Острая открытая фаза

ОТ РЕДАКЦИИ. О возможности и даже неизбежности мирового экономического кризиса говорили давно — настолько, что тема успела надоесть и перестала быть актуальной. Поэтому, когда он всё-таки разразился, экспертное сообщество оказалось, по существу, не готово к подобному развитию событий.

Агенство Политических Новостей всегда внимательно следило за экономическими процессами. Теперь, когда экономика перестала быть скучной темой, мы приложим все усилия, чтобы своевременно информировать читателей о происходящем.

 

На вопросы нашего корреспондента о мировом финансовом кризисе отвечает Андрей Кобяков, экономист, первый заместитель председателя правления фонда «Русский предприниматель», руководитель аналитического интернет-журнала RP-Monitor.ru (www.rpmonitor.ru).

* * *

- Сейчас все говорят о финансовом кризисе, поразившем мировую экономику. Каковы, по Вашему мнению, его причины и последствия?

- Финансовый кризис в мире развивался на протяжении ряда лет, и события последних дней не явились для специалистов чем-то новым и неожиданным.

Только за прошедший год банкротство постигло один из крупнейших банков США Bear Stearns (пятый по величине инвестбанк), начались серьезные проблемы у крупнейших ипотечных агентств Fannie Mae и Freddie Mac — настолько серьезные, что неделю назад они были национализированы. В прошедший понедельник фактически прекратили свое существование крупнейшие инвестиционные банки Lehman Brothers (четвертый по величине в США) и Merrill Lynch (инвестбанк из первой тройки). А во вторник американские финансовые власти приняли решение о спасении крупнейшей в мире страховой компании AIG.

Все эти события свидетельствуют о беспрецедентном по глубине кризисе, который вышел в качественно новую — острую открытую фазу.

О самом же наличии фундаментального кризиса в финансовой системе США некоторые эксперты, и я в том числе, предупреждали уже давно. Равно как и о серьезности последствий, которые ждут мировую экономику в связи с этим.

Принципиально у США есть две основные возможности бороться с фундаментальным кризисом.

Первый вариант: полная санация финансовой системы, предполагающая процедуру полного или частичного банкротства США. Смысл в том, чтобы начать с белого листа.

Здесь есть два пути осуществления этого варианта.

Можно провести такую процедуру без оглядки на остальной мир по принципу: «Доллар — это наша валюта и ваши проблемы». Такой путь, в частности, предполагает большую степень изоляции американской экономики от мировой. Но тогда это будет сразу означать конец доминирования доллара в мировых финансах.

Второй путь предполагает проведение радикального оздоровления финансовой системы США по договоренности и с участием основных мировых игроков — Евросоюза, Китая, России. Но тогда нужно всерьез делиться финансовой властью с этими игроками. Россия и Китай могут потребовать пересмотреть основы мировой финансовой системы — изменить условия представительства в мировых финансовых институтах, возможно, сами эти институты.

Я считаю, что к этому варианту (к обоим путям его осуществления) американские элиты пока морально не готовы, поскольку он непосредственно ведет к утрате мировой финансовой гегемонии.

Есть и второй вариант: продолжать «решать» все возникающие проблемы с помощью «печатного станка», то есть с помощью расширяющейся эмиссии доллара (или долларовых долгов, что одно и то же).

Это гиперинфляционный сценарий. И этот вариант уже давно осуществляется. Совершенно не случайно, что с 2004 года в США были закрыта статистика по денежному агрегату М3, и есть основания полагать, что, по-видимому, агрегат М3 стал развиваться экспоненциально.

Рост цен в мире в последние годы на все товары по отношению к доллару фактически означает падение доллара по отношению ко всему. Это де-факто всемирная девальвация доллара.

И это, по сути, отложенное банкротство США.

Но, в любом случае, можно констатировать, что ситуация вышла из-под контроля в глобальном масштабе.

Хотя для специалистов ничего принципиально нового здесь нет. Все идет по некоему объективно-определенному ходу событий, некоему объективному «сценарию».

Причем внутри этого сценария заложены возможности задействования и факторов нефинансового характера.

Одним из таких факторов является то, что США специально создают зоны нестабильности в мире, причем те, нестабильность в которых не тушится: Косово, курды, Тибет, теперь расшатывание ситуации в Грузии.

Цель создания таких нестабильных зон — не дать основным геополитическим конкурентам США перехватить лидерство в мировой финансовой системе.

Это старый способ, известный еще в прошлом. Как пример, можно привести средневековую Венецию, которая, сама не обладая значительными силами, постоянно стравливала своих соседей, благодаря чему сохраняла контроль над внешнеполитической ситуацией. Британская империя также активно использовала принцип «разделяй и властвуй».

Повторю: смысл происходящего в том, что США сейчас пытаются продлить агонию своей финансовой системы. Это происходит в виде огромной по объему долларовой эмиссии, которую проводит ФРС США. Принят именно этот сценарий. Для экономики США и для мировой экономики он будет означать гиперинфляцию с огромным ростом цен и падением в стоимости долларовых активов. Но это даст только временное решение проблемы. В рамках гиперинфляционного сценария доллар все равно утратит свое доминирующее положение, так как не сможет исполнять функции мировой валюты. Просто от него в этом качестве откажутся не сразу, постепенно. Но конечный исход будет тем же.

 

– Что можно сказать о России — какова специфика финансового кризиса в России и, вообще, сама возможность его развития?

- За последний год дискуссий о возможности и сценариях финансового кризиса в России очень много. Противники возможности финансового кризиса в России приводят обычно следующий набор аргументов: у России очень слабы связи с мировыми финансовыми институтами, на российских фондовых рынках размещено не так много средств, а сами фондовые рынки мало связаны с реальной экономикой.

Такое узкое видение проблемы удивляет.

Дело в том, что сама экономическая ситуация в России зависит от мировой. И степень этой зависимости очень высока.

Эта зависимость происходит и от зависимости экономики России от цен на топливо, и от зависимости от мировых кредитных ресурсов.

Иллюзия широкого экономического роста в России, например, в строительстве, в сфере потребительских услуг — все это имеет интересную особенность: это подвязано на один краник, на рост цен на нефть.

Как только этот краник завернут, рассчитывать, что мы останемся в стороне от мирового финансового кризиса — наивно.

Далее, даже противники сценария развития кризиса в России признают, что в последние годы ЦБ РФ всячески замораживал денежную массу, и все кредитные институты, которые не могли найти деньги в России, — а таких было большинство — вошли в связи с зарубежными кредитными институтами.

На начало текущего года суммарный объем зарубежных заимствований кредитных институтов и корпоративного сектора РФ (то есть заимствований частного сектора) составлял более 300 млрд долларов США.

Как собираются отдавать эти средства?

Банки не могут отдать свои средства сразу, так средства эти задействованы в долгосрочном кредитовании (в частности, в ипотеке) — вернуть их сразу невозможно. Они должны перекредитовываться, находя новые заемные средства. Конечный заемщик, как правило, брал средства на долгие сроки — иногда более чем на 10 лет. Таким образом, банки выдавали долгосрочные кредиты за счет средств, которые сами привлекали на короткие сроки.

Для отдачи денег своим кредиторам российским банкам опять нужно перекредитовываться.

При этом в условиях финансовой нестабильности и угрозы банкроств процентная ставка на мировом кредитном рынке резко подросла. Условия получения новых кредитов для российских банков становятся очень сложными, если не невозможными.

В последнее время ЦБ РФ резко расширил кредитное окно, и никто не говорит, почему. На самом деле, для того, чтобы смягчить возможность получения кредитных средств российскими банками.

Значит, российская экономика включилась в мировой финансовый кризис.

Дальнейшее развитие событий будет таково — либо банки не расплатятся по привлеченным кредитам, то есть, объявят технический дефолт. Либо им поможет государство.

При этом отдавать займы, привлеченные на внешних рынках нужно валютой. Это означает, что придется распродавать золотовалютные резервы России.

Эта мера возвратит статус кво российских банков с точки зрения мировых кредитных институтов.

Но новый источник средств для российских банков может возникнуть только после изменения внутренней российской финансовой (с том числе денежно-кредитной) политики.

После ряда событий последнего времени, например, после российско-грузинского конфликта во многом изменилось отношение к тому, какой должна быть российская внутренняя политика, но эти изменения пока совсем не затронули отношения к российской финансовой политике. Судя по последним выступлениям А.Кудрина, в этой сфере пока все остается без принципиальных изменений.

Поэтому я считаю, что кризис может принять системный характер,причем не исключено, что уже в самое ближайшее время.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter