НОРНА: Нищета национал-анархизма

Продолжение. Начало см. здесь.

Теоретическая база НОРНЫ предлагает несколько постулатов. Разберем их подробнее.

1. О УЖАС, УЖАС, УЖАС!

Исходная идея НОРНЫ — рассматривать Россию нужно в контексте «глобального цивилизационного кризиса» (первая глава именно так и называется).

Почему? Потому что именно этот кризис должен обеспечить «момент наступления хаоса и полной дезориентации политических сил построссийского пространства», и вот тут-то «мы окажемся единственной крупной дееспособной и уже силовой политической структурой, сохранившей управление» (Предисловие).

Понятно: всегда есть надежда поймать большую рыбу в мутной воде. Кроме того,

«выработка стратегии — это в первую очередь нахождение путей взаимодействия с внешней, по отношению к данному проекту, средой. Поэтому проблемы русского среднего класса мы рассмотрим в самом широком контексте, контексте глобальном» (Вводные замечания).

В чем же этот кризис состоит? Какие Хомяков видит глобальные проблемы?

Его взгляд не отличается новизной. НОРНА пишет:

«Это понятие было введено в оборот в работах известного Римского клуба в конце 1970-х годов. Под глобальными понимались проблемы, так или иначе, прямо или опосредовано, касающиеся всех стран мира. К этим проблемам были отнесены: экологическая, ресурсная, продовольственная, энергетическая, демографическая. Иногда как отдельная глобальная проблема выделялась проблема угрозы ядерной войны».

Отметим, что Россию из всех перечисленных проблем напрямую и всерьез касаются лишь продовольственная и демографическая (причем в смысле, строго обратном планетарному). Ресурсов у нас до хрена, энергоносителей тоже, экология в целом пока терпимая. Впрочем, продовольствия сегодня мы получаем в достатке в обмен на энергоносители. Так что по-настоящему волнует одна проблема: демография, низкая рождаемость русских. И волнует вовсе не в мировом контексте, ведь мир-то как раз озабочен перенаселением, повышенной рождаемостью.

А между тем Хомяков продолжает блистать эрудицией, разобъясняя нам давно навязшую в зубах концепцию «Пределы роста» Дж. У. Форрестера и Д. Медоуза:

«Подтверждается также их тезис о том, что цивилизационная напряженность будет реализована в совершенно неизвестных в конце 1970-х годов формах. Что мы и видим сейчас, когда вместо достаточно предсказуемого и прозрачного противостояния двух мировых политических блоков, мы наблюдаем с рациональной точки зрения необъяснимый всплеск неуловимого, но вполне реального «международного терроризма», повсеместный рост межэтнических конфликтов и тому подобные явления».

Насчет «необъяснимости» — отвечайте за себя, господа. Все абсолютно объяснимо. Был конфликт одних цивилизаций (Запад и Россия), теперь других (Запад и Ислам). Специфика нового участника определяет специфику форм борьбы. А «повсеместный рост» нацконфликтов есть результат всплеска национализма как ответной реакции на американский глобализм. Но это так, к слову.

А НОРНА все разворачивает зачитанный до дыр список глобальных проблем:

«Итак, можно утверждать, что проблемы глобальной нехватки ресурсов, ухудшения качества среды и перенаселенности Земли в целом, остаются нерешенными».

И все это — не про нас. Вообще, мировых проблем много. Почему бы еще не поговорить об озоновой дыре, глобальном потеплении, таяньи льдов на полюсах, пробуждении замороженных вирусов Антарктиды, столкновении Земли с астероидом и тому подобных модных сценариях глобального Апокалипсиса? Мало ли всяких еще страшилок можно обсудить!

Однако, сама же НОРНА пишет:

«в оправдание нашего спокойствия стоит заметить, что это конец «их» света. Света, которого лично нам ничуть не жаль».

И это правда. Не жаль.

Так хрен ли нам все эти проблемы?! Зачем было огород городить? Тем более, что профессор Хомяков тут же поет гимн науке, способной в короткие сроки решить большинство из них. «В этом месте предвидим возмущенный вопрос читателя, почему эти решения не реализуются?!»

Нет, профессор, самый возмущенный вопрос о другом: если решение в принципе есть, для чего вы нам мозги засоряете названными проблемами?

Конечно, если глобальный катаклизм накроет всю планету, мы подохнем вместе со всеми. Ну, к этой мысли нам не привыкать, все смертны, все это знают. И Апокалипсис читали. Об этом, стало быть, нечего и говорить. В любом же другом случае сохраняет силу простая лагерная заповедь: умри ты сегодня, а я завтра. «Не делиться ресурсами, рожать как можно больше русских детей и продвигать НТР», — вот естественная формула выживания России.

Нормальный логический вывод из первой главы НОРНЫ был бы такой: России надо всемерно укреплять свои границы, свою государственность, не пускать к себе чужаков и любой ценой аккумулировать у себя лучшие мозги для решения всех проблем. А мир за ее пределами пусть живет как знает. Или подыхает как умеет. Вот и все.

Не надо брать на себя проблемы «человечества», коего, как нам хорошо известно, вовсе нет нигде. Пусть хоть околеет «человечество» со всеми своими проблемами! Пусть хоть провалится в тартарары! Если что, мы, русские, охотно подменим его собой, расплодившись по всему божьему миру. Россия самодостаточная страна во всех отношениях. В цивилизационном в том числе. Исходить следует из этого.

Так что нам и думать надо лишь о себе, о своих проблемах, не подменяя их общечеловеческими. Мы не общечеловеки какие-нибудь, а славные русские люди. Зачем нам озабочиваться перенаселенностью планеты, когда нам нужно всерьез озаботиться недонаселенностью нашей России? Почему бы об этом не поговорить, профессор?

Но НОРНА предпочитает нагнетать ужасы, как в дешевом спектакле из жизни марионеток. Эффект получется скорее комический: на сцене рвут страсти в клочки, почем зря колошматят друг друга, а зал покатывается со смеху.

Зачем же она это делает? Затем, чтобы далее поставить ребром свежий вопрос о войне рас. И чтобы включить заурядного читателя в далековатую от него проблематику расовой солидарности. Ибо солидарность общечеловеческая, на которую, вроде бы, должна выводить первая часть первой главы, явно не срабатывает — не волнует, не греет, не цепляет нас, и авторы НОРНЫ сами это чувствуют.

Согреет ли, взволнует ли, зацепит ли солидарность расовая?

2. НА ПЛАНЕТЕ ЕСТЬ ТРЕТИЙ ЛИШНИЙ

Итак, авторам хочется заменить вектор читательской озабоченности с общечеловеческого направления на расовое, европеоидное.

И вот следует постулат НОРНЫ, не вызывающий сомнений:

«Население Земли в целом растет. А ресурсы, опять же, Земли в целом сокращаются».

Согласен!

Растет, в основном, цветное население Земли: негроиды и монголоиды. Уточню от себя [1]:

«Согласно опубликованному 01.09.1998 г. докладу ООН, единственный континент, население которого будет сокращаться в обозримом будущем — как раз Европа. Если в 1970 г. доля экономически развитых стран составляла 30% населения Земли, то к середине XXI века, по всем прогнозным оценкам, она сократится до 15%. Правда, составители доклада вряд ли учли расовый аспект и рост миграции. Но европейцам от этого не легче».

Черную расу профессор Хомяков весьма метко именует — «дикое мясо» человечества, балласт цивилизации. И добавляет вежливо, но твердо:

«Мы заранее готовы извиниться перед ревнителями политкорректности. И повторить, термин «дикое мясо» это образ, а не оскорбление. Его можно заменить наукообразным термином типа «цивилизационные маргиналы» или «мировой цивилизационный маргиналитет»«.

Профессор, знакомый с публикациями нашего ведущего расолога В. Б. Авдеева, совершенно справедливо отмечает:

«Природу не обманешь пропагандистскими и политиканскими выкрутасами. И мы не видим ни черных математиков, ни черных композиторов, ни черных изобретателей, ни черных шахматистов… Отсутствие черных «двигателей прогресса» как-то стыдливо замалчивается. Или объясняется социальными факторами. Полноте, господа! Уже, как минимум, два поколения сформировались в условиях, когда существует весьма состоятельная черная элита — в политике, в экономике, в спорте, в шоу-бизнесе. Что же эта элита не выдвинула из своих рядов «черного Эдисона» или «черного Ньютона»? Видимо, не может».

Снова согласен!

Напомню, что объективные исследования американских ученых, обследовавших репрезентативные выборки разных рас на предмет прохождения тестов «IQ», установили безнадежное отставание интеллекта негроида в среднем на 17 пунктов от интеллекта европеоида. Что поделать! Как было указано еще в монографии «Новая теория происхождения человека и его вырождения» (Варшава, 1907) крупнейшего русского расолога В. А. Мошкова [2]:

«По своим душевным способностям негритенок не усту­пает белому ребенку, он так же способен к учению и так же понят­лив, как белый. Но как только наступает роковой период возмужалости, то вместе со сращением черепных швов и выступанием вперед челюстей у них наблюдается тот же процесс, как у обезьян: индиви­дуум становится неспособен к развитию».

Вывод Хомякова однозначен, хотя поначалу очень мягок:

«От надежды поставить на службу прогрессу растущее черное население планеты надо отказаться… Есть и национальные, и расовые ограничения на использование тех или иных трудовых ресурсов. Это факт, а не пропаганда».

И далее следует каскад неопровержимых тезисов, подводящих к столь же неопровержимым выводам:

  • «наиболее быстро в мире растет то население, которое не только не способно развивать новую технику, но и осваивать ее. Да что там осваивать! Просто эксплуатировать уже давно освоенную и то не могут»;
  • «население, не способное создавать или, хотя бы, осваивать и тиражировать новую технику, оказывается в роли не производящего ничего потребителя благ»;
  • «вышеописанные негативные тенденции можно переломить. Рост малоценного «дикого мяса» можно остановить методами «интенсивной терапии» или даже «хирургии». Более того, от малоценных не работающих «клеток» можно вообще избавиться»;
  • «традиционное общество не спасет от кризиса. А вне этого общества маргиналам нет места. Как нет им сейчас места ни в какой мыслимой цивилизационной модели. Даже в качестве рабов. Они могут быть только иждивенцами, балластом. Балластом, который потопит корабль современной цивилизации»;
  • «с грузом маргиналов и цивилизационных аутсайдеров современная цивилизация погибнет… И наоборот, без «дикого мяса» белая цивилизация выживет и достойно перейдет в новую эпоху научно-технического прогресса.
  • Делайте свой выбор, господа!»

«Выбор», который единственно могут сделать «господа», лежит на ладони. И я как один из авторов книги «Раса и этнос» не могу с ним не согласиться в теории. О незримой «планетарной этнодемографической войне» я писал еще в «Итогах ХХ века для России» (М., Вестник, 2000), так что позиция профессора Хомякова мне понятна, близка и нисколечко не шокирует.

И я бы солидаризовался с ней вполне, если бы не два момента.

Во-первых. Вполне обоснованно ставя под сомнение способности негроидной расы к прогрессу, Хомяков позволяет себе такое же отношение и к монголоидам. А это колоссальная ошибка, что, как известно, в политике хуже преступления.

Аргументация профессора ужасающе легковесна:

«Разве сами японцы или китайцы не признают, реально и прагматично планируя свою экономику, что они лучше европейцев копируют новую технику, но сами весьма слабы в ее разработке».

Я бы не советовал так доверчиво подходить к этим народам, которые первое знакомство начинают с комплимента «какое у вас умное, значительное лицо» и в традиции которых показное самоуничижение.

О том, что на самом деле изобретено в Поднебесной за последние 20 лет, никто из европейцев даже не догадывается, уверяю: все официальные данные Китая о себе, включая статистику, планомерно фальсифицируются. Зато можно перечислить кое-какие достижения средневекового Китая, которые не снились европейцам и вызывали у них жгучую зависть. Это, например, порох, шелк, фарфор, компас, бумага, в том числе туалетная, и книгопечатание (с VI в. н. э; для сравнения: на арабском Востоке бумагу начали делать в IX веке, в Европе в XIII, в России в XVIII) и даже ракета класса «земля — воздух» (XVI в.) и многое, многое другое. Я не говорю о древнем Китае, технологические открытия которого (как и в древней Индии), просто превышают всякое вероятие. Как они обрабатывали нефрит (с V в. до н.э.) и металлы! Какие постройки, каналы, плотины создавали (чего стоит гробница Цинь Ши-хуанди или Великая Китайская стена длиною 5000 км)! Первый капитальный военный китайский трактат — ровесник первых строк Библии. Доогнестрельная артиллерия китайцев не знала себе равных в мире. Кстати, не случайно первое же военное столкновение Китая и Европы во 2 веке н.э. закончилось сокрушительным разгромом римских легионов китайскими арбалетчиками. А в области художественных ремесел, изобразительных искусств и вообще постижения прекрасного китайцы всегда стояли на недостижимой высоте. Как и в философии, поэзии, медицине, боевых искусствах и многом другом.

Китайцы, чье систематическое мышление поражает, вне всякого сомнения относятся к величайшим народам-изобретателям в истории мира. О японцах в целом этого сказать нельзя, но и у них были свои фантастические ноу-хау, например, в области изготовления холодного оружия, благодаря чему японская катана является непревзойденным типом меча. И только открытие подвижного шрифта для книгопечатания, сделанное культурным титаном немцем Иоганном Гутенбергом (1440-е гг.), позволило Западу молниеносно вырваться вперед в гонке цивилизаций. Запад до сих пор лидирует только благодаря инерции информационного взрыва, обеспеченного Гутенбергом. Долго ли это лидерство удержится, я прогнозировать не берусь.

По данным тех же американских исследователей, интеллект европеоидов, значительно превосходя негроидный, при этом на 2 пункта уступает монголоидам, конкретно — китайцам, японцам. Я уверен (и я не одинок), что если Китай удержится от социальных потрясений, которыми грозит ему форсированное раскрестьянивание, то быть ему абсолютным мировым лидером XXI, а возможно и XXII века.

Не знаю, как Хомяков трактует индийцев, какую расу они в его глазах, темнокожие, черноволосые и темноглазые, представляют. Но на всякий случай сообщу, что 27% изобретений, совершаемых в небезызвестной Силиконовой долине, приходится на долю именно выходцев из Индии, от высокомерно-пренебрежительного отношения к которым я также хотел бы предостеречь читателя.

Величайшая ошибка, которую может допустить стратег, — это недооценка противника и переоценка себя. В отношении желтой расы, Азии вообще, профессор Хомяков ошибся дважды, тут у него явно «узкое место». Такое необоснованное и легкомысленное высокомерие может стоить надменной головы.

Избави бог планировать войну с желтыми даже на уровне чистой теории. Пример провала военных авантюр Франции и США во Вьетнаме да будет вечным предостережением.

Во-вторых, я не могу согласиться, будто в случае глобальной катастрофы по одному из вышеперечисленных алармистских сценариев «в любом случае погибнут и сами эти маргиналы, как гибнет «дикое мясо» вместе с гибнущим организмом. Итак, маргиналы и аутсайдеры обречены погибнуть. Вместе с цивилизацией. Или отдельно от нее».

Отнюдь. Чем ниже ступень развития организма, тем выше его шансы на выживание в мировых катаклизмах. Динозавры вымрут, а черви и тараканы останутся. И представители черной и серой рас, когда «каменные джунгли» и вообще все следы белой цивилизации исчезнут с лица Земли (а на такой сценарий футурологи отводят всего лишь тысячу лет), отличненько будут существовать, «проникнув в плоть земли», в джунглях и болотах на уровне позднего неолита, с какового их зачем-то пыталась поднять раса белых господ. И будут пугать детей страшными сказками о белых богах и взорванной вселенной.

Сказанное не отменяет, впрочем, ясную установку НОРНЫ: мир все теснее с каждым годом, ресурсы ограничены, их дефицит растет, человечество обречено, кто-то на Земле явно становится лишним, этот «кто-то» безусловно не мы, европеоиды, от балласта надо избавляться…

Все строго логично.

Ну, а дальше-то что? Зачем все эти правильные, но достаточно очевидные вещи излагали «ученики и поклонники профессора Петра Хомякова»?

3. БЕЙ СВОИХ, ЧТОБ ЧУЖИЕ БОЯЛИСЬ?

Казалось бы, самое время конкретно, по-рабочему, без сантиментов поговорить о том, каким образом человечеству следует избавиться от «дикого мяса», чтобы продлить существование собственной лучшей, наиболее продвинутой, креативной и симпатичной части. В духе уже цитированной выше классики: умри ты сегодня, а я завтра. Решить бы, так сказать, техническую сторону вопроса, чтобы обрести благодарность современников и потомков. К этому подводит нас логика НОРНЫ.

Но вместо этого серьезного, заслуживающего внимания разговора что предлагает нам НОРНА вопреки логике? Она под видом «необходимых разъяснений» и «контрпропаганды» предлагает читателю отступление о вреде государства вообще для всех и российского государства для русских в частности.

Это их навязчивая идея № 2. Вот несколько ярких цитат:

  • «Итак, я не буду ходить вокруг да около. А скажу прямо — главный враг русского народа Российское государство и те генетические деграданты, которые этому государству готовы лакейски служить при любых обстоятельствах»;
  • «Настоящий русский националист не может не быть хоть в какой-то степени анархистом. Не быть врагом этого антирусского государства, построенного инородцами в интересах инородцев на костях русского народа»;
  • «Мое национал-анархистское видение мира неприемлемо для многих из тех, кто называет себя русскими националистами. Но это просто люди, не умеющие думать самостоятельно»;
  • «Все эти господа могут называть себя «врагами режима», «националистами», да кем угодно. Они могут говорить, что «исправив» это государство, они будут способствовать расцвету русского народа, подъему науки и промышленности. Говорить можно, что угодно. Но мы уже знаем, что все эти разговоры и обещания противоречат естественным объективным закономерностям. Любое «сильное» российское государство станет додавливать русский народ и изведет его окончательно. Раньше, чем любой внешний враг».

Что можно сказать по данному поводу?

Анархизм — не новое течение общественной мысли, что позволяет мне не задерживаться на его критическом анализе, благо это давно сделано другими обществоведами. Профессор Хомяков есть признанный столп современного российского неоанархизма, это тоже всем известно. Но новых аргументов к старой теории он не прибавил. Поэтому не стоит тратить время на подробный разбор этого фрагмента его воззрений. Тут все решается просто: если вам люб анархизм (а среди русских всегда было полно стихийных анархистов, поклонников Стеньки Разина или Михаила Бакунина и иже с ними) — то вам налево, а если кто считает, что нация без государства есть абсурд, содержание без формы, — то вам направо, вместе со мной. И не будем тратить лишних слов.

Но кое-что пояснить все же необходимо.

Дело в том, что заветная мысль Хомякова состоит в том, что современные государства не в состоянии (по определению) справиться с «глобальным кризисом». Вот что он пишет:

«Самым главным моментом, обуславливающим неспособность мировой элиты рассмотреть возможности выхода из кризиса, является исчерпание возможностей государства как структуры организации общества. Ибо для решения проблемы глобального кризиса, как мы показали выше, необходимо отказаться от линейных бюрократизированных организационных структур. Которые уже ни на что не способны, кроме коррупционного перерождения…

Аналогично исчерпали свои возможности (или близки к этому) и соответствующие структуры крупнейших компаний, копирующие государство.

Все это на практике означает необходимость демонтажа и государств, и олигархических гигантов».

А поскольку ни олигархические гиганты, ни государства не желают почему-то (экие сволочи!) кончать жизнь самоубийством, то все обстоит очень плохо, а будет и еще хуже, ибо

«коррупционно-бюрократические уродства будут накапливаться. До тех пор, пока не нашедшее сил для отказа от них общество не рухнет в глобальный кризис».

Ну, а дальнейшее, спасибо железной логике профессора, все снова становится просто и ясно:

«Такое положение не может не породить глубочайшего антагонизма именно среднего класса и государства. Вся история — это битва среднего класса за ослабление государства».

Итак, вместо ожидавшегося призыва к войне соединенных креативных европеоидов против неспособного к прогрессу «дикого мяса», мы на данном этапе имеем лишь призыв к войне на стороне глобального среднего класса — носителя идеалов процветания и прогресса — против государства как такового. И, соответственно, на стороне русского среднего класса — против России.

Таков императив профессора Хомякова и его верной НОРНЫ, очередная навязчивая идея. Учитывая ту галиматью, которую насочинял профессор по поводу среднего класса и государства (да простит меня читатель за воздержание от анализа государственнических воззрений и мифов П.М., но ликбез выходит за рамки моих жизненных задач), это надо понимать как войну за все хорошее против всего плохого. Ну, ясное дело, какой же порядочный русский человек может стоять в стороне от такого противоборства! Мы за правое дело, а кто не с нами, тот против нас, а значит — сволочь самая распоследняя.

Этой параноидальной логикой тотальной нетерпимости пропитано все устное и письменное, что исходит от НОРНЫ и ее адептов. Классика психиатрии, что уж тут говорить.

Но у меня нервы крепкие, меня на понт не возьмешь. Я еще способен, не дрогнув, называть негра негром, пидораса — пидорасом, бабу — бабой, а параноика — параноиком.

Как уже понял читатель, меня в минимальной степени заботит судьба человечества, зато в максимальной — судьба русского народа. И «анархическая русофобия», предлагающая русским людям бороться против демонизированного российского государства, для меня ничем не лучше «патриотической русофобии», предлагающей бесконечно жертвовать правами и интересами русского народа ради укрепления российской государственности и/или ради империи.

«Анархическая русофобия» Хомякова и «патриотическая русофобия» имперцев — это Сцилла и Харибда, два кровожадных чудовища, между которыми лежит путь русского националиста. Я считаю тот и другой тезисы — ущербными, однобокими крайностями, сконструированными кустарями от политики при полном забвении диалектики.

Но если до сих пор я боролся против имперской парадигмы (как наиболее распространенной и живучей в русском движении), ставящей интересы государства выше судьбы государствообразующей нации, то теперь мне приходится исправлять перекос и восставать против парадигмы анархической, призывающей разрушать государство ради нации. (О том, что нация без государства и дня не проживет, как улитка без раковины, они знать не хотят.) Я — за государство, но не ради государства, а ради нации, его создавшей.

«РОССИЯ — ДЛЯ РУССКИХ!» — этот лозунг, выраженный на века Александром Третьим, вполне обнимает для меня всю философию моей Родины. За воплощение этого лозунга в жизнь я и борюсь, не жалея сил.

А значит, настало время поставить на место русских псевдонационалистов — борцов с Россией.

4. ГОСУДАРСТВО И НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС

Для начала разоблачим выдуманную Хомяковым взаимосвязь классовой и национальной борьбы с фактором государства. Здесь очередное «узкое место» НОРНЫ.

Вот какой тезис берется защищать наш всезнающий профессор:

«При слабом государстве сильный средний класс легко подавляет любых инородцев. Подавляет сам, отмахиваясь от попыток государства этому помешать. При этом инородцы либо уничтожаются, либо обращаются в рабство (если это экономически целесообразно). Данный тезис мы тоже здесь доказывать не будем. Ограничимся его яркой иллюстрацией. Наиболее тотальный геноцид — индейцев в Северной Америке и тасманийцев в Австралии осуществили не контролируемые государством, не связанные его законами первопроходцы. И эти первопроходцы так радикально разобрались с индейцами, что тех остались считанные проценты от первоначальной численности».

А теперь сравним нарисованную картинку с действительностью. По Хомякову, Северную Америку и Тасманию (а не Австралию, ибо тасманийцы, как ни странно, жили именно в Тасмании) завоевывала чуть ли не казачья вольница или какая-то смесь пиратов с викингами и вольными лучниками Робин Гуда. Освободившийся от госнадзора, «отвязавшийся» средний класс.

Как бы не так! Это было именно государственное предприятие. Государство называлось Англия, завоевание производилось английской армией (как и Ирландии, и Индии, и Австралии, и Новой Зеландии, и Южной Африки, и Китая, и Танганьики, и Фолклендских островов, и — неудачно — Афганистана, Азербайджана и т.д.), суда, на которых эта армия направлялась завоевывать новые земли для британской короны, принадлежали той самой короне. И все основные битвы с североамериканскими индейцами (как и с ирландцами, и с индусами, и с бурами, и с китайцами, и с нигерийцами, и с пуштунами и др.), всю основную черную работу жаркой геноцидной страды довелось вести именно английским, а затем и соединенно-штатовским регулярным, то есть государственным войскам (добровольцы-поселенцы, двигавшиеся за, а не перед армией, лишь подрабатывали на «зачистке»).

Знаменитый слоган «хороший индеец — мертвый индеец» был провозглашен не пиратом и не ковбоем, а служилым генералом Шериданом. А вот не менее славная цитата из речей другого генерала, комиссара по индейским делам Уокера: «Когда имеешь дело с дикарями, так же, как и с дикими зверями, вопрос о национальной чести не возникает».

Даже финальный эпизод этой войны, которую вело англо-саксонскоегосударство (вначале одно, затем другое, отпочковавшееся от него) против безгосударственного (!) индейского народа — расстрел в долине Ундед-Ни в 1890 г. 98 мужчин и около 200 женщин и детей — был произведен солдатами, а никакими не первопроходцами. Первопроходцы, вроде фенимор-куперовского Зверобоя, предпочитали с индейцами дружить.

И насильственное переселение индейцев на запад производила тоже государственная машина: автохтонов загоняли в концлагеря, их селения сжигали, а самих гнали под конвоем через весь континент на новое место жительства, а потом и в резервации. В результате из народа, насчитывавшего до прихода европейцев, по разным оценкам, от 1 до 8 млн человек, осталось на сегодня 400 тысяч, занимающих 2% принадлежавшей им некогда земли. Из 600 племен уцелели малочисленные представители не более 200 таковых, две трети племен исчезло навсегда[3].

Что могли противопоставить регулярной армии индейцы, которые в массе как раз и представляются мне «средним классом а-ля Хомяков»?

В своей книге «Этнос и нация» (М., Книжный мир, 2007) я пишу об этом так:

«В принципиальной догосударственности племени кроется секрет его относительной слабости. Хороший пример — индейские племена, которые пытались, но не смогли эффективно противостоять экспансии европейцев… Конфедерация племен североамериканских индейцев, дакотов и ирокезов («Лига ирокезов»), оказалась организационно беспомощна в деле противодействия вторжению. Ведь в первобытном обществе, не знающем классового расслоения, все равны и нет начальников, хоть и есть вожди [4]. У конфедерации было аж… 50 сахемов, равных по положению и почету. Ясно, что они никогда не могли договориться, не могли принять обязательного для всех решения. Поэтому впоследствии были избраны еще два высших военных вождя с равной властью и полномочиями (ср. сенат и консулы в Риме). Но и эта реформа уже не смогла ничего изменить. Более структурированный и дисциплинированный, имеющий начальников противник одержал закономерную победу».

Точно таким же образом особое парагосударство — Тевтонский орден — завоевал Восточную Пруссию, которую защищал догосударственный союз племен — пруссы. И подобных примеров можно еще привести не один.

Единственный вывод, который честный исследователь может вынести из этой поучительной истории, состоит в том, что организованная, технически оснащенная и дисциплинированная сила, за которой стоит вся мощь современного государства, бесконечно превосходит даже во много раз более многочисленного противника, стоящего на догосударственной или безгосударственной ступени развития. Она просто не оставляет ему никакого шанса, стирает с лица земли. Запомним этот важный вывод.

И напротив, совершенно обратную картину дает история завоевания русскими Сибири и Дальнего Востока, производившегося самостийными казачьими и первопроходческими «квантами», которым государство просто не мешало, а если и помогало, то нерегулярно и мало. Как известно, никаких целенаправленных и радикальных этнических чисток при этом не происходило, хотя войны, упорные, с аборигенами велись. Но умышленным и деловитым геноцидом аборигенов русская колонизация не сопровождалась, что признают и злейшие враги русских во всем мире. Как только местные жители признавали власть царя и соглашались платить ясак, военные действия против них прекращались. Поэтому абсолютное большинство племен, населявших колонизируемые земли, остались в России живы, в отличие от Америки или Тасмании.

Вот и получается, как дважды два четыре, что радикальность войны с инородцами прямо — а не обратно, по Хомякову! — пропорциональна силе и активности государства в этом деле.

Так же совершенно неверен и другой важнейший тезис Хомякова:

«Имперское государство, и государство вообще, проблемы цивилизационных и этнических маргиналов не решает. Не решает нигде, ни в России, ни во Франции, ни в Германии… Читатель, симпатизирующий национализму, из этих рассуждений уже понял, белый национализм может быть реальным только как народный национализм».

Судьба славян в Германии ярко свидетельствует об обратном.

Как известно, славяне некогда занимали значительную территорию нынешней Германии, заселяя земли вплоть до Гамбурга и границ Дании, компактно населяя Померанию, Мекленбург, Восточную Пруссию. Но различные немецкие государства ( в т.ч. империи) уничтожили или вытеснили их без остатка. От многолюдных славянских племен, таких как бодричи, лютичи, руги, пруссы и др., не осталось к нашим дням ни одного человека, в точности, как от представителей 400 индейских племен в Америке.

Напомню здесь и о начавшейся в XIII веке официально спланированной и распропагандированной кампании «Дранг нах Остен». Под долгим немецким игом оказались и чехи, и словаки, и русины, и украинцы (западные) и часть поляков, сербов, хорватов и балтийских славян и т.д.

За полторы тысячи лет немецкая государственность в разных обличиях весьма, как видим, радикально решила проблему своих «этнических маргиналов». А последних представителей некогда столь многочисленного славянства в Германии — лужицких сорбов (лужичан) немецкая государственная (!) машина планомерно перемалывает уже на наших глазах, онемечивая год за годом. Не далее, как пару лет тому назад был сделан очередной важный шаг в этом направлении: лужичанам запретили образование на своем родном языке.

Аналогичным образом действует Китай, неуклонно и сознательно повышающий удельный вес государствообразующего народа хань (за последние 20 лет он вырос с 94 до 97% за счет переделывания и переписывания в ханьцев этнически пестрого населения страны). Это делается разными способами, в том числе методом этноцида, т.е. бескровного культурного геноцида, — в Синцьзяно-Уйгурском районе, в частности, а также в Тибете и других регионах. Властители Китая отлично понимают простую истину: чем монолитнее государствообразующий этнос, тем крепче и сильней государство. И не жалеют усилий в нужном направлении.

Мог бы привести и иные примеры разумной государственной политики разных стран в отношении инородцев, хоть бы изгнание мавров и евреев из Испании в 1492 году объединенным государством Арагона и Кастилии. Или политику Израиля в отношении неевреев, Латвии в отношении нелатышей (да, по сути дела, всех новых постсоветских государств, кроме Белоруссии и России, в отношении нетитульного населения). Или государство португальских иезуитов Парагвай, целиком построенное на рабской эксплуатации туземцев. И мн. др.

Про Францию спорить не стану, эта страна, как и США, стоит особняком в плане национальной политики (отсылаю читателя вновь к своей книге «Этнос и нация»).

А вот с Россией все обстоит совсем не так однозначно, как хотелось бы несправедливому к ней Хомякову, явно недолюбливающему и не уважающему собственную родину.

Хотя прямой политики геноцида по отношению к народам Сибири царское правительство не вело, однако от хорошей жизни под отчей дланью московских правителей население, к примеру, Западной Сибири вымирало, как от чумы. Вот что пишет по этому поводу дореволюционный энциклопедический словарь «Брокгауза и Ефрона»:

«В первой четверти (1626 г.) XVII столетия число ясачных людей, вместе с инородцами, бывшими на службе царской, в Западной Сибири не превышало 3000 человек, между тем как в середине XVI века послы Едигера, прибывшие в Москву с изъявлением покорности, сказывали, что «у Едигера» (т.е. в Западной же Сибири) 30700 человек черных людей».

Одно это говорит об интенсивности борьбы и о страшном избиении инородцев» (Г. Лучинский. Сибирь. — БиЕ, т. XXIX).

Перевожу для непонятливых: за какие-то 75 лет исчезло 90% автохтонного населения, покоренного царями!Мало, профессор? Америка отдыхает! А ведь это следствие не спонтанной народной экспансии, а имперской политики, имперского гнета уже после покорения Сибири! Ибо в порядке «народной инициативы» русские инородцев специально не истребляли (сражаться — сражались, спаивать — спаивали, отбирали баб, не спорю, но не вырезали под корень, давали дышать).

А какие примеры я мог бы привести в отношении многих других российских народов, тех же башкир! Советовал бы интересующимся реальной историей ознакомиться с книгой: академик Любавский М. К. Обзор истории русской колонизации (М., МГУ, 1996). Сильно поубавится сладких слюней при разговоре о гуманистическом благолепии российской имперской экспансии.

Или вот еще примерчик: что творит сегодня проводящее именно имперскую политику государство Украина в отношении русских, украинизируя их неуклонно и беспощадно? Если в 1989 году русские составляли 22% населения Украины, то по последней переписи уже лишь 11,5%. Это ли не этноцид на грани геноцида? И делается это даж

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter