Революция президента Медведева

Часть 1. Проект «Преемник-2008».

С момента избрания Президентом России Д.А. Медведева всех, кто хоть мало-мальски интересуется политикой волнует вопрос, является ли Медведев продолжателем дела Путина (или как пытаются убедить нас радикальные оппозиционеры, его марионеткой) или полностью самостоятельной политической фигурой и стоит ли, исходя из этого, ожидать реальных перемен в политике и экономике страны. За год с лишним президентства Медведева этот вопрос уже, что называется, набил оскомину, тема затерта до дыр, и по ней не высказал своего мнения только ленивый, причем не только у нас в стране, но и за рубежом. Впрочем, вопрос: «Who is mr. Medvedev?» гораздо больше интересует отечественных политологов, которые продолжают выдавать миллионы печатных знаков в своих аналитических статьях, рассматривая тандем Путина с Медведевым со всех возможных ракурсов. Но в последнее время, поскольку очевидного ответа на данный вопрос нет, российскую политическую мысль начал интересовать еще один вопрос, косвенно связанный с предыдущим: «Подает ли президент Медведев нам (то есть экспертному сообществу) какие-то знаки и, если да, то какие?». Я, может быть, достаточно вольно сформулировал вопрос, однако суть его от этого не меняется. Так давайте попробуем ответить на него.

Немногие при попытке проанализировать взаимоотношения внутри тандема Путин-Медведев задумываются о том, что образ этих взаимоотношений гораздо важнее их самих, картинка, которая демонстрируется всему миру, имеет гораздо большее значение для политики, чем то, что под ней на самом деле скрывается. Гораздо большее значение, как для политики, так и для нашего понимания сути вопроса. Иными словами, не столь важно, что на самом деле происходит внутри этого тандема, сколько то, как этот тандем выглядит для окружающего мира. Тем более, что именно этот образ способен не только формировать внешнюю реальность, но и влиять на реальность внутри явления. Какой же образ рисует нам кремлевская пропаганда, денно и нощно занятая его формированием в глазах общества?

Медведев- преемник Путина, продолжатель его курса, носитель ценностей «управляемой демократии», гарант стабильности. Именно такой образ формирует официальная пропаганда, навязывая его общественному мнению. Есть и другой образ, созданный оппозицией: Медведев - никакой не либерал, а марионетка Путина, всего лишь исполнитель, полностью подконтрольный «кровавой гэбне». Если задуматься о смыслах обоих образов, они отличаются лишь некоторыми моментами, степенью радикальности подхода к вопросу. Есть третий образ, тот который хотят видеть в Медведеве те, кто хоть и является оппозицией курсу Путина, но готовы к компромиссу: Медведев- надежда на перемены, символ «оттепели», либерал, западник. По поводу «оттепели» это, как говорится, отдельная тема, мы сейчас рассматриваем образ, и именно третий образ представляется наиболее интересным в силу своей противоречивости и расплывчатости. Но прежде чем вернуться к нему, чтобы изучить подробнее, вспомним, как начинался президентский путь Медведева.

В первую очередь вспомним тут, что сразу же после заявления о выдвижении его кандидатуры Медведев сказал, что пойдет на выборы только при условии, что Путин, в случае его победы, согласится стать премьер-министром. Надо ли говорить, что Путина и его окружение такое «условие» более чем устраивало? И надо ли говорить, где именно родилась сама идея этой неразрывной связки «Путин-Медведев»? Но, думаю, несправедливо было бы сказать, что это «условие» Медведеву было навязано, ибо для него именно непосредственная поддержка Путина и свидетельство того, что тот останется во власти хоть в каком виде, были гарантиями его победы. Смог бы Медведев победить вне этого тандема, один, опираясь лишь на словесное одобрение своего сверхпопулярного на тот момент предшественника? Скорее всего – да, но победа не была бы столь уверенной, убедительной, а главное - прочной, гарантирующей безусловную народную поддержку, по крайней мере, на первое время.

Вспомните вечер 2 марта 2008 года, когда два президента: еще действующий и избранный выходят из ворот Спасской башни и идут к Васильевскому спуску, где проходит грандиозный митинг-концерт сторонников власти. Они идут пешком, под мокрым снегом, одетые по-простому, появляются на сцене без предупреждения, словно это не было запланировано. Наверное, эта сцена надолго останется в памяти наших граждан в первую очередь из-за того, что она стала кульминационной моментом спектакля под названием «Выборы-2008», в ходе которого нам второй раз за десять лет назначили президента и вновь никто, кроме извечных оппозиционеров, не воспринимал происходящее в духе старого анекдота: «Сегодня состоялись выборы президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина». А ведь выборы 2008-го года заметно отличались от выборов восьмилетней давности, да и сама проблема «преемник-2008» гораздо глубже и серьезней проблемы «преемник-2000». Тогда все было легче, ибо предстояло протолкнуть популярного молодого Путина на место ненавидимого всей страной дряхлого Ельцина. Теперь задача была иной: заменить сверхпопулярного Путина на малоизвестного за пределами политических кругов Медведева. И хотя преемников (на всякий случай их было целых два) готовили давно, даже их совокупный рейтинг не мог сравниться с рейтингом Путина в 2000-м, ни даже с его же рейтингом в 2007-м. Потому-то и нужен был изящный ход, потому и держали всех в напряжении столько лет, заставляя гадать на кофейной гуще, кого из преемников изберет Путин, да и изберет ли вообще кого или останется-таки на третий срок.

Так что связка с Путиным как на период предвыборной кампании, так и на первые годы президентства была жизненно необходима Медведеву, равно как и Медведев был жизненно необходим Путину и его команде как наиболее безопасный и внешне привлекательный вариант преемственности власти. Особенность операции «преемник-2008» еще и в том, что победа Медведева была необходима не только самой власти, но и оппозиции. Как конструктивной, которая заявила о том, что «дает шанс» Медведеву и хочет, что называется, поглядеть на него в действии (что позволило ей сохранит лицо в условиях, когда вся страна знала, что ее мнение просто игнорируется властью). Так и непримиримой, которая сохранила образ врага, один из немногих факторов, который все еще помогает ей хоть как-то существовать и держаться на плову. Президент Медведев удовлетворил запросы как тех, кто ожидал преемственности власти в плане стабильности экономического и политического курса, продолжения политики, направленной на укрепление государственности в противовес неолиберальному космополитизму и поклонению Западу, так и тех, кто ожидал перемен, либерализации режима, более конструктивного диалога с внешним миром. Российские политтехнологи снова, как когда-то в 1996-м и 2000-м годах реализовали уникальный проект закрепления и незыблемости курса правящей элиты, сделав это столь изящно, что народ и не подумал смутиться от того, что им продолжают манипулировать. Как мы видим, методы реализации подобных проектов с каждым разом становятся все более эффектными и эффективными, мы словно чувствуем, как невидимая рука, управляющая фигурками на шахматной доске российской политики, все более укрепляется и самосовершенствуется.

Но вернемся к реалиям проекта «преемник-2008», а они таковы, что «тучные годы» подошли к концу, в независимости от того, остается Путин на третий срок или нет. Восьмилетка стабильности позади, и кому-то в любом случае придется разбираться с проблемами, которые копились годами, испытать на себе синдром абстиненции от нефтяной иглы. Нового президента ждет неизвестность и полная непредсказуемость с войнами, эпидемиями и дефолтами.

Часть 2. Медведев и одиночество власти.

Итак, Президент Медведев триумфально въехал во власть на плечах своего предшественника, предвыборные страсти улеглись, прошла инаугурация, и для нового Президента начались трудовые будни. Тут, конечно, скептики вновь скажут, что на самом деле правит страною Путин, а Медведев выполняет роль ширмы или андроида, руками которого осуществляется управление. И в этом есть доля истины. Почему? Скоро мы к этому вернемся. Так вот, начались трудовые будни, которые на практике оказались не столь легкими и радостными, как, возможно, кто-то ожидал или представлял себе. Дело в том, что «тучные годы»- эпоха высоких цен на энергоносители, позволявшая российской экономике, не производя ничего, разбухать от накопленных денег, а следовательно, поддерживать хороший уровень жизни значительной части населения, закончились внезапно с началом международного финансового кризиса. То есть страна столкнулась с проблемами, с которыми не сталкивалась ни разу за все годы путинского правления. Та самая хваленая стабильность, которая была основным козырем «плана Путина» оказалась под угрозой. И кто бы в реальности не управлял страной, решать эту проблему, а главное, нести ответственность за эти решения предстояло уже новому Президенту, который, по крайней мере, формально является главой государства.

Кто-то опять же здесь скажет: вот, дескать, Путин какой умный. Он предвидел кризис и, чтобы сохранить лицо, назначил временщика, которого потом можно сделать ответственным за все! Логичнее некуда. Но ведь возможен и противоположный эффект: в результате провала экономического курса правительства (а он неминуем, не сомневайтесь) ответственным можно сделать кого? Правильно, главу правительства! В самом деле, ведь это глава правительства назначает министров, определяет курс экономического развития страны. Тем более, что люди в правительстве остались в основном те же, народом, мягко скажем, не очень любимые (ага, царь хороший, бояре плохие), а некоторые ответственейшие задачи и вовсе возложили на плечи хрупких женщин, словно нарочно, зная, что они с ними не справятся и в «мирное» то время, не то, что в кризис. В общем, команда «стрелочников» подобралась идеальная, кроме самого премьера, который, как ни крути, все же остается самым популярным политиком в стране, человеком, благодаря которой и Россия с колен поднимается, да и сам новый Президент ему обязан по гроб.

Но в этой силе Путина и заключается его главная слабость! Национальный лидер это почти как Вождь, он не может ошибиться. Но любой Вождь в первую очередь человек, а стало быть, ошибаться будет неизбежно, ну хоть иногда. А в такой ситуации ошибиться нельзя вдвойне. Да и, наверное, слово «ошибиться» тут не совсем подходит, гораздо красноречивей звучит простонародное «облажаться». Так вот «облажавшийся» национальный лидер быстро перестает им быть, ему непростительно многое из того, что простительно простым смертным. Действительно, экая невидаль управлять страной, когда нефть стоит под сто долларов за баррель, это каждый может, а ты попробуй управлять страной в кризис, когда благополучная Европа уже в полной мере ощутила на себе, что такое крах жизненного уклада нескольких поколений. Иными словами новый Президент, если конечно, он имеет желание подвигнуть старого, избавиться от его удушающих объятий, получает отличный козырь. Главное – вовремя им воспользоваться, чтобы не было слишком рано или слишком поздно. И снова промедление (равно как и спешка) здесь смерти подобно. А вот имеет ли он такое желание, это, конечно, отдельный вопрос.

Тут следует обратить внимание на то, что большинство аналитиков избегают говорить о конфликте Медведева и Путина. Кстати, существует ли этот конфликт? Сторонники власти скажут, что никакого конфликта, естественно, нет, да и быть не может, ибо Медведев это тот же Путин, мы говорим «партия», подразумеваем Ленин и все такое… Но, не желая при этом присоединяться к неистовому вою оппозиции, я все же позволю заметить, что не бывает такого, чтобы человек, находясь в здравом уме, делил с кем-то власть, если, конечно, он на самом деле не андроид. Где вы видели, чтобы, однажды получив всю полноту власти, некто добровольно отдавал ее кому бы то ни было (а именно в этом нас пытается убедить радикальная оппозиция, что Медведев готовит нам триумфальное возвращение Путина в Кремль). Ивана Грозного и Бекбулатовича в пример приводить не надо! Или где вы видели, чтобы политик, однажды добровольно отказавшийся от власти, до смерти оставался ее духовным лидером. Дэн Сяопина тоже вспоминать не стоит, в России такое невозможно. Ну как, достаточно веские причины для конфликта? Думаю, более чем.

Так вот на разговоры о конфликте Медведева и Путина в экспертном пуле имеется нечто вроде табу, поднимая эту тему, вы как бы солидаризируетесь с маргиналами из непримиримой оппозиции. Поэтому существует эвфемизм, который, на мой взгляд, как раз более полно отображает ситуацию. Речь идет не о конфликте лично двух президентов, а о конфликте их окружений. И тут фанатичный сторонник «плана Путина» из какой-нибудь «Молодой гвардии» снова возразит мне, что народ и партия едины, что команда у обоих лидеров одна. Команда то, может, и одна, вот только противоположные векторы в ней (условно говоря, «силовики» и «неолибералы») наметились еще в эпоху правления Путина. И если им удавалось находить компромисс и сохранять хотя бы видимость единств раньше, то не факт, что это им удастся сейчас, когда обстановка как никогда располагает к усилению одной из группировок за счет ослабления другой. Я намерено не хочу называть имен, так как принадлежность к тому или иному лагерю тут более чем условна, и большинство фигурантов с легкостью эту принадлежность сменят на противоположную, если завтра это будет им выгодно. Именно об окружении главы государства, а в более широком смысле о правящей элите, и стоит поговорить подробнее: вот чью волю исполняет новый Президент, да и старый тоже - они ведь не более, чем наемные менеджеры. Сам Путин об этом постоянно говорил, а в каждой шутке, как известно, есть доля шутки.

Так вот, вы обратили внимание на то, что я уже несколько раз в первой части статьи упомянул словосочетание «команда Путина», но ни разу не сказал про «команду Медведева»? А приходило ли кому-нибудь в голову, что ее, этой команды просто нет? В самом деле, вспомним, что Путин пришел к власти с уже готовой командой (анекдоты про «питерских» давно стали притчей во языцех). Конечно, некоторое время пришлось соседствовать с некоторыми старожилами ельцинской эпохи, да и интересы «семьи» блюсти как свои собственные, но ведь это того стоило! А потом все стало на свои места: вся полнота власти сосредоточилась в одних руках, да и люди оказались пристроены, есть на кого опереться. Вот Ельцин, тот да, пришел без команды, но его ведь не назначали, он шел напролом, не оставляя за собой камня на камне. Одним из самых вопиющих примеров тогдашней анархии во власти остается то, как Ельцину представили Гайдара в бане, и он прямо в парилке, очарованный его заумными экономическими речами (в которых он сам толком ничего не понимал), подписал указ о назначении того премьер-министром. Но то был Ельцин, он ворвался во власть в момент беспрецедентной слабости и апатии правящего режима, въехал в историю на танке. К тому же он, как к нему ни относись, обладал той самой харизмой, которой не хватало его преемнику. А у Медведева ее нет и подавно, и ситуация не располагает к ельцинской игре на грани фола (вспомните, что власть самого Ельцина при всей его внутренней силе несколько раз висела на волоске). Кто-нибудь может представить себе Медведева, в бане назначающего вторым лицом государства доселе незнакомого ему человека?

Мы приходим к выводу, что, несмотря на свою популярность в народе, несмотря на то, что ему пока удается справляться со всеми внутренними и внешними вызовами, у президента Медведева нет команды, на которую он мог бы опереться. Есть старая команда, из которой он сам вышел, но это не его команда, это команда Путина! Вот мы и подошли к ответу на второй вопрос: посылает ли Медведев сигналы экспертному сообществу и, если да, то в чем их смысл. Еще как посылает. Пока еще не очень различимые, но с каждым днем все более явные: президенту нужна команда, нужны люди, способные эффективно управлять государством. Те, кто придет на смену нынешней элите, которая, чем ближе эта смена, тем отчаянно будет сопротивляться, цепляясь за власть.

Часть 3. Медведев и кадровая революция

Большинство отечественных политологов привыкло рассматривать парадигму: новая команда против старой. Но это не совсем так. В данном случае речь идет не о конфликте людей или групп, а о конфликте идей. Вы скажете, что носителями идей являются люди, и отдельно от них идеи существовать попросту не могут. И я соглашусь с одной оговоркой: люди команды Путина настолько универсальны, что могут выполнять любую роль и при любом режиме. И именно те люди, которые вчера укрепляли вертикаль власти, завтра могут стать проводниками модернизации. Вон, Гонтмахер (вот уж видный модернизатор) недавно заявил, что Сурков как человек, который всю жизнь занимался уничтожением демократии, не может стать носителем идей модернизации. Уверяю, еще как может. И даже идеологом нового курса. Готов поспорить: был бы он лет на двадцать постарше, был бы он в рядах передовиков строительства коммунизма.

Но именно эта универсальность, эта всеядность «эффективных менеджеров» (про политиков я вообще молчу - на них клейма негде ставить) и делает их абсолютно непригодными для строительства новой России. Модернизация политической и экономической жизни, модернизация идеологии, все эти изменения обосновывающей, не могут идти без модернизации кадрового состава управленцев, точнее, после столь крутого закручивания гаек, без полномасштабной кадровой революции.

С необходимостью такой революции согласны, пожалуй, все. Наиболее радикальные оппозиционеры вообще предлагают осуществить люстрацию всех тех, кто занимал высшие управленческие должности при Путине. Понятно, что Медведев как продукт той системы никогда на это не пойдет, да и не дадут ему. Так или иначе, он должен понимать, что кадровая революция должна быть направлена против всего класса чиновников, который в результате укрепления всех вертикалей и горизонталей превратился в единственную абсолютную власть в России, полностью неуправляемую и насквозь коррумпированную. Но главным препятствием на пути ее осуществления могут стать даже не эти консерваторы, боящиеся, как огня, любых перемен, способных хоть как-то нарушить привычный им ритм жизни, заключающийся в потребительском отношении к стране и народу, которые будут любой ценой отстаивать привычный уклад и противиться реформам. Гораздо страшнее те политические проходимцы, которые попытаются к реформам «примазаться», заскочить в кабину отходящего паровоза и перехватить управление. Таких людей мы уже видели у власти в начале 1990-х. Для них характерна паталогическая тяга к реформам как к процессу, они любят ставить эксперименты над страной, не заботясь о результате, а лишь стремясь удовлетворить собственное самолюбие. И вот такие мальчики, как правило, имеющие научные степени по экономике, живущие в своем замкнутом мире и воспринимающие Россию исключительно как полигон для своих опытов, периодически появляются среди правящей элиты, когда страна вновь оказывается на перепутье, и надо делать выбор дальнейшего пути развития. А иногда их выдергивают на вершину власти, бездумно отдают в их руки рычаги управления, видя в них новую молодую поросль, способную вывести Россию из тупика. Что получается, когда такие реформаторы становятся у руля, мы все уже видели в новейшей истории. И сегодня вокруг Медведева могут начать крутиться эдакие «неогайдаровцы», рассчитывающие подвернуться под руку в нужный момент, позиционирующие себя как тот самый кадровый резерв Президента, в котором тот так нуждается. Да что там говорить, они уже крутятся.

Рассматривая тему кадрового резерва, надо отметить, что сигналы, посылаемые Президентом, имеют в основе своей уже более масштабные задачи и охват. Речь идет уже не только об узкой группе поддержки самого президента, которые осуществляли бы высший контроль над государственной властью и разработку новой государственной идеологии. Речь идет о целой системе управления в масштабе всей страны от министерств до предприятий. Мы неоднократно слышали от Медведева, что управлять страной некому. По его словам, государственные посты продаются, приток профессиональных кадров в госсектор очень слабый. И вот запускается очень важный для будущего страны и весьма амбициозный проект - формирование этого самого кадрового резерва.

Проект преследует две цели. Первая: создание универсально, гибкой и постоянно обновляющейся базы данных резерва управленческих кадров, которые бы занимали должности в соответствии с профессиональными качествами, а не за деньги, связи и т.п. И первый пробный шаг был сделан в феврале этого года, когда был обнародован список, известный как «первая сотня президента Медведева». Вторая цель: привлечь во власть людей из бизнеса. Как вы помните, при Путине кадровики из «силовиков» создали надежный заслон от бизнес-структур, взаимообмен кадрами между государством и бизнесом на всех уровнях не приветствовался. Теперь эту порочную практику предстоит сломить, ведь среди предпринимателей немало профессиональных управленцев, умеющих не только грамотно руководить, создавая предприятие практически с нуля, но и творчески мыслить. Стимулировать переход во власть профессионалов из бизнеса призвана новая кадровая политика Президента, взявшая на вооружение лучшие принципы предыдущих эпох и призванная стать прорывом в системе власти новой России.

На встрече с представителями «первой сотни» Медведев заявил, что формирование резерва управленческих кадров - это действительно мероприятие общенационального масштаба. Он также отметил, что резерв должен стать отлаженной и открытой для всех системой. Такой подход, несомненно, позволит охранять систему от каких-либо посягательств на установление над ней стороннего контроля, вырождения в номенклатуру, как это, увы, произошло в советское время.

Кстати, если посмотреть на состав «первой сотни», то мы увидим, что, да, пока 60% ее составляют представители федеральных и региональных органов государственной власти, однако остальные - это представители бизнеса, науки, образования, общественных организаций, что было бы совершенно невозможно при Путине. Впрочем, как я уже заметил, шаг этот первый и пробный, может, несколько неуклюжий (что делает его подверженным критике), но он сделан. И по заверениям президента, несколько человек из списка уже получили новые назначения на должности.

И последнее, что хотелось бы обсудить: а что это за экспертное сообщество, которому посылает сигналы Президент? Не надо понимать его буквально как некий пул политологов, аналитиков и консультантов, это все те, кто формирует и выражает общественную мысль в стране. Все те, кто готов идеологически обосновывать и осуществлять реформы, все те, кто готов поддержать Президента в строительстве новой России, вместе работать, чтобы не только закрепить успехи, достигнутые предшественниками, но и успешно противостоять новым вызовам, осуществляя прорыв, которого все мы ждали последние двадцать лет. Хочется верить, что новая власть это не только «оттепель» в политике, которой истерично требуют либералы, но и модернизация всех сфер жизни, реализация практических мер по строительству нового общества, идущего на смену постиндустриальному миру- общества знания. А строить его нам предстоит всем вместе.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter