Трансатлантический рынок Европейского союза - Соединенные Штаты и глобализация

Хотя отношения между Европейским союзом и США являются достаточно развитыми, европейские масс-медиа имеют немного поводов говорить о «трансатлантическом партнерстве» как о состоявшемся факте. Последняя резолюция Европейского парламента, проголосованного почти единогласно, с 501 голосом «за» («правые», Европейская социалистическая партия и «зеленые») и только с 53 голосами «против» (европейские «левые») предполагает замену современной трансатлантической «повестки дня» новым соглашением о стратегическом партнерстве, которое предстоит согласовать к 2012 году, достигнув стратегической цели по созданию «трансатлантического рынка» к 2015 году. Это решение Европарламента также предполагает создание «Трансатлантического политического совета», который будет наделен соответствующими полномочиями в вопросах международной политики и безопасности. Характерно, что это решение было принято депутатами Европарламента без консультации с собственными гражданами, но при весьма активной поддержке мондиалистского лобби. Оно легитимирует стратегические усилия Соединенных штатов по интеграции экономического, юридического и оборонного пространства ЕС Соединенными Штатами.

Сила трансатлантического партнерства

Настоящий «краеугольным камнем» для международной политики ЕС, «трансатлантическое партнерство» основано на общих разделяемых ценностях, общих целях, а также на принципах открытой и интегрированной экономики. Подобное «стратегическое партнерство» является наиболее значимым для ЕС, и оно не ставится под сомнение из –за разногласий последних лет. Европарламент напомнил в этой связи, что новый американский президент Барак Обама в ходе своего визита в Берлин в августе 2008 года подтвердил, что «у Америки нет лучшего партнера, чем Европа» - полагая, что именно Обама способен дать новый импульс этому партнерству.

Трансатлантическое партнерство является долгосрочным проектом. Так, уже вскоре после падения «Восточного блока», в 1990 году, подписанная тогда «Транс-атлантическая декларация» устанавливала режим консультаций между председателем Европейского союза, главой Еврокомиссии и президентом США один раз в два года. После неудачи с подписанием Многостороннего соглашения об инвестициях (AMI), Организация по сотрудничеству и экономическому развитию и европейский комиссар по внешней торговле предложили проект «нового трансатлантического рынка», против которого своим правом «вето» воспользовался бывший президент Франции Жак Ширак. В конечном итоге, «Трансатлантическое экономическое партнерство» было учреждено в Лондоне на саммите ЕС и США в 1998 году.

В результате публикации доклада германского депутата Эрики Манн, настаивающей на создании «трансатлантического рынка без промедления к 2015 году», Европейский парламент проголосовал в июне 2006 года за резолюцию об улучшении отношений между ЕС и США в рамках соглашения о «трансатлантическом партнерстве». Резолюция о трансатлантических отношениях от апреля 2007 года (подписанная президентом США Джорджем Бушем, германским канцлером Ангелой Меркель и председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозо) учредила «Трансатлантический экономический совет» (СЕТ), который провел свою первую рабочую встречу в ноябре 2007 года.

Согласно плану европейских законодателей, Европарламент в развитие положений декларации о «Трансатлантическом диалоге законодателей» (DTL) инспирирует доклады Комиссии по международным делам и консультации между Комиссией по международной торговле и Комиссией по экономическим и бюджетным вопросам, выводы которых отражаются в заключениях Совета Европы. В области обороны, фактической и юридической силой обладают такие источники, как декларация Совета по северо-атлантическому сотрудничеству, принятая на саммите НАТО в Бухаресте в апреле 2008 года, и резолюции о стратегии Европейского союза.

Европейские депутаты также планируют «радикальную» реформу международных экономических институтов с целью создать «объединенный трансатлантический рынок к 2015 году». Многочисленные заключенные соглашения уже применяются в таких областях, как инвестиции, расчетные и регулирующие нормы, или усиление защиты права интеллектуальной собственности. Происходящие сегодня процессы «конвергенции» регламентарных норм и адаптации законодательства имеют экстерриториальный характер и не сопровождаются никакими консультациями либо предварительными соглашениями, способствуя усилению интеграции финансовых рынков.

При этом Европейский парламент не обладает формальной властью принуждать кого-либо к выполнению этих норм. В то же время подобные политические инициативы в отношении Совета Европы и Европейской комиссии, содержащиеся в перечисленных резолюциях, благодаря многократному повторению их на практике, постепенно приобретали легитимный характер. В свою очередь, ратификация «Лиссабонского договора» (одобренного Советом Европы и подписанного 27 главами европейских государств и правительств в Лиссабоне в 2007 году) каждым из государств-членов ЕС, в соответствии с его собственной процедурой, позволит этому договору играть более важную и объединяющую роль на международном уровне.

«Трансатлантическая политика»

Европейский союз и Соединенные Штаты разделяют ответственность за утверждение стабильности, они объединились с целью «совместно формировать свое международное окружение». Европейские институты прибегают к международному праву и помощи международных институтов, особенно ООН, реформу которых они активно поддерживают; включая сюда реформу Совета Безопасности, которая, изменяя распределение постоянных мест, имеет своей целью изменить «дипломатический баланс» под сенью Совета Безопасности. Итоговой же целью является привнесение «интенсивной координации» в сферы «кризисной» и «превентивной» дипломатии.

В свою очередь, «Трансатлантический экономический совет» и «Трансатлантический парламентский совет» (CРТ) предлагают трансформировать современный «трансатлантический диалог законодателей» с целью создания «Трансатлантической ассамблеи». Эта ассамблея будет составлена из равного числа депутатов Европейского парламента и Конгресса США и будет работать над созданием «рамочного законодательства» по всем вопросам, касающимся углубления интеграции «трансатлантического рынка».

Объединенный посредством выравнивания законодательства, «трансатлантический рынок» позволяет сохранить верховенство над существующими государствами, избегая конкуренции, которая может ослабить трансатлантическое партнерство. «Новая трансатлантическая повестка дня» (NAT), принятая и адаптированная в 1995 году в Мадриде тогдашними председателем Еврокомиссии Жаком Сантером, председателем Совета Европы Фелипе Гонсалесом и президентом США Биллом Клинтоном) устанавливает в качестве цели «создание открытой мировой системы торговли и инвестиций».

При этом ВВП Европейского союза и Соединенных Штатов составляет сегодня более половины мирового ВВП и, несмотря на периодически возникающие напряжения, трансатлантические отношения остаются одной из главных «осей» внешней политики Союза. Европарламент предлагает, чтобы процесс подобной интеграции стал более систематическим, адаптируя общие позиции и инициативы в отношении общих торговых интересов, таких, как доступ «без дискриминации» на мировой рынок природных ресурсов, обеспечение права интеллектуальной собственности, взаимное мировое признание дипломов и аттестатов или усиление сотрудничества в области космических исследований. Параллельная ревизия регламентарных норм и законодательства о контроле над финансовыми рынками призвана исключить препятствия, которые затрудняют процесс инвестирования и предоставления финансовых услуг в рамках формирующегося «трансатлантического пространства». Систематическое и открытое сотрудничество в сфере законодательства призвана устранить непринципиальные различия между соответствующими законами и способствовать снижению цен благодаря законодательному регулированию отношений между производителями и потребителями.

Политика «запуска» экономического роста США интересует ЕС, который также заинтересован в нахождении «трансатлантического ответа» на кризис. Следуя за властями Соединенных Штатов, Европейских парламент с целью «реформировать международную финансовую систему» призывает к устранению необоснованных налоговых льгот. Недавние атаки властей США и Франции против экономического суверенитета Швейцарии показывают, что эта резолюция обладает фактической силой. Правительство США воспользовалось информацией о банках, а Европейский союз задним числом модифицировал свое законодательство, чтобы предоставить американской стороне это право. Таким образом, Соединенные Штаты сегодня обладают системой контроля не только над европейской финансовой системой, но также над системами легитимации и законодательства.

Глобальные стратегии

Европейский парламент подчеркивает, что обмен данными и информацией является одним из ключевых инструментов в международной борьбе против терроризма и международной преступности и полагает, что подобный обмен должен быть вписан в приемлемые правовые рамки и основываться на международных соглашениях, обладающих императивным характером. Доклад, представленный экспертами из шести стран-членов ЕС предполагает создание благоприятной среды для трансатлантической кооперации в области обеспечения свобод, безопасности и правосудия к 2014 году, с целью реорганизовать полицию и юстицию в соответствии «с целями и характером внешнеполитической стратегии Европейского союза», то есть фактически в соответствии с интересами Соединенных Штатов.

В докладе, опубликованном совместно руководством Департамента безопасности и Министерством юстиции Соединенных Штатов и представителями ЕС отстаивается идея о передаче административных и юридических данных, а также сведений, касающихся «защиты территории», что включает информацию о банковских данных, транспортные дороги и сети Интернет, этнические, политические и религиозные данные. Речь в данном случае идет не о возможности передачи этих данных, что уже широко практикуется, а о легализации этой передачи во избежание любых препятствий при распространении частной информации.

Европарламент также призывает к тому, чтобы считать всех граждан Евросоюза равными «на основе полной взаимности» с американскими гражданами. Он выражает удовлетворение недавним расширением функционирования программы безвизового режима между государствами-членами Союза и подчеркивает важность быстрого ввода в силу соглашений об экстрадиции и юридической взаимопомощи между Евросоюзом и США. После определения трансфера личных данных и установления сотрудничества между полицейскими службами, речь отныне идет о легализации выдачи преступников, находящихся под юрисдикцией Союза властям Соединенных Штатов. Европейский ордер на арест упраздняет таким образом гарантии процедуры экстрадиции, так как в соответствии с этим принципом взаимного признания соответствующие юридические нормы государства-заявителя немедленно объявляются соответствующими принципам правового государства. Так акт Военной комиссии разрешает США разыскивать и заключать под стражу любого человека, которого власти объявили врагом.

Как предполагается, члены партнерства несут одинаковую «ответственность по отношению к международному порядку». «Новый трансатлантический план» 1995 года утверждает «нераздельность трансатлантической безопасности» под эгидой Организации Североатлантического договора (НАТО), краеугольного камня трансатлантической безопасности.

Одновременно с этим Европейский парламент настаивает на ускорении темпов создания группы на высшем уровне Евросоюз-НАТО для улучшения сотрудничества между этими двумя организациями. Оборонная политика НАТО будет получать «систематические консультации» в отношении позиций внешней политики в рамках «Трансатлантического политического совета». Европейский парламент также настаивает на необходимости продолжать усиление гражданских и военных возможностей Европы и желает усилить трансатлантическое сотрудничество в сфере борьбы с терроризмом, что касается аспектов обороны и безопасности.

Европейский Союз планирует заключение нового соглашения для создания консультационного органа по системной координации в области внешней политики и безопасности. Он поручает возглавить этот орган верховному представителю Комиссии (для Евросоюза) и госсекретарю (для США) и предлагает назвать этот механизм Трансатлантическим политическим советом (ТПС). В данное время и США и Евросоюз уже приступили к разработке общего плана и целей работы на краткосрочную и долгосрочную перспективы как по двусторонним вопросам, так и по проблемам и конфликтным ситуациям мирового и регионального уровней.

Европарламент нацелен «привлечь развивающихся акторов к разделению ответ-ственности в деле обеспечения мирового порядка», к выработке и реализации общего подхода по отношению к другим значимым геополитическим акторам, таким, как Китай, Индия, Африка южнее Сахары, Латинская Америка и настаивает, в частности, на реализации «Целей тысячелетия во имя развития» (OMD), которые связаны с политикой осушения земель для хозяйственных целей.

Депутаты Евросоюза удовлетворены тем фактом, что президент Соединенных Штатов отмечает, что он продолжит «консультировать» союзников по НАТО, а также Россию по проблемам ПРО. Они желают «поставить на ноги» стратегию, касающуюся шести государств Восточной Европы (Молдавии, Украины, Грузии, Армении, Азербайджана и Белоруссии) в рамках европейской политики «соседства», чтобы достигнуть значительных и долговременных результатов в рамках реализации «Нового восточного партнерства» и «Черноморской синергии». Европейские парламент также желает, чтобы трансатлантические партнеры стремились бы «широко координировать их политику по отношению к России» - соседнему государству, связанному отношениями взаимозависимости с ЕС. Конечной целью является интенсификация сотрудничества в рамках совета «НАТО-Россия» и широкая координация совместных действий в рамках процесса реформирования европейской структуры безопасности, в соответствие с принципами ОБСЕ в соответствии с целями НАТО.

Трансатлантизм и мондиализм

Пожелав иметь более сильное лобби для европейских организаций в Вашингтоне, Евросоюз, однако, прежде всего преуспел в постоянным наращивании численности американских организаций в Брюсселе и принятии на себя обязательств в интересах усиливающегося партнерства Евросоюза и США.

Деятельность американских групп влияния в процессе трансатлантической интеграции имеет давнюю историю. На саммите США-Евросоюз в июне 2005 года в Вашингтоне были приняты предложения лоббистов из так называемого «Трансатлантического бизнес-диалога» (ТАБД). Европейская комиссия преследует цель создания зоны свободной торговли внутри этой многонациональной группы стран Европы и США. Доклад Эрики Манн был в основном вдохновлен отчетом ТАБД 2005 года.

«Трансатлантическая сеть полиции», основанная в 1992 году, включает в себя членов парламента и Европы и США, а также деловых людей. Призывая к созданию трансатлантического политического, экономического и военного сообщества, она получает поддержку многочисленных мондиалистских think-tanks, таких как, например, Совет по международным отношениям, Европейско-американский бизнес-совет, Аспен-институт, Институт Брукингса, фонд Германа Маршалла или многонациональных компаний, таких как Boeing, IBM, Microsoft, Ford, Siemens, Deutche Bank, Michelin или BASF.

Фонд Bertelsmann, в частности, поддерживает «Трансатлантическую сеть полиции» и продвигает идею объединенного трансатлантического экономического и финансового рынка в рамках своей рабочей группы «Экономия, торговля и финансы». Эти работы послужили базой для создания «Трансатлантического экономического совета». В Европе двигателем трансатлантического партнерства выступает Германия, ставшая главным партнером Соединенных Штатов. Торговые отношения этих двух стран играют важную роль, и Германия в наибольшей степени взяла на себя обязательства в отношении Восточной Европой, которая представляет собой «стратегическую зону интересов» для США. Американцы рассчитывают на помощь Германии в целях усилениях интеграции Европы и в деле сдерживания России.

Для того чтобы трансатлантическая интеграция стала реальностью де-факто раньше, чем де-юре, Европейский Парламент ждет от совета более эффективного осуществления координации и формирования политики Евросоюза в отношении Соединенных Штатов. Парламент, в частности, предлагает наладить обмен персоналом, требует от Конгресса США изучить возможности создания бюро по связям с Конгрессом в Брюсселе и приглашает руководство Европарламента назначить ответственного в Вашингтоне.

В то же время для членов «Европы 15- ти», занятых в основном обеспечением армией Соединенных штатов и входящих в состав НАТО, вопросы внешнего суверенитета долгое время оставались приоритетом американской внешней политики. Трансатлантические отношения в настоящее время опираются на постепенный отказ от внутреннего суверенитета стран-членов Евросоюза. Американское право приобретает легальный статус на территории Евросоюза.

Казалось бы, реализация проекта по созданию интегрированного трансатлантического рынка идет вразрез с процессами объединения Европы. Но Евросоюз, прежде всего объединенное экономическое пространство, в то время как трансатлантический рынок строится прежде всего на основе политической общности, предполагая создание в обозримом будущем «Трансатлантической ассамблеи». Для достижения своих целей лоббисты этого интегрированного трансатлантического рынка достигают сегодня фактического суверенитета над европейскими гражданами и добиваются легитимизации своей пока не официальной власти европейскими институтами. И если трансатлантический рынок все же удастся превратить в единое интегрированное целое, в его основе не будут лежать отношения равных сторон.

Источники:

1. Resolution du Parlament europeen sur l'etat des relations transatlatiques apres les elections qui ont eu lieu aux Etats-Unis, 26 mars 2009 (2008/2199/(INI)).

2. Nouvel agenda transatlantique. Sommet Union europeen et Etats-Uni. Madrid, 1995.

Перевод с французского Сергея и Натальи Бирюковых.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter