Плох тот бизнесмен, который не мечтает стать политиком

Обычно путь из бизнесменов в большую политику тернист. Как правило, достичь здесь успеха невозможно без хороших отношений либо с сильными мира сего, либо с тяжеловесами из госкомпаний, а лучше всего, когда есть и то, и другое. Редко кому так везет, как Игорю Холманских: сегодня ты начальник цеха, а на утро проснулся полпредом. Это, пожалуй, единственный случай в российской практике - исключение из правил.

Начальник Игоря Холманских – генеральный директор «Уралвагонзавода» Олег Сиенко – под такое исключение не подпадает, вся его деятельность только подтверждает общее правило. Старт у него, наверное, был не самый сильный – всего лишь президент федерации велоспорта, однако тем более впечатляющим выглядит дальнейший рост. За два года, прошедшие с того момента как Сиенко во всеуслышание поддержал Владимира Путина в ходе предвыборной кампании, грозясь приехать в Москву с мужиками и навести порядок, он сильно поднялся, «набрал вес». После его яркого выступления на Петербургском международном экономическом форуме в кулуарах вновь заговорили о скором выдвижении Сиенко на ведущие государственные посты. Его прочили на замену руководителей «Газпрома» и РЖД, на пост полпреда УрФО. Поговаривали также и о должности заместителя министра промышленности и торговли.

Между тем, Олег Викторович так увлекся реализацией политических амбиций, что стал обделять вниманием свое основное детище – «Уралвагонзавод». А проблем тут хоть отбавляй. Например, танки не пользуются особым спросом у Министерства обороны. Мало того, что стремительно устаревают, но еще и слишком дороги (около 130 млн рублей за машину). Так, по оценке представителей Генштаба, в якобы модернизированном танке Т-72 по-прежнему отсутствует защита экипажа от взрыва боезапаса и автоматизированная коробка передач. А проблемы с эргономикой в «улучшенной» бронемашине, где фактически невозможно использовать тепловизионный прицел, Сиенко пытался объяснить... акселерацией населения. На другом массовом танке - Т-90 нет бортовой системы, сообщающей об обстановке на поле боя и показывающей местоположении других бронемашин своего подразделения. Не отвечает современным требованиям и прицельно-наблюдательный комплекс командира Т-90.

В производстве железнодорожной техники – тоже проблемы. «Инновационные» вагоны УВЗ, по оценке Минтранса, ломаются в десять раз чаще, чем было гарантировано производителем. В нынешнем году УВЗ планировал поставить более 7000 вагонов. Но с таким качеством госкорпорация получит вал рекламаций, который грозит ухудшить и без того неблестящие финансовые результаты (лишь за 9 месяцев прошлого года убытки «Уралвагонзавода» составили 1,2 млрд рублей).

Не все гладко и с «дочками». Так, общая налоговая задолженность казне Кемеровской области дочерних предприятий «НПК «Уралвагонзавод», приобретенных уральской «кузницей танков» в течение последних трех лет в сибирском регионе, составила 480 млн. рублей. Разобраться с тяжелой финансовой ситуацией одного из должников - Юргинского машиностроительного завода – кемеровский губернатор Аман Тулеев лично попросил Генпрокурора РФ Юрия Чайку. Тулеев считает, что «практически компания уходит от ответственности за дальнейшую судьбу Юргинского машзавода. Они не занимаются ни модернизацией, ни поиском новых заказов. Создается твердое мнение, что собственники взяли предприятие, а что с ним делать — не знают».

Но это губернатор Тулеев не знает, а генеральный директор УВЗ Сиенко прекрасно все знает. Например, то, что в схеме покупки непрофильных для «НПК «Уралвагонзавод» предприятий участвовали сразу несколько оффшорных компаний, наиболее активно – ООО «Альцина», «корни» которой уходят в кипрские и виргинские оффшоры. А конкретно шахту «Заречная» приобрела «УВЗ-Логистик», в которой госкомпания контролирует лишь половину капитала, а оставшиеся доли, согласно данным СПАРКа, распределены среди четырех оффшоров. Наблюдатели считают, что таким образом легализуется «мостик» для вывода средств в оффшоры в интересах определенной части менеджмента госкорпорации.

В итоге «Уралвагонзавод» превратился в очень крупного владельца разнообразных и абсолютно непрофильных активов. Только за последние три года УВЗ приобрел доли в предприятиях, чья деятельность практически никак не пересекается с основными направлениями работы. Здесь не только производство трамваев и вагонов метро, но и логистика, сдача в аренду имеющихся территорий, и даже участие в создании компьютерных игр и пошив фирменной одежды.

Наблюдатели не исключают, что Сиенко, похоже, делает ставку не на развитие государственной компании, а на установление и поддержание отношений с сильными мира сего от политики. Расчет у него простой: политические тяжеловесы спасут его в случае, если бизнес совсем разладится. К тому же, по большому счету, Сиенко нечего терять – он генеральный директор, а не акционер.

Другим «бизнес-тяжеловесом», подтверждающим общее правило, является собственник «Трубной металлургической компании» и группы «Синара» Дмитрий Пумпянский. Несмотря на то, что этот олигарх в отличие от Сиенко возглавляет собственный бизнес, в карьерных взглядах Пумпянский очень похож на него, считая, что ключевую роль здесь играют рекомендации и проверенные связи. Поэтому бизнес у Дмитрия Александровича частенько остается без пригляда.

Политикой трубный олигарх интересуется не явно, но все же наводит определенные мосты. Иногда появляется на публичных мероприятиях рядом с президентом, принимает участие в правительственных делегациях. К тому же вес ему добавляет членство в бюро правления РСПП и ТПП РФ, руководящие должности в ряде региональных отраслевых организаций.

При этом он не забывает поддерживать дружеские отношения с том-менеджментом ключевых госкомпаний. Например, известно, что уральский олигарх предоставляет свой личный самолет для личных нужд топ-менеджеров РЖД. И действует весьма дальновидно: от него не убудет, а польза большая – авось в будущем при необходимости и замолвит за него словечко кто-то из влиятельных железнодорожников в высоком кабинете.

Тем более что запасной парашют не помешает – бизнес г-на Пумпянского явно не в самом расцвете. По оценкам аналитиков, металлургия сегодня пребывает в кризисе, и официальные отчеты ТМК являются этому прямым свидетельством. По итогам первого квартала 2014 года, выручка снизилась на 15% по сравнению с первым кварталом 2013 года, скорректированный показатель EBITDA сократился на 32%, а чистый убыток составил $16млн по сравнению с прибылью в $85 млн годом ранее. При этом совокупный долг ТМК на 31 марта оставался на достаточно высоком уровне - $3,594 млрд, что превышает состояние самого олигарха. По оценкам журнала Forbes, Пумпянский обладает суммой лишь в $2 млрд.

В общем, ситуация для бизнеса явно критическая. А тут еще некстати экономические санкции со стороны США, введение которых наверняка сократит прибыль от американских предприятий ТМК, составляющих около четверти активов трубной компании.

Слабым звеном в «бизнес-империи» Пумпянского может оказаться и Уральский дизель-моторный завод – в связи с возможными «мобилизационными» махинацими. Дело в том, что в налоговых декларациях предприятия, поданных на выплату «мобилизационных льгот» для компенсации затрат на капитальный ремонт цехов и монтаж оборудования, содержатся статьи, которые могут не иметь отношения к обеспечению обороноспособности страны. В 2012 году предприятие уплатило 163 млн рублей НДС, большая часть которых подпадала под «мобилизационные льготы».

Тем не менее Пумпянский, как и его коллеги по металлургическому бизнесу, пытается «латать дыры». Например, с помощью кредитов. Так, в декабре 2013 года ТМК открыла две невозобновляемые кредитные линии через «дочерние» ОАО «Таганрогский металлургический завод» (ТАГМЕТ) и ОАО «Волжский трубный завод» (ВТЗ) на 8,9 млрд и 7,7 млрд рублей соответственно. Эти средства предполагалось направить на реструктуризацию текущей задолженности компании.

Не меньшие надежды трубного олигарха связаны с крупными госконтрактами, прежде всего, в строительстве. Речь идет об огромных бюджетных траншах на строительство инфраструктурных объектов к чемпионату мира по футболу, который пройдет в России в 2018 году. Особую скандальность ситуации придает тот факт, что их распределение проходит без открытого конкурса и как раз «Синара-Девелопмент-Проект», принадлежащая Пумпянскому, участвовала в разработке проектных решений для екатеринбургского Центрального стадиона в качестве субподрядчика. Контракт стоимостью 7 млрд рублей на реконструкцию стадиона к мундиалю также получат структуры уральского олигарха. Более того, предполагается, что в рамках реконструкции для увеличения парковочных мест будут выкуплены земельные участки «Синары», прилегающие к стадиону. Примечательно, что «Синара» уже реконструировала ЦС с 2006 по 2011 год, потратив на это 2,5 млрд рублей.

В целом, миллиардера Пумпянского можно смело назвать главным выгодоприобретателем от участия столицы Уральского федерального округа в программе подготовки чемпионата мира по футболу 2018 года. Однако насколько выгодно для государства его участие в этих масштабных проектах, остается под большим вопросом. Но когда есть нужные связи, а решения принимаются кулуарно – все вопросы излишни.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter