Большой Делёж. Мировая ядерная война на пороге. Часть II

(Продолжение. Начало здесь)

А.Ш.: Но сейчас война уже другая. Если раньше та же Америка могла спокойно отсидеться за барьером Атлантического и Тихого океанов, и даже такая водная преграда, как пролив Ла-Манш, как показала вторая мировая война, представлял собой практически непреодолимую преграду для сухопутного вторжения. Сейчас ситуация кардинально изменилась. Настал век ядерного оружия, баллистических ракет, век десантных операций, которые могут проводиться за тысячи километров от родной территории, в конце концов — век терроризма, с доставкой того же ядерного оружия к месту взрыва в чемоданчике — делает ситуацию принципиально иной.

Михаил Чернов: Тем не менее, до сих пор существуют силы, которые в войне заинтересованы.

Перечисленные факторы не являются катастрофичными, а у Америки к тому же имеется иллюзия собственной безопасности: российский ядерный потенциал продолжает деградировать, и, кроме того, сейчас американцы разрабатывают принципиально новые технологии противоракетной обороны.

Те ракеты, что сейчас развертывают в Польше и Чехии — эта вершина айсберга и самая неинтересная его часть. Основная часть противоракетной обороны будет работать на совершенно иных принципах

А.Ш.: Что имеется в виду?

Михаил Чернов: В нескольких американских лабораториях, крупнейшая из них находится на Аляске, создаются системы, которые позволяют создавать в районе запуска баллистических ракет противника электромагнитные поля, которые будут уничтожать ракету на старте, разрушая не ее саму, но систему управления.

Эти и прочие находящиеся в завершающей стадии разработки системы будут использованы для уничтожения остатков российского ядерного потенциала и перехвата российских баллистических ракет, которых и так становится все меньше и меньше.

А.Ш.: А вообще, зачем Западу именно воевать с Россией? Ведь есть и иные способы достижения контроля над территорией. Сейчас Россия проводит максимально дружественную Западу политику, российская элита мечтает встроиться в западную систему, в западную элиту, единственно, чего хочет российское руководство — продавать свои ресурсы Западу на выгодных условиях.

Михаил Чернов: Проблема в том, что российскую элиту западный клуб не принял в свой состав на равных. Точнее — вообще не принял.

Соответственно, вопрос вхождения в западную элиту снят с повестки дня, в клуб людей, принимающих решения, российская элита включена не была.

Изменились и настроения общества.

В результате Россия требует для себя более важного места, чем то, что ей готовы предоставить.

Но главное даже не это. Даже прозападная, пронатовская элита в России Запад не устраивает. Нужен непосредственный контроль.

Давайте в этом ключе мы посмотрим на политику США последнего времени. В Ираке был полностью прозападный, проамериканский Садам Хусейн. В конце 80-х, вовремя ирано-иракской войны он тесно координировал свою политику с Соединенными Штатами, и ему прощался и геноцид курдов, и всё остальное. Когда Америке понадобилась война и была выбрана война в Ираке — Хусейн превратился во врага номер один.

Был вполне проамериканский Шеварнадзе в Грузии — но все равно, его заменили на ещё более проамериканского Саакашвили.

Для полного контроля войска должны непосредственно контролировать соответствующие регионы.

А.Ш.: Тем не менее, между перечисленными режимами и российским режимом имеется существенная разница.

Хусейн проводил антиизраильскую политику, поддерживал арабский терроризм, был тоталитарным диктатором, со всеми малосимпатичными особенностями таких режимов, к тому же при нем ситуация в Ираке была далека от стабильности: шла война с курдами, шиитские волнения.

Шеварднадзе также не смог ни добиться полной стабильности в Грузии, ни решить стоящие перед страной проблемы — Абхазия, Южная Осетия, экономика. Поэтому режиму Шеварднадзе существовала мощная оппозиция — и приход к власти Саакашвили есть скорее результат давления этой оппозиции и народного недовольства, американцы лишь поддержали уже существующие силы.

В России ситуация иная: режим Путина-Медведева, как представляется, полностью контролирует ситуацию, никакой достойной внимания оппозиции не существует, нет никаких очагов напряженности и волнений, отношения и с еврейской общиной внутри России и с Израилем отличные.

Михаил Чернов: Но устойчивость режима и то, прозападный он или нет — не имеет значения. Важно, чтобы солдат в натовском камуфляже стоял в определённых точках, которые мы уже перечисляли.

И я сильно сомневаюсь, что любой человек, вынесенный в России на вершину власти, вне зависимости от того, какую именно группировку он представляет, на это согласится. А если и согласится — долго он у власти в России не продержится.

А.Ш.: Среди экспертов имеется такое мнение, что, как минимум, часть российской правящей элиты осознают имеющиеся противоречия в отношениях с Западом и абсолютно не хотят с ним конфликта — то есть в ключевых для Запада вопросах готовы выполнить абсолютно все требования, которые к ним будут предъявлены.

Есть и такой вариант: если Россия сама вступит в НАТО, если российская оборонная система станет частью оборонной системы Запада, если российская экономика будет полностью подконтрольна западным экономическим институтам, если Россия полностью станет частью Запада, как стали после Второй Мировой Войны Япония и Германия. Ведь между этими странами основной частью Западного мира тоже существовали до Войны системные противоречия, подобные описанным Вами в отношения России. Но сейчас они — интегральная часть Запада. Почему Россия не может пойти по этому пути?

Пожертвовав окончательно остатками статуса сверхдержавы, и частью, может быть, своего суверенитета, но стать взамен этого интегральной частью Западного Мира? Тогда у Запада не будет никаких причин воевать с Россией.

Михаил Чернов: Попытка российской правящей элиты стать интегральной частью Запада уже провалилась, мы говорили об этом. Находящиеся у власти в России люди понимают, что по тем схемам, по которым они хотели бы войти в западный мир — войти туда не получиться, а по другим схемам их существование не предусмотрено.

Но в России есть довольна старая имперская традиция, традиция государственности. И российское государство, это стоголовое чудище, которое давит и своих и чужих и вообще всех, кого попало, постепенно начинает просыпаться, рождается нечто молодое и новое. Это архетип российского общества и российского сознания. И никакой правитель, пусть он даже самый прозападный, ничего против этого сделать не сможет.

Логика развития России — это логика циклического сжимания и расширения, и остановить это никак нельзя, никакими, в том числе и военными способами.

А.Ш.: А что ждет еврейский народ и государство Израиль в этом раскладе?

Михаил Чернов: В мире мало что изменилось. Евреи по прежнему удобны для западных элит, чтобы свалить на них все беды человечества. При современной политике руководства Израиля, стране уготована роль разменной карты в игре за чужие, прежде всего американские интересы.

Сначала уломают ударить по ядерным объектам Ирана, обещая всемерную поддержку, а потом сделают Израиль виноватым в своей собственной войне, заставят отдать еврейские святыни и основать палестинскую автономию в Галилее.

Евреев и мусульман утопят в крови бессмысленной войны.

Если Израиль не научится проводить самостоятельную политику, не начнет играть самостоятельную роль на мировой политической сцене, если не вспомнит, что само государство было основано как жёсткий идеологический проект — судьба его в разгорающемся мировом пожаре будет печальна.

А.Ш.: Какова роль мирового ислама и, в частности, арабского мира в этом сценарии?

Михаил Чернов: В сценарии большой войны роль ислама как минимум двояка.

Во-первых, это роль пушечного мяса. Мусульмане активны, и эту активность будут использовать все враждующие стороны. Американцы натаскали радикальных мусульман против СССР в Афганской войне. Сейчас моджахеды натасканы для войны по всему миру и способны к акциям террора против гражданского населения, так и к диверсионно-партизанской войне. Руками мусульман и от имени полумифических группировок самые разные силы будут решать свои собственные военные и пропагандистские задачи. Мусульман натаскивают и для того, чтобы держать в узде Израиль.

Во-вторых, сама территория исламских государств будет полем большой войны. Это и Кавказско-Каспийский регион и Средняя Азия и Западные районы Китая и Ближний Восток, и Южная Азия и Северная Африка.

Но, несмотря на всю эту мясорубку, война сделает свое дело, и ислам выйдет из нее и более окрепшим и более единым. Поскольку у ислама, в отличие от Израиля, есть свой геополитический проект. Есть четкое видение своих интересов, и есть желание их отстаивать, умирать и убивать за них.

Все это, увы, напрочь отсутствует у большей части населения Израиля.

Беседовал Авраам Шмулевич

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter