Ненавистное московское время

(Окончание. Начало здесь)
 

А.Ш. — Как вы относитесь к русским? В своем обращении вы употребили выражение «ненавистное московское время».

Ратмир — Я отношусь к русским равнодушно. Не могу сказать, что я их ненавижу. А «ненавистное московское время» я написал из-за горечи на душе в этот момент.

У нас в Нальчике русские совсем не похожи на остальных в России, они выросли рядом с нами. Они добрые, вежливые, гостеприимные. А здесь в Москве, если будешь лежать умирать, из 10 человек, может, один подойдет или вызовет скорую.

Просто больно очень от того, что сделали с нами, и не пытаются даже что-то исправить по отношению к нашему народу, наоборот — пытаются растворить нас среди русских. Вы не представляете, какая у нас была красивая страна и культура.

А.Ш. — Забыты ли уже раны прошлого?

Ратмир — Вот раны прошлого не забываются. Тот, кто узнает о трагедии и о войне, и о том, что раньше была собственная независимая страна, что 90% погибло или были выселены, испытывают одинаковые ощущения неполноценности, обиды и боль.

Вот это останется в общем народе надолго.

Например, в Интернете многие подписывает страну не Россия, а Черкесия, — страны, которой уже нету.

Некоторые называют Кавказскую войну русско-черкесской, так как кавказская война закончилась именно 21 мая когда нас полностью завоевали. Шамиль в конечном итоге капитулировал, а черкесы предпочитали смерть плену.

Лермонтов писал: «если хочешь оскорбить горца (адыгэ) назови его осетином». Карл Маркс писал: «Храбрые черкесы опять нанесли ряд поражений русским, народы, учитесь, на что способны люди, желающие оставаться свободными».

И в этом, 2008-м году 21 мая открыт официально в Адыгее памятник, камень с надписью на железной пластине этих слов Маркса.

А.Ш. — Для многих и русских и кавказцев главным героем и символом той войны является имам Шамиль. «Шамиль» — одно из самых популярных имён на Северном Кавказе. А как к нему относятся адыги?

Ратмир — Шамиль вел войну, только обороняясь в своих крепостях в горах, он не завоевал ни одного русской крепости, тогда как черкесы штурмовали, делали кавалерийские атаки и завоевывали на черноморском побережье русские крепости один за другим.

А.Ш. — Является ли до сих пор русско-черкесская, Кавказская, война политическим фактором?

Ратмир — В день траура у многих на сайтах вместо своих фотографий ставят кто наш флаг, кто слово «адыг». В Интернете есть многочисленные форумы на эту тему и вообще обо всём, что связано с Черкесией. А некоторым из их участников всего по пятнадцать лет, а то и меньше.

И это является политическим фактором, так как это обсуждается не только в простом народе, но и на межнациональном и государственном уровне. Во всём мире живут адыги, и занимают высокие и важные посты, и показала себя достойно. Вот, например, на пост мэра в одном из городов Англии встал Черкес по национальности.

И на Россию все это влияет, конечно же.

А.Ш. — А в событиях вокруг Абхазии, в российско-грузинских отношениях это влияние тоже проявляется?

Ратмир — Абхазы это наши братья по крови, и в войне с Грузией участвовали не официально, не от России, много Черкесов. И в случае повторение военных действий будет то же самое. А так как мы, хотим этого или нет, являемся гражданами России, то Россия будет ввязана если даже не в военном плане, то в политическом и миротворческом, и, конечно же, не без своей выгоды.

Стоит поехать в Абхазию, когда узнают что ты адыг, готовы носить на руках, называют нас братьями и сестрами. У нас точно так же много где увидишь и услышишь «мы за свободу Абхазии», «стоп врагу», «руки прочь от Абхазии».

Официально наше правительство не афиширует свою помощь, так же как и Москва. Но все знают, что Москва и адыги помогают Абхазии в противостоянии с Грузией.

А.Ш. — В чем состоят национальные требования адыгов?

Ратмир — Мы хотим, чтоб нас не пытались добить ассимиляцией, мы не желаем исчезать как народ как нация, наоборот хотим возрождения. Пусть оставят в покое Адыгею, пускай не признают геноцид, но пусть идут нам на встречу, кто хочет вернуться на историческую родину, хоть по чуть-чуть, но возвращают, пусть начнут с тех, кому трудно жить за рубежом, например из Сербии. Пусть дадут развиваться в культурном плане у себя дома. При Ельцине вернули одно село, но на этом всё и закончилось.

Раньше было адыгэ хасэ, пусть вернут ему его полномочие и право на самодеятельность, в воспитании и проведении просветительных мероприятий. Мы не русские! И мы не малочисленный народ. Мы адыгэ, мы потомки нартов.

Над нами до сих пор используют сильный и коварный метод, римскую стратегию «РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ», но вера во Всевышнего поможет нам.

Наши приоритеты, для возрождения нашей великой нации и культуры:

1) сплочение: объединится во всех смыслах.

2) родной язык: привлекать молодежь к родному языку. Повысить популярность, вытеснить инородный язык из моды и внести нашу.

3) наша адыгэ хабзэ: проявлять интерес, и стараться максимум придерживаться к нему, ведь наши младшие берут с нас пример.

Наша адыгэ хабзэ идеальна, ведь она создавалась тысячелетиями, изменяя недостатки жизненным опытом.

4) история: каждый адыг должен знать историю своих предков, от кого произошли, взлеты и падения, культурные ценности: танцы, кухню, быт и т.д.

Да поможет нам Аллах сохранить нашу сущность как нацию.

А.Ш. — Как вы относитесь к идее выхода из состава РФ, есть ли вообще такие требования?

Ратмир — Мы не требуем выхода из России, этого и не позволят, нам не надо повторение войны как в Чечне. Историю нельзя забывать, но и нельзя жить ею в настоящем, жизнь продолжается и надо учиться на ошибках, и стараться улучшить свою жизнь. Мы хотели бы просто объединиться в один народ пусть в составе России. Я считаю, что не стоит выходить из состава России, потому что у нас процветает коррупция, и начнут войну между собой за власть. Мы хотим только возрождения и единства настолько, насколько это возможно.

А.Ш. — Вы говорите, что «Я считаю, что даже не стоит выходить из состава России, потому что у нас процветает коррупция», т.е. адыги не смогли построить свою нормальную государственность. Вы требуете от Москвы, чтобы она помогала адыгам. С другой стороны, вы вините русских и Москву в ваших проблемах. Нет ли тут противоречия?

Ратмир — У нас было своё государство, развитое в культурном, промышленном и в военном плане. Нас завоевали силой оружия, и я виню Россию в геноциде более 90% моего народа.

Я считаю, что уже не стоит пытаться выйти из состава России, потому что она не отпустит в любом случае. А если и станем свободными то начнется война на Кавказе уже между народами Кавказа за земли, принадлежавшие Черкесии, и между своими же адыгами за власть в стране.

И не просим, мы требуем признание геноцида, хотим возрождения и единства. Пусть соединят наши три братских республики, под нашим общим флагом, и вернут тех, кто желает вернуться на родину или нуждается в помощи. Пусть в составе России, но единой республикой, на принадлежавших нам землях.

Так как мы не хотим новой войны с Россией, мы требуем уже как граждане России, восстановить историческую справедливость.

Все народы живут на своих землях, даже на наших равнинных частях земли, а мы разделены на три и потеряли большую часть своей земли.

А.Ш. — Среди части русских националистов есть мнение, что Россия должна вообще уйти с Кавказа, что Кавказские республики выкачивают из России деньги, т.к. они датируются из федерального бюджета. Как вам эта идея?

Ратмир — Да я слышал про это. Но Россия никогда не уйдет из Кавказа, именно из-за нашей земли она и воевала больше века. И в кавказские республики из бюджета России действительно уходят много денег. Просто представьте, на одну подготовку 450-летия, смешно даже произносить это, добровольного вхождения в состав России, семь миллионов долларов, из которых приличная сумма ушла в карманы чиновников.

И Москва делает это, зная, для чего это делает, Москва берёт из Кавказа больше, чем дает. Поверьте, она себе не навредит.

А.Ш. — Сейчас обсуждается проект ликвидации адыгской государственности, проведения референдума останется ли Адыгея независимым субъектом Федерации или войдет в состав Краснодарского края, откуда она выделилась 14 лет назад. Исход референдума, если его проведут, будет практически предрешен, т.к. адыгейцы составляют меньшинство в республике Ваше отношение к этому?

Ратмир — Пусть только попробуют! Наши власти не делают ничего для нас, так пусть и не мешают! Единственное, если будет приказ с Москвы — я не думаю что ослушаются. И тогда не дай Бог, не известно что начнется, может повторится 13 октября.

А.Ш. — Есть ли требования официальных адыгских структур объединения всех адыгейцев в один субъект Российской Федерации?

Ратмир — Официальная поддержка есть только со стороны диаспоры, и некоторых не имеющих большой власти организации у нас.

Наше правительство имеет власть только в маленьких проблемах, а в больших без согласия Москвы они не пойдут. Объединения в один субъект — это мечта и требование нашего народа, может, наше правительство и поддержала бы тоже, но, так же как и всегда, Москва дирижер в этом оркестре.

А.Ш. — Сейчас исторические земли адыгов отделены друг от друга русскими землями. Кубань и Ставрополье отделяют Адыгею от Карачаево-Черкесии и Черкесию от Кабарды. Есть ли недовольство таким положением? Как вы относитесь к идее исторического реванша? К идее Великой Черкесии? Национальные организации Адыгеи выдвигали требования правительству России с начала 90-х годов о слиянии Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии в единую национальную республику — Великую Черкесию и передаче ей всех земель, когда-то населенных адыгами, а ныне входящих в состав Краснодарского края и Ставрополья. Как я понимаю, это и Пятигорск, и Кисловодск, и Ставрополь, и Кубань, и Сочи с Красной Поляной.

Ратмир — Да, все эти города, Кубань, а также равнинные части Чечни, Ингушетии, Осетии, Карачая, Балкарии, всё восточное побережье Черного моря, и не только. Каждый адыг (Черкес) я уверен, который хоть немного просвещён о своей стране Черкесии, мечтает о былой стране, чтоб её осколки соединились.

Сила духа нации адыгов всё ещё жива, пережив войны, геноцид, перемены, время. И желает единства и свободы. Но основная сила — это наша диаспора. Адыги есть везде, в разных структурах, в сильных демократичных странах. И они не зависят от России и её мнений.

А.Ш. — Вы действительно считаете, что это реально? Как это может осуществиться?

Ратмир — Исторический реванш, если иметь в виду войну заново?

Думаю, войны больше ни кто из нас не хочет. Если сейчас доведут до этого, то будьте уверены, если другого выхода не будет, то опять будем защищать свои интересы и с оружием в руках, и все адыги мира будут выступать вместе. Но думаю, сейчас не тот век, где надо решать войной.

Сейчас то время, когда надо умом и упорством доходить до цели, требованиями справедливости. Что и делается уже с того времени, как развалился СССР.

Идея восстановления великой Черкесии звучит очень заманчиво и желанно. И стремимся к этому, пускай в составе России, или без нее, мы добьемся своей цели рано или поздно.

Например, если мы выиграем иск по признанию геноцида со стороны царской российской империи. То это уже дает большие возможности, например возвращение Черкесов на родину.

Дальше — больше.

Например, не так давно на одном из банкетов в ООН, по приглашению присутствовала Черкесская диаспора из США, и выступала там же танцевальная группа в Черкесских национальных одеждах. И им в восторге стоя аплодировали. И представительница в ООН сказала, «Я удивлена, что черкесы, после того, что им пришлось пережить, сохранили свои традиции и культуру. Я учила историю адыгов, и отношусь с уважением к черкесскому народу, и специально пригласила их сюда». Такого во времена СССР не было. Это показывает, что уже есть достижение, и это только начало. И этом только один пример.

А.Ш. — Ваше отношение к проведению олимпиады в Сочи?

Ратмир — Проведение олимпиады в Сочи, а именно на Красной Поляне, бесчеловечно. Там произошла последняя битва, и полегли тысячи наших отцов, отдали свои жизни за самое благородное дело, за свободу. В этот же день там прошёл парад российских войск. И там же были похоронены тысячи наших отцов.

Какой цивилизованный человек может проводить игры на кладбище? Предки русских сотворили самый ужасный геноцид над адыгами, а их отпрыски собираются устроить игры на могилах наших отцов. Это неуважение к умершим, памяти и боли нашего народа.

Уже были протесты против проведения олимпиады на Красной Поляне, но пока наш зов никто не слышит. Кому интересно чужое горе?

Но Бог всем судья, и придёт время, и каждый будет отвечать за свои поступки.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter