Достойный патриарх

Поместный собор Русской православной церкви возвел на патриарший престол Кирилла, митрополита Смоленского и Калининградского. Автор этих строк рад такому решению Собора. Изо всех реальных кандидатур эта была наиболее достойной.

Упреки, обращенные к нынешнему патриарху – дескать, он больше политик и хозяйственник, чем «молитвенник», имеют оборотную сторону. Кто из русских архиереев больших «молитвенник», а кто меньший, знает один Бог. А вот для Церкви нашей и впрямь полезен человек с выдающимися политическими способностями, т.е. лидер, способный формулировать и проводить в жизнь независимый политический курс, добиваться полной экономической самодостаточности церковного организма.

Думается, «новое иосифлянство» - самая адекватная «платформа» для Русской церкви в наши дни. Это не значит, что следует поступиться благочестием, нравственностью, древними традициями и заняться одним только стяжательством. Вовсе нет! Однако перед иерархией стоит необъятная задача – рехристианизации России и ее ближайших соседей. Ради того, чтобы ее выполнить, стоит повозиться и с церковной экономикой, и с церковной политикой.

Но помимо всей громадной работы и даже прежде нее, надо залечить раны, нанесенные Церкви «предвыборной кампанией».

Слава Богу, она прошла. Слава Богу, что больше не будет повода для безответственной трескотни, для выбрасывания в сеть «компромата» на наших архиереев и для создания устойчивых фобий у церковного народа. Впрочем, одна фобия все-таки осталась, и о ней стоит поговорить отдельно.

На протяжении двух-трех последних месяцев в сетевой среде, да и в прессе муссировалась тема «филокатолицизма» владыки Кирилла, или, в более общем плане, «экуменизма». Ее «популяризация» приобрела столь значительный масштаб, на нее бросили такие ресурсы, что определенный результат – хотя и не тот, которого добивались «постановщики», был все-таки достигнут. Помешать владыке Кириллу стать патриархом не удалось. Но во многих людях, прежде всего мирянах и даже священниках, укоренился почти иррациональный по своей природе страх: а ну как и впрямь поведут Русскую богоспасаемую Церковь на поклон к Ватикану? А ну как и впрямь признают истиной, равной православию, скажем, ислам? Или какой-нибудь, прости, Господи, буддизм?

Автор этих строк слышал в послерождественских разговорах с людьми, имеющими самое прямое отношение к Церкви, в том числе и с иереями, нотки тревоги, даже отчаяния по этому поводу. На разные лады делались ссылки на биографию владыки Кирилла: вот, дескать, как долго он работал в ВСЦ и чем, подумайте, мог проникнуться там!

Полагаю, действительной почвы под этими разговорами нет. Уровень экуменизма в нашей Церкви, скорее, падал последние годы, чем рос. Особенно если сравнивать его с советским периодом. Те не очень осторожные шаги, которые были совершены нашими архиереями в этой сфере, получили объяснение.

На летнем Архиерейском соборе 2008 года было принято определение «О вопросах внутренней жизни и внешней деятельности Русской Православной Церкви». Там, в пункте 36 сказано следующее: в процессе межхристианского и межрелигиозного диалога «…наша Церковь не приемлет попыток «смешения вер», совместных молитвенных действий, искусственно соединяющих конфессиональные или религиозные традиции». Что может быть яснее?

Вскоре после этого, в августе, 36-й пункт наложил отпечаток на серьезный акт во «внешней политике» Церкви. Генеральный Синод Церкви Англии принял решение допустить женщин к епископскому служению. ОВЦС – т.е. церковный орган, непосредственно подчиненный владыке Кириллу, - распространил заявление, где говорится: "В Русской православной церкви с сожалением констатируют, что решение о возведении женщин в епископское достоинство существенно затрудняет для православных христиан ведение диалога с англиканами, который развивался на протяжении многих десятилетий…" и т.п., причем жесткость документа постепенно нарастает. Какой уж тут «экуменизм»!

Но.

Об этом знают не все. А те, кто знает, все-таки опасаются: вдруг одно было при митрополите Кирилле, а другое начнется при патриархе Кирилле?

Повторяю, автор этих строк уверен, что никакие «филокатолические» и «экуменические» тенденции в действиях Русской православной церкви не получат действительной силы. Хотелось бы лишь одного: очень большой осторожности и даже ощутимой для нашего церковного народа жесткости в отношениях с партнерами по «межрелигиозному диалогу».

Миллионы глаз будут сейчас наблюдать за патриархом Кириллом, ожидая его слов и поступков в этой сфере – самой болезненной для Церкви. Любая мелочь, любой поспешный шаг, любой пробел в информационной защите Московского патриархата может вызвать новые потоки необоснованных обвинений, и, хуже того, пищу для неприятной фобии, столь сильно тревожащей воцерковленных людей.

Мирянин не может требовать каких-либо действий от архиерея, тем более, от главы Священноначалия. Поэтому все, сказанное выше, представляет собой лишь самый смиренный совет.

А уж как распорядиться этим советом – решит иерархия и сам патриарх. Что бы он ни счел правильным, следует проявить повиновение. Ибо воле нового патриарха Московского противиться непозволительно – не из политических соображений, а из простого нежелания погубить душу.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter