Взятки наши обильные

Все говорят о коррупции. Вот и Президент наш, всенародным голосованием избранный заговорил. Вот процитирую – «Для свободного, демократического и справедливого общества враг номер один – это коррупция». Поскольку наше общество является умеренно свободным, полудемократическим и уж точно не справедливым, то можно прийти к выводу, что нам коррупция почти не грозит, однако глава государства недаром предлагает радикальные меры по борьбе с этим явлением (об этих мерах – ниже). Он-то знает, что коррупция у нас носит системный, если не системообразующий характер. Конечно, явление сие огромно, поэтому мы остановимся на небольшом сегменте коррупции, а именно той с которой соприкасается непосредственно население. Почему? Да потому, что именно эта форма коррупции является наибольшим социальным раздражителем. Когда многомиллионный контракт подписывается за миллионный откат – это, конечно, тоже малоприятно, но затрагивает нас, как правило, опосредовано. Другое дело, когда поборы касаются непосредственно населения.

Обратимся, как водится, к истории вопроса. В советское время мы имели Аппарат, который эксплуатировал в своих интересах производственные мощности СССР, а гражданам рассказывал сказки про построение социализма. Граждане делали вид что верили. Низовой уровень Аппарата, тот что непосредственно общался с гражданами, также получал свою долю от аппаратных щедрот – заказы к празднику, ордера на мебель, дачные участки в приличных местах и т.д. Взятки со стороны граждан были явлением скорее эпизодическим – во-первых, советскому гражданину не так-то было просто подкупить аппаратчика в условиях, когда деньги имели низкую ценность, а подходящие борзые щенки были не у всех, во-вторых, Аппарат был сложной структурой и от конкретного чиновника мало что зависело.

В 1991-м году верхушка Аппарата провела т.н. приватизацию, т.е. переоформила свою корпоративную собственность в частную. О низовой части Аппарата просто забыли, а вернее ей не досталось ничего и она была брошена один на один с населением. Впрочем, дураков в чиновниках отродясь не водилось, так что способ выживать они нашли. Нашли за счет населения. Поборы с граждан во всех сферах госрегулирования в 90-е годы возросли многократно. Чиновники стали делать свой бизнес. Пока мелкий. Вот помню в 90-е годы оформлял загранпаспорт – очередь огромная, народ писал номера ходил отмечался по спискам. А рядом – контора малая, где за денежку небольшую безо всякой очереди делали искомый документ за неделю – другую.

И так было всюду. Наступила эпоха всеобщего вымогательства, своего рода начальный этап капитализма в госаппарате. Характерной чертой было отсутствие системности. Т.е. наряду с чиновником вымогателем мог работать и честный чиновник (идеалист или просто обеспеченный человек) размеры взятки варьировались в зависимости от аппетитов чиновника, его настроения, погоды за окном мало ли в общем от чего. Конечно были места где взяточная система сложилась давно именно как система (в приемных комиссиях ВУЗов, например) но они были покамест единичны.

Ситуация резко изменилась с началом 2000-х годов, чему способствовали следующие факторы – во-первых, наверху навели относительный порядок в разделе и управлении собственностью и обратили внимание на низовой аппарат, во-вторых, в ходе т.н. путинской стабильности доходы населения увеличились и потенциальная возможность взяточного рынка расширилась, в-третьих произошел естественный рост чиновничьего коррупционного бизнеса – иные столоначальники поднялись повыше и расширили свой бизнес на новом уровне.

Все это привело к тому, что коррупция в госаппарате быстро приобрела системный характер. Произошло упорядочивание бизнеса, ликвидация и встраивание в систему чиновников. Взяткобрательство с населения было поставлено на системную основу. Госорганы превратились в теневые корпорации с четко фиксированным коррупционным бизнес-планом, установленными «ставками взяток» и как ни странно определенной трудовой дисциплины. Один приезжий коллега рассказывал мне, как московские ППС-ники установили единый тариф за отсутствие в паспорте штампа о регистрации в Москве – 50 рублей. И честно давали сдачу со 100-рублевой купюры.

Как и всякий бизнес, взяткобрательство умело использовало административный и политический ресурс, создав законодательную и юридическую базу для своей деятельности. Не в том смысле, что легализовало взятки, а в том, что создало удобные для получения взяток законы.

Чтобы не быть голословным, приведем несколько примеров.

Вот все та же регистрация. Зачем вообще она нужна? По идее она нужна для того, чтобы гражданин Российской Федерации мог пользоваться всеми социальными благами, предоставляемыми ему нашим могучим социальным государством – пенсию там получать, становиться на учет в поликлинике, пользоваться льготами на проезд ну и конечно, выполнять свой долг как избирателя. Спрашивается – кому будет плохо, если гражданин не проживает по месту регистрации? Ответ теоретический – конечно самому гражданину. Живет, к примеру в Москве пенсионер из Ярославля и не регистрируется в столице. А значит не видать ему карты москвича социальной на проезд в транспорте, московской надбавки к пенсии, и т.д. Так зачем же введена статья за нарушение правил регистрации и за проживание без оной? А затем, чтобы корпорация ППС приносила устойчивый доход в фонд корпорации МВД.

Или вот взять наши дорожные законы. Взяткобрательство ГАИшников вошло в поговорку. «Гони инспектору бабки и дуй дальше» - так расшифровывают в народе название корпорации ГИБДД. Вот простой пример – в России запрещена тонировка задних и задних боковых стекол легковых авто. Мол безопасность сие уменьшает. Абсурд полнейший. Возьмем, к примеру, автомобиль Баргузин. Если я покупаю его в грузовом варианте (права категории В позволяют) то его боковые и задние стекла зашиты стальным листом и никаких претензий со стороны инспектора. Но если я его купил в пассажирском варианте, и затонировал задние стекла, то меня буду тормозить на каждом втором посту. Между тем, если я безо всякой тонировки завалю салон легкового авто скарбом по самую крышу, полностью лишив себя заднего обзора, то опять же у инспекторов не будет ко мне никаких претензий, но если я заклею те же окна полупрозрачной пленкой – мне это обойдется в копеечку. За рубежами нашей великой родины, скажем в ЕС запрещено тонировать только лобовое и передние боковые стекла авто, что очень логично.

И таких примеров несть числа. Законодательство и подзаконные акты намеренно запутывают отношения граждан и чиновников. Взять ту же монетизацию льгот. Раньше пенсионеру для того чтобы ездить бесплатно в общественном транспорте достаточно было показывать контролеру свое удостоверение. Теперь же, надо идти к чиновнику и оформлять у него бесплатный билет. Между тем каждый контакт чиновника с населением – это потенциальная возможность для взяткобрательства. Не так давно один весьма известный журналист решил помочь свой родственнице оформить субсидию на жилье, положенную ей как пожилому и заслуженному человеку. Не смотря на то, что он сам бодр, энергичен и обладает автомобилем (что тоже важно – надо было посетить чиновников в разных местах), он не сумел за день получить все нужные бумаги. А как быть пенсионерам, у которых нет столь молодых и энергичных помощников?

Что изменилось для граждан с переходом чиновничества от дикой к системной коррупции? Как ни странно, но появились и некоторые положительные моменты – во-первых, чиновники стали куда активнее давить негосударственных вымогателей. Если в 90-е годы термин «крыша» означал крепких парней с дубинками, кастетами, пистолетами, то в 2000-е он, как правило, обозначает госучреждение, которые кормится с этого бизнеса. При этом методы чиновников отличаются от бандитских в лучшую сторону своим ненасильственным характером - чиновнику не надо громить магазин или поджигать оный, достаточно подписать или не подписать бумажку и магазин закрывается. Эффект тот же, но без жертв.

Во-вторых, чиновники упорядочили размер взяток. Мы уже выше говорили о тарифах ППС за отсутствие регистрации, примерно такая же система есть и в других местах. Более того, знающие люди сказывают, что отдельные продвинутые чиновники допускают и безналичную оплату поборов – чудеса.

Что является негативными моментами?

Во-первых, избежать поборов становится все сложнее. Система, как и всякий иной бизнес, стремиться к расширению зоны охвата и своей кормовой базы. Посему честные (т.е. принципиально не берущие взяток) чиновники стали исчезать как класс. Они просто не вписываются в новый расклад ни при каких видах. Оставшиеся не могут позволить себе обслуживать население без поборов потому как бизнес есть бизнес – этот доход уже заложен в плане и должен быть получен. Не сумеет сотрудник ГИБДД набрать нужную сумму – пойдет в выходной день на личной машине добирать…. И медицинский работник теперь не может удовлетвориться бутылкой или конфетами, он что коробку конфет начальнику отдаст? Конечно, некоторый лимит на бесплатную деятельность у чиновников сохраняется, но…

Во-вторых, деятельность по взиманию денег с населения занимает у чиновников изрядную долю рабочего времени, а на выполнение своих прямых обязанностей его-то как раз и не хватает. Притчей во языцех стали сотрудники ГИБДД, что стоят с радарами наголо вместо того, чтобы регулировать движение. Но будем справедливы – поборная сущность ГАИшников просто труднее поддается скрытию. Между тем, они далеко не самые корыстолюбивые чиновники даже в рядах МВД. Просто их куда как лучше видно. Но тоже самое происходит во всех иных сферах госаппарата.

В-третьих, не будем забывать и о нравственной стороне вопроса. Наше общество в этом плане серьезно деградировало и даже дача взятки не считается зазорной (взятие оной пока еще считается). Нравственная деградация не может только одну сферу. Человек, который нарушил закон в чем-то одном, будет нарушать его дальше. Это касается и чиновников и населения.

В четвертых, как мы уже упоминали, для удобства коррупции специально адаптируется нынешнее законодательство, которое существенно осложняет жизнь как бизнесу, так и гражданам.

В-пятых, гражданин бессилен против системы коррупции. На чиновников из системы бесполезно жаловаться в Прокуратуру («факты не подтвердились»), бесполезно подавать в суд – он у нас руководствуется не законами, а «указаниями» о чем судьи говорят открытым текстом. Не так давно в ходе очередного разбирательства по делу о лишении прав водителя, судья при всем честном народе заявила – «надо было на месте договариваться с сотрудниками ГАИ». Один из свидетелей совершенно случайно конечно, снял сию речь на мобильный телефон. Подали жалобу, приобщив к делу видеозапись. На что пришел ответ – нарушений действующего законодательства не усмотрено. Судья тот и ныне судит дела автомобильные.

В общем, негативные моменты существенно перевешивают позитивные….

Куда же идут средства, собираемые чиновниками? Во-первых, они идут в бизнес. Не так давно министр внутренних дел сказал – две трети предпринимателей платит взятки. Примем его слова на веру. Что из того следует? Следует то, что треть среднего и мелкого бизнеса (а министр говорил именно о нем) принадлежат либо сотрудникам правоохранительных органов, либо другим чиновникам, дающим им крышу. Жители Сочи хорошо знают гостиничные комплексы на берегу черного моря принадлежащий главе местной ГИБДД, чиновникам городской администрации и т.д. И это лишь единичный пример.

Во-вторых, как это не странно, но чиновники тратят «заработанные» поборами средства на… деятельность по своему прямому назначению. Не так давно мне рассказывал один представитель региональной медиа-компании как местное управление весьма почтенной государственной службы заказала ему разработку и распространение продукции, предназначенной для использования, и оплатив заказ черным налом. Хотя заказ вполне официальный и сам по себе не содержал ничего противозаконного.

Таким образом, мы имеем сейчас несколько мощных бизнес-систем, главным источником доходов которых являются поборы с бизнеса и населения. Не беремся судить как высоко доходит вертикаль коррупции, но…

А что дальше? Есть ли из этой ситуации выход – спросит читатель. Невольно напрашивается ответ из старого анекдота – «русская шутка – выхода нет». Ибо реально бороться с коррупцией может либо развитое гражданское общество, либо принципиальный госаппарат, у нас же нет ни того, ни другого.

Более того – и перспектив в этом направлении не усматривается.

А меры Президента? Что же посмотрим на них:

Во-первых, серьёзно повышаются требования к государственным и муниципальным служащим. Речь идёт о предоставлении дополнительных сведений об их доходах и имуществе – в том числе принадлежащих членам их семей. Достоверность декларируемых сведений будет тщательно проверяться вплоть до использования оперативно-разыскных возможностей.

Во-вторых, государственные и муниципальные служащие обязаны соотносить свои действия с установленными правилами поведения на службе. Их невыполнение должно влечь дисциплинарную, а в необходимых случаях и административную, и уголовную ответственность.

В-третьих, вводятся меры уголовного наказания за злоупотребление полномочиями лицами, которые исполняют управленческие функции в негосударственных организациях. Они будут соответствовать тем, что применяются к госслужащим.

В-четвёртых, вводится административная ответственность юридических лиц за передачу взятки от имени или в интересах юридического лица. И целый ряд других мер, которые уже сегодня известны.

Кроме того, устанавливается контроль за имущественным положением лиц с особым правовым статусом – прежде всего судей.

1. В понятие членов семьи входят только жена (муж) и несовершеннолетние дети. Т.е. имущество записанное да родителей, дядю, тетю и т.д. никак не декларируется. Итог – пункт доставит чиновникам некоторое неудобство, но не более того.

2. Пункт ни о чем. Чиновники, как и всякие другие граждане, обязаны выполнять свои обязанности по месту работы, и несут за это ответственность. Все прописано в трудовом кодексе РФ – чего огород-то городить.

3. Пункт выглядит абсурдным. Ответственность руководителя за злоупотребление своими полномочиями и так прописана во все том же Трудовом кодексе. Чего огород городить?

4. Административная ответственность – штраф. И не более того.

5. Не очень понятно, что такое «имущественное положение». Т.е. имущество которым судья пользуется? Или которым владеет? Если которым владеет, то чем сие отличается от пункта 1?

Итого – гора родила мышь. Предлагаемые Президентом меры будут безусловно поддержаны Парламентом и реализованы. Но никакого существенного влияния на вертикаль коррупции не окажут.

Что делать? – Спросит читатель. Ответ – ничего. Ибо сейчас ничего сделать с этим не представляется возможным. Можно, конечно, написать о постепенном развитии общества до стадии образования общественных структур способных сопротивляться коррупционной госкорпорации. Можно и пофантазировать о Президенте, который попытается отстранить от власти большевистский по происхождению Аппарат…

Однако «другой власти у нас в стране нет» и долго еще не будет.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter