Че Гевара как символ-ловушка

Самое удивительное в культе Че: именно «буржуазное государство», которое Че Гевара и его последователи всеми силами пытались и пытаются уничтожить — всячески поддерживает его культ.

Наивысшая популярность, «быть у всех на устах», — есть мечта любого харизматического борца за идею. Ведь популярность имени неминуемо ведет и к популярности неразрывно связанной с этим именем идеологии, и вовлекает новых людей в борьбу за воплощению этой идеологии. А уж превращение имени в бренд, причем в народный бренд, для поддержания популярности которого не требуется усилий государства — вершина, которую редко кому из революционеров удавалось достигнуть.

Джордж Вашингтон, Бенджамен Франклин, Симон Боливар, Джузеппе Гарибальди. Йосеф Трумпельдор — список невелик, их именами называли столицы государств, улицы, скаковых лошадей, футбольные команды, модную одежду — вспомним бывшие писком моды в 19-м веке шляпу «боливарка» или рубашку «гарибальдийка», ставшую в России опознавательным знаком радикальных молодых людей «передовых взглядов».

Неудивительно, что почти все революционеры из этого небольшого списка — герои победивших революций, победивших если не при их жизни, то уж точно после смерти. Идеи, за которые они боролись, убивали и умирали, были прочно усвоены обществом, политические цели — в конце концов достигнуты, и ныне эти цели воспринимаются как обыденная реальность, против которой восстают уже новые поколения революционеров…

Именно поэтому выросшие из революций режимы — якобинская Франция, нацистская Германия, фашистская Италия, большевистский СССР, баасистский Ирак и т.д. всеми силами насаждали культы героев своих революций. Но без поддержки государства эти герои не удержались на сцене бескорыстной народной популярности.

И современная «СИСТЕМА» очень чётко представляет опасность превращения современных революционеров в бренд, и борется с этой опасностью всеми силами.

Кого «СИСТЕМА», будь то на «свободном Западе», «тоталитарном Востоке» или «авторитарном Юге» воспринимает как реальную угрозу себе — того она всячески демонизируют, принижают, высмеивают, упоминание их имён стараются запретить или ввести а абсолютно отрицательный контекст.

В каждой, «самой демократической» стране, есть свой списочек «запрещённых лиц», длинный или короткий, в зависимости от степени «горячести» места. Входят туда те, кого данная страна, данный режим считает РЕАЛЬНО опасными для своего существования.

И разницы между «парламентскими демократами» и «авторитарными диктаторами» тут нет — это важно усвоить! Демократы защищают свои конституционные ценности», автократы — свои «фашистские». Но защищают — если отсеять пиарную упаковочную шелуху — схожими методами, разница лишь в степени массовости и жестокости их применения.

Попробуйте-ка прилететь в американский аэропорт или подойдите к Капитолию с портретом Бин Ладена на майке и сборником его речей в руке, на голову еще повяжите зеленую повязку с арабской вязью «Аллах Акбар!». Представили, что из этого получится?

Если считаете, что ничего — поставьте эксперимент. Ага.

Кроме Бин Ладена в этот списочек входит еще какое-то количество персонажей. Тимоти Маквей, наверное, среди них. Мартин Нимейер (см. «Чисто американское восстание»), может быть, тоже.

Но вот кого там точно нет — это «легендарного Команданте Че Гевары»!

Майка с его портретом на груди и спине, голова, обвязанная красной косынкой, биография героя в одной руке и том его речей и воспоминаний в другой — в любом аэропорту мира, рядом с резиденцией любого президента, на любом митинге любой оппозиции — глаза любого агента любой спецслужбы охраняющей конституционные-законные (антиконстуационные-фашистские) устои любой страны скучающе скользнут по этой красно-красивой картинке.

Че НЕ ОПАСЕН. Так считают «хозяева дискурса». БОЛЕЕ ТОГО: они сами его пропагандируют.

Че уже давно превратился в персонаж гламура, только духов для декоративных собачек еще не хватает — а так все остальное уже есть. Даже дамские трусики Че Гевара имеются. Не верите? Пожалуйста, вот вам заголовок: «Че Гевара на трусиках стринг».

И далее по тексту новости: «В качестве узора для трусиков стринг Че Гевара использован впервые».

Что касается остальных причиндалов — то образ Че использовался в рекламе автомобилей, кофе, компьютеров, духов, водки. Да практически всех атрибутов красивой жизни.

В любой уважающей себя столице «ночной жизни» вы легко сможете оттянуться в ночном клубе «Че Гевара». «Ночной клуб «Че Гевара» — революция в клубной жизни г. Петрозаводска! Альтернативная музыка, «жесткие» эротические шоу; интеллектуальное кино на DVD».

А вот меню московского ресторана «Че Гевара», особенно рекомендуется нога ягненка за 450 рублей и новинка Кролик тушеный в томатном соусе, за 320.

Тем, кто хочет подписаться на рассылку новостей ресторана, предлагается нажать на кнопку с надписью «стать революционером».

А вот московский же бар-клуб «Che» — это «идеальное место для Бизнес-ланча, Веселых вечеринок, Друзей-иностранцев, Корпоративных праздников, Позднего ужина, Приятного уик-энда, Раннего завтрака, Романтических свиданий, Счастливого безделья, Ужина по разумной цене. Для уставшего бойца нет ничего вкуснее свежего мяса. Прямо в зале стоит мангал, где на революционном пламени поджариваются большие куски сочного мяса. Убей их всех глотком Холодной войны, Карибского кризиса, Абсента или Текилы.

Теперь все права на изображение Че Гевары находятся у американской компании Fashion Victim, причем американские бизнесмены уже наложили на Че копирайт.

И Fashion Victim вовсю преследует тех, кто смеет без ее ведома использовать знаменитую голову.

Так, в 2004 году Fashion Victim пригрозила подать иск в суд на незаконное использование образа Че Гевары компанией Northern Sun Merchandising. Взамен их «нелегальной» продукции с изображением Че Гевары на чашках и прочих предметах повседневного быта Fashion Victim предложила свои «лицензионные» футболки, произведенные в Гондурасе, который славится черным рынком нелегальной рабочей силы.

Такое вот развитие идей и образа революции…

Странность тут в том, что, действительно, Че олицетворяет собой революционно-коммунистическую идеологию, является примером её воплощения в жизнь.

И образ именно этого человека «буржуазное» общество с какой-то дьявольской настойчивостью подсовывает всем и каждому — в том числе своим потенциальным врагам.

Почему?

Большую часть любого общества любой эпохи составляют безнадежные обыватели, они при любой ситуации будут ведомыми. Но процентов десять населения, обычно — это потенциальные пассионарии. Часть из них, особенно молодёжь — недовольны окружающей действительностью, хотят «сломать систему». В жизни многих из них наступает точка (обычно это происходит в молодости), когда «потенциальный революционер» созревает для того, чтобы стать «революционером реальным». Глаза (чаще всего внезапно) открываются.

И молодой человек или молодая девушка начинает яростно осматриваться вокруг, ища «с кого делать жизнь», и, главное — ища совета и примера, как делать революцию, с чего же начать.

И тут со всех сторон, от трусиков-стринг докролика тушеного в томатном соусе в модном, но доступном по ценам ресторане им предлагают: Че Гевара! Че Гевара! Че Гевара! Вот он, твой кумир! Устоять тут трудно — секс-символ, герой, теоретик и практик в одном лице. Ну же! Оставь сомнения! Делай как он!!!

В чем же дело? Видимо, в том, что и как делал герой. И, главное, чего и как он не делал.

Есть такой важный прием: увести противника на ложный след, запутать его в хитросплетении тропинок. Заставить делать то, что НЕ ОПАСНО.

И, таким образом, обезопасить себя, не дать твоему противнику сделать именно то, что ДЕСТВИТЕЛЬНО представляет угрозу.

Дело в том, что предлагая своим врагам следовать примеру Че — СИСТЕМА предлагает им заведомо, СТОПРОЦЕНТНО проигрышный вариант.

Но проигрышность эта совершенно неочевидна с первого взгляда.

Действительно, революционную деятельность Че начал в отряде из 82 повстанцев на шхуне «Грамна», высадившихся под командой Фиделя на Кубу. Но не это раскручивается, не это сделало его героем, дало всемирную славу. Тем более, что в те времена Че еще ничем не выделялся из сотни таких же как он солдат кубинской революции, своих тварищей по «Гранме». После героической борьбы следует карьера ответственного работника на дипломатических и хозяйственных должностях. Так, 15 апреля 1962 он выступает в Гаване на профсоюзном конгрессе трудящихся Кубы с призывом к развёртыванию социалистического соревнования.

Но любят его, естественно, не за это.

Два года — время с весны 1965-го по 9 октября 1967-го, — это и есть «время Че» прославляемое по всему миру. Именно действия в этот период и навязываются всем как пример.

Че Гевара ввязался с небольшим отрядом бойцов в несколько партизанских войн по всему миру — в Конго, Боливии, причём войн, начатых не им,– и везде потерпел полный провал. В конце концов он был схвачен в джунглях и расстрелян.

Че проявил себя как очень плохой политик и военный. Никаких целей социального развития в отсталых странах Гевара не ставил, никаких планов подготовки экономической и социальной базы длительной партизанской войны и последующей революции не имел, и. похоже, вообще не отдавал себе отчета в необходимости таких действий. Взять автомат, выскочить из джунглей, дать несколько очередей…

Вот и вся тактика и стратегия революционной борьбы.

Но революции делаются НЕ ТАК! Это сложный общественный процесс, который надо долго, терпеливо и творчески готовить. Только и исключительно такая подготовка и может сломать СИСТЕМУ.

Как показывает опыт двадцатого века, чтобы партизанское движение было успешным, оно должно опираться на мощные структуры в городах или иметь мощную экономическую базу. Но молодых людей толкают на легкий путь — возьми пистолет и иди стрелять во врагов. Надо ли говорить, что у тех, кто решится последовать совету своего революционного кумира, шансов мало. При современных технологиях отследить самодеятельных новичков — террористов и партизан — дело элементарное, даже во время Че это было несложно.

Впрочем, таких заведомо будет немного. Герой должен быть успешен.

Конечно, героические святцы всех времен и народов полны имен погибших бойцов — от Иосифа Трумпельдора до Зои Космодемьянской. Но «герои эти погибли не зря», всем очевидно, что «их смерть была ненапрасная», дело, за которое герои отдали жизнь — окончилось полной и очевидной победой.

И погибшие герои внесли в эту победу видимый вклад.

С Че всё не так: революция и в Конго и в Латинской Америке полностью провалена. Смерть, результатом которой станет не просто полный военный провал, но превращение твоего имени в модный бренд в руках твоих врагов — способна вдохновить на РЕАЛЬНОЕ дело немногих.

А пить пиво, нацепив майку или лифчик с изображением героя — это пожалуйста, это неопасно.

Не случайно, что настоящая всемирная слава приходит к Че через год после смерти, когда его образ внезапно становится символом Красной Весны в Париже 68-го, а со временем и всей эпохи Великой (контр)культурной революцииреволюции полностью проваленной.

В 68-м система оказалась в реальной опасности. И немедленно извлекла Че как символ неопасного врага.

С тех пор и продолжается победное шествие его образа. Провальные методы Че Гевары навязываются как хрестоматийные методы революции. Революционеры, добившиеся реальной победы, уходят далеко в тень его гигантского образа.

Пример жизни Че предлагается как ЕДИНСТВЕННО возможный путь революции.

Но.

Погибнуть в расцвете сил, чтобы превратиться в обертку бараньей ноги в модном ночном клубе, в марку жесткого эротического шоу, в рекламный бренд. приносящий доход убившим тебя врагам — желающих повторить этот путь вряд ли найдётся много.

Руки опускаются. Глаза тухнут. «Выхода нет, детка». Одевай трусики-стринг - и марш в офис.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter