от блаженной памяти покойного Патриарха Алексия, еще более осторожного Первоиерарха, который никогда не поддерживал либералов, националистов (различных окраин) и Запад-— Святитель был человеком «советской закалки»!

Однако какие-то силы, в том числе, и в Московском Патриархате, поддержали молодого иеромонаха, «борца с коммунизмом и «совками», они же обеспечили его головокружительную карьеру в МП и на «международной арене», несмотря на скромные способности последнего.

Именно здесь и кроется, на наш взгляд, главная тайна и истоки «политического православия».



Последняя часть текста представляет собой обширную цитату из интернет-дневника apostati, который ведёт протоиерей Димитрий Назаров. Автор статьи не сослался на источник из опасений, что это может ему повредить. По воле о. Дмитрия мы возвращаем указание на авторство.
Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter