Третьим будешь?

10 мая 2007 года Владимир Путин подписал указ об отрешении Леонида Короткова от должности губернатора Амурской области "в связи с утратой доверия президента РФ". Таким образом, Леонид Коротков стал третьим уволенным Президентом российским губернатором с того момента, как закон дал президенту это возможность.

Обращают на себя внимание две вещи. Первая — Леонид Коротков стал первым уволенным губернатором, который уже был назначен (как гласит закон, «наделен полномочиями») по новой процедуре. А это значит, что для первых «переназначенцев», которые уже более двух лет пребывают в новом статусе, закончился период неформальной «неприкосновенности» — раз Президент уже снял первого им же назначенного губернатора, значит, могут последовать и другие, благо теперь переназначено уже подавляющее большинство губернаторов, и стимулировать к «подаче на доверие» практически некого.

Второе — Леонид Коротков, как и уволенные ранее губернатор Корякии Владимир Логинов (9 марта 2005) и губернатор Ненецкого АО Алексей Баринов (21 июля 2006), мягко выражаясь, не принадлежал к тяжеловесам губернаторского корпуса, а Амурская область в целом — небольшой по числу избирателей регион (хотя и больше Корякии и НАО), регион крайне проблемный, отличающийся устойчивым тяжелым экономическим положением, не представляющий большого интереса для федеральных ФПГ и федерального центра в целом. Это периферия во всех смыслах этого слова — и в прямом, и в переносном. Проще говоря, когда все три уволенные губернатора политики с минимальным федеральным авторитетом и с не очень сильными позициями внутри собственных регионов, их снятие из расчета «по губернатору в год» очевидно, имеет в первую очередь показательно-воспитательное значение, — «чтоб другие боялись». Ведь не снимают таким образом губернаторов с федеральной известностью, губернаторов-«политических тяжеловесов», хотя к ним порой намного больше серьезных претензий, чем к губернаторам крохотных округов и депрессивной области. Так благополучно пережили возбуждение уголовных дел К. Титов и А. Лисицын, досидел свой срок во главе региона Х. Совмен, несмотря на скандальную историю с убийством депутата Расула Богатырева до сих пор возглавляет Карачаево-Черкесию М. Батдыев. Уж не говоря про назначенных на новые сроки К. Илюмжинова, М. Рахимова и т.д.

Так что если снимают губернаторов, значит это кому-нибудь нужно. Но это федерально-политическая сторона вопроса, сторона символическая.

Если же отойти от символизма, и попытаться понять, заслуживал ли г-н Коротков своего увольнения, то надо признать что, скорее, в целом заслуживал, не взирая на всю депрессивность управляемого им региона и то, что снискать лавры на управлении таким регионом крайне сложно, если не сказать невозможно.

Эта территория отошла в России только к 1858 году по Айгунскому договору и фактически осваивается только последние 100 с небольшим лет. Именно сюда, в частности, шло активное переселение крестьян вместо бежавших китайцев в годы столыпинских реформ. Выделенная из Хабаровского края в 1948 года Амурская область имеет население всего около 900 тысяч жителей и все 1990-е и 2000-е оно постоянно сокращается. Доходы населения здесь стабильно ниже среднероссийских при существенно более высоком прожиточном минимуме — проще говоря, здесь все дороже, так как область практически во всем зависит от поставок извне, но при этом доходы ниже. Лучше других живут золотодобытчики (но в этой отрасли занята лишь незначительная часть населения — крупнейшее предприятие по золотодобыче ОАО «Покровский рудник» принадлежит компании «Peter Hambro Mining») и энергетики («Амурэнерго» и Бурейская ГЭС, напрямую входящая в РАО ЕЭС).

Кроме добычи золота и электроэнергетики огромную роль играет железная дорога — в 1970-е годы в дополнение к проходящему через область Транссибу началось строительство знаменитого БАМа. Именно на севере области находится «столица» БАМа Тында. Тындинское отделение ДвЖД — градообразующее для г. Тында, фактический хозяин северной части области — настоящее «государство в государстве». С ними заискивает любая областная администрация. Недоосвоенный БАМ, куда завезли массу населения, которая в итоге во многом осталась без работы — самая депрессивная территория области. Еще один существенный фактор региональной жизни — дислоцируемые здесь пограничные войска и космодром «Свободный» на месте дислокации дивизии ракетных войск.

Область тесно связана с Китаем — за последние 15 лет напротив Благовещенска на другом берегу Амура благодаря активной торговле с Россией вырос современный город — Хэйхэ. В Китае многократно бывало почти все взрослое население области (хотя в остальную Россию у многих денег поехать давно нет). В местных офисах и предприятиях, в квартирах жителей — почти все китайское. Активно переезжают и сами китайцы, число смешанных браков постоянно растет.

Развита лесодобыча (естественно, почти весь лес идет в Китай, часто контрабандой), в крайне непростом положении угольная индустрия Райчихинска (ООО «Амурский уголь» — правопреемник «Дальвостугля», близки к компании «Русский уголь»). При этом область самый «аграрный» регион Дальнего Востока с его «амурскими черноземами» — здесь производят зерно, сою, мясо. Но большинство бывших СПК также в тяжелейшем положении, а местное село деградирует.

Не удивительно, что на этом социально-экономическом фоне с начала 1990-х область традиционно демонстрировала ярко выраженные протестные левопатриотические настроения. На президентских выборах 1996 здесь голосовали за Г. Зюганова, на выборах Госдумы в 1993 лидировала ЛДПР (22,4%) и КПРФ (14,6%), в 1995 у КПРФ было уже 34,9%.

С приходом к власти В. Путина протестно-левопатриотический тренд региона смягчился, но сохранился. Сам Путин и на президентских выборах 2000, и 2004 года в регионе побеждал, но с результатом хуже среднероссийского (в 2004 году хуже на 6% — 64,9% вместо 71,3%), вторыми традиционного были кандидаты КПРФ (Зюганов и Харитонов соответственно). На парламентских выборах 1999 блок «Единство» на волне патриотического подъема и «мочить в сортире» существенно превысил в области среднероссийские показатели, получив 36,21%. Но выше среднего было и у КПРФ (24,3%), и у «Блока Жириновского» (11,3%). Остальные партии в регионе получили крохи. В 2003 лидером по-прежнему была «Единая Россия», но ее 32,3% были уже на 5% хуже среднероссийского, существенно лучше среднего как всегда выступили КПРФ (16%) и ЛДПР (18,5%).

Существенными были протестные настроения и на региональных выборах. Все 1990-е и 2000-е нормой является частая смена губернаторов, глав городских и районных администраций, депутатов Государственной Думы от области (как правило, все они представляют различные оттенки левого и левоцентристского спектра). За 13 лет в регионе сменилось восемь руководителей. Причем они неоднократно увольнялись президентом (5 октября 1993 был уволен губернатор А. Сурат; 14 ноября 1994 «снятием через повышение» покинул регион В. Полеванов; 17 мая 1996 президент уволили губернатора В. Дьяченко «за ненадлежащее исполнение своих обязанностей, нецелевое использование средств федерального бюджета, задержки выплаты зарплаты, а также за ухудшение социально-экономического положения области»).

Не удивительно, что на выборах губернатора 22 сентября 1996 новый назначенный президентом Ельциным губернатор Ю. Ляшко проиграл председателю оппозиционного облсовета члену НПСР бывшему директору совхоза Анатолию Белоногову, правда, по официальным данным всего 189 голосов (41,1% к 41%). Результаты выборов были оспорены и отменены, но это Ляшко не помогло — на повторных выборах губернатора 23 марта 1997 года вокруг Белоногова сплотились все местные левые, и он разгромил Ляшко со счетом 60,5% к 24,4%.

С одной стороны губернатор Белоногов с самого начала был для федерального центра явным раздражителем, с другой — улучшить экономическую ситуацию в регионе у него не было никаких шансов.

В стремлении добиваться поддержки на федеральном уровне экс-коммунист Белоногов начала активно дружить с казавшимся тогда перспективным «Отечеством». Он содействует появлению регионального “Отечества”, на руководство которым он посадил своего друга Владимира Доровских. Но конъюнктура меняется, и более перспективным оказывается «Единство».

На новых выборах губернатора 25 марта 2001 года федеральный центр активно искал кандидата, чтобы свалить Белоногова. Из имеющегося не самого богатого выбора ставка была сделана на депутата Госдумы от области Леонида Короткова, политика, как и Белоногов, левой ориентации, но гораздо более прагматичного и молодого.

Родившийся в 1965 году в Завитинске один из самых молодых российских губернаторов Коротков был профессиональным журналистом (в 1987 году окончил филологический факультет Дальневосточного государственного университета). После окончания университета работал по специальности — корреспондентом, заведующим отделом, объединением отделов в редакции газеты "Амурская правда". В 1990 году даже стал лауреатом областной премии "Золотое перо". В 1993 журналист Коротков был избран в Совет Федерации, где был секретарем Комитета по социальной политике. В 1995 году он был избран депутатом Государственной Думы второго созыва по Благовещенскому округу № 58. Выдвигался он избирателями, но после выборов вошел в депутатскую группу "Народовластие", в январе 1996 года — во фракцию КПРФ. К выборам 1999 года с Белоноговым Коротков поссорился (решением Амурского обкома КПРФ был исключен из рядов партии за недостаточную, по мнению местных коммунистов, активность в Государственной Думе). Тем не менее, в 1999 Коротков вновь становится депутатом Госдумы РФ как независимый кандидат. В Госдуме он входит в прокремлевскую депутатскую группу "Народный депутат".

По мнению аналитиков, внезапное решение Короткова баллотироваться в губернаторы (он выдвинулся, когда у других уже давно работали штабы) стало возможно только благодаря тому, что он получил в Москве определенные гарантии поддержки. В ходе избирательной кампании Коротков демонстрировал поддержку, оказываемую ему федеральным центром в лице полпреда президента в округе: одна из встреч с Короткова с Константином Пуликовским была использована для предвыборного телеролика Короткова.

Другими кандидатами стали председатель ассоциации работников правоохранительных органов области генерал-майор Виктор Лабушев, поддержанный региональным СПС; председатель областного союза промышленников и предпринимателей, генеральный директор МКПО «Союз» Юрий Бобылев, заместитель председателя федерации профсоюзов области Евгений Волков, поддержанный региональным “Единством” федеральный инспектор по области Валерий Вощевоз.

Кроме того, выдвинулся близкий к КПРФ глава администрации Бурейского района Павел Штейн, также как и Коротков, бывший в 1993-1995 годах членом Совета Федерации. Кроме Короткова, на финише компании по выдвижению возникли еще две кандидатуры, внесшие избирательный залог — начальник отдела гостехнадзора по Белогорскому району области Владимир Лада и проживающий в Москве бывший заместитель губернатора Юрия Ляшко, а ныне — редактор журнала “Народное образование” Алексей Кушнир. Разыгрывалась сложная предвыборная комбинация, имеющая целью растащить голоса Белоногова и обеспечить проведение второго тура выборов.

В итоге Белоногов получил 43,64%, Л. Коротков 20,47%, Ю. Бобылев 10,8%, П. Штейн 7,93%, В. Вощевоз 7,32%, В. Лабушев 5,34%.

Во втором туре 8 апреля 2001 года по сравнению с первым туром Белоногов почти не смог прибавить голосов, набрав те же 43%. Все иные голоса фактически ушли Короткову, набравшему 49%. Таким образом, избиратели голосовали в 2001 году скорее не за Короткова, а против Белоногова.

Губернатором далекий от образа «крепкого хозяйственника» никогда ничем не руководивший Коротков был слабым и следствием этой слабости, как не парадоксально, был определенный демократизм и существование в регионе конкурентной публичной политики даже в эпоху, когда во многих прежде демократичных регионах «закручивали гайки».

Тем не менее, несмотря на отсутствие управленческого опыта и хозяйственных знаний, в силу должностного положения Коротков «неизбежно» стал центром аккумулирования интересов ряда элитных групп, однако все понимали, что его авторитет и влияние были связаны почти исключительно с самим фактом занятия им должности главы региона, персонально-личностного «внедолжностного» авторитета (харизмы) губернатор не имел никогда. Объединенные вокруг него элитные группы изначально были скорее его тактическими союзниками, чем ярыми сторонниками.

Традиционная дальневосточная независимость поведения населения в регионе дополняется экономической многополюсностью, отсутствием одной или даже двух доминирующих ФПГ, дополнительно усложняющими построение в регионе жестких властных вертикалей кем бы то ни было. Местная элита плохо структурирована и состоит из ряда довольно самостоятельных группировок и большого числа независимых структур и конкретных фигур, временно вступающих в союзы исходя из прагматических целей, напоминая своеобразное постоянное «броуновское движение», где все альянсы временны и ситуативны. Так крупный региональный бизнесмен А. Мигуля, который в 2000 был яростным противником губернатора Л. Короткова и благодаря давлению Короткова не смог стать председателем областного совета, затем вошел с Коротковым в альянс в 2004 и при его содействии стал мэром Благовещенска.

Не было никогда у Короткова и собственной бизнес-опоры, своего бизнеса — не потому что он этого не хотел, а потому что просто не умел (вряд ли можно считать значимым бизнесом турфирму «Чичероне», которую открыла жена Короткова Татьяна Опаловская). Как рассказывали местные недоброжелатели губернатора «если другие губернаторы там пакеты акций себе забирают, то этот просто, по «старинке», кормится, кто чем даст». Впрочем, никаких документальных злоупотреблений губернатора никогда замечено не было. Сильных противников губернатор трогать боялся, предпочитая с ними договариваться полюбовно. Все попытки губернатора давить слишком сильных игроков потерпели фиаско — так, в начале правления началась волна проверок в продовольственной корпорации крупного бизнесмена А. Мигули (ныне мэра Благовещенска), пытались отобрать сеть аптек у бизнесмена М. Корнеева, была попытка захвата здания «Альфа-канала» через «приватизацию» — но ничего не вышло. Поэтому вскоре главным источником реализации губернаторских амбиций стали более слабые игроки — малый и средний бизнес, который и играл роль основной местной оппозиции.

Не будучи сам специалистом в управлении в том, что касается конкретных хозяйственных вопросов, Коротков был вынужден во всех основных вопросах полагаться на свою команду, которая в целом получилась довольно неплохой по своему профессиональному уровню. Ключевыми «экономическими фигурами» в команде губернатора стали его первый заместитель, ставленник НК «Альянс» С. Максимов и заместитель губернатора по взаимодействию с территориальными органами федеральных органов власти В. Марценко. Влиятельны были также заместитель губернатора по ЖКХ Виктор Митр (ныне глава представительства Администрации Амурской области при Президенте РФ), начальник управления госимущества Владимир Терехов, заместитель губернатора по экономике Валерий Гладилов (работает и сейчас).

Недовольство в основном вызывали неуклюжие попытки части его команды, — преимущественно пришлой и изначально плохо знавшей специфику региона, — чрезмерно использовать методы давления вместо методов достижения компромиссов.

Раздражение некоторых вызывало и «головокружение» от успехов нового губернатора — такой резкий карьерный рост не мог не сказаться на адекватности поведения с окружающими. Впрочем, рассказы о высокомерии и злопамятности — дело личного ощущения конкретных людей, имеющих с Коротковым свою историю отношений.

Помимо администрации Короткова в области было еще несколько потенциальных центров кристаллизации элитных группировок. В первую очередь это аппарат главного федерального инспектора В. Вощевоза (также возглавляющего областной союз ветеранов Афганистана и бывшего президентом ФК «Амур») и администрация г. Благовещенска. Именно В. Вощевоз контролировал тогда региональную организацию «Единой России», исполком которой возглавлял его давний приятель В. Логачев. Давней целью В. Вощевоза являлся пост губернатора Амурской области, на который он баллотировался еще в 2000. При этом репутация Вощевоза в регионе со специфическими бизнес-связями возглавляемого им Союза ветеранов Афганистана была не очень однозначной.

До декабря 2004 самостоятельным оппозиционным центром была также администрация Благовещенска во главе в А. Колядиным и его заместителем Черемисиным. Занявший пост мэра А. Мигуля (Дальневосточная Продовольственная Корпорация) был гораздо более лоялен Л. Короткову.

Довольно независимо ведет себя большинство глав местных администраций, даже лояльных Л. Короткову.

Также имелись независимые бизнес-группы М. Корнеева (холдинг ООО «Россия» — строительство, сеть аптек, разветвленная торговая сеть и т.д.), Г. Бусловой (член Совета Федерации, ООО «Авиационно-коммерческое агентство "АВИА-ТРАСТ"), А. Ведева (ОАО «Амурский кристалл» — производство ликероводочной продукции, и ОАО «Амурский бройлер»), А. Синькова (генеральный директор ОАО «Амурстрой», глава ассоциации каратэ и кекусинкай), С. Ермоленко («Покровский рудник»), «Амурский уголь», аграрное лобби и др. «Государствами в государстве» являлись энергетики, Тындинское отделение ДвЖД. Большинство данных групп (особенно аграрники, «Покровский рудник») склонны договариваться с действующей властью независимо от того, кем она сейчас представлена.

В ближайшие годы вероятно усилие в регионе «Роснефти» и «Транснефти» (проект строительства газопровода в Китай), возможно, имеющего лицензии на добычу золота входящего в «Норильский никель» «Полюса», строительство газопровода по маршруту «Северобайкальск — Сковородино — Благовещенск — Китай — Республика Корея». Однако, в настоящее время «Роснефть», «Норильский никель» и «Газпром» в регионе почти не представлены.

Определенный интерес к региону проявляют представители хабаровского бизнеса. Но в целом пока в региональном бизнесе доминируют «местные».

Срок губернаторских полномочий Короткова истекал в марте 2005 года. Таким образом, Коротков оказывался в «первой волне» губернаторов, которым предстояло вместо избрания пройти назначение по новой процедуре. Можно сказать, что с отменой прямых выборов губернаторов Короткову даже повезло — по данным соцопросов на конец 2004 - начало 2005 года его антирейтинг существенно превышал рейтинг, и шансы избираться на новый срок были незначительными. По данным соцопросов, на январь 2005 года 44% опрошенных жителей области хотели бы, чтобы по представлению Президента РФ облсоветом был избран новый глава области, лишь 32% высказались за действующего губернатора.

С одной стороны, никто как персонифицированная альтернатива Короткову в тот момент не воспринимался, с другой стороны явно шансы на неплохой успех в случае выдвижения имели бы Корнеев, Мигуля и т.д. — на них могли сработать те же самые протестные настроения, которые привели к власти в 2001 самого Короткова. Региональная организация партии «Единая Россия» активно лоббировала назначение вместо беспартийного Л. Короткова главного федерального инспектора по области, лидера областного союза ветеранов Афганистана В. Вощевоза (соответствующие письма и обращения активно публиковала пресса).

Среди возможных кандидатов, представленных в списке полпреда Президента РФ в ДвФО К. Пуликовского, в СМИ региона назывались также двоюродный брат спикера Госдумы РФ Б. Грызлова Владимир Грызлов — начальник Дальневосточного высшего военного командного училища (впрочем, не имеющая никакого веса в региональной элите кандидатура В. Грызлова воспринималась явно с иронией и исключительно как пример стремления части чиновников полпредства проявить подобострастие), депутат Госдумы от Амурской области Борис Виноградов и первый заместитель губернатора С. Максимов. Член Совета Федерации от Амурской области Галина Буслова намекнула, что ей было сделано соответствующее предложение, от которого она якобы отказалась. Называлась и кандидатура зампреда президента в ДвФО Юрия Аверьянова.

В этой ситуации  Леонид Коротков решил сыграть на опережение и сам досрочно поставил перед президентом вопрос о доверии на личной встрече 4 февраля. 19 февраля Президент России внес кандидатуру Л. Короткова для назначения на новый срок, а 24 февраля областной совет его утвердил (21 — «за», 7 — «против», 1 испорченный бюллетень).

Одновременно с назначением Л. Короткова на пост губернатор ушел в отставку действующий состав областной администрации. Свои посты оставили первый замгубернатора Сергей Максимов, заместитель по социальной политике Светлана Анищенко, заместитель по вопросам агропромышленного комплекса Николай Кулешов и замгубернатора, начальник областного департамента по управлению госимуществом Владимир Терехов. Новым первым заместителем губернатора стал Виктор Марценко (29 сентября 2006 Марценко стал заместителем нового полпреда президента РФ в ДвФО Камиля Исхакова).

Вместо Марценко первым заместителем губернатора в январе 2007 года стала Валентина Калита, бывший проректор Амурского областного института повышения квалификации и переподготовки педагогических кадров (1994—2004) и первый заместитель мэра г. Благовещенска (2004—2007).

 

* * *

Из поздравления В. Путина губернатору Л. Короткову в связи с 40-летием:

«Компетентный и ответственный руководитель, вы пользуетесь заслуженным авторитетом среди земляков. Уверен, профессионализм, опыт и энергия и впредь помогут вам последовательно решать проблемы региона, создавать условия для эффективной реализации экономического и культурного потенциала области, повышения благосостояния ее жителей». («Коммерсант» (Хабаровск), 21.01.2005)

* * *

Ситуацию с переназначением Короткова в 2005 для него, тем менее, испортили выборы Амурского областного совета 25 марта 2005 года. Они кстати проходили при самом низком в Российской Федерации заградительном барьере (3%).

На них сложилась ситуация явного противостояния «Единой России», список которой формально возглавили секретарь политсовета региональной организации В. Логачев и крупный региональный бизнесмен М. Корнеев с диверсифицированным бизнесом (5-м номером баллотировался брат Валерия Вощевоза пограничник Владимир Вощевоз; в списке также были представители кампании «Амурский уголь»), и сторонников губернатора Л. Короткова, объединившихся в блок «Мы — за развитие Амурской области», учрежденный региональными отделениями «Яблока» и Российской Партии Жизни. Блок «Мы — за развитие Амурской области» возглавили гендиректор агрофирмы «Партизан» Геннадий Зражевский, зампред областного совета Олег Турков, гендиректор крупнейшего в области предприятия по добыче золота ОАО «Покровский рудник» С. Ермоленко, лидер регионального «Яблока» С. Степанов, директор популярного областного ТВ «Альфа-канал» И. Горевой.

«Третьей» силой, выступавшей и против «Единой России», и против блока «Мы — за развитие Амурской области» выступали традиционно сильные в области коммунисты. Список КПРФ возглавили председатель областного совета С. Горянский, второй секретарь обкома доцент БГПУ Д. Новиков (1969 г. р.) и глава администрации Бурейского района П. Штейн. Именно Штейн, по мнению многих, являлся реальным и наиболее электорально привлекательным лидером списка, а Бурейский район, где находится одноименная ГЭС — один из самых благополучных в области.

В январе-феврале в области проходили массовые акции, связанные с протестами против проведения «монетизации», их организаторами выступали региональные отделения КПРФ, «Родины», Российской партии пенсионеров, ЛДПР. Ряд акций проходил непосредственно перед региональным офисом «Единой России» и широко освещался в СМИ.

В качестве дополнительных «эшелонов» сторонников областной администрации выступали списки Российской партии пенсионеров, ЛДП, АПР, «Родина» (лидер списка — советник заместителя губернатора Ю. Кузнецов). Таким образом, источники агиткампании против «Единой России» явно указывали на областную администрацию.

Вел свою игру созданный политиками, вышедшими в 2004 в результате раскола из КПРФ, блок «За родное Приамурье», формально учрежденный Народной и Народно-патриотической партиями. А также СПС, список которого возглавил только что вступивший в СПС популярный ректор Амурского Государственного университета Андрей Плутенко. Электоральным потенциалом СПС являлась личная популярность Плутенко среди студентов и сотрудников АГУ, а также значительная роль в области подразделений РАО ЕЭС (в частности, строящейся Бурейской ГЭС). Кампанией СПС занимался непосредственно прибывший в регион депутат Государственной думы РФ А. Баков.

Насколько известно, при переназначении Короткова его попросили прекратить кампанию против «Единой России». Действительно, накал кампании против ЕР был снижен, и партия получила доступ в региональные СМИ, тем не менее, «покусывать» её продолжали.

20 марта Амурский областной суд формально по иску регионального отделения КПРФ (реально — при содействии «Единой России» и ГФИ В. Вощевоза) принял решение отменить регистрацию главного блока сторонников Короткова «Мы — за развитие Амурской области» (известного в народе как «ЗаРазА») по причине того, что он использовал в наименовании название ранее созданного амурского общественного объединения "За развитие Амурской области", председатель которого О. Турков входил в число лидеров блока. Кассацию блока Верховный суд РФ рассмотрел 25 марта, за 2 дня до голосования, и отменил решение областного суда. В результате вместо отстранения от выборов блок «Мы — за развитие Амурской области» получил дополнительный информационный повод перед днем голосования.

В результате «ЗаРазА» победила 17,66%, а «Единая Россия» получила всего 16,26%. Еще 13,15% получила КПРФ, 12,7% СПС, прошли также партия пенсионеров (8,32%), блок «За родное Приамурье» (5,07%), партия «Родина» (4,02%), ЛДПР (3,63%). В двухмандатных округах из 17 избранных депутатов было 5 представителей блока «Мы — за развитие Амурской области», 4 «Единой России», 1 КПРФ, остальные — самовыдвиженцы.

Провал «Единой России» немедленно был записан в вину губернатору, но снять только что назначенного руководителя без потери лица федеральной власти было невозможно. Таким образом, Коротков остался губернатором, но оказался в положении «находящегося под постоянным присмотром».

Спикером нового облсовета стал сторонник губернатора Олег Турков.

После выборов произошли подвижки и в «Единой России» — новым лидером региональной организации стал депутат Госдумы К. Шипунов, приняли в партию О. Туркова, однако, самого Короткова в партию так и не приняли. После увольнения Короткова Борис Грызлов признался, что Леонид Коротков неоднократно обращался с просьбой о принятии в "Единую Россию" и есть решение бюро высшего совета партии не рекомендовать партийным организациям Амурской области принимать его в "Единую Россию".

Не вызвало сомнений, что федеральный центр просто выжидает паузу, окончание которой позволит уволить Короткова в «нужный момент».

В тоже время завершилась (во всяком случае, пока) политическая карьера и В. Вощевоза. 3 декабря 2006 новый полпред президента Камиль Исхаков уволил главного федерального инспектора в Амурской области Вощевоза с данной должности за прогул. Вместо него назначен главный советник департамента обеспечения конституционных прав граждан полпредства Григорий Смоляк.

Неприятности Короткова усилились в ноябре 2006 года, когда был назначен новый прокурор области Владимир Чистов. У Чистова был большой опыт борьбы с губернаторами, именно при нем как заместителе прокурора Камчатской области были возбуждены уголовные дела против губернатора М. Машковцева и его заместителя Чистякова. И хотя Машковцева посадить не удалось, Чистов пошел на повышение — стал прокурором Корякского автономного округа. Активность прокуратуры КАО по выявлению нарушений в организации администрацией КАО северного завоза внесла свою несомненную лепту в увольнение корякского губернатора В. Логинова.

Оказавшись в Благовещенске, Чистов вскоре развернул бурную деятельность. 2 мая 2007 генеральная прокуратура России предъявила Леониду Короткову обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями, превышении должностных полномочий и халатности. По мнению следствия, в результате противоправных действий Короткова в период 2003-2006 годов на территории области был незаконно увеличен тариф на электрическую и тепловую энергию для потребителей. Увеличение тарифа произошло из-за того, что в него были включены затраты на содержание футбольного клуба "Амур" в сумме 41 млн рубле. Кроме того, Короткова обвинили в том, что он приобрел дорожную технику и два легковых автомобиля у компании "Торгфинанс" на сумму 40 млн рублей, что по ценам превышало среднерыночную стоимость автомашин. По распоряжениям губернатора из резервного фонда администрации Амурской области выделялись денежные средства на финансирование различных предприятий на сумму более 22 млн области. Из бюджета Амурской области Коротков выделил компании "Прииск Дамбуки" 16 млн рублей в счет погашения кредитной задолженности. Однако 53,3 проц акций этой компании не поступили в собственность Амурской области. "В целом в результате противоправных действий Короткова бюджету Амурской области причинен ущерб в сумме 123 млн. рублей", — считают в прокуратуре.


4 мая двадцать депутатов Амурского областного Совета направили Президенту РФ обращение с просьбой пресечь «кампанию по очернению губернатора Короткова».

Указ Президента об увольнении Короткова стал логичным завершением активности прокуратуры.

Был ли предопределен такой результат карьеры Короткова? И да, и нет. Во всяком случае, несмотря на все свои огрехи, возможности вести свою игру в условиях начавшегося раскола федеральных элит у губернатора были. Но воспользоваться ими он не сумел. Так, было бы логично, если бы на фоне не прекращающегося конфликта с «Единой Россией» губернатор сделал ставку на «Справедливую Россию», благо, что РПЖ в 2005 была учредителем прогубернаторского блока «Мы — за развитие Амурской области», а региональная «Родина» тоже была прогубернаторской. Однако отсутствием политической прозорливости и своими странными метаниями и невыполнением обещаний Коротков умудрился испортить отношения и с председателем Совета Федерации С. Мироновым.

Дело в том, что после выборов Амурского облсовета в 2005 году С. Миронов активно ратовал за то, чтобы пост в Совете Федерации сохранила Г. Буслова. Но просьбу Миронова региональные власти старательно игнорировали. В итоге решить вопрос о своем представителе в Совете Федерации амурский облсовет не мог почти год. В июне и сентябре 2005 спикер облсовета Олег Турков по настойчивым рекомендациям федеральных властей предлагал продлить полномочия прежнего сенатора Галины Бусловой, но оба раза за нее проголосовали лишь 11 депутатов — вместо необходимых 18. Явно, что без участия обладминистрации здесь не обошлось.

После этого 1 февраля 2006 года О. Турков внес в парламент кандидатуру заместителя полпреда в ДФО Юрия Аверьянова. Между тем в местных газетах стали появляться материалы о достижениях Галины Бусловой, а в одной из публикаций содержался призыв Сергея Миронова к амурским парламентариям "перебороть политические пристрастия и надуманные сомнения при рассмотрении кандидатуры Г. С. Бусловой и поддержать ее". В итоге в ходе тайного голосования кандидата Аверьянова поддержали 20 из 32 присутствовавших депутатов, остальные высказались против. Буслова же в ответ заявила, что не сложит полномочия сенатора до тех пор, пока этот вопрос не рассмотрит Совет Федерации.

Однако вопрос об утверждении Аверьянова сенатором так и не был включен в повестку дня верхней палаты российского парламента. Видимо, не выдержав напряжения трех месяцев ожидания, генерал-лейтенант в запасе принял приглашение от Совета безопасности РФ и стал помощником его секретаря. Еще три месяца спустя, на августовском заседании, облсовет отозвал свое решение об избрании Аверьянова членом СФ. Тем временем в Совете Федерации продолжает заседать Буслова, чьи полномочия давно закончились.

В результате многочисленных ошибок в построении отношений с федеральным центром губернатор фактически утратил все возможные точки опоры в руководстве страны и как следствие — перестал быть губернатором.

Вряд ли, конечно, с увольнением из губернаторов политическая карьера Короткова закончена — он вполне молод и имеет талант публичного политика, просто минувшие годы находился не на том месте, где был бы эффективен. Предшественник Короткова Белоногов, к примеру, сейчас спокойно работает в качестве депутата областного совета. Так что не исключено, что Коротков вскоре окажется депутатом того или иного органа — депутатство у него всегда получалось намного лучше губернаторства.

Мораль данной истории совсем иная. Как уже отмечено, в 2005 на прямых выборах губернатора Коротков скорей всего бы проиграл сам и с 2005 у региона вполне мог бы быть новый губернатор. Однако система назначений, круговой поруки между теми, кто назначает, и кого назначают, и невозможности для тех, кто назначил того или иного гражданина на пост губернатора, признать собственную ошибку при выборе кандидата, затянула этот процесс на два года. Фактически развитие региона оказалось заморожено на два года и совсем не факт, что назначенный новый губернатор будет пользоваться в регионе какой-либо поддержкой, как нет её, к примеру, у А. Бердникова в Алтае, который на прямых выборах главы региона занял лишь шестое место, как нет реальной общественной легитимности в Адыгее у А. Тхакушинова, также провалившегося на прямых выборах президента.

Доверие к власти и её общественная легитимность — залог её эффективности, именно в неучете реальных общественных интересов и лишении общества права выбирать кандидатов путем открытых дискуссий и самому формировать региональную повестку дня

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter