Обреченная попытка устрашения

Итак, война на Ближнем Востоке все-таки началась.

Грозовые тучи, собиравшиеся в течение всего предшествующего года, проливаются свинцовым «летним дождем» над сектором Газа, гремят боевыми действиями в Северном Израиле и Ливане. Положение обостряется все больше и больше. Теперь оба важнейших представителя Запада в регионе — и еврейское государство, и США, — находятся в состоянии прямого вооруженного конфликта с силами арабо-мусульманского мира. Вполне возможно «замыкание» цепи военной активности — Афганистан-Ирак-Палестина — непосредственным включением в нее армии крупнейшей «фигуры» исламского региона — все более «нуклеаризирующегося» Ирана. Не исключено, что для этого будет достаточно нанести крепкий авиаракетный удар по территории Сирии.

Однако до вступления в войну Ирана, кажется, еще далеко, и пока что отнюдь не факт, что войска ИРИ вмешаются в ближневосточный конфликт своей миллионной массой, снабженной баллистическими ракетами. И, слава Богу: это значит, что шанс на замирение в «пороховом погребе» планеты еще остается.

Нельзя не обратить внимание на вопиющую несоразмерность действий израильской армии с действиями мусульманских боевиков. Ответом на похищение пары-тройки солдат стали потоки огня, льющиеся на земли арабских стран, и гибель десятков (если уже не сотен) вполне мирных жителей, в том числе — множества детей, которые никогда в жизни даже не держали в руках ни пресловутых «Кассамов», ни автоматов Калашникова. Это даже не следование библейскому принципу «Талиона» — «око за око, зуб за зуб», — это отчаянная (и обреченная) попытка устрашения тех, кто не забывает обид и жестокостей, а тщательно, даже, порой, любовно, скапливает и растит «гроздья гнева». Поступать так, как поступает Израиль — все равно, что тыкать сидящего на цепи медведя в чувствительные места острой рогатиной. Внешне это, конечно, выглядит довольно эффектно, служит наглядной демонстрацией собственной мощи, но как только цепь, становящаяся все менее прочной, оборвется, медведь набросится на обладателя рогатины и загрызет насмерть — если не разорвет на куски, захлебываясь в кровавом экстазе.

Израиль в последние недели похож на смертоносное чудище, живущее в соленых глубинах, некоего Левиафана, оставшегося на прибрежном песке после отступления морских вод. Это чудище продолжает яростно лупить усыпанным ядовитыми шипами хвостом направо и налево, — не разбирая, кто прав, а кто —виноват. Более всего, несмотря на силу и масштабность данных ударов, это напоминает агонию. Такая политика не просто недальновидна — она, в достаточно близкой перспективе, с учетом изменения баланса сил в регионе и общей направленности всего этого процесса, — убийственна для самого еврейского государства.

Источник «неуязвимости» Израиля — в мощи «заокеанского Карфагена», а США сегодня уже не те, что были еще 3–4 года назад, в эпоху сокрушения «картонного тигра» — диктатора Саддама Хусейна, жуткого ближневосточного «покемона». Штаты все более явно теряют свои позиции в мире, даже в своем «загородном ранчо» — в Латинской Америке. А других реальных союзников у Израиля с его политикой на Ближнем Востоке нет — да и быть не может.

Союзы порождаются сходством интересов сторон. В той или иной степени союзником еврейского государства могли стать, по крайней мере отчасти, центральные власти Ливана — страны, расколотой примерно пополам между, условно говоря, прозападным и антиизраильским политблоками. Однако Израиль, вместо того, чтобы, приложив должные усилия, максимально локализовать свою военную активность против ненавистной ему «Хезболлы», — наносит нешуточные удары по общеливанским гражданским объектам и инфраструктурам, жилым домам и кварталам. Разрушен (со множеством жертв, в частности, мирных граждан других арабских стран) международный аэропорт в Бейруте — под тем предлогом, что через него «Хезболла» снабжалась оружием. Предлог — идиотский: основные базы «Хезболлы» находятся в долине Бекаа, граничащей с Сирией, соответственно, эта организация вполне успешно снабжается оружием по земле — при посредничестве Дамаска.

Израильские военные превращают Ливан в ловушку для гражданского населения, часть которого ненавидит исламистов и «Хезболлу» не менее чем они сами; страна блокирована с воздуха, с моря и даже с суши — разрушена часть шоссе, ведущих в Сирию. Это — препятствие скорее для беженцев, стремящихся покинуть горящий Ливан, захватив с собой на чужбину хотя бы часть своего имущества, — оружие же весьма сносно может доставляться горными тропами, мулами и людьми-носильщиками; так снабжались (и снабжаются) моджахеды в Афганистане, стране, в которой современная автодорожная сеть контролировалась сначала советскими солдатами и войсками Кабула, а сейчас — последними и коалицией Запада.

Израильское правительство говорит об ответственности за бомбардировки Ливана и об «узколобости» самих ливанских властей, которые должны были, в соответствии с Резолюцией ООН, разоружить «Хезболлу» и вообще контролировать деятельность этой организации. Однако сам Израиль, с его первоклассной армией, не может разоружить и контролировать даже ХАМАС — а «Хезболла» в военном отношении сильнее палестинских исламистов не меньше, чем на порядок. Если в секторе Газа на вооружении боевиков находятся лишь «Кассамы», отличающиеся от домашней пиротехники главным образом дальностью полета, и тем, что могут нести некоторый (ничтожный) запас взрывчатки, то «Хезболла» имеет настоящее тяжелое оружие, бьющее вглубь израильской территории на многие десятки, если не на сотню-полторы, километров. Поэтому «Хезболла» является серьезным противником для вооруженных сил еврейского государства, даже в условиях полевых, особенно — партизанских, действий, о чем свидетельствуют события самых последних дней.

Сил же официальной ливанской армии для разоружения «Хезболлы» явно маловато, и реальная попытка осуществить это разоружение сразу же вернет страну к гражданской войне, подобной той, которая бушевала в Ливане с 1975 г. Сие ясно любому здравомыслящему человеку, и израильское руководство все это хорошо понимает, но… не озвучивает в масс-медиа. Оно элементарным образом лицемерит, заявляя, что прекратит свою операцию в Ливане только тогда, когда правительство страны «Хезболлу» «обуздает». Заявления и ультиматумы подобного рода — ярчайший показатель неконструктивности и политической недобросовестности правительства «Эрец-Исраэль».

За эскалацией конфликта угадывается определенная режиссура. Сначала бросается «пробный камень» — палестинцы похищают капрала Г. Шалита, и еврейское государство двигает войска в сектор Газа, затем, увидев, что наживка проглочена, «Хезболла» похищает еще двух солдат, по некоторым сообщениям, даже не евреев, а друзов, и Израиль всей своей мощью бросается на Ливан, не соизмеряя своих поступков ни с какими резонами: уже сегодня число погибших граждан «Обетованной» (в основном — именно военных, солдат и унтер-офицеров, судя по опубликованным в стране данным) перевалило за дюжину. Все это выгодно в первую очередь противникам идеи «одностороннего размежевания» и нынешних «властей предержащих» Израиля. И вот почему.

Перспективы как развития, так и разрешения нового военного конфликта ничуть не ясны. Очевидно, что военная гроза утихнет отнюдь не скоро. И уже сейчас можно сказать, что нынешний конфликт в корне подрывает планы Э. Ольмерта и партии «Кадима», направленные на «одностороннее размежевание» с палестинцами. Понятно, что в условиях войны с неопределенными перспективами (равно как и после ее окончания) заниматься выведением еврейских поселений с палестинских земель никто не будет — во-первых, потому, что Израиль должен концентрировать свои силы на боевых действиях (а в дальнейшем, очень гипотетическом, — на ликвидации их последствий), во-вторых, потому, что это будет подрывать политическое единство страны и раздувать внутренние конфликты.

А крах плана «одностороннего размежевания» — «политического завещания» и «воли» А. Шарона, — разрушает самую основу существования правящей партии и всей парламентской коалиции Израиля, созданной в первую голову именно для реализации этого самого плана.

Данное обстоятельство — не в пользу Израиля, так как оно означает, что в условиях, когда государственный корабль попал в военную бурю (хотя — вполне «добровольно»!), его «рулевые» теряют у себя под ногами твердую почву. Марксист, лишившийся марксистской теории, уже не может далее быть марксистом, он должен решать заново вопрос своей самоидентификации и искать новое «единственно правильное» учение. А если при этом он еще и управляет, к примеру, фабрикой с работающими на ней пролетариями или же зверофермой (или живет в кибуце), то он вынужден решать по ходу вполне практические проблемы. Так что, реагируя на внешние вызовы в значительной мере интуитивно и спонтанно, он вряд ли сможет осуществлять какие-то целесообразные и перспективные действия. Скорее всего, он станет действовать беспланово, хаотично и несистемно. А это может привести все его предприятие к закономерному краху.

Таким образом, и в чисто внутриполитическом плане государство Израиль ждут с началом войны весьма и весьма нелегкие времена. 

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
  • Самое читаемое
  • Все за сегодня
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter