Союз коня и лани

В чем особенность нынешнего политического момента? В том, что либеральная группировка, находящаяся у власти с 1992 года должна была уже давно поделиться властью с русскими националистами. Я понимаю, что это довольно неожиданное заявление для многих, но я постараюсь объяснить, чем продиктован такой вывод.

Как вообще эта либеральная группа Гайдара-Чубайса (название условное, но другое подобрать не получилось) смогла стать частью власти в России?

Путь этим друзьям во власть расчистил ГКЧП. Главным результатом неудавшегося путча ведь было не то, что усилился Ельцин, распался СССР и т.д. Это все были мелочи, СССР легко было восстановить, а Ельцина убрать от власти. Но неудавшийся путч позволил запретить КПСС. И тем самым КПСС, как политическую силу, отсекли от собственности, отсекли от приватизации.

Посмотрим, что было бы, если б не путч. Пусть шло так, как оно шло. СССР распадается, Ельцин с командой Гайдара-Чубайса начинает приватизацию.

Кому достается собственность? Конечно, КПСС.

Почему? Допустим, КПСС распалась бы на КПРФ и социал-демократическую партию. Но КПРФ сохранила бы за собой обкомы и райкомы, и единственную действующую политическую структуру на территории РФ. Сколько бы осталось членов в КПРФ? Из десяти миллионов коммунистов я думаю, осталось бы не меньше половины, т.е. пять миллионов, это огромная сила. Плюс к этому не была бы конфискована собственность КПСС, это недвижимость, административные здания, всякие больницы, здравницы, дачные поселки, издательства и т.д. Вот это и было настоящее «золото партии». Недвижимость давала бы доход, члены партии платили бы взносы, т.е. у КПРФ были бы деньги.

Социал-демократическая партия, которая неизбежно бы возникла на руинах КПСС, ибо Горбачеву не было места в КПРФ, сохранила бы «партийный интеллект», в нее вошли бы наиболее умные из верхушки КПСС, а их было немало. Эта партия сохранила бы связи центрального аппарата ЦК КПСС, в том числе и экономические, получила бы свою часть недвижимости. И у этой партии тоже были бы какие-то финансы.

Готовилась ли КПСС к грядущей приватизации? Во всяком случае, какая-то активность была. В секретариат ЦК КПСС, к примеру, поступило одно интересное предложение — создавать закрытые акционерные общества на базе партийных организаций. Представляете, что это означало бы в реальности? Вот собирается партийная организация «Норильского никеля», к примеру, создает свое ЗАО, собирает коллектив, объясняет, что к чему и все несут ваучеры в это ЗАО, и «Норильский никель» переходит в собственность этого ЗАО, т.е. в собственность КПСС.

Мне скажут, что Ельцин и его команда могли что-то придумать и не допустить переход собственности в руки коммунистов. Да ничего бы не придумали, никак бы они не смогли «обойти» КПСС, если бы не ГКЧП и не запрет КПСС. И даже в этом случае масса партийных номенклатурщиков обогатилась, но в частном порядке.

Если бы КПСС не была запрещена после путча, то в том или ином виде вернулась бы к власти году в 1993. Даже Зюганов выиграл президентские выборы в 1996 году. Думается, что к 1996 году, если бы не ГКЧП, борьба бы шла не между КПРФ и Ельциным, а между КПРФ и социал-демократами.

Что же явилось причиной столь страшного поражения КПСС?

Главная причина заключалась в неспособности Михаила Сергеевича договариваться и делиться властью. Нет, он ею делился, конечно, но в последний момент и вынуждено. Он сначала превратил Ельцина в своего личного врага, а потом поделился с ним властью, он превратил лидеров КПРФ в своих личных врагов, а потом поделился с ними властью. Результат подобной политики известен.

Чувствовать остроту текущего момента и уметь договариваться именно тогда, когда надо — это особенность большого политика.

Кто был гением в тактической борьбе — так это Ленин. Он договаривается с Троцким в 1917 году, а это не проще, чем сегодня договориться Зюганову с Горбачевым. Он договаривается с немцами. Это была невероятная вещь — сломить волю своих близких товарищей в этом вопросе, но он сумел это сделать.

Потом он договаривается с левыми эсерами. Именно в тот критический момент, после того как большинство народа проголосовало за эсеров (выборы в Учредительное собрание), он договаривается с левыми эсерами и щедро делится с ними портфелями в новом правительстве. Потом он инспирирует восстание левых эсеров и их сажает (а затем уничтожает их лидеров), но это уже потом.

Точно так же большевики дважды в критические для себя моменты договариваются с Махно, а, в конце концов уничтожают махновцев. Вероломно и подло, да. Но — вовремя.

Самый же гениальный тактический ход Ленина был сделан им в отношении крестьянства. Сначала большевики стали создавать в деревнях комбеды (комитеты бедноты) и, опираясь на них, хотели перенести гражданскую войну в деревню. Это получилось, гражданская война в деревнях стала разгораться, но в каком виде? Большинство крестьянского мира — зажиточные крестьяне и середняки (80% любой общины) объединились против этих комбедов, и в ближайшей перспективе война против комбедов переросла бы в войну почти всего крестьянства против большевиков. И Ленин гениально почувствовал этот момент, и тут же отыграл назад, и объявил мир середняку, но на самом деле и кулаку тоже.

Это на заметку тем чудакам, которые до сих пор твердят, что народ в гражданской войне поддержал красных. Да никого народ не поддерживал, ни красных, ни, белых, народ был в шоке от этой кровавой бани и не знал, как на все это реагировать. Хотя, в конце концов, среагировал правильно — массовыми восстаниями против большевиков. Увы, когда было уже поздно… Но это к слову.

Выигрывая тактически, а потом, предавая и уничтожая своих союзников, Ленин победил в войне, но проиграл стратегически, создав нежизнеспособное общество, которое почти до самого своего конца опиралось на тотальное насилие. Тот, кто не способен к компромиссу, кто не способен к долговременным союзам, обрекает себя на насилие, ибо иначе ему управлять нельзя.

А Горбачев проиграл именно тогда, когда КПСС могла трансформироваться в две-три независимые партии, которые и составили бы основу новой демократии. (Я оставляю за скобками тему — хорошо это было или плохо).

С проигрышем КПСС ее удалось оттеснить на обочину, а вместе с ней и тех интеллектуалов (в том числе, интеллектуалов из «русской партии»), которые могли составить конкуренцию группе Гайдара-Чубайса. Собственно Гайдар-Чубайс и «всплыли» только потому, что все прочие оказались за бортом. Группа этих, подчеркиваю — экономических — либералов укрепилась, опираясь на Ельцина, так как сами по себе эти ребята сначала мало что стоили.

Это признавал и Чубайс, когда говорил, что им помогло то, что Ельцин знал глубинную Россию.

Ельцин боролся за власть. Психологически ему Гайдар с Чубайсом близки не были, но это был идеальный симбиоз. Если бы Ельцин поделился властью не с Гайдаром, а с группой интеллектуалов, которая была близка к Горбачеву или «русской партии», ( других в стране не было), то те не стали бы терпеть диктатуру Бориса Николаевича, они стали бы препятствовать ей. Что и случилось сразу, когда Ельцин вынужденно сделал премьером Примакова.

Ельцина опирался на две силы — на своих силовиков: Коржакова, Ерина, Грачева, Куликова, и на группу Гайдара-Чубайса. При этом ельцинские силовики не сумели создать для себя базу потому, что не понимали роли интеллектуалов. У них не было идеологии. У Гайдара и Чубайса идеология была, под эту идеологию они и создали свою команду. Я не думаю, что это команда насчитывает больше тысячи человек, но они сплочены, они умны и до сих пор занимают ключевые позиции в экономике и в СМИ.

В момент, когда Ельцин уже физически не мог управлять страной, либералы у власти решили поделиться властью с силовиками. Олигархи с одной стороны, и НПСР с другой стороны, раскачали бы лодку. Либералы поделились властью, и это спасло их. Они могли бы не делиться властью и продержались бы какое-то время, но думается, что примерно с года 2005 Россия жила бы вообще без них.

Но уже в конце 90-х годов стало ясно, что если группа Гайдара-Чубайса, желает и дальше участвовать в политическом процессе в качестве составляющей силы, в перспективе им нужно делиться властью и с русскими националистами.

Это подсказывала элементарная политическая логика.

Именно в конце 90-х годов социальные замеры показали, что основную нишу должна занять партия государственников-националистов. В этом качестве начали создавать то, что сейчас называется «Единой Россией». Первоначально на эту партию возлагали свои надежды умеренные русские националисты из «новых русских» и провинциальные политики, которые и в самом деле поверили в то, что их зовут в партию власти.

Но «партия власти» из умеренных, но все-таки националистов, не устроила манипуляторов. И из этой партии сделали «центр».

Тем не менее, запрос на русский национализм не просто остался, он усиливался, тогда была создана «Родина».

Пиарщики-то прекрасно понимали и понимают, какая сила может обеспечить динамику и равновесие российскому обществу — это именно русские националисты. Но вот влиятельная Гайдаро-Чубайсовская группа этого «не поняла». Если бы они были реалистами, они давно бы наладили контакты с русскими националистами.

Надо признать, что единственными политиками-реалистами (кроме чиновников) в России в конце 90-х годов оказались именно пиарщики. Эти профессионалы от политики знают, что на общество можно влиять, но хоть в сколько-нибудь длительной перспективе победить можно только, учитывая основные тенденции, которые начинают преобладать в обществе.

Но пиарщиков «как класс» почти извели за ненадобностью.

Почему же группе Гайдара-Чубайса все-таки нужно было поделиться властью с националистами, спросит любознательный читатель. Зачем делиться властью с теми, кто никак не представлен на политической арене?

А всё просто.

Есть глубинные процессы, которые определяют исход политической борьбы. Скажем, в 80-е годы таким процессом был кризис КПСС, партия уже не могла существовать в том виде, в каком ее создали. Крах ее можно было отсрочить, но избежать его было уже нельзя.

Сейчас таким определяющим процессом является процесс самоидентификации русских. Противостоять ему бессмысленно. И повлиять на него власть не может никак. Чтобы они не делала, этот процесс только усиливается.

Процесс самоидентификации заключается в том, что человек спрашивает себя — кто он? И отвечает — я русский. Вот это сейчас и происходит в душах и головах русских людей.

Но у этого процесса есть вторая составляющая. «Если я русский, — спросит себя человек далее, — то кто я в России?» Правильный ответ — «Если ты русский, то, как русский ты в России никто». После паузы русский человек скажет — «Это несправедливо, в России я должен быть хозяином».

То, что это процесс остановить невозможно, понимают все, кто хоть что-то соображает в этом деле. Скажем, тот же специалист по этническим вопросам, господин Тишков, уже, по-моему, год назад на страницах «МК» призвал пустить русских националистов во власть.

В каком виде формула «мы русские — хозяева в этой стране» будет воплощена в жизнь, пока не знает никто, потому что сейчас нет явных носителей этой идеи в политической палитре. Поэтому может быть все что угодно: чем дольше русский национализм, как определяющий фактор будут игнорировать, тем замысловатее ляжет в конечном итоге политический пасьянс.

Почему либералы так легко поделились властью с силовиками, но так мучительно не хотят делиться властью с русскими националистами? Силовики были державниками. Группа условных либералов ( будем продолжать называть ее группой Гайдара–Чубайса) это могла пережить, ибо эти люди тоже не возражали против укрепления державы. При своем идеологическом руководстве.

Но ведь и русский национализм предполагает укрепление державы, и более того, предлагает ясные перспективы стране?

А вот тут уже дело не в идеологии, а в эстетических пристрастиях. Идеологические разногласия вполне преодолимы, как показывает политическая практика, могут возникать немыслимые союзы, если они выгодны, а вот эстетические разногласия преодолеть чрезвычайно сложно.

И это ключевой момент для понимания «большой игры».

Группа Гайдара-Чубайса, как вспоминают очевидцы, тот же Илларионов, начала формироваться аж в конце 70-х годов. Формировалась она из «западников», из «золотой молодежи». А это очень специфические люди.

«Золотая молодежь» сынки всяких начальников даже не очень большого пошиба и «западники» того периода боготворили Запад и презирали Россию. Если кто-то займется подсчетом, сколько номенклатурных детей слиняло на Запад, то я думаю, что этот человек очень удивится числу сбежавших сынков и дочек.

В большинстве своем они относились с омерзением к стране, которую построили их отцы. Но это омерзение переносилось и на Россию, на русский народ.

Конечно, у них были разные мотивы, когда они покидали СССР, а потом РФ, но, тем не менее, на Западе оказалась дочь Сталина, сын Хрущева, внук Андропова, еще при жизни отца остался на Западе сын члена политбюро Кириленко, который к тому же еще был чекистом. И несть им числа, этим ребятам, многие из которых живут по всяким Калифорниям. В большинстве своем живут не Бог весть как, но отвращение у них к своему Отечеству так велико, что многие из них так и не возвращаются к отеческим гробам.

Еще раз уточним, что, чуть ли не основной чертой этих западников, «золотой молодежи» было их презрение к России и русским, их русофобия, которую они иногда могли и не осознавать.

Так со мной учился один парень из номенклатурных, который выдал в 80-х годах такую формулу: «Россия — дерьмо, но и мы без России дерьмо».

Мы не будем сейчас вдаваться в подробности, почему «золотая молодежь» была такая, а не другая. В личном плане, кстати, это могли быть неплохие ребята. Я пришел работать в «Правду» в 1992 году, но память о Егоре Тимуровиче Гайдаре там была еще свежа, и никто не сказал, что он плохой парень, хотя как к политическому деятелю отношению к нему было отрицательное.

Но дело в том, что для этих людей, «западников» 70-х и 80-х годов, «русская партия», всякие почвенники, и тем более националисты — это враги. Эти «западники» с таким восприятием мира живут всю жизнь. Сейчас они как-то пытаются переосмыслить действительность, но у них не очень выходит.

Вот Анатолий Чубайс высказался о романах Достоевского в том смысле, как это ужасно. А на днях в интернете появилась рецензия Петра Авена на роман Захара Прилепина «Санькя». И там тоже — отвращение и страх по отношению к «русской стихии». Типа того, что мы-то, благодаря бандитским навыкам, еще устоим, а вот детям нашим будет тяжело.

В представлении этой Гайдаро-Чубайсовской группы русские националисты — это что-то темное, ужасное мерзкое, тупое и примитивное и т.д. И не важно Достоевский это, Столыпин или Петр Струве. Они не знают (?) или не хотят знать, что русские либералы начала века были русскими националистами. Для них русские националисты — это придурки.

Это типичное, инфантильное восприятие молодых «западников» 70-х и 80-х годов. Они создали себе такой образ русских и России, и не могут выйти за рамки этого образа.

Какой же есть выход для этой группы, чтобы сохранить себя во власти?

Ну, во-первых, им очень повезло с Путиным. Этот человек спас их в 1999 году и спасает до сих пор. Не нужно забывать, что половину своей взрослой жизни Владимир Владимирович провел в их команде, попав в команду Собчака. Видимо, он многое усвоил из их установок, из их восприятия жизни. Но между Путиным и «либералами» нет тождества.

Создавая нерусскую Россию, гайдарочубайсовцы создают противоречие, из которого с какого-то момента просто не будет нормального выхода.

Тут, как и в истории с Горбачевым, большую роль играют «эмоции». Горбачев чувствовал ненависть со стороны «русской партии» и со стороны КПРФ. В случае их победы он просто боялся их мести. И для него более приемлем был Ельцин. Но Горбачев смог бы договориться с «русской партией», и тем более с КПРФ, если бы захотел. И не было бы путча.

Группа Гайдара-Чубайса точно также чувствует ненависть со стороны «русской партии», и не верит, что можно договориться. А это можно было сделать. В конце концов, Россия не сгинула, она укрепляется, и Гайдар с Чубайсом в личном плане более приличные люди, чем многие в нынешней элите. Вроде бы Чубайс даже сделал какой-то шаг, дав интервью Проханову для газеты «завтра». Конечно, все это было сделано в рамках дискуссии о блестящих перспективах «пятой империи», но тем не менее…

Могут возразить, что ни Чубайс, ни Гайдар не обладают сейчас реальной властью. Это не так. Эта группа, как мы уже говорили, очень влиятельна в экономике и очень влиятельна в идеологии. Они не «правят» сами, правит с десяток высокопоставленных чиновников, но они влияют на власть часто определяющим образом.

И именно их отрицательная позиция в отношении русских националистов является самой важным моментом для власти. Основное чувство гайдарочубайсовской группы, это чувство собственной миссии цивилизованных людей в дикой России. (Читайте, опять же, рецензию Петра Авена).

Такое восприятие характерно было для западников, для «золотой молодежи» в 80- х годах. У многих из них оно исчезло, но у гайдарочубайсовцев оно, похоже только усиливается, ибо в их глазах это оправдывает все, что он и делали и делают.

Хотя самыми дикими в России являются как раз они сами.

Западники в России всегда правят авторитарно или тоталитарно. По-другому у них не получается, хоть у Петра, хоть у большевиков. Хоть у птенцов чубайсова гнезда. Это происходит из-за непонимания и неприятия России. Тот же Чубайс, когда говорил о глубинном понимании Ельциным России, косвенно признает, что сам он ее не понимал и не знал.

В перспективе для самих западников это не несет ничего хорошего. Демократизировать и по-настоящему модернизировать Россию без участия в этом русских националистов просто не реально.

Года два назад, я любопытства ради уже спрашивал о возможности союза между Гайдаро-Чубайсовской группой и русскими националистами политика Николая Травкина. Он хорошо лично знает и Гайдара и Чубайса. Он ответил, что они пойдут на это только под страхом расстрела.

Тогда какие варианты вероятны?

Скажем, тот же Кох, в своих воспоминаниях говорит, что настоящей власти у либералов не было, т.к. они не контролировали силовиков. Если развить эту идею, то «либералы» могут попытаться зачистить нынешних силовиков. Скажем, Путин уходит с поста премьера, и на место нынешних силовиков, приходят силовики, которые вполне дружелюбны «либералам». Такие силовики, безусловно, есть. И возникает однозначная диктатура «либералов».

Теоретически этот путь, наверное, привлекателен. Но практически, в нынешней России, его нереально осуществить. Здесь даже не хочется писать банальное: «Поднявший меч, от меча и погибнет».

Союз либералов и националистов во власти дает отличный шанс на эволюционный путь развития страны, на ее демократизацию. Во власти просто нет людей, которым доверяли бы не русско-советские, а просто русские люди, которых в результате идущей самоидентификации будет с каждым годом все больше и больше.

И самое важное: процесс самоидентификации идет и в русской части элиты.

Вот показали в воскресение передачу «Имя — Россия». Там среди участников нет ни одного (!) либерала-западника. Был один диссидент Кублановский, но именно он сказал, что во время коллективизации русских крестьян погибло больше, чем евреев во время Холокоста.

Рушатся последние бастионы противников русских националистов. И «красным» и либералам-западникам невозможно уже оправдать преступления против русских в России ничем. С какого-то момента влиять на политику в России можно будет только через русских националистов. Ибо уже в качестве русских националистов в передачи «Имя Россия» при обсуждении личности Сталина выступили почти все политики, которые участвовали в обсуждении — Черномырдин, Миронов, Ткачев. Против был только «красный» Зюганов. ( О генерале Варенникове — отдельный разговор)

Без союза «либералов» с русскими националистами во власти вполне может в той или иной форме произойти верхушечный переворот. Сделать это можно всего лишь несколькими перестановками в АП и правительстве, которые общество сначала даже и не заметит.

Тут не только, «кто с мечом придет, от меча и погибнет», тут еще «кто породил авторитаризм от авторитаризма и погибнет». Очень забавно было слушать визг тех, у кого с помощью «рейдерских захватов» отнимают собственность. Ребята, как вы ее получили, так ее и отобрали. Только ранее в качестве рейдеров выступили Гайдар и Чубайс, отобрав и поделив общенародную собственность, в первую очередь среди своих, а теперь эту собственность снова делят.

Кто-то верно написал, что Березовскому и Гусинскому грех жаловаться на то, что их кинули. Ибо они сами и ввели такие правила игры.

В конце 90-х годов господин Лившиц говорил этой публике — нужно делиться. И «либералы» поделились с силовиками.

Теперь пора пришла делиться с русским народом.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter