Крым ждет Россию

Вступление России в «пятидневную войну» на стороне Южной Осетии и Абхазии, как и последовавшее затем признание Москвой этих государств, породили у русского населения Крыма новую волну надежд на возвращение в состав РФ. Со смешанными чувствами ожидает подобного развития событий и значительная часть крымских татар. Председатель меджлиса крымскотатарского народа – главного крымского политического союзника «оранжевого» Киева – Мустафа Джемилев в очередной раз напоминает, что «умом Россию не понять», и в его словах сквозят как тревога и озабоченность, так и фатализм. Многие же его соотечественники, на собственном опыте осознавшие тщету упований хотя бы на сочувствие со стороны галицких националистов, но еще не вполне доверяя Москве, поневоле готовы обратить к ней свои взоры: смотреть больше некуда.

«Украинская» стратегия России только начинает формироваться. Отрадно, что происходит это ускоренными темпами и в достаточно жесткой форме. В направленном в начале августа послании Виктору Ющенко президент Медведев, приводя конкретные примеры, прямо называет нынешний курс Киева «антироссийским» и объявляет о решении отложить приезд на Украину нового российского посла. По-видимому, на позицию президента повлияла и крайне негативная реакция экспертного сообщества на кандидатуру Михаила Зурабова, мягко говоря, не подходящего на должность посла РФ на Украине по всем возможным параметрам, включая главный – профессионализм. Решение президента можно только приветствовать, однако это лишь первый шаг в цепи дальнейших мероприятий, формирующих новый курс Москвы в отношении братской Украины. Особое внимание, безусловно, следует уделить напряженно ожидающему этого Крыму.

Прежде всего, России следует раз и навсегда разъяснить как Украине, так и мировому сообществу, что Черноморский флот не уйдет из Севастополя в 2017 году. При этом не следует использовать негодные аргументы вроде «флот некуда вывести, другие подходящие для него бухты в Черном море отсутствуют». Да, с военной точки зрения это справедливо, как верно и то, что перебазирование флота потребует огромных средств. Однако Россия не уйдет из Севастополя совсем не поэтому, а потому, что город русской славы не имеет к фальшивке так называемой украинской государственности никакого отношения. И пока стоит этот русский город, здесь будет русский флот.

Москве необходимо четко заявить, что переговоры о флоте вестись не будут, и прямо назвать настоящую причину: уход Черноморского флота означает для России потерю Крыма, а с ним – и всей Украины. И это то же самое, что для обычного человека – потеря рук или ног. Россия без Матери городов русских – геополитический калека. Именно поэтому, говоря: «Крым», подразумеваем: «Вся Украина». Двадцатилетнему неестественному состоянию химерической «самостийности» пора положить конец. Беспокоиться о реакции Киева и стоящего за ним Запада не следует – как и в ходе грузино-российского конфликта, они не смогут ничего противопоставить спокойной уверенности России. Для начала следует хотя бы заявить о своих планах. Нет смысла морочить кому бы то ни было голову иллюзией переговоров: время работает против Москвы. Чем ближе сотая годовщина октябрьской революции, тем жестче будет напор Киева и Запада, тем к большей крови это в конечном счете может привести.

Если славянство Крыма в массе своей радостно воспримет снятие вопроса о базировании ЧФ и последующее воссоединение с Россией, то с крымскими татарами, составляющими 12% жителей полуострова, необходимо поработать отдельно. Надо же когда-то начинать! Москва должна изменить (вернее, сформулировать) политику в отношении крымских татар, разъяснив им, что решить свои национальные проблемы они смогут только в составе Российского государства. Тактика решения этого вопроса должна быть очень гибкой, однако ничего нереального здесь нет – настроения в крымскотатарской среде меняются, а негативные стереотипы поддаются коррекции и замещению. Тем более, что пример Татарстана или любой другой национальной республики в составе РФ, пользующихся правами и свободами, которые и не снились крымским татарам в Крыму, очевиден и говорит сам за себя.

Собираясь с духом перед реализацией первого и второго пунктов, России следует резко усилить гуманитарную (неправительственную) составляющую работы в Крыму. При этом проекты в гуманитарной сфере должны в равной степени распространяться на все население полуострова без сегрегации на славян и крымских татар. Москве нужно искать новые, молодые лица. Они есть: многие крымские лидеры завтрашнего дня уже получили или получают сейчас как политический опыт, так и известность – пока местного значения.

Понимая, что у России просто нет иного выхода, кроме восстановления суверенитета над Крымом, западные аналитики давно демонстрируют особый интерес, точнее, обеспокоенность развитием ситуации вокруг полуострова. В начале марта в США был опубликован доклад бывшего посла на Украине Стивена Пайфера, подготовленный для Совета по международным отношениям, оказывающего существенное влияние на формирование политики Госдепа и администрации Белого дома. Дипломат не сомневается, что россияне будут прилагать «настойчивые усилия в поощрении крымского сепаратизма или возобновлении связей между Крымом и Россией», что может стать «главным пунктом повестки дня дебатов между США и Россией», поскольку последствия будут способны затмить результаты прошлогоднего российско-грузинского конфликта.

Стивен Пайфер считает самым большим риском «столкновения между манифестантами-сепаратистами и украинскими внутренними силами безопасности». Если за первых вступится Россия в лице Черноморского флота, последствия прямого вооруженного столкновения будут непредсказуемы. Бывший посол на Украине считает, что Вашингтон должен консультировать Виктора Ющенко по вопросу о выводе ЧФ и возможном конфликте с Россией, а также «гарантировать абсолютную ясность в Киеве относительно того, какой поддержки он может ожидать, если войдет в конфронтацию с Москвой».

Среди других советов дипломата руководству своего государства – помочь Киеву в решении экономических вопросов, стоящих перед Севастополем в связи с предстоящим закрытием российской военно-морской базы, а также «проводить мониторинг российских действий в Украине» и «тесно консультироваться с украинским правительством относительно таких действий, чтобы обе стороны могли их лучше понимать». Наконец, «американское правительство должно поощрять расширенное присутствие неправительственных организаций в Крыму и в Восточной Украине».

Значительная часть этих советов, не содержащих в себе ничего сверхестественного – обычный комплекс информационно-разведывательных мер – давно и с успехом осуществляется. Еще зимой посольство США объявило об открытии в Крыму «поста присутствия», затруднившись внятно разъяснить, зачем он понадобился (русские организации провели акции протеста, в связи с чем открытие «поста» временно отложено). Представители американского посольства в Киеве, а также чиновники ОБСЕ посещают с визитами меджлис, в ходе которых обсуждают общественно-политическую ситуацию на полуострове.

Нет сомнений, что вашингтонские «консультанты» не зря тратят деньги налогоплательщиков на длительные командировки в Киев и Симферополь. Особенно если принять во внимание поддержку со стороны дружественных европейцев, пишущих статьи с характерными названиями вроде «Ждать ли нам новой Крымской войны?» (как считает автор, политолог Андреас Умланд, при определенных обстоятельствах - естественно, спровоцированных «имперским» поведением России - она вполне «может превратиться в реальность»). Это далеко не единственный материал о положении дел в Крыму и прогнозе развития ситуации, появившийся с начала года в западных СМИ. Подобную информационную активность вряд ли стоит считать случайностью.

В Крыму попросту не верят, что у Москвы отсутствует стратегия в отношении полуострова. «В России давно придумали, как вернуть Крым в свой состав, - убеждал автора этих строк делегат прошедшего в мае в Симферополе Всемирного конгресса крымских татар. – Если по-честному, мы понимаем, что он принадлежит России, и Украине достался случайно, по воле Хрущева. И когда придет время, Москва возьмет Крым обратно. Каким образом? Увидим, каким – программа у вас давно составлена». На уверения в отсутствии подобной программы он лишь отмахнулся: «Вы просто не знаете».

После решения президента «по Зурабову» приходишь к выводу, что собеседник был прав. Проявленная им вера во всемогущество России – России «небесной», той, какая она должна быть, России, которая «наконец проснется», «наведет порядок», «заберет Крым обратно» - феномен общекрымского коллективного сознания. Практически весь полуостров, вне зависимости от политических взглядов и этнического происхождения, верит, что «Россия так не оставит», и Крым будет в составе РФ. Не обмануть эти ожидания прямо отвечает национальным интересам российского государства.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter