Призраки советского коммунизма

…твёрдым уверенным шагом штандартенфюрер Штирлиц шёл по коридору Рейхсканцелярии. Ничто не выдавало в нём советского разведчика, ни орден Красного знамени на груди, ни будёновка на голове, ни волочащийся за спиной парашют.

Старый советский анекдот

* * *

Общественные дискуссии о природе, историческом значении и наследии советской власти представляют очевидный политико-идеологический интерес для современной постсоветской России. К сожалению, содержательная часть большинства этих споров о определяется, как правило, фантастическими представлениями сторон дискуссий о предмете и более-менее полным незнанием даже образованной частью общества подлинной советской истории. Русская мысль продолжает бесплодно барахтаться в гнилом болоте пропагандистских (анти)коммунистических мифов, которых было в изрядных количествах произведено в XX веке.

Между тем знакомство даже с необширным набором неординарных фактов первых трёх десятилетий становления советской власти в России помогает трезво взглянуть на историю иррациональных метаний коммунистического режима. Потянув за найденную путеводную ниточку, можно добраться до понимания необъяснимого, практически мгновенного распада могучего термоядерного СССР, без оказания со стороны правящих коммунистов и их всемогущих Органов какого-либо серьёзного сопротивления уничтожению советской сверхдержавы.

Главную причину исторической катастрофы (про)советские товарищи традиционно усматривают в секретном нейролингвистическом зомбировании доверчивого — в силу своей беззаботной советской жизни — народа посредством кошмарно лживой антикоммунистической пропаганды, а также коварном психотронном облучении граждан СССР секретными американскими спутниками.

Однако, как нам кажется, знакомство с подлинной историей установления в России советской власти подводит к выводу, что внезапная капитуляция тоталитарного коммунистического режима была делом вполне естественным, потенциал демонтажа и самоликвидации СССР был генетически запрограммированным при его зачатии.

Не берёмся в данной статье раскрыть все генеалогические тайны советской власти. Приведем лишь некоторые любопытные факты о полузабытых (или старательно вымаранных) героях советской истории, в своё время игравших важную роль в механизме большевицкого режима в России. Терпеливо и методично потянув за эти концы можно попытаться размотать остальной сознательно запутанный клубок советской истории

Удивительная и загадочная советская история кишмя кишит более чем странными персонажами, по сравнению с которыми даже пассажиры из пресловутых пломбированных вагонов смотрятся сравнительно пристойными общественными деятелями (кстати, в один пломбированный вагон будущие ленинцы не поместились, через Германию в Россию они проследовали несколькими эшелонами, можете ознакомиться со списком «русских» революционеров, впрочем, далеко не полным). Важнейшие руководящие посты в большевицком режиме нередко занимают товарищи либо вовсе без биографии, либо с такой биографией, что волей-неволей приходится опознать в них иностранных агентов. Обычная советская история, на высокие руководящие посты коммунистического режима таинственные товарищи приходят Ниоткуда и уходят в Никуда.

Рассказ о похождениях явившегося в революционную Россию из Австралии некогда знаменитого «товарища Артёма» можно отыскать в статье Д. Галковского, — «Его именем названы города, санатории и заводы. Но мы о нем ничего не знаем».

Ещё один характерный для большевиков товарищ. В ноябре 1917 года из США в Мурманск прибыл некий «товарищ Алексеев» (настоящие ф.и.о. якобы Юрьев Алексей Михайлович), возглавил мурманский совет. В марте 1918 года с санкции Троцкого, Ленина и Сталина товарищ Алексеев от имени советской власти заключил с представителями держав Антанты соглашение, предусматривающее высадку английских и французских сил в Мурманске (затем к союзникам присоединились американцы). Вопреки пламенным обличениям коммунистической пропаганды вероломных империалистических хищников, так называемые интервенты обычно прибывали в Россию с согласия и по просьбе советской власти. После эвакуации сил Антанты судьба товарища Алексеева достоверно не известна (будто бы его осудили советским судом, немного погодя выпустили из тюрьмы, и он исчез неведомо куда).

Ознакомимся с поучительной биографией одного из отцов-основателей и высших руководителей ЧК Якова Христофоровича Петерса. По официальной легенде латышский батрак и член РСДРП(б) с 1904 года. Почему по легенде? Заглянем в размещенную на сайте ФСБ статью из «Известий» (от 14.10.2003), в которой пафосно излагается чудесная история удивительного латышского батрака Петерса «Под гнетом обаяния».

Слава революционера приходит к Петерсу в Англии, куда он будто бы бежал из России от преследований царской полиции за участие в революции 1905-07 гг. В Лондоне и окрестностях вместе с соратниками латышский товарищ продолжил заниматься активной революционной деятельностью. Однажды, 16 декабря 1910 года, эта революционная деятельность привела товарищей политэмигрантов к попытке ограбления ювелирного магазина в центре Лондона. Вмешалась полиция, дело сорвалось. Убегая, налетчики ранили трёх невооруженных британских полицейских (британская полиция в те времена не носила оружия) и ещё троих полицейских убили. Один из налетчиков был случайно подстрелен своими товарищами, его труп на следующий день нашли на квартире Петерса. Британские власти не оставили дело без последствий. Утром 3 января 1911 года полиция и армия под руководством лично министра внутренних дел Черчилля приступила к штурму дома № 100 на Сидней-стрит, где скрывалась яростно отстреливавшаяся группа латышских революционеров (все состояли в латышском филиале РСДРП в Лондоне). Эти революционные борцы преимущественно специализировались на ограблениях почтовых контор и ювелирных магазинов. Длившееся целый день сражение получило в прессе название «осада в Хаунсдич». Последовали многочисленные аресты среди укрывавшихся в Британии иностранных революционеров. Дело было сенсационное, обширное. Для нашей темы важно, что, в конце концов, британский суд торжественно оправдал одну небольшую группу обвиняемых за недостаточностью улик, Петерса в их числе.

«Из толпы репортеров вышла тоненькая девушка и «назвав себя, протянула руку Яну. Оба улыбнулись друг другу, точно были знакомы много лет»

Трепетную девушку звали Клэр Консуэлл Шеридан, то была племянница самого Черчилля. Занималась скульптурой, вращалась в богемной и революционной среде, содержала салон. По основному роду занятий сотрудница британских спецслужб (посмертно англичане нахально объявили английскую аристократку советской разведчицей).

У высокородной леди богатая биография, широкие связи с революционерами по всему миру первой половины XX века. В том числе подружка латышского батрака с уголовными наклонностями будущего главаря чекистов Петерса высокородная леди Клэр в 1920 году в Лондоне с натуры лепила скульптурные портреты Красина и Каменева. А в 1921 она прибыла в Москву, где ей позировали и Зиновьев, и Дзержинский, и Троцкий и сам Ленин (впоследствии три ее работы оказались в Центральном музее В. И. Ленина). О большевицких вождях Клэр всегда отзывалась восторженно как о прекрасных людях и чудесных гениях.

В своих мемуарах она довольно вульгарно повествует, как была любовницей Троцкого и пыталась соблазнить Ленина (её книги публиковались в СССР в 20-х). Но твёрдокаменный Ильич не поддался прелестям развратной аристократки, пусть и горячо сочувствовавшей советской власти.

Вернемся к латышскому батраку Якову Петерсу, чудесным чудом выскользнувшему из когтей британского правосудия. В революционно-богемном салоне Клэр Шеридан он познакомился с дочерью крупного лондонского банкира Мэйзи Фримэн (Maisie Freeman) и женился на ней. Признаем, что для историка этот матримониальный акт демаскировал английского агента «Петерса». На Западе до первой половины XX века высшие и низшие классы общества вообще разделял высокий классовый барьер, также существовал громадный фактический социально-культурный межсословный разрыв. А в традиционно кастовой Британии зияла прямо-таки непреодолимая пропасть между народом и элитой. Мало того что всякий уважающий себя англичанин и джентльмен никогда не отдал бы дочь за иностранного уголовника, у молодоженов из чуждых друг другу британских социальных миров не имелось общих культурных интересов. Да и просто общаться им оказалось бы затруднительно, разве что кроме узкого круга бытовых тем, поскольку английский язык светского общества практически иностранный по отношению к варварскому наречию британского простонародья.

В мае 1917 года британцы через занятый силами Антанты Мурманск перебросили Петерса в Россию.

Русского языка Петерс толком ещё не знал. В декабре 1917 года Совнарком образует пресловутую ЧК, в которой Дзержинский назначен председателем, Петерс его заместителем (летом 1918 года в связи с убийством чекистами германского посла Дзержинского отстранили от руководства, на несколько месяцев ЧК возглавил Петерс). Опустим известную историю красного террора и практикуемые чекистами массовые убийства, в которых Петерс отличился образцовой английской жестокостью. В 30-е член ЦК и председатель Партийной Контрольной комиссии (внутрипартийной полиции) Яков Петерс продолжает курировать советские спецслужбы. Любопытно отметить, что британская жена Мэйзи с 15-летней дочерью Мэй в 1928 году приехали к Петерсу в СССР (заметим, что в 1927 году Великобритания разорвала дипломатические отношения с большевицкой Москвой, англо-советские дипломатические отношения были восстановлены в 1929). Дочь проживала с отцом в Москве, работала в британском посольстве (по крайней мере, по 1941 год). Отметим, что Петерс в России к тому времени женился ещё раз.

Согласно официальным сведениям Петерса арестовали 26 ноября 1937 и расстреляли 25 апреля 1938 года. Однако советские документы о смерти Петерса не убедительны. Довольно правдоподобно предположение, что в 1938 году «Петерс» благополучно вернулся в Англию.

Есть свидетельства, что Петерса видели в СССР в 1942 году. Абсурд? Отнюдь нет, не будем спешить с выводами.

Петерс влиятельнейшая фигура в советских спецслужбах, один из основоположников чекизма, его значение трудно переоценить. Тем не менее, в политическую элиту самых верхних коммунистических вождей он не входил. Однако в биографиях и некоторых общепризнанных руководителей Партии и советского государства также можно встретить удивительные загогулины. Непреложные исторические факты, парадоксально противоречащие официальной концепции советской истории о героически рождающейся в удушливой капиталистической блокаде молодой советской республике, отчаянно сражающихся в международном кольце врагов большевицких революционерах.

Показательный случай, руководитель ВЧК Феликс Эдмундович Дзержинский в октябре 1918 года, то есть в разгар красного террора, с документами на некого Доманского прибыл в Швейцарию. По официальной советской версии цель заграничного вояжа Дзержинского проведать семью и отдохнуть. У него жена и сын проживал в Швейцарии. Жена Дзержинского, в девичестве Мушкат Софья Сизигмундована (1882-1968), была трудоустроена в советском представительстве в Берне (кстати, официально советско-швейцарские дипломатические отношения были установлены в 1946 году). Затем она с сыном Яном 01.02.1919 г. переехала в Москву, поселились в Кремле (откуда вдову Дзержинского с большим трудом удалось выселить лишь в 1961 году, несмотря на принятое Партией ещё в 1956 году строгое решение о переезде семей советских вождей из Кремля в новые квартиры на Ленинских горах). Сопровождал Дзержинского член коллегии ВЧК секретарь ВЦИК Варлаам Александрович Аванесов (он же Мартиросов Сурен Карпович, 1884-1930). С какой целью этот товарищ сопровождал Дзержинского в Швейцарию, в советских источниках не сообщается. Также не известно, путешествовал ли ещё кто-либо от большевицкого руководства в компании с Дзержинским, и какова всё-таки настоящая цель швейцарской миссии. Одно можно сказать уверенно, советские товарищи не со швейцарским пролетариатом вели дела. Представляет интерес вопрос, каким образом, через какие страны Дзержинский добирался до Швейцарии? Вероятно, что через союзную большевикам Германию. Советские источники сообщают, что возвращался в Россию он через Берлин.

Товарищ Дзержинский как есть из себя отъявленный коммунистический революционер, а как всем хорошо известно, мировая буржуазия страстно мечтала задушить в колыбели молодую советскую республику, и поэтому вроде бы держала большевиков в безжалостной блокаде, бросила все силы на поддержку контрреволюции и организацию антикоммунистических интервенций в России. Дзержинский как есть общеизвестный глава карательных коммунистических органов, по его приказу в России чекисты тысячами расстреливают заложников из «буржуев», списки казненных за контрреволюционное классовое происхождение гордо публикует советская печать.

Мало того, минул едва месяц, как большевики арестовали английских и французских дипломатов, включая послов. По ходу дела чекисты убили в посольстве британского морской атташе майора Кроми (так называемый «заговор послов»).

Ф. Э. Дзержинский и С. С. Дзержинская
с сыном Яном в Лугано (Швейцария).
Октябрь 1918 г.

И что собственно Дзержинский делал в Швейцарии помимо свидания с семьей? Как отнеслось к швейцарским каникулам Дзержинского большевицкое руководство? Ведь вряд ли это была самоволка главы ЧК.

Ничего не известно, до сих пор всё покрыто мраком тайны. Разведки европейских держав, которые в Швейцарии традиционно кишмя кишели, почему-то не обнаружили явившегося к семье знаменитого коммунистического карателя, спокойно прожившего на швейцарских курортах почти месяц. А ведь нелегальное проникновение в страну вполне законный повод для ареста главного чекиста. В воспоминаниях жены (Дзержинская С.С. В годы великих боев. М., 1975, раннее издание книги 1965) описывается пикантная сцена, что как-то раз на пристани Женевского озера в Лугано они повстречались с недавно высланным из советской России британским послом Локкартом, но по счастью, тот хорошо лично знавший Дзержинского, будто бы не узнал главу ВЧК. Ну, ну.

А какова вообще подлинная роль Рыцаря Революции знаменитого Железного Феликса в ЧК? Политическая декорация, прикрытие действительно руководящих и направляющих ЧК иностранных специалистов, многочисленных петерсов (что многочисленных, увидим далее).

«Скульптор Шеридан, родственница Уинстона Черчилля, написала в своих воспоминаниях, что никогда ей не доводилось лепить более прекрасную голову, чем голова Дзержинского.

«А руки, — писала Шеридан, — это руки великого пианиста или гениального мыслителя. Во всяком случае, увидев его, я больше никогда не поверю ни одному слову из того, что пишут у нас о г-не Дзержинском»«.

Со своей стороны, я также присоединяюсь к совету Клэр Шеридан не верить ни одному слову из того, что пишут советские (и не только советские) историки о товарище Дзержинском. И не только о нём.

Рассмотрим ещё одного странного советского вождя. Попробуйте понять, откуда в коммунистическом руководстве появился тов. Маленков, Георгий Максимилианович (1902-1988), каким образом и почему он сумел сделать карьеру высшего советского руководителя. Происхождение Маленкова и его жизненный путь до появления в Москве в 1921 году толком не известны (советских историков эта лакуна в биографии высшего советского руководителя никогда не смущала, впрочем, над подобными вопросами им задумываться и не полагалось). В наше время сын Маленкова Андрей рассказывает о происхождении семьи отца следующее:

«Маленковы — выходцы из Македонии. Согласно семейным легендам, первый Маленков прибыл в Россию в первой половине 19 века во времена Николая I. Отец родился в Оренбурге, где служил его дед, начальник военного гарнизона».

В России дед Маленкова дослужился до полковника, получил дворянство, брат деда был контр-адмиралом. Отец Маленкова железнодорожный чиновник (чин и место службы не известны). Маленков и два его старших брата окончили классическую гимназию в Оренбурге (братья будто бы умерли в молодости ещё до революции). По официальной версии дебют карьеры гимназиста Маленкова у большевиков выглядит следующим образом:

«В 1919 вступил в Красную армию, политработник эскадрона, полка, бригады, политуправления Восточного и Туркестанского фронтов. В апр. 1920 вступил в РКП(б). В 1921 поступил в МВТУ, в 1923-24 входил в состав комиссии по проверке студентов-троцкистов. В начале 1925 оставил учебу и был назначен техническим секретарем Оргбюро ЦК, с 1927 технический секретарь Политбюро ЦК».

Каким образом молодой человек чуждого большевикам социального и национального (ни еврей, ни армянин, ни грузин) происхождения мог в 1925 году получить элитную работу в Оргбюро, понять затруднительно. Правда, жена Маленкова Валерия Алексеевна Голубцова (происходит из дворянской семьи, приходилась племянницей жене Г.М.Кржижановского, одному из основателей РСДРП, тогда председателю Госплана) в то время работала в аппарате ЦК ВКП(б). Но это явно недостаточное объяснение стремительной коммунистической карьеры не имеющего никаких внятных революционных заслуг Маленкова, да к тому же отягощенного подозрительным классовым происхождением.

В 20-30-е годы по СССР регулярно прокатывались свирепые кампании «чистки» партийного и советского государственного аппарата, вузов и всех прочих советских учреждений. Партия и Органы сверху донизу бдительно выискивали и с позором изгоняли (если не репрессировали) любой социально чуждый элемент. Общественность истерично разоблачала пробравшихся и окопавшихся в советском аппарате классовых врагов. Биографические сведения партийных и государственных функционеров тщательно проверялись и неоднократно перепроверялись партийными организациями и чекистами. Как же сумел устроиться в высший партийный аппарат и сделать там блестящую карьеру кругом сомнительный Маленков? Кто его могущественный покровитель? Загадка. В 30-е по поручению Сталина от лица партии Маленков курирует ход репрессий, и неуклонно поднимается на вершину советской партийно-государственной иерархии. После смерти Сталина неясный Маленков на два года занимает положение руководителя СССР. С его именем связана отмена сталинского живодерства в колхозах, десятилетиями русские крестьяне со слезами благодарности поминали Маленкова. В 1955 году Хрущёв смещает Маленкова с поста председателя Совета Министров.

Австралиец «товарищ Артём» и английский «латыш» Петерс это всё довольно типичные руководящие фигуры в структурах советской власти 20-30-х годов. Однако, по нашему мнению, в коллекции пламенных большевиков на почетном месте, несомненно, должен находиться Марсель Розенберг.

* * *

Кто таков этот Марсель Розенберг? Естественно, что вы о нём ничего не знаете, советская история о нём всегда глухо умалчивала. А ведь это один из ключевых руководителей советской дипломатии и разведки в 20-30 годы.

«…личность Розенберга остается «белым пятном» и в учебниках, по которым готовят будущих дипломатов демократической России. Никто вообще ничего не знает об этом человеке с «французским именем», «еврейским отчеством» и фамилией уроженца Средней Европы».

Максим Литвинов и Марсель Розенберг

Марсель Израилевич Розенберг (1896, Варшава — 1938) — советский дипломат.

Коммунист с 1918 года. С апреля 1918 года — заведующий отделом печати полномочного представительства РСФСР в Берлине. С 1920 года — первый секретарь советского полномочного представительства в Афганистане. В 1926-30 годах — зам. заведующего национальным сектором ЦК РКП (б), с 1930 года — советник полномочного представительства СССР в Италии, с 1931 года — временный поверенный в делах СССР во Франции. С 27 августа 1936 по февраль 1937 года — полномочный представитель СССР в Испании, в феврале-декабре 1937 года — уполномоченный Наркомата иностранных дел при правительстве Грузинской ССР. Репрессирован сталинским режимом. Расстрелян 5 марта 1938 го. Реабилитирован.

Муж балерины Марианны Емельяновны Ярославской, дочери советского партийного и государственного деятеля Емельяна Ярославского.

Марьяна (Марианна) Ярославская (1915-2003) была гражданской женой Марселя Розенберга, совместно прожили 5 лет (1933-1938). Хотя юная Марьяна сопровождала Марселя в дипломатических командировках и вояжах по Европе и была всем предоставлена как жена, однако по неясным причинам формальный брак они не заключили. В 2001 году М.Ярославская дала интервью телевидению, рассказала о своей жизни с Марселем.

ОРТ, «Тайны века. «Золото испанской республики»

«…В 1918 году Марсель Розенберг навсегда останется в революционной России. Еще через пятнадцать он станет советским полпредом во Франции, заместителем Генерального секретаря Лиги Наций, тайным эмиссаром Сталина, мастером неформальной «закулисной» дипломатии. Именно в этом качестве Марсель Розенберг будет действовать в Женеве, Берлине, Мадриде, Праге, Париже. В эти годы среди его зарубежных друзей и знакомых окажутся император Эфиопии Хайле Селассие, президент Чехословакии Эдуард Бенеш, генеральный секретарь Лиги Наций Жозеф Авеноль, министр иностранных дел Испании Альварес дель Вайо, французский политик Эдуард Эррио.

Непосредственным участником контактов с этими представителями политической элиты 30-х годов и свидетелем дипломатической деятельности полпреда Марселя Израилевича Розенберга (1896-1938 г.г). являлась его жена, Марианна Ярославская, дочь крупного советского партийного чиновника, члена сталинского Политбюро, главного безбожника СССР, автора «Библии для неверующих», балерина и будущий скульптор. Многое она не знала, о многом не догадывалась, но многое видела и понимала.

При непосредственном участии Марселя Розенберга между СССР и Францией был заключен договор 1935 года, установлены доверительные контакты между советским руководством и президентом Чехословакии Бенешем, осуществлялось финансирование и вооружение республиканской армии в Испании в 1936-37 годах, был вывезен в СССР золотой запас Испании. Это лишь некоторые, из тех «секретных миссий», которыми руководил сталинский «посол особых поручений».

В 1938 году полпред Розенберг был срочно отозван из Испании, арестован и расстрелян. До конца 1990-х годов его деятельность оставалась тайной. Кем был этот человек и какую роль он играл в тайной дипломатии 20 века, являясь ближайшим сотрудником основателя советской внешней разведки Вячеслава Менжинского и наркома иностранных дел Максима Литвинова, стало ясно только теперь.

По личному распоряжению Менжинского, еще в 1926 Марсель Розенберг возглавил специальную аналитическую службу — вспомогательное бюро. Оно было создано для разработки секретных иностранных материалов ГПУ и Разведупра (советской внешней и военной разведки). Аналитик Розенберг еще в начале 30-х разработал сценарий-прогноз будущих политических событий в Европе, предугадав многое. Его друг, известная журналистка Ж. Табуи, с согласия самого Марселя часть этого аналитического материала опубликовала в открытой прессе и получила прозвище «Кассандры»«.

Один из высших руководителей советской дипломатии и разведки Марсель Розенберг до 1917 года и близко не был ни коммунистом, ни хотя бы какого иного толка революционером. По воспитанию и манерам, которые усваиваются с рождения, Марсель европейский аристократ, светский человек из высшего общества, его как равного принимала политическая и дипломатическая элита Европы. В СССР Марсель также вёл элитный образа жизни, проживал в роскошных особняках.

Марсель Розенберг, 1936 г.

О товарище Марселе известно мало, почти ничего не известно. Несколько лет назад в России была обнародована его формальная автобиография. Знакомясь с ней, трудно избавиться от впечатления, что перед нами спешно сработанная легенда разведчика.

«Марсель Израилевич Розенберг родился в 1896 г. в Варшаве в семье мелкого торговца («купца»). До 10 лет его родным языком был польский. Он изучил русский язык для поступления в реальное училище, но вскоре с семьей уехал в Кенигсберг, поступил в местную гимназию. Оттуда в 1913 г. переехал в Берлин, где жили его родственники, выходцы из России. С 14-летнего возраста интересуясь идеями социал-демократии, он прочитал «Капитал» Маркса, а в начале 1914 г. встретился со знаменитым Карлом Каутским.

Весной 14-го Розенберг едет в Англию — «с целью изучения английского языка, что должно было послужить мне в дальнейшем подспорьем при получении работы». В начале 1915 г., прочитав одно газетное объявление, Розенберг перебрался за океан, где устроился на работу переводчиком технических документов на фирму в Нью-Йорке, которая занималась поставками военного снаряжения для артиллерийского управления российской армии в Петрограде. Там встретил русского полковника Чекалава.

Конечно, у придирчивого исследователя могут возникнуть вопросы — как юноша призывного возраста покинул Англию без проблем в разгар войны и просто «по объявлению» устроился на фирму, торгующую боеприпасами для фронта. Не будем забывать, однако, что по своему рождению Марсель Розенберг фактически был гражданином Российской империи, хотя два десятилетия спустя кадровики НКВД (и НКИД) рассматривали его в качестве иностранца, принявшего советское гражданство после революции.

На некоторое время Розенберг вновь остается без работы, выполняя разовые контракты на переводы с разными фирмами... И дальше начинается интересный поворот в его судьбе. «С Россией я был лично мало чем связан, и не будь революции, весьма возможно, что я застрял бы на Западе», — объясняет он мотивы своего обращения в российское консульство для получения разрешения на проезд в Архангельск пароходом «Доброфлота». Этому способствовал и полковник Чекалов, работавший с ним в Нью-Йорке. Летом 1917 г. через Петроград Розенберг добирается до Москвы».

Трудно поверить, что Марсель Розенберг действительно происходит из семьи польских евреев. Против этой версии свидетельствует его элитное европейское образование и аристократическое воспитание. Да и типичные ашкеназские черты лица у него отсутствуют. Также, судя фотографиям и солидному профессиональному опыту, возраст Розенберга занижен лет на 10. Зачем? Видимо, «Марселю» не успели сфабриковать солидную революционную биографию, которая бы могла убедительно объяснить его появление и карьеру в государственном аппарате большевиков. Поэтому занизили возраст агента, и получилось, что якобы молодой человек случайно оказался в России и увлёкся революционной романтикой коммунизма, примкнул к большевикам.

Трудно не заподозрить, что история жизни Марселя до его появления в России в 1917 году подложная, сделана на скорую руку. Тем не менее, подозрительный Розенберг сделал головокружительную карьеру у маниакально бдительных к классовым врагам большевиков.

«…в сентябре 1917 г. 21-летний Марсель Розенберг знакомится с полковником армии США Робинсом, заместителем начальника американской миссии Красного Креста. Занимается переводами, составляет «письменные сводки из выходивших тогда русских газет». Через 20 лет службу у Робинса Розенбергу инкриминируют как «шпионаж». Американец являлся военным разведчиком, это не было секретом для Временного правительства и позже — для большевиков. Более того, «Робинс был связан с такими людьми, как Джон Рид, ставший потом верным коммунистом, и Альберт Рис Вильямс»(!). Одно упоминание этих фамилий — лучших друзей Советской России — объясняет, почему при всей «экзотичности» своей юношеской биографии Розенберг потом вступил в компартию, легко пережил партчистки и даже пользовался доверием у самого Сталина. Ведь с Ридом и Вильямсом у Розенберга сложились близкие дружеские отношения. Вернувшись в США, полковник стал известен как сторонник признания СССР. Соответствующую информацию он посылал еще из Петрограда президенту Вудро Вильсону. «Своей работой у Робинса, — читаем далее в автобиографии, — как малозаметна она ни была, я приносил в тот момент определенную пользу». Робинс уехал в марте 1918 г».

Так чей же агент Марсель Розенберг, английский или американский? Сразу трудно сделать однозначный вывод.

«Несомненно, в известной мере роковым для Розенберга оказалось его знакомство с Адольфом Иоффе — первым послом «красной» России в Берлине, соратником Троцкого. Они познакомились на митинге вскоре после октябрьского переворота. Иоффе дал Розенбергу рекомендацию для вступления в партию и взял его до ноября 18-го в Германию. Далее их пути редко пересекались, хотя Марсель Розенберг уже работал в наркомате иностранных дел. Позже Иоффе был послом СССР в Японии, а в 1927 г. он, как сообщалось, в состоянии депрессии покончил с собой. Но другим важным поручителем Розенберга являлся Менжинский, руководитель ОГПУ с 1926 г. по 1934 г. Скорее всего это близкое знакомство, еще со времен их совместной работы в советской дипломатической миссии в Берлине, помогло и дальнейшему служебному росту молодого дипломата. Из автобиографии видно, что он работал вместе со знаменитой Ларисой Рейснер в Афганистане в 1921 г., а в 23-м был поверенным в делах СССР в Турции. В 1931 г. были Рим, затем Париж...»

Матёрые конспираторы большевики встретили на улице иностранца, до того открыто работавшего на американскую разведку молодого человека 22 лет, нимало не медля дали рекомендацию в партию, назначили на ответственную дипломатическую работу. Может же так быть.

И вскоре Розенберг курировал всю советскую внешнюю разведку.

«Сведения о своей работе в НКИД Марсель Розенберг излагает только в одном из документов — письме на имя Сталина, оригинал которого и его копия для КПК имеют гриф «секретно». Оттуда выясняется, что до 1926 г. он занимал должность заведующего вспомогательным бюро НКИД. В письме дано краткое пояснение: «Это бюро было специально создано для разработки секретных иноматериалов ГПУ и разведупра, кроме того, по этой должности я имел доступ ко всей секретной переписке НКИД» (слово «всей» в тексте подчеркнуто). Речь идет о Разведупре Красной Армии — военной разведке, а также о внешней разведке госбезопасности — Иностранном отделе ОГПУ (ИНО). Таким образом, Розенберг был одним из координаторов деятельности советских разведслужб, по крайней мере в сфере постановки ряда задач и обмена информацией между ними и внешнеполитическим ведомством (НКИД). До 1930 г. проработал в международном отделе ЦК ВКП(б).

При этом он, как сейчас принято говорить, был «чистым» дипломатом, то есть не служил в разведке. Конечно, если не считать особым направлением «открытой» разведки принятую во всем мире информационно-аналитическую работу по линии ведомства иностранных дел».

В советской разведке Розенберг не служил. А в какой служил? По совокупности признаков получается, что всё-таки в английской.

В 30-е Розенберг - одна из ключевых фигур в советской дипломатии. В 1934 году он как советский представитель получил пост заместителя генерального секретаря Лиги Наций.

«Как временный поверенный в делах СССР, Марсель Розенберг являлся активным проводником новой политики Кремля — укрепления стратегического союза Москвы и Парижа. Церемония принятия СССР в Лигу Наций состоялась 18 сентября 1934 г., а вскоре Розенберга избрали заместителем генерального секретаря Лиги, и он переехал в Женеву».

Розенберг подготавливает советско-французский договор 1935 года, и вообще много чего ещё совершает в советской дипломатии. Последнее его крупная миссия это испанская война. В Испанию он направлен в качестве советского посла. По мнению французской прессы Марсель Розенберг фактический «наставник республиканского правительства».

«Розенбергу не удалось принять участия в заключительной фазе переговоров, когда с мятежниками еще можно было вести диалог «с позиции силы». Но по его просьбе через тайные каналы при посредничестве англичан Аскарате (посол республиканцев в Лондоне) вступил в контакт с франкистами, когда в руках советской разведки оказался Фердинандо де Куэсто, видный фашист, основатель испанской фаланги. В резидентуре НКВД с ним работали Наум Эйтингон (заместитель резидента Орлова) и в качестве переводчика — разведчик Иосиф Григулевич. В итоге Куэсто обменяли на группу республиканцев, попавших в плен к франкистам. Но это случилось уже после того, как 19 февраля 1937 г. агентство ТАСС сообщило, что полпред Марсель Розенберг отозван из Испании решением Политбюро ЦК ВКП(б)

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter