Меньшинства и «регионализмы» в Европе регионов: немецкий план по низвержению Европы

Современная «повестка дня» в Европе побуждает нас задаться непростыми вопросами. Действительно ли Германия является привилегированным союзником Франции в Европе? И в самом ли деле процесс «европейского строительства» продвигается вперед благодаря слаженной работе франко-германского «мотора»? И действительно ли то, что в конечном итоге Европа реально движется по направлению к «федерации национальных государств»? И не являются эти продекларированные цели лишь прикрытием для реализации других, не признаваемых целей?

Но ведь именно этот вопрос, который опасаются задавать даже те из французских политиков, которые безоговорочно признают себя приверженцами «национального суверенитета», следует поставить сегодня со всей серьезностью и ответственностью. Главное же заключается в том, что Европа, о которой мы говорим, на сегодняшний день фактически предана своими прежними приверженцами, и речь больше не идет о действительной реализации проекта, воспламеняющего умы в течение последних десятилетий. Вовсе не стремясь к слиянию воедино существующих национальных государств, современные европейские элиты вовлекаются в колоссальный разрушительный процесс, призванный способствовать возникновению «подлинной Европы регионов».

Подобные устремления преобладают сегодня как в рамках Европейского союза, так и под эгидой Европейской комиссии. Все связанные с этим прожекты вращаются вокруг двух основных принципов: развитие регионализма и защита этнических, лингвистических и религиозных меньшинств.

Ряд базовых правовых актов Европейского союза способствуют реализации этих проектов: Европейская хартия региональных языков, Европейская конвенция о защите прав меньшинств, Европейская хартия о местной и региональной автономии, равно как и Мадридская хартия о трансрегиональном сотрудничестве, которая призвана способст-вовать выходу регионов из-под власти национальных правительств с их последующим присоединением к сопредельным регионам соседних государств под надзором ЕС. Подоб-ная политика далеко не является продуктом заблуждений европейских руководителей, но обладает собственной логикой и представляет собой целостную систему. Она проводится в жизнь европейскими институтами, она изначально поддерживается европейскими странами, целью которых является упразднение существующих национальных государств с созданием «Европы регионов», которая позволит им утвердить собственную гегемонию на европейском континенте.

СКРЫТЫЕ ИНТЕРЕСЫ ГЕРМАНИИ

Наиболее очевидным здесь является «немецкий интерес». Ибо Германия - наиболее влиятельная и населенная страна Европы, континентальная политика которой, начиная со времени ее последовательного «собирания» в Х1Х веке (1848-1871 гг.) до момента объединения «двух Германий» в 1990 году, и последовательно проходя через эпохи Второй Империи, Веймарской республики и Третьего Рейха, всегда имела своей целью «». Следуя своей традиционной этнокультурной расовой концепции, основанной на понятии Volk, после окончания всех развязанных ею войн, Германия терпеливо и последовательно реализовала посредством европейских коммунитарных и межправительственных институтов секулярную политику, истоки которой кроются в Средневековье и во временах Священной Римской Империи германской нации. Именно эта концепция и направляет сегодня политику Германии, нацеленную на всемерную поддержку регионализма и меньшинств в Европе.

Особого внимания в этом отношении заслуживает «краеугольный» для всей германской политики феномен Drang nach Osten, который на протяжении всей германской истории, от эпохи Священной Римской империи до времен Третьего Рейха, предполагал колонизацию германским населением всей Центральной и Восточной Европы, вплоть до Казахстана и Сибири.

Обращение к концепции Drang nach Osten необходимо для того, чтобы понять, почему Германия, в противоположность Франции, которая неизменно отождествляет нацию с территорией и никогда не преуспевала в «насаждении» ее в чужих краях за пределами своих границ (за исключением случая Квебека), всегда использовала свои государственные границы для того, чтобы представители немецкой диаспоры могли сохранять связь с родиной-матерью (Heimat) в рамках государств своего проживания.

Действительно, с момента окончания Второй мировой войны массовое изгнание, депортации и «чистки» немецкого населения в Восточной Европе, равно как и политика ассимиляции, проводимая их социалистическими режимами, заметно уменьшила численность в них немецкого населения; в то время как политика Западной Германии была нацелена на сохранение связей с немецким меньшинством на Востоке вопреки существованию «Железного занавеса». Падение Берлинской стены, объединение Германии и окончание существования «разделенной Европы» снова дало Германии «карт-бланш» на продолжение многолетней политики по конституированию региональных и этнических меньшинств, минуя границы национальных государств.

«ТРОЯНСКИЙ КОНЬ» ДЛЯ ЕВРОПЫ

На протяжении долгого периода времени Германия предлагает себя Европе в качестве «Троянского коня», распространяя свою этнорегионалистскую концепцию на весь Старый континент. Очевидно, например, что Европейская хартия о языках меньшинств и региональных языках продвигалась в первую очередь Германии, проявлявшей особую активность в рамках таких общеевропейских инстанций, как Федеративный союз этнических общин (UFCE) или Европейский центр по проблемам меньшинств (ECMI). Политика регионализации Европы и практика создания «евро-регионов», также инспирированные Германией, посредством таких институтов, как Ассоциация приграничных регионов Европы (ARFE), Ассамблея регионов Европы (ARE), Конгрессом местных и региональных властей Европы (CPLRE) и Комитетом регионов (CdR). Не встречая сопротивления со стороны своих европейских «партнеров» и не ставя открыто под сомнение реальность «франко-немецкого тандема», немцы в состоянии проводить в жизнь свою политику.

Последствия этой деятельности уже очевидны: крушение бывшей Югославии, продолжающееся разделение Бельгии, разрушение Испании через «центробежные устремления» привилегированных регионов. И если современная тенденция сохранится, реальностью может стать сецессия «периферийных» регионов Франции, реализация проекта «Лиги Севера» в Италии, автономия с «прицелом» на независимость «кельтских» территорий Великобритании.

БАЛКАНИЗАЦИЯ

Этот сценарий неоднократно описывался на примере Бельгии, или в связи с недавним провозглашением независимости Косова, в чем проявилась подлинная балканизация европейского континента. Весьма желательная для Германии и для тех европейских институтов, в которых она занимает доминирующие позиции, этот процесс в равной степени поддерживается и ООН, которая последовательно защищает лингвистические, этнические и религиозные меньшинства по всему миру. Стремление Германии реорганизовать Европу в соответствии с этно-культурными и региональными критериями с целью успешной реализации своих собственных интересов в конечном итоге подготавливает площадку для подлинной рефеодализации Старого Континента, когда единое федеративное государство, как некогда Священная Римская империя германской нации, превращается в сюзерена для многочисленных региональных, этнических, лингвистических и религиозных общностей.

Для унитарных национальных государств, к числу которых относится и Франция, подобная политика означает casus belli, равнозначный смертному приговору. Весьма примечательно, что распад национальных государств, как показывает протекающая сегодня «англицизация» Брюсселя, весьма благоприятствует торжеству «англицизма» в Европе. И поскольку Старый Континент не способен создать достаточно однородные и прочные общности, именно «англосаксонское» влияние сможет обеспечить равновесие между Европой и США в рамках «западного мира». Также показательно, что волнения, которые должны проистекать из умаления Европы, и которые война в Югославии установила, угрожают как самой Европе, так и цивилизации в целом.

Я не верю, что большинство немецкого народа знает и тем более одобряет мечты, вынашиваемые некоторыми представителями национальной элиты.

В то же время, не будет ли чрезмерно полагать, что имеющая демографические проблемы Германия способна реализовать подобную свою политику в Европе? Смертность действительно превышает рождаемость в Германии – это правда. Но, прежде чем умереть, германские руководители имеют возможность рассеять свой яд. Даже имея отрицательную рождаемость, Германия способна создать систему, которая может инфицировать весь европейский «организм».

Изгнание, депортации, «чистки» в отношении немцев, проводившиеся в Европе после Второй мировой войны, уменьшили влияние подобной политики. Однако германское население Восточной Европы предоставляет Германии великолепную сеть «торговых агентов», даже не взирая на их малую численность.

ОСЬ «БЕРЛИН-ЛОНДОН-ВАШИНГТОН»

Далее следует разобраться в том, обязано ли развитие европейского «коммунитаризма» влиянию Германии, и не обнаруживается ли в этом процессе влияние других внешних сил – например, англосаксонского мира и ООН? В действительности, две этих тенденции обоюдно усиливают друг друга.

При этом сегодня часто говорят об оси «Париж-Берлин-Москва», которая проявила себя в период «иракского кризиса» 2003 года. В то же время реальная «ось» европейской политики включает в себя Берлин, Лондон и Вашингтон. При этом заслуживает внимания событие, о котором ни одним словом не было упомянуто во французской прессе: 27 февраля 2004 года, всего лишь через год после «иракского кризиса», канцлер Герхард Шредер направился в Вашингтон для подписания вместе с Джорджем Бушем соглашения о германо-американском союзе для ХХ1 века, «упущенное» как в немецкой, так и в американской прессе. Это соглашение увязывало расширение Европейского Союза с усилением трансатлантического партнерства. Еще более любопытная деталь связана с тем, что заключенный союз также предполагал расширение влияния США на Ближнем Востоке. Впрочем, сам документ, датированный февралем 2003 года, то есть временем разгара иракского кризиса, и обнародованный в 2006 году, касается условий деятельности агентов германской разведки в Багдаде, призванных добывать планы защиты иракской столицы для американцев.

В современной ситуации Германия призвана перестроить Европу в соответствии с этнорегиональными критериями, таким образом связывая «объединенный европейский блок» с «северо-американским блоком», как и предполагает Соглашение о партнерстве в вопросах безопасности и благосостояния, заключенное в 2005 году в Техасе. Это соглашение также предполагает создание в 2015 году Трансатлантического союза, после введения общеамериканской валюты – амеро, которое запланировано на 2010 год. Современный экономический кризис лишь приготовляет площадку для создания этого союза, в котором Соединенное королевство будет играть роль «связующего моста».

В связи с этими планами возникает вопрос о том, существует ли в действительности риск «балканизации» национальных государств, подобных Франции, в то время как во многих сопредельных с Францией регионах существует устойчивое франкофонное большинство? «Запуск» процессов децентрализации, произведенный Жаном-Пьером Раффареном, известным поборником идеи «Европы регионов», равно как и «размораживание» 308 миллиардов евро в европейских структурных фондах с направлением этих средств не-посредственно регионам, делает последние зависимыми напрямую от Брюсселя. Дальше – больше. В 2003 году региональный совет департамента Эльзас-Лотарингия получил право вести дела непосредственно с Европейской комиссией. В свою очередь, в 2006 году, глава департамента Пуату-Шаранте Сеголен Руайяль, ездила в Брюссель с целью добиться аналогичного разрешения. Занимавший в то время пост премьер-министра Доминик де Вильпен, отказал ей, однако еще до этого дал поручение тогдашнему министру внутренних дел Николя Саркози распространить «эльзасский прецедент» на все остальные регионы.

Сегодня эта реформа находится в стадии реализации. В случае ее успешной реализации «европоцентристы» получат в свои руки все необходимые средства для завоевания Франции. Единственное, во что я верю сегодня – это «инстинкт выживания» французского народа, который способен сорвать эти планы.

Автор - доктор политических наук, профессор международных отношений (Высшая школа внешней торговли (ESCE), Париж, Франция).

Из книги Пьера Илляра «Разрушение европейских наций. Евро-атлантический союз и мировое государство. Париж, 2005.

Печатается по книге: Hillard P. La decomposition des nations europeennes. De l 'Union Euro-Atlantique a l 'Etat Mondial. Paris, 2005 (Editions Francois-Xavier de Guibert).

Перевод с французского Анны Шуклиной

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter