Маленькая шахматная дощечка

Что ж. Голоса сосчитаны, с победой поздравлено, в светлое будущее взгляд устремлён. Что ж, попробую злопыхательски найти ма-аленькие, незаметные серые облачка на сияющем горизонте. А если они маленькие и незаметные, то придётся начать поиски издалека.

Общеизвестно, что индустриальное производство как предприятие в принципе нестабильно. Оно запускается в режиме отбива первоначального кредита, потом проявляется такая штука, как насыщение доступного рынка, обязывающее к поиску новых рынков, конкуренции с такими же производителями или работе вхолостую. Работать «за так» почему-то никому не хочется, а найти новые рынки как правило сложнее, чем переделить прежние. Следовательно, в индустриальной экономике рулит конкуренция как процесс передела доступных рынков сбыта (советский «экспорт социализма» не исключение).

Насколько политика определяется экономикой, — а в урбанизированном обществе это влияние очень велико — настолько выборы в индустриальных странах почти всегда есть превращённая форма экономической конкуренции и её же метафора. Передел электората как (извините штамп) «борьба за ресурс». Такое понимание вовне и транслируется. «Многие верят», тем более, что для каких-нибудь европ с америками это чистая правда.

В РФ ситуация принципиально иная; не стану заморочиваться выведением её от экспортно-ориентированной экономики и малой ёмкости внутреннего рынка. Во всяком случае, выборы в РФ не есть метафора конкуренции; это не «борьба за ресурс» — это кампания Администрации по формированию и упорядочению доступа к существующим властным полномочиям. Самостоятельно, вне «воли народа», существующим, добавлю я.

Эта задача принципиально иного порядка, чем, скажем, задача КПРФ или СПС по получению наивозможного числа голосов.

Говорить о выборах, как взятом отдельно «состязании» типа «пусть победит сильнейший», когда в той же Мордовии (не Кавказ) явка на 19.00 86%, из них за ЕР 93%... Видно же, что «люди работают», и сами по себе выборы парламентские или президентские — так, эпизод.

* * *

Логика кампании по-детски проста.

В стране пока существует только одна сила, достаточно организованная, идеологически обеспеченная и укомплектованная кадрами для противодействия Администрации. Это КПРФ. Оставим пока в стороне возражения о «части системы», «соглашательстве» и «наследниках жидокомиссаров». Они не по теме. Неважно, кем бонзы КПРФ являются и чего они хотят или не хотят: важно то, что эта организация может натворить. Технически. «Случайно или чудом, так или сяк, не тем, так этим, может быть, как-нибудь, а вдруг…» Никто другой — ни «Другая Россия», ни СПС, ни националистические микрогруппы такого не могут сделать. Хотеть-то они могут хорошего и правильного. Вот только руки коротки, чтобы их вообще считали врагами, достойными тех усилий, которые Администрация приложила к выборам.

Главной задачей Администрации была нейтрализация КПРФ на следующие 4 года. И эта задача была блестяще выполнена.

Смотрим.

ЕР имеет конституционное большинство, превращающее Думу для КПРФ в «чемодан без ручки — нести трудно, а выкинуть жалко». Рискну утверждать, что это — единственное назначение «конституционного большинства» как условия, ведь «реальные дела» делаются не в Думе. Просто надо место занять андроидами, чтобы их не заняли другие и не пришлось в случае чего возюкаться с импичментом и блокирующим пакетом голосов, как это уже бывало в прошлые разы.

От «улицы» коммунистов надёжно отделяют парламентские стены — ведь КПРФ же «часть системы», да. А внутри этих стен ресурс презентации себя обществу как оппозиции (этот ресурс есть даже в «имитационной демократии») надо делить с ЛДПР и СР — для чего эти последние в Думу и запущены. Кстати, им-то изображать оппозицию в контролируемых Администрацией медиа будет несравнимо проще. Кроме того, Владимир Вольфович не упустит случая молодецки гикнуть «закопать мумию», а СР вовсю будет толкать собственный вариант «настоящего социализма» (по слухам, одобренного двукратным трепетанием левой ноздри национального Падишаха).

А если учесть, что нынешний расклад по местам в Думе есть не слишком значительная модернизация расклада прошлого, с поправкой на большую управляемость СР относительно «Родины», то можно сделать вывод: единственная потенциальная угроза Администрации в рамках ритуала легитимации её власти нейтрализована не в итоге некоего столкновения (когда ещё неизвестно каждый раз, как фишка ляжет), а на уровне профилактики, скучных мер охраны труда в законодательной власти.

Научились работать.

Сейчас коммунисты что-то там делают по вскрытию «нарушений» на выборах… Ребята, пока вы ферзевый гамбит мусолили, вас женили шахматной доской по башке и попинали по кругу, а вы теперь претензии предъявляете, что «конь так не ходит»! Самим-то не смешно?

* * *

Как будут развиваться события в очередные четыре года?

Это зависит от того, в какой степени каждая политическая организация, претендующая на власть не благоволением Администрации, а за её счёт, осознает: не она будет соперничать за голоса, а ею будут соперничать за властные полномочия.

И сделает правильный вывод: официальную публичную политику необходимо саботировать всеми возможными способами (самоустранение из неё — лишь один из них, причём не главный и не самый интересный).

Не могу предсказывать, постигнет ли такое осознание КПРФ. А вот насчёт других…

В последнее время Администрация не успевает присваивать всю прибыль от предприятия «РФ». Не то, чтобы она не старалась, но цены на нефть растут слишком быстро, да и непосильным трудом нажитое становится некуда девать, со всеми этими западными обвинениями в самостоятельности. То есть населению пришлось дать поесть — немного, но дать. А поевший человек может и задуматься над тем, как бы поесть ещё раз, да повкуснее, да чтобы над ухом не трубили в фанфары, чтобы не плевали в тарелку, не требовали вечной благодарности…

Иными словами, уровень политической активности населения в ближайшие четыре года будет расти, и новая фаза партстроительства (хотя бы на уровне мелких групп городского масштаба) неизбежна.

Следовательно, неизбежно прямое столкновение этих групп с барьерами на пути к их распознанию Администрацией; имеются в виду все эти подписи, региональные ячейки, количество членов и прочая записанная в законе ерунда, не имеющая к реальной политической активности никакого отношения. Добавьте к этому dura lex об экстремизме.

И вот здесь в принципе возможно зарождение настоящих политических партий (то есть «маргинальных экстремистских группировок», как их неизбежно будут называть), пользующихся материальной (а не электоральной) поддержкой населения и ведущих борьбу не столько за торжество очередного «единственно верного учения», сколько против монополии Администрации на политику в данном регионе.

Да, конечно, их шахматные доски сперва будут поменьше и не такими увесистыми, как у Администрации. Другое дело, что на них никто и не станет играть защиту Каро-Канн. Не для того они предназначены.

P.S. Прошу прощения за неупоминание Путина и «российского народа». Оно объясняется тем, что я не считаю эти факторы важными для развития будущей ситуации.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter