Тернистая тропа сепаратизма

Под суетливый шум "имперцев", громогласно рассуждающих то о "Пятой", то о "Либеральной империи" и старающихся не замечать реальных проблем жителей большей части России (Сибири и Дальнего Востока), растет и крепнет убежденность этих самых жителей той самой большей части России в том, что те, кто живет за уральским хребтом, им не особо-то и надобны. И проекты наподобие "Сибирской республики" родились не на пустом месте. В свете неутихающей риторики об угрозе распада России следует задуматься: каков он, региональный сепаратизм, куда заведет, и во что это все, в конечном счете, выльется?

На Дальнем Востоке расстояние ощущается физически. Территориальная отдаленность приводит к тому, что руки Москвы туда зачастую не дотягиваются. Столичная власть признается, но лишь как что-то номинальное, реально же при этом все живут своей жизнью. Без оглядки на столицу. В некотором роде это способствует формированию какой-то особой территориальной идентичности.

Такие выражения, как "сибиряки" и "коренные дальневосточники", появились не вчера. Длительное время фактически весь Дальневосточный регион воспринимался как далекий остров, а не как континентальная часть России. Отчасти ситуацию изменило покорение Средней Азии и строительство Транссибирской железной дороги. Но очень слабая населенность этих районов и неравномерное расположение административных центров превратило Сибирь и Дальний Восток скорее в "охвостье" империи, "голова" которой была вынесена далеко на запад.

Это, в свою очередь, нанесло ощутимый отпечаток на психологию жителей региона. Ведь Родиной является вовсе не территория, которой мы так поклоняемся. Родиной является народ. Если нет народа, то не будет и территории. Будет вмятый шар, из которого выкачали воздух. А психологическая связь «дальневосточников» с остальной частью российского населения слабеет с каждым днем.

В экспертной среде и на разных уровнях вертикали власти существует опасение, что территориальная обособленность, слаборазвитая транспортная инфраструктура вкупе с общей отчужденностью дальневосточного населения от Москвы способно породить такое явление, как "дальневосточный сепаратизм". Немало русских, которые никогда не бывали в столице собственной Родины; добавлю к этому, что столица и не ждет их особенно, только у нас можно услышать презрительное выражение "приехал с Камчатки" — в Америке вы навряд ли услышите аналогичное "приехал с Аляски".

Правда, все почему-то забывают о том, что в мировой истории территории никогда не отделялись от центра (а Дальний Восток именно территория). Территориального сепаратизма не существовало. Оффшоры — да. Но не сепаратизм. Территориям свойственно не отделяться, а напротив присоединяться к чему-либо или создавать между собой конфедеративные союзы. Примером можно взять хотя бы Соединенные Штаты Америки. Америка образовалась не из союза народов, а из союза территорий или штатов. То же самое произошло со швейцарскими кантонами. Между тем никаких федераций "с участием народов" в истории никогда не существовало: Россия — первое и единственное государство такого рода. Народы включались в империи или в соединенные королевства, но не в федерации.

Сепаратизм практически всегда — удел народов. Только народы способны взбунтоваться и отделиться. Поэтому особенно активно сепаратистские настроения проявлялись в России на Кавказе (Чечня) и Поволжье (Татарстан). И именно поэтому на Дальнем Востоке единственной по-настоящему сепаратистски-опасной территорией является Саха-Якутия.

У самих русских своего сепаратизма практически никогда и не было (если не считать вольных "казачьих республик"). Никогда русские ни от кого не отделялись, хотя попытки такие были (идея русской автономии в Прибалтике и в Казахстане, идея "русского Севастополя" в окружении Украины — все эти попытки проваливались одна за другой). Исключением из общего правила тут может служить, пожалуй, только Приднестровье. Но и приднестровский сепаратизм по сути дела преследовал и преследует одну единственную цель — воссоединиться как можно скорее с Россией.

Стоит заметить, что пусть пока слабые, но сепаратистские тенденции на Дальнем Востоке практически полностью есть следствие экономической политики Москвы по отношению к территории. Это касается, в первую очередь, чудовищного перераспределения ресурсов в пользу федерального центра.

Де-факто Дальний Восток для Москвы — это колония, которая подвергается жесткой эксплуатации. Львиная доля доходов территорий, где сосредотачивается добыча и переработка природных ресурсов, уходит в федеральную казну, перераспределяется в Москве и, так или иначе, оседает в столице. Оттуда полноводные финансовые потоки текут на счета зарубежных банков. Территориям, где расположены природные богатства, т.е. их населению и региональным элитам, от общего "пирога" остаются сущие крохи. Поэтому, сравнивая уровень благосостояния Москвы и свой собственный, дальневосточники приходят к выводу, что их просто-напросто обделяют, что все могло быть иначе. Поэтому идет переориентация с Запада на Восток. С каждым годом укрепляются и плотно развиваются экономические связи Дальнего Востока со странами зоны АТР (проходящие в Хабаровске Дальневосточные экономические форумы тому пример). Отрыв идет уже не только в психологической, но и в экономической плоскости.

Вместо того чтобы деньги из Стабфонда отправлять на целевое развитие дальневосточных территорий (а износ инфраструктуры тут сильнее, чем в целом по России), дабы укрепить там свое влияние и присутствие, Москва отправляет их на Запад (пускай это называется вложением в ценные бумаги, но суть от этого не меняется). А пространство, которое не заселяется и не обрабатывается, невозможно удержать. Оно начнет сминаться и вдавливаться внутрь под влиянием демографических и трансконтинентальных процессов. И настроения вроде "Если Москва всё более нагло грабит, при этом ничего не даёт взамен, включая и безопасность, то зачем она нужна?" будут только набирать обороты. Напомню, что развал СССР начался именно под лозунгами "Хватит их кормить!".

Но Дальний Восток не может сам по себе взять и отделиться от России.

И дело тут не только в тех проблемах, которые повлечет за собой провозглашение, к примеру, Дальневосточной республики, среди которых:

— снижение уровня безопасности из-за потери связи с европейской частью России, имеющей стратегические ядерные силы, значительную часть военных частей, соединений и предприятий ВПК, а также три четверти мобилизационных ресурсов;

— потеря юридической защиты от внешнего посягательства; угроза экономической разрухи вследствие дотационного характера территорий;

— повышение уровня коррупции в чиновничьей среде вследствие полной ее не подконтрольности;

— стремительная криминализация, а уже сейчас ДФО находится на первом месте в России по уровню преступности, и прочие малоприятные вещи.

Проблема именно в невозможности для дальневосточников в полной мере сформировать свою идентичность по отношению к остальной России и, в первую очередь, к Москве.

Выделения дальневосточников в некий русский субэтнос наподобие казачества ожидать не стоит. По сути дела, все "страшилки" о региональном сепаратизме выгодны, прежде всего, местной элите, которая способна использовать их как некий ресурс на предмет торга с федеральным центром на предмет увеличения финансирования (по примеру Татарстана). Само же население внутренне к отделению, на мой взгляд, не готово. Ибо слишком страшно это — шагнуть в неизвестность.

Инициировать и организовать отделение Дальнего Востока в отдельное государственное образование (пусть и внешне зависимое) в ближайшей перспективе могут и способны только внешние силы. В зоне АТР имеются три таких геополитических субъекта: США, Япония и Китая.

Что касается Китая, то я бы сразу вычеркнул его из списка. Как известно, Китай живет по принципу: "поедай землю соседа подобно тому, как шелковичный червь поедает листья". По кусочку, мягко, не торопясь, Китай "откусывает" жизненное пространство (прежде всего в экономической, финансовой и демографической сферах) у соседних стран. Китаю нет нужды тратить деньги на дальневосточный сепаратизм — и так своих проблем хватает. К тому же, жители Дальнего Востока к китайцам братских чувств отнюдь не питают, особенно с учетом регулярных сбросов химических отходов с китайских заводов в амурские речные воды. Китай будет действовать, опираясь на свою "пятую колонну" — чайна-тауны и местное коррумпированное чиновничество. Спокойная, неторопливая экономическая и демографическая экспансия — вот его стратегия. Вчера Китай добился от Москвы территориальных уступок, сегодня он вытребовал для себя концессию на вырубку миллионов га таежного леса. О том, что будет послезавтра, можно только гадать.

Для США же создание на Дальнем Востоке надежного форпоста с целью недопущения усиления Китая вопрос, прежде всего политический. Прекрасно понимая, что Москва не прилагает ровным счетом никаких усилий для усиления дальневосточных территорий в контексте противостояния китайской экспансии, Вашингтону трудно будет удержаться от соблазна решить эту задачу самостоятельно, в собственных геополитических интересах. К тому же, в случае обретения политического контроля над Дальним Востоком, для США открывается масса возможностей в плане использования дальневосточных ресурсов (на Сахалине, где идет добыча нефти, англосаксы уже показали, что могут делать это профессионально и эффективно), что тоже играет для Штатов немаловажное значение.

Япония, вечный враг Китая, разумеется, также опасается его усиления. Но, не обладая военно-политической мощью США, она способна предложить региональной "элите", в случае, если та займет достаточно радикальные позиции для конфликта с Москвой с последующим отделением, только финансово-экономическую помощь в обмен, разумеется, на контроль над имеющимися природными ресурсами. Даже если брать в расчет только морскую ресурсную базу, это способно принести Японии миллиардные прибыли, поэтому развитие ситуации, при которой новоявленная ДВР может оказаться под политико-экономическим протекторатом японцев, не следует считать такой уж фантастической. Также возможно, и даже наиболее вероятно, что США и Япония просто поделят зоны влияния на Дальнем Востоке. Японии достанется Приморье, Курилы и Сахалин (или его часть), а Штатам все остальное.

Отдельно, в плоскости развития сепаратистского сценария, следует обратить внимание на Якутию. "Рвется там, где тонко", как метко озаглавил свою статью, посвященную якутскому сепаратизму, Павел Данилин. Якутия и есть то самое "слабое звено". Именно там, как нигде более в ДВ, популярны настроения типа: "Москали — враги", искусно маскируемые с присущей им азиатской хитростью.

В случае разыгрывания внешними силами сценария сецессии Дальнего Востока из состава РФ эта республика имеет все шансы стать "форвардом" сепаратизма. И именно по причине националистического характера якутского сепаратизма. Ведь якуты, опять же, в силу территориальной обособленности, очень слабо чувствуют свою связь с Россией и испытывают сильные тенденции к обособлению, что, в свою очередь, является питательной базой сепаратизма. Недаром базовая структура якутских сепаратистов называется "Народным фронтом", по аналогии с сепаратистскими "народными фронтами" в республиках СССР времен "перестройки".

К тому же, как известно, власть в Якутии, где сами якуты отнюдь не составляют национального большинства, принадлежит "элите", подавляющий процент которой состоит из якутов (причем подобная диспропорция есть следствие попустительства федерального центра). Сегодня якутские этнократы безжалостно эксплуатируют республиканские алмазоносные месторождения, попутно выбивая деньги для республики из федерального бюджета. А завтра... завтра они в партнерстве с внешними управителями также будут продолжать наживаться, но уже в больших объемах, на природных богатствах республики, уже фактически и юридически не завися от Москвы, на которую все также попутно будут продолжить сбрасывать всю вину за бедственное положение в республике, как они это делают сейчас.

Для Москвы единственной возможностью переломить подобные губительные тенденции может быть только одно: объявление Дальнего Востока территорией приоритетного развития и постепенная кооптация в местную "элиту" нового поколения, стоящего на государственнических позициях и тесно связанных с федеральным центром (их отбор и обучение должны осуществляться при прямой поддержке и протекции Москвы). Правда слабо верится, что нынешние обитатели Кремля пойдут на это. Слишком уж сильна в них психология "временщиков".

В любом случае, успех сепаратистов для основной массы населения ничем хорошим не обернется. Ведь внешние управляющие территориями окажутся вовсе не гуманистами, а самыми что ни на есть жесткими прагматиками, которым не будет никакой нужды заботиться об интересах дальневосточников. Выиграет лишь сепаратистская "элита" и незначительная часть населения, занятая добычей и транспортировкой ресурсов за рубеж. Поэтому все лозунги типа "Отделяйтесь!", ставшие порождением ощущения мерзкой и отвратительной реальности нынешней РФ, являются лишь близорукой и идеалистической риторикой, не имеющей никакого исторического оправдания.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter