Вкрадчивая сила Байдена

Мюнхенская речь вице-президента США Байдена противоречива. Ясно понять, в чем же будет состоять внешняя политика США при Обаме на ее основании невозможно. Ни Байден ни Обама не провозглашали никаких радикальных предложений, не объявляли, например, о выводе войск из Ирака или отказе от ПРО в восточной Европе. Речь выстроена на риторических приемах и полутонах. Так обычно высказываются те, кто не собирается предпринимать ничего решительно нового. Поэтому смысл «послания» Байдена надо реконструировать самостоятельно.

1. Байден уклоняется от конфликтов. Между тем, ситуация в мире очень сложна и степень конфликтности по мере развития мирового кризиса становится все выше. Как раз сейчас настало то время, когда США теоретически должны были бы задействовать свой колоссальный военный потенциал, в который «угроблено» столько средств в предыдущие годы. Но пиратство в Сомали, конфликт в Газе, кризисы в восточной Африке, перманентная напряженность в Пакистане и т.д. не вызвали программных заявлений о том, что США взваливают на себя миссию глобального полицейского. С одной стороны, это хорошо, США не собираются усиливать глобальную «монополярность». С другой стороны, слабые США в момент самого тяжелого со времен Великой Депрессии 1929 года глобального экономического кризиса – это момент новый, в некоторых моментах тревожный. Возможно, таким образом открывается дорога большой серии локальных кофнликтов по всему миру.

Это можно понять как провал глобальной миссии США в силу перенапряжения сил. Но лучше не расслабляться: мир действительно глобализован и в нем действительно имеет место глобальное американское лидерство. Никто в мире не вложил столько средств в военную машину, как США. Просто так уклониться от глобального сдерживания в момент мирового кризиса США не смогут. Скорее всего, перед нами просто слабая в силу субъективных факторов администрация. Неизбежные провалы ее сдержанной внешней политики вполне могут вызвать очень эффективное недовольство и внутри США и среди их союзников. И курс Байдена может быть изменен в силу внутреннего кризиса в США. В США еще есть кому подхватить падающее знамя. Надо обратить внимание на внутриполитическую борьбу в США. Она может стать более жесткой, чем было при Буше.

2. Байден по сути предложил союзникам США и иным региональным лидерам взвалить на себя значительную часть миссий по поддержанию порядка в своих регионах. «перезагрузка» отношений с Россией значит именно это: Байден готов соглашаться на повышение региональной роли РФ в момент, когда мировой кризис ослабил ее ресурсы, а в соседних с нею странах-союзниках сложилась вообще предколлапсирующая ситуация. Усиление регионального значения России в такой момент, которое мы видим, - это перекладывание на плечи ослабленной России груза региональных проблем, вызванных мировым кризисом. Никакой заметной угрозы стратегическим интересам США такое усиление не несет. Но создает некоторые новые текущие «вопросы».

Точно то же касается «сигнала», посланного Байденом Европейскому Союзу. Байден дал понять, что он не против завершения ратификации Лиссабонского договора и тем самым усиления внешнеполитической активности ЕС. 15.02 вопрос о ратификации Лиссабонского договора должен рассматривать парламент Чехии. И если он этот договор ратифицирует (что скорее всего и произойдет), то по сути останется всего лишь переиграть «ситуацию» с Ирландией. Уже к лету теоретически ЕС может превратиться в федерацию и резко активизировать внешнюю политику. Основным направлением европейской активности станут, безусловно, страны и регионы, расположенные по соседству с ним. Байден дал понять, что США приветствуют такой ход событий и не собираются подталкивать восточно-европейские страны к «бунту» против Брюсселя или как-то иначе всерьез препятствовать этому процессу.

Эти два пункта – согласие на формирование вокруг России блока постсоветских стран и согласие на усиление ЕС являются самыми важными частными следствиями из речи Байдена. Слишком велики геополитические последствия усиления этих двух группировок.

3. Согласие на новую роль ЕС и России в мире позволяет предположить и новую политику США относительно Украины и вообще восточно-европейских стран. Байден не стал провоцировать восточно-европейцев на обострение отношений с Россией. Ни украинский газовый кризис, ни проблема Беларуси или Приднестровья, ни даже грузинская тема не были поставлены в приоритеты политики США. Не прозвучала даже тема реформы НАТО в пользу трансформации его в ЭнергоНАТО, чего можно было бы ожидать. Никак всерьез не прошла также традиционная тема членства в НАТО Украины и Грузии. Похоже, Байден мягко предложил европейскому Союзу втянуться в решение восточно-европейских проблем, раз уж ЕС становится федерацией. И проблему диверсификации источников углеводородов Байден таким образом предложил ЕС решать самостоятельно.

Потенциально сильная внешняя политика ЕС разворачивается Соединенными Штатами в сторону России и региона Каспия. Европейцы и так к этому стремились. Но теперь США усиливают позиции в регионе России и сильному ЕС придется договариваться не с раздробленными, как еще совсем недавно постсоветскими странами. А с более менее консолидированной группировкой вокруг Москвы. Это не будет легко и эта проблема будет сковывать глобальную активность ЕС.

4. Байден одновременно подтвердил готовность США к сохранению программы ПРО. То есть восточную Европу США без покровительства не оставили и одна из важнейших программ «антироссийских» США сохранила свое значение. Пока неясно, как США на деле будут предлагать России договориться по этой проблеме. Но в общем, проблема восточно-европейской ПРО – это частная проблема в рамках всей глобальной ПРО, которую США развертывают по всему миру. Байден не отказался от этой глобальной программы. Более того, выступавший на этой же конференции в Мюнхене Киссинджер, явно по согласованию с Байденом, озвучил предложение сократить ядерные арсеналы России и США до тысячи боеголовок. А сам Байден в более обтекаемых формулировках дал понять, что к этому в общем готов.

С одной стороны, это неплохо: угроза ядерного конфликта, терактов или аварий снижается. России в ходе идущей военной реформы станет возможно заметно сократить расходы на СЯС. Но с другой стороны, тем самым, резко возрастает стратегическое значение глобальной системы ПРО, которую создают США. Об угрозе такого взрывного роста значения американской ПРО военные аналитики предупреждали давно. Вот именно эта угроза сейчас и стала актуальной. Россия получила от Байдена «сигнал» на следующее:

формируйте региональный блок со среднеазиатскими странами и Казахстаном во имя стабилизации этого региона в момент мирового кризиса, получайте гарантии не слишком большой напряженности в восточной Европе, реформируйте свою армию смело под армию для локальных войн, согласитесь на качественно очень значительное падение своей защищенности от конфликта с США и НАТО в силу падения значения российских СЯС.

5. Байден сформулировал очень важный приоритет политики США на «Большом Ближнем Востоке»: более менее умиротворенный Ирак отходит на второй план. Внимание США перемещается на Афганистан. А, значит, и на страны, обеспечивающие военный транзит в эту страну: Пакистан, Средняя Азия, Закавказье. Тем самым видна комфортная для Обамы-Байдена внешнеполитическая конфигурация, мягко предложенная России, ЕС, НАТО и т.д.:

Сильный ЕС решает проблемы восточной Европы и отношений с Россией, составляет тыл действиям США и НАТО в Афганистане, Россия является партнером США в войне в Афганистане, берет на себя обеспечение стабильности в средней Азии и Казахстане, за что получает часть сырья этого региона для перепродажи или транзита в ЕС. На этой основе умиротворяется восточная Европа. Создаются предпосылки для интеграции России и всего блока тяготеющих к ней стран и США и ЕС. Падение стратегического значения российских ядерных сил закрепляет мягкое глобальное лидерство США.

После окончания мирового кризиса США таким образом получат:

- неуглеводородную энергетику ЕС, где сохранившееся потребление углеводородов будет диверсифицировано между Россией и регионом Каспия, а Россия будет втянута в интеграционные программы следующей волны европейской интеграции;

- глобальное очень эффективное ядерное лидерство;

- втянутые всей своей ресурсной базой в решение сохраняющихся очень сложных проблем «Большого Ближнего Востока» Российский блок и ЕС.

Как бы и не совсем монополярный мир, но совсем не то, что предполагают под борьбой против американской глобальной гегемонии борцы за многополярность. Байден предложил доктрину мягкого по форме, но очень действенного глобального лидерства США. Ее основной опасностью является слишком сложная структура возникающих процессов. Локальные конфликты вполне могут ее раскачать. То есть для ее устойчивости США должны предложить основным игрокам – ЕС и России прежде всего – собственные гарантии и помощь для выхода из мирового кризиса. Вот этот пункт в речи Байдена не то чтобы не прозвучал совсем, но он был сформулирован недостаточно прозрачно, только как декларация необходимости совместно выходить из кризиса. Этого – мало. Но видимо вскоре мы получим его более развернуто. В зависимости от того, как поймут сигналы Байдена европейцы и страны Российского блока.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter