"Ржавое железо" для оппозиции

После того, как статья "Демо-мятеж" была опубликована на сайте АПН, многие меня спрашивали: если "бархатную революцию" решено спровоцировать — то кто же провокатор? Странно. Мне казалось, что ответ очевиден. На роль нового попа Гапона выбран (и успешно внедрен в "демократическое движение") Эдуард Лимонов и его "национал-большевики". Они-то и приведут "бархатную революцию" под пулеметы карателей.

Размышляя над "феноменом Азефа и азефщины", Лев Троцкий в 1911 г. ехидно заметил: "В душе каждого почти человека, особливо же в душе филистера живет этакая — как бы выразиться? — романтическая глиста, которая в сутолоке обыденщины замирает, но, раз пробужденная сенсацией, требует новой и новой пищи, все более чрезвычайной. В наше беспощадно-газетное время каждое событие доходит до читателя в бесчисленном количестве отражений, все более и более удаляющихся от источника. Наконец, проходит положенное время, определяемое психо-физиологической природой глисты романтизма, сенсация набивает оскомину, и событие, ее породившее, погребается под холмом газетной бумаги".

"Глиста романтизма" ведет писателя Эдуарда Савенко, известного под псевдонимом "Лимонов", через все перипетии его бурной биографии. Чем бы ни занимался он в жизни — писательством, редактурой или стрельбой из пулемета по прохожим — главная его задача была и остается — "не остаться погребенным под холмом газетной бумаги".

Вот, кстати, интересная тема. Недавно правительство Сербии, пришедшее к власти в результате "бархатной революции", выдало Гаагскому трибуналу нескольких военных, расстрелявших мусульманских боевиков в 1995 г. в Сребренице и имевших неосторожность записать этот процесс на видео. Российские общечеловеки были очень довольны: возмездие настигло палачей, вот ужо вам, путинские опричники… Интересно, что общечеловеки скажут, если следующий запрос из Гааги придет на самого Лимонова? Цитирую по "Книге мертвых": "В октябре 1992 года я уже стоял с президентом Сербской Республики Боснии Караджичем (находящимся ныне в международном розыске за военные преступления — О.П.) над окруженным городом Сараево и нас снимала телекомпания Би-Би-Си. Там я допустил ошибку — не усмотрел, как камерамен Би-Би-Си снял меня, стреляющего из пулемета по городу. Эти кадры стоили мне дорого. Они "подтверждали" мою дурную репутацию националиста, фашиста и, вот, пожалуйста, убийцы мирных жителей". Конец цитаты.

От всей души поздравляю "демократическую оппозицию" с таким союзничком. Наивно, впрочем, было бы ожидать каких-либо моральных (или просто гигиенических) затруднений со стороны людей, которые до сих пор не соизволяют замечать, например, геноцида русских в Чечне в 1991–1994 годах. Но хоть какая-то элементарная осторожность в подборе союзников должна присутствовать! Должны же возникнуть самые простые вопросы. Например, такой: с чего бы это Эдуард Лимонов, которого ловили с таким шумом и судили с такой помпой — отделался таким "детским", по нынешним временам, сроком? Всего-то-навсего — четыре года! Да и те отсидел только наполовину и вышел "по возрасту"… Есть о чем подумать.

Кое-кто и думает. Например, Юлия Латынина в эфире "Эха Москвы" сказала в 2004 году буквально следующее: "Лимонов был взят по обвинению в терроризме. Как мы помним, когда в XIX веке арестовывали революционеров как врагов существующего строя, то они использовали свой процесс для того, чтобы рассказать, какой плохой этот режим, как они с ним борются, и использовали его как трибуну для распространения своих убеждений. Лимонов выбрал другой путь — он не говорил на процессе, что он против этого режима, не говорил, что призывал к его свержению насильственным путем — как, собственно, было написано в его книгах. Он говорил, что его не так поняли. В принципе так примерно поступают уголовники, когда считают, что главная ценность — это свобода и когда всеми силами отпираются на процессе от предъявленных им обвинений". Правильная мысль, умная. Жаль только, что Латынина не додумала ее до конца. Потому что в конце был бы единственный и очень простой вывод: казачок-то — засланный!

На роль провокатора Лимонов напрашивался давно и практически в открытую. В национал-большевистском "манифесте" "Другая Россия" есть такой очень любопытный пассаж: "Если нельзя победить в РФ, нужно вначале победить в одной из республик СНГ с достаточно высоким процентом русского населения. Создать вторую Россию, чтобы потом двинуть её на первую. Разумеется, партизанскую войну нужно вынести за границы РФ. Основать партизанскую базу где-нибудь вблизи с границей РФ, но уже на территории какой-либо республики СНГ".

В переводе на русский это означает следующее: "Я и мои ребята предлагаем свои услуги в качестве "отвязанной пушки" в какой-нибудь из сопредельных стран — например на Украине или в Казахстане. Я буду для вас тем же, кем был Желько Ражнатович по прозвищу "Аркан" для Слободана Милошевича — то есть прикормленным бандитом, формально вам не подчиняющимся, но по факту выполняющим наиболее деликатные задачи — типа зачистки местности или нейтрализации оппозиции. Я могу, я в Боснии научился. Возьмите меня, я вам пригожусь!".

Сигнал был "где надо" принят, но реакции до времени не последовало. Там, "где надо", инициативщиков традиционно не любят и им не доверяют. Вместо этого, судя по всему, было сделано следующее: во-первых, Лимонову пришили дело; во-вторых, помогли на опыте убедиться, что "в тюрьме — плохо"; и, наконец, в-третьих — сделали конкретное предложение. Судя по той скорости, с какой узник совести вылетел на свободу, предложение он принял.

Это, пожалуй, разумно. Зачем использовать "ручного бандита" на окраинах, когда гораздо больше пользы он принесет в Москве? "Демократическая оппозиция" уже который год мается от недостатка (чтобы не сказать — отсутствия) кадрового ресурса. Неудачный какой-то народ попался российским общечеловекам, неправильный. То за Путина проголосует, то Ульмана оправдает. А все пикеты "против кровавого режима" редко когда собирают больше десятка городских сумасшедших. Есть от чего потерять бдительность и принять в демократы человека, всерьез называющего себя национал-большевиком. На безрыбье и рак — рыба; на безлюдье и Фома — дворянин…

Впрочем, дело не в названиях, а в последствиях. Похоже, "оранжевая богема", признанием которой так дорожит модный писатель Лимонов, не совсем понимает, какой сценарий вынашивает этот человек. Сегодня Лимонов просто пасется на березовско-ходорковских сайтах и зачастую делает там заявления просто поразительные. Например, вот такие: "Хотите революции — надо идти на больший риск, чем вы идете. Смелее, будьте так же смелы, как мы. Нам будет легче, если рядом откроется второй и третий фронт. Революций по Интернету, революций цветов в России не будет. Готовьтесь к ржавому железу, к сырому камню. Ничего страшного, наши предшественники смогли, сможем и мы".

Это — не истерика, как может показаться вначале. Это — прямая и сознательная провокация. Единственный на сегодняшний день реальный вариант для "антипутинской оппозиции" — это именно "цветочная революция": массовые, долговременные, а главное — сугубо мирные кампании гражданского неповиновения. Любая попытка хоть пальцем прикоснуться "к ржавому железу и сырому камню" будет подавлена быстро и безжалостно. Как в 1993 году в Москве и в 2005 — в Андижане.

Тот факт, что "оппозиция" не понимает, что ее элементарно провоцируют, многое говорит об уровне как самой "оппозиции", так и ее спонсоров. Как совершенно правильно писал Троцкий в уже упомянутой статье, "потрясающее сидит в азефщине, не в Азефе. "Величайший провокатор" не имеет в себе ничего демонического, — он был и оставался прохвостом tout court".

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter