На Ближнем Востоке государство теряет смысл

Очередная война Израиля в Ливане — это не просто эпизод среди локальных кризисов на Ближнем Востоке. Скорее всего, нынешняя война — начало большого изменения всей стратегической ситуации в этом регионе. Не напрямую, но ощутимо, это коснется и России с Европой.

Разрушается военный плацдарм Ирана у границ Израиля

Что происходит? Израиль атаковал проиранскую группировку Хезболла, которая, как оказалось, обладает тысячами ракет, способными достигать около половины его территории. Военная задача Израиля на первый взгляд выглядит просто: обезопасить себя от ракетных обстрелов. Для этого Израиль должен очистить от Хезболлы приграничные ливанские районы и получить возможность постоянно вторгаться на территорию глубинных районов Ливана, чтобы предотвращать появления там новых ракетных позиций этой организации.

Фактически Израиль должен стремиться превратить Ливан в подобие своих палестинских «территорий»: пространство, которое юридически как бы самостоятельно, но куда Израиль часто вводит вооруженные силы. Никакой ввод в южный Ливан войск НАТО или что-то в этом роде проблему, скорее всего, не решит. Война в Ливане, очевидно, предполагается долгой и охватывающей всю его территорию.

Иначе непонятно, зачем сейчас потребовалась срочная эвакуация из Ливана до ста тысяч иностранцев, включая около 25 тысяч граждан США?

У атаки на Ливан есть долговременные, даже стратегические последствия. Хезболла - военный союзник Ирана, а насыщенный ракетами южный Ливан — своего рода военный плацдарм Ирана близ Израиля. В случае вооруженного нападения США на Иран с территории Хезболлы может быть осуществлен неостановимый никакими средствами ПВО удар по Израилю. Теоретически этот удар может быть нанесен даже оружием массового поражения, — если у Ирана появится ядерная бомба. Возможность такого удара — один из основных аргументов, которые сдерживают и Израиль, и США от нанесения удара по иранским ядерным объектам.

Это — очень сильный военный аргумент. Подобная ситуация существует в Корее. Северная Корея расположила напротив Сеула несколько тысяч орудий на хорошо оборудованных позициях. В случае военного конфликта северокорейская артиллерия и простые ракеты ровняют с землей Сеул за несколько часов, если не минут. Никакими ПВО такую угрозу не остановить... И вся громадная мощь США и их союзников меркнет перед простой асимметричной стратегией весьма бедной страны.

Сама Южная Корея по понятной причине много лет является категорическим противником нанесения военного удара по КНДР. Ее союз с США действительно носит только оборонительный характер, ибо наступательную войну Северная Корея вести на юге не в состоянии.

В случае Хезбола — Израиль ситуация, однако, имеет особенность по сравнению с Кореей. Своеобразный религиозный орден, каковым является Хезболла, в случае получения в свое распоряжение ядерного оружия или чего-то наподобие его, может нанести по Израилю сокрушительный удар. Сдерживающего фактора в виде общей идентичности, каковая имеется у обеих Корей, между Хезболлой и Израилей не существует...

Для удара по Израилю с территорий Хезболлы в южном Ливане нет нужды в сложных средствах доставки ядерного оружия. Все необходимые средства, как выяснилось, у Хезболлы в этом регионе есть. Пока у Ирана нет ядерного оружия, Хезболла просто держит плацдарм и накапливает свои ракеты. Уже это достаточно серьезно, но после появления у Ирана ядерного оружия вся ближневосточная стратегия изменится. Иран станет неуязвим для внешней атаки и превратится в убежище для множества фундаменталистских группировок. Тогда ничто не остановит вал ираноориентированных военных переворотов по всему региону.

Израиль, разрушая ныне Хезболлу в южном Ливане и провоцируя бомбардировками гражданскую войну в этой стране, лишает Иран потенциальной неуязвимости от внешней атаки. А также — просто ослабляет оборону Ирана от возможного удара со стороны США... Действия Израиля в Ливане выглядят первым шагом к войне США против Ирана.

На Ближнем Востоке исчезает институт государства, усиливаются исламистские вооруженные подпольные «сети»

Война в Ливане, чем бы она ни закончилась, демонстрирует еще одну особенность политической ситуации на Ближнем Востоке: кризис государства как института, способного обеспечить устойчивое развитие мусульманских народов. Ни талибы в Афганистане, ни Саддам Хусейн в Ираке, ни ливанские, ни палестинские политики оказались не в состоянии противостоять внешним угрозам, опираясь на свое государство.

Более того, палестинцы сумели добиться отступления Израиля с большинства палестинских территорий, используя только террористические методы борьбы и сетевые организационные структуры. В Ираке сопротивление США оказывается эффективным не в рамках государства с его армией, а через подполье и партизанские действия. Даже сама нынешняя атака Израилем Хезболлы — показатель того, что основным внешним противником Израиля ныне выступает не какое-нибудь арабское государство, а экстерриториальная исламистская организация, по сути, религиозный орден...

Рост эффективных сетевых и отчасти клановых структур вместо государства на Ближнем Востоке необратим. А вместе с этим, необратим процесс распространения этих структур в Европе и США, что означает усиление позиций террористов.

Вместе с кризисом государства падает значение светских идеологий. Подпольные организации, как правило, являются радикально-исламистскими. Вместе с кризисом институтов светской власти происходит и деградация идеологии, идеалы светского общества уступают идеалам «пламенного ислама»...

Лишь Иран остается действительно сильным исламским государством региона. Но именно Иран сейчас особенно заинтересован в окружении себя такими широко использующими терроризм подпольными организациями. Опираясь на них, Иран может сдерживать США в Ираке, Ливане, Афганистане.

В случае успеха Израиля в Ливане эти движения получат толчок к развитию. Но в случае провала Израиля в Ливане и появления у Ирана ядерного оружия при Хезболле «у горла» Израиля, эти движения превратятся в бич Божий для «всего цивилизованного мира». Ибо у них в регионе будет неуязвимый и быстро расширяющийся глобальный «партизанский очаг» — Иран. В этом смысле война Израиля в Ливане — начало очень масштабного противостояния, может быть, даже межцивилизационной войны.

Кризис не может остановиться на Ливане

Разрушение «инфраструктуры террора» в Ливане обязательно должно в какой-то форме распространиться на Сирию, последний иранский плацдарм у границ Израиля... Сирия ныне слабая страна. Ее вооруженные силы не способны противостоять ни США, ни Израилю.

Совсем недавно под угрозой военного вторжения Сирия была вынуждена вывести свои войска из Ливана и уменьшить степень своего политического вмешательства в этой стране. Именно после этого стал возможен удар Израиля по Ливану. Те возможности, которыми Иран обладает через Хезболлу в Ливане, относятся с разными поправками и к Сирии. Конечно, в Сирии больше сдерживающих факторов для применения ОМП в случае «часа Икс» против Израиля, но, в общем, видимо, нет смысла громить Хезболлу в Ливане, оставляя возможность удара по Израилю в интересах Ирана с территории Сирии.

Похоже, происходит быстрое падение в состояние управляемого хаоса и социальной деградации всего обширного региона от Китая до Израиля, от Индии до Турции и Кавказа. Расползание зоны перманентного конфликта на все новые страны происходит медленно, однако нет никаких оснований ожидать в этом регионе стабилизации в ближайшие 10-15 лет. Особенно если произойдет вторжение США в Иран.

Что это означает для России и Европы?

Прежде всего, никакого мира на планете не ожидается. Фактически, Европа получила свою громадную «Чечню» в лице почти всего исламского мира. Зона постоянного военного конфликта близ ЕС и России будет расширяться. Будет нарастать угроза терактов и политической напряженности вокруг исламской общины вне Ближнего Востока, особенно на территории ЕС. Исламские общины будут испытывать все большее давление со стороны усиливающегося исламистского подполья.

Выстраивать любое сотрудничество со странами этого региона становится очень сложно. За самыми невинными бизнесменами или деятелями искусства в любой момент может проявиться опасная подпольная террористическая сеть. Никто в мире не обладает сейчас достаточными кадрами и знаниями для успешной работы в этом регионе. Никто в мире не готов к деградации государства на Блтжнем Востоке и к превращению подпольных организаций в реальных политических и экономических игроков.

Обществам России и близких ей стран СНГ, ориентированным как раз на сильное государство, а не на сетевые формы самоорганизации, будет особенно нелегко разобраться в ситуации. По сути, в качестве привычных партнеров на Ближнем Востоке остаются лишь правительства Сирии и Ирана. Если эти страны, особенно Иран, устоят, Россия (и близкие ей страны) имеют перспективу на их рынках. Но в целом этого недостаточно для работы в огромном и интересном, но все более опасном регионе.

Чтобы выстоять перед неизбежным расползанием политического кризиса из Ближнего Востока в Россию и Европу, необходим более сильный военно-политический союз стран вокруг РФ, и новая система взаимодействия между этим союзом (ОДКБ?) и НАТО. Война в Ливане требует активизировать внимание РФ к этому региону, — может быть, даже отказаться от политики ухода из разных точек на планете, которая проводится в России уже несколько лет...

Основной угрозой РФ, как и ЕС и США, становятся «исламистские сети», сдержать их будет сложно.

Есть и положительные стороны начавшегося нового долгого обострения на Ближнем Востоке. Этот регион и дальше будет отвлекать внимание США и Европы от надуманного противостояния с Россией, — будь то по вопросам о ценах на сырье, о ситуации на Украине, в Грузии и Беларуси, или прав человека. Перед очередным саммитом «восьмерки» почти всегда будет случаться что-то очень важное где-то между Ираном и Израилем.

Перманентный кризис на Ближнем Востоке не может не подстегивать роста цен на нефть и газ. Этот рост выгоден и России и близким ей странам.

Нынешняя война Израиля в Ливане по своему значению — скорее всего, событие не менее значительное, чем оккупация Соединенными Штатами Ирака. Оно просто не так зрелищно и словно обыденно. Но если речь идет действительно о пуске процесса разрушения Сирии и Ирана, о стратегическом раскрепощении Израиля, — это будет иметь колоссальные долгосрочные последствия.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter