Идём к успеху! Хроника первая

Началось.

Дорожают даже те продукты, что включены в перечень социально значимых. Инфляция растет. Меры по ограничению ценового роста оказались бесполезными. Хорошее выражение лица экономическому блоку правительства сохранять все сложнее. А Греф — везунчик. Теперь все претензии к Гордееву и Набиуллиной. Пусть отдуваются.

ПЯТЬ СПОСОБОВ ЛЖИ ВО СПАСЕНИЕ

Приемы лжи, практикуемые правительством при объяснении роста цен, заслуживают более пристального и постоянного внимания.

Красная нить — всё, что угодно, только не правда. На прошлой неделе МЭРТ сообщил, что инфляция за январь-февраль 2008 года составила 3,5%. Главная причина повышения — мировой рост цен на продовольствие.

Опять, мол, иностранцы виноваты. Это все их козни.

Интересно было бы послушать прогнозы официальных экономистов о развитии мировой экономики. Не кажется ли им, что в мире начался процесс переоценки реальных активов, вызванный увеличением денежной массы в последнее десятилетие? Не секрет, что предпосылка роста глобальной эмиссии — производство добавленной стоимости фондовым рынком. Деньги делались из воздуха, для этого часто бывало достаточно внедрить на фондовом рынке очередной финансовый продукт. Дальше — продажи, вложения, прибыль. Как в случае с американской высокорисковой ипотекой — кредитов выдано на $1,1 трлн., а финансовая пирамида, воздвигнутая на этой платформе — $10,7 трлн. Теперь, когда фондовый рынок стагнирует, инвестиции переориентируются в сектор реальных активов, взвинчивая цены и стремясь к новому динамическому равновесию.

Если гипотеза о глобальной переоценке активов окажется верной, нас ждет затяжной рост цен на продовольственные товары. Повышение будет продолжаться до тех пор, пока денежная и товарная массы не найдут новый глобальный баланс. Когда он будет найден? Неизвестно. В этом году точно нет. Возможно, нет и в следующем. Так что кроме новых способов «закудривания» мозгов, нужно прогнозировать направления социально-экономического развития в России. Планировать, так сказать. И не на 2020 год, а на полгода-год вперед.

Очевидный факт: инфляцию не остановить. Это понимают и в Кремле, и в правительстве, и в народе. Нужно, однако, что-то говорить, как-то отдуваться. Это игра такая — власти говорят то, что люди хотят услышать. Правда никому не нужна.

А теперь о некоторых применяемых способах лжи.

Первый способ — статистический. Исключение из базового потребительского набора товаров и услуг, по которым определяется инфляция, тех товаров, цены на которые растут в мире. Росстату не привыкать. Нет же в российском перечне картошки, водки, топлива, электроэнергии, услуг ЖКХ и связи, недвижимости. Надо расширить список за счет хлеба, мяса, сахара, чая, табака, яиц.

Способ эффективен только при постепенном применении. При включении всех продуктов скопом может вызвать рост социальной напряженности в стране. А этого допустить нельзя. Без потрясений, господа.

Второй способ — обвинительный. Предъявление обвинений во всех бедах естественным монополистам. В обиходе этот прием называется «во всем виноват Чубайс». Впрочем, этот способ уже востребован. Днями без пяти минут отставник Зубков, униженно выселенный из своего служебного кабинета в наградной зал правительственного здания, глубокомысленно изрек: «Чубайс и все эти организации полностью оборзели сегодня!» Как будто он не знает, что тарифы на газ в 2009 и 2010 годах будут расти на 27,7 % ежегодно, а тарифы на электроэнергию — на 15% в 2009 году и 18% в 2010-м. Постановление на этот счет принято, и отменять его никто не собирается. И пусть природный газ и электричество не входят в потребительский набор, они все равно оказывают давление на потребительский сектор, трансформируясь в повышение затрат, арендных ставок, накладных расходов.

Способ надежный, проверенный временем, сбоев пока не давал. Если Чубайс будет назначен главой Пенсионного фонда, способ будет применяться еще не раз и не два.

Третий способ — дискуссионный. Ведение дискуссий о путях развития экономики. Главным, сказал министр сельского хозяйства Гордеев на последнем заседании правительства, является то, «чтобы в принятии решений государство бы не навредило рынку». А что такое рынок по-российски? Правильно, это монопольный коррупционный контроль за всеми сферами, способными приносить доход. Поэтому экспортная пошлина на вывоз зерна в России продлевается до 1 июля 2008 года. В том же размере, что и прежде. Позволяющем уже сегодня возобновить зерновой экспорт, а к маю выйти на нормы прибыли прошлого года. Ну и пусть хлеб дорожает, запасы снизились на четверть, а в интервенционном зерновом фонде нет и половины от прошлогоднего объема. Главное что? Не навредить рынку.

Способ наиболее актуален для чиновников, либо имеющих «подкожный» бизнес, либо присваивающих долю экономических успехов других. В случае с зерном игра без сомнения стоит свеч — экспорт зерна сопоставим с экспортом оружия. И тут, и там цифры объемов крутятся вокруг $4-6 млрд. в год.

Четвертый способ — кошмарный. Предполагает «кошмарить» подонков-торгашей. Просто «кошмарить», без конкретных действий. Как, например, происходит с проектом закона «О государственном регулировании торговой деятельности». При осуществлении закошмаривания посредством закона очень важно обсудить пороги доминирования сетевиков, не уделяя внимания производителям. Имеет смысл попугать государственным вмешательством в финансово-хозяйственную деятельность торговцев. Возможен вариант с расширением списка регулируемых продуктов и услуг.

Способ, ограниченный во времени, подразумевающий выставление ритейлу все новых и новых претензий и условий. Требует умственного напряжения чиновников.

Пятый способ — монетарный. Подключение к созданию «дымовой завесы», прикрывающей бездействие, Минфина, Центробанка, прочих министерств, ведомств и экспертов. Важно, чтобы они высказывали взаимоисключающие точки зрения. Способ уже применяется, и дает свой эффект. Вот цитата из Алексея Кудрина на Совете Федерации 20 февраля 2008 года: «В 2008 году мы ожидаем добиться снижения инфляции до 8,5%, потому что не будет такого прироста цен на продовольствие на мировых рынках, не будет такого рекордного притока капитала». А теперь цитата из Алексея Улюкаева на «Эхе Москвы» 29 февраля 2008 года: «Конкретные цифры по инфляции не столь важны». Кто-нибудь что-нибудь понял? Нет? На это и рассчитывали. В данном случае барометр общественного мнения — любимые эксперты. Например, главный экономист Merrill Lynch по СНГ и России Юлия Цепляева, о «точности» суждений которой говорилось неоднократно, считает правительственный ориентир в 8,5% годовой инфляции «нереалистичным». Как «главный экономист» может обсуждать правительственный бред при официальной инфляции за первые два месяца в 3,6% и усугубляющейся тенденции глобального роста цен на продовольствие? Не иначе, купился человечек.

Способ прост в чиновничьем применении, поскольку предполагает жонглирование цифрами, прогнозами, терминами. Важно, чтобы в момент исполнения независимых специалистов рядом не было.

Мы представили первые пять способов заговаривания острейшей проблемы. АПН обещает следить за расширением списка приемов антиинфляционного одурманивания населения.

МИРОВОЙ КРИЗИС

Между тем, мировой экономический кризис развивается своим чередом. Растут цены на реальные активы, прежде всего, продовольствие, металлы, нефть, банки и финансовые корпорации объявляют о все новых убытках, доллар стремительно дешевеет, а кредитные ресурсы дорожают

Что касается нефти, главной головной боли российских властей, то здесь прогнозы расходятся. Кто-то говорит, что вслед за «гонками по вертикали» неминуем обвал нефтяных котировок. Кто-то ждет данных по развитию экономики еврозоны, слабость которых также подтолкнет цены вниз. Кто-то «нагоняет жути», предсказывая выход к 2011 году цены барреля нефти на уровень $200.

Есть несколько факторов, которые будут определять цены на нефть в ближайшем будущем. Во-первых, мировой спрос на сырье должен снизиться по причине уменьшения использования производственных мощностей, что, в свою очередь, вызывается разрастающимся мировым спадом.

Во-вторых, экономики развитых стран, хоть и ощущают некоторые неудобства из-за высоких цен на энергоносители, все еще идут к «точке кипения».

В-третьих, в случае необходимости США найдут немало способов снизить мировую нефтяную конъюнктуру: договорятся с Нигерией и Венесуэлой, предложат адекватный обмен Саудовской Аравии, законодательно ограничат спекуляции на бирже.

По всей вероятности мир подходит к нефтяному экстремуму все ближе и ближе — растет инфляция, увеличивается безработица, повышается межстрановое и внутрисоциальное напряжение.

Большинство мировых аналитиков по-прежнему считают справедливой цену $50-60 за баррель. В России представления о справедливости другие — $74 за баррель в 2008 году. Именно по такой цене сверстан уточненный бюджет на этот год.

Надежды антикризисных оптимистов долгое время были связаны с развивающимися странами. Их кризис должен был обойти стороной.

Не случилось.

В Китае в феврале 2008 года положительное сальдо торгового баланса уменьшилось по сравнению с январем на 56%, а в годовом исчислении — на 64%. Объем экспорта Китая в феврале этого года вырос в годовом исчислении на 6,5%, а импорт увеличился на 35,1%. Основная причина снижения экспорта — мировой кризис и снижение спроса на китайскую продукцию в США.

Как долго будет продолжаться мировой кризис? Национальная ассоциация экономики и предпринимательства США (NABE) считает, что как минимум два года. Опасения вызывают не только проблемы в ипотеке, но и инфляция, и рост цен на энергоносители, и финансово-экономическая политика американского правительства. Возможно, американская «точка кипения» будет достигнута ближе к лету, когда станет окончательно ясно, что экономика США переживает спад. Пока американцы минимизируют потери за счет снижения курса доллара, пока не встречающего противодействия со стороны объединенной Европы, ослабления ставки рефинансирования, опустившейся ниже уровня инфляции (4,3% с начала года в годовом исчислении), и бюджетной помощи пострадавшим в ипотечной заварухе. Ясно, что ресурс применения этих мер небезграничен.

ОСТРОВОК СТАБИЛЬНОСТИ

Пусть мир озабочен, нам-то что? У нас все хорошо, с инфляцией успешно боремся, инновации последовательно развиваем, программы углубленно разрабатываем. Кое-какие пустяковые недостатки все же имеются.

Поговорим о пустяках.

Сначала о ликвидности. В 2008 году по подсчетам банка Barclays Capital российский негосударственный сектор должен возвратить или рефинансировать кредиты и займы на общую сумму в $111 млрд.: $38 млрд. — банки, $73 млрд. — корпорации. В первом квартале требуемая сумма составит $36 млрд. без учета налогов, внутренних займов, прочих обязательств. Кто поможет несчастным коммерсантам? Конечно, Центробанк и Правительство. Центробанк предоставит дополнительную ликвидность и будет снижать курс доллара по отношению к рублю, невзирая на бюджет по курсу 25,9 рублей/$1 и удар по российской конкурентоспособности. Правительство выделит бензин для тушения пожара, отложив взрыв на потом — бюджетные средства предоставят на короткие сроки, а необходимость погашения иностранных кредитов будет существовать несколько лет.

Что еще хорошего. Как оказалось, «Россия активно проедает наколенное». Мол, рост зарплат опережает повышение производительности труда, что приведет к уменьшению валовой прибыли экономики, ограничению ресурсов для развития и обнулению экономического роста.

Ну и что? Во-первых, это, что называется, не новость. Два года назад сей факт еще Греф признавал

.

Во-вторых, не поймешь этих экономистов. Сначала говорят о направлении средств, выручаемых от продажи нефти, на рост уровня жизни людей, а когда это выполняется, начинают голосить, что все опять плохо. Не угодишь.

И тут на сцене появляются правительственные эксперты, объясняющие, что ситуация некритична. «Доля всех расходов на оплату труда, включая социальные начисления, к ВВП по-прежнему находится ниже предкризисного уровня, — говорят они, — 45% против более 50% до 1998 года». Хотя проблемы есть: «России необходимо делать ставку на развитие высокотехнологичной продукции, так как у нас нет шансов конкурировать на мировом рынке за счет низких затрат, как это делают китайцы. — сказал руководитель Экономической экспертной группы Минфина г-н Гурвич. — Правительство это признает, но пока это не очень получается». Так что правительство об этом знает и кое-что уже делает. Успокойтесь, товарищи, будем развивать высокие технологии.

Есть, однако, и настораживающие моменты. Полтора года назад мы уже говорили, что на российском рынке недвижимости, прежде всего, на московском, задающем тон другим регионам, засели иностранные вложения. Так было, так есть и, по всей вероятности, так будет. Перед вами свежие сведения о крупнейших иностранных игроках на российском рынке недвижимости.

Таблица 1

Крупнейшие иностранные игроки на российском рынке недвижимости

Название инвестиционного фонда

Объем заявленных инвестиций ($, млрд.)

TriGranit

7,6

Quinn Properties

5,2

Morgan Stanley

3,6

Meinl European Land

2,3

Goldman Sachs

2

Raven Russia

2

Источник: собственные данные фондов.

В мире бушует кризис, однако имеющиеся в распоряжении инвестиционных фондов средства все равно нужно куда-то вкладывать. Куда? Почему бы не вложить часть в Россию, — тем более, что к этому призывал вице-премьер Кудрин.

Сказано-сделано. Данные только по шести крупнейшим инвестиционным фондам говорят, что в настоящее время объем заявленных инвестиций в российскую недвижимость составляет $22,7 млрд. На прошлой неделе Инвестиционный банк Goldman Sachs объявил о формировании фонда вложений в российскую недвижимость на сумму $2 млрд. Схожий фонд Special Situation Fund III объемом $3,6 млрд. учредил Morgan Stanley. Raiffeisen Bank и австрийская строительная компания Strabag AG создали фонд Raiffeisen Evolution Emerges с объемом инвестиций в €500 млн. Кроме того, Strabag AG совместно с Deutsche Bank создала совместное предприятие DB Development для реализации девелоперских проектов в России.

До 70% структуры портфелей иностранных фондов составят построенные объекты (предполагаемая доходность — 10% годовых), 30% — на девелоперские (предполагаемая доходность — 30% годовых). Две трети средств будет инвестировано в Москву, остальные — в Питер и другие «миллионники». Для Москвы, где цена жилья превышает $5 тыс. за «квадрат», это означает, что на инвестиционные средства можно будет приобрести более 2 млн. кв. м жилых площадей или не менее четверти выставленных на продажу квартир. На сколько вырастет цена? На четверть? На треть? Вполовину?

Символично, что зарубежные инвесторы начали активно осваивать российский рынок недвижимости в 2005 году. В 2006 году цены на недвижимость увеличились в 2 раза. А как же нацпроект «Доступное жилье — гражданам России»? А решение жилищного вопроса россиян? А демографическая проблема? Или опять применим какой-нибудь способ лжи во спасение?

Что должно произойти, чтобы власть наконец вспомнила о копошащихся у нее под ногами 142 миллионах человек?

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter