Кто заказал коррупцию в «Транснефти»?

Глава «Транснефти» Николай Токарев в беседе с журналистами обвинил депутатов Госдумы в исполнении заказа «крупной нефтяной компании».

Депутат Госдумы от фракции «Справедливая Россия» Валерий Гартунг вместе с коллегами по фракции подал запрос в Счетную палату о проверке расходов «Транснефти» на поставку опор для  строительства трубопровода в Заполярье. Вместе с тем семейная компания самого депутата Гартунга, проигравшая в тендере на эти опоры,  попалась на картельном сговоре об этих же опорах. Предприятию грозит оборотный штраф до 15% выручки, а его руководству - до семи лет тюрьмы.

Напомним, что в апреле текущего года 30 думских справедливороссов подписали депутатский запрос в Счетную палату России о проведении проверки стоимости опор в рамках строительства нефтепровода Заполярье-Пурпе. Народным избранникам показалось подозрительным завышение стоимости этих металлоконструкций почти в 4,5 раза от рыночной цены 100 тыс руб за тонну при стоимости заказа «Транснефти» более 400 тыс за тонну. Депутаты предположили, что из бюджета за счет таких манипуляций могло быть выведено 10 млрд руб. Аудиторы Счетной палаты намерены провести эту проверку осенью текущего года. В числе подписантов запроса фигурирует и зампред комитета по промышленности Госдумы Валерий Гартунг, акционер Челябинского кузнечно-прессового завода (ЧКПЗ) (предприятие возглавляет сын депутата). Завод в числе прочего выпускает и металлоконструкции.

На экспертном совете «Транснефти» ее президент Николай Токарев возмутился непрофессионализму расчетов депутатов: «Газель» стоит 25 тыс долл, а «Мерседес» 60 тыс, но обе машины могут весить одинаково. Некорректно считать стоимость трубы по весу. Разве эксклюзивная конструкция из 30 сварных швов и множества шарнирных соединений может стоить 80 тыс руб?», - недоумевает топ-менеджер. По его словам, один из подписантов запроса, депутат Валерий Гартунг, обращался к производителям опор, выигравшим тендер «Транснефти», за кооперацией. И его подпись могла быть мотивирована тем, что ему было отказано в сотрудничестве. Однако подписи сразу 30 депутатов-справедливороссов под документом г-н Токарев воспринял не иначе, как «лоббизм очень высокого уровня».

"Ясно, что это заказ <...> За этим заказом выступает большая нефтяная компания, у которой есть большие обязательства перед «Транснефтью». Она должна работать в этом регионе <Заполярье и север Красноярского края – авт.> У этой большой нефтяной компании в силу ее финансовых проблем нет возможности реализовать ее проект, поэтому организованы наезды, разборки", - сказал Николай Токарев, не назвав, кого из нефтяников он имеет в виду. Правда он пояснил, что в обозначенном регионе есть лицензии на геологоразведку и добычу нефти у пяти нефтяных компаний,  и к работе «Лукойла» и «Газпромнефти» претензий нет.

Обычно трубопроводы прокладывают под землей, но в условиях вечной мерзлоты, чтобы под напором разогретой до 60 градусов нефти, которая течет по в трубам, грунт в Заполярье не растаял,  трубопровод на 68% строится над землей, на высокотехнологичных опорах. Это инновационная разработка российских ученых и делались опоры на челябинском заводе фирмы «Конар».

По словам пресс-секретаря «Транснефти» Игоря Демина стоимость каждой из опор составляет около 360 тыс руб, при этом это только часть сборной конструкции. В составе трубопровода есть более мелкие опоры подешевле и более крупные – подороже. По его словам, у промыслового трубопровода «Роснефти» на Ванкоре опоры для труб стоят около 400 тыс руб, а у подводящего трубопровода ТНК-BP в Заполярье – 500 тыс руб, при этом опоры обеих нефтяных компаний, по словам г-на Демина сделаны технологически проще. По двум договорам с ЗАО «Конар» трубопроводная монополия закупила 11295 опор.

Депутат Госдумы Валерий Гартунг категорически опроверг обвинения «Транснефти» в собственной ангажированности и коммерческом интересе при подписи депутатского запроса. «Это неправда. Заказ такого масштаба сделать нельзя: пришлось бы поработать сразу с несколькими десятками депутатов, а с нами никто не работал. Мой интерес в этом деле исключительно государственный. ЧКПЗ не участвовал в тендерах «Транснефти» на опоры для труб.», - сказал депутат. 

Он продолжает утверждать, что налицо превышение стоимости заказа трубопроводной монополии на металлоконструкции. Мотивируя это тем, что они сделаны из стали марки 09Г2С, рыночная стоимость которой – до 23500 за тонну. «Подобные конструкции в строительной отрасли стоят до 65 тыс руб, в нефтянке – примерно 100 тыс. То, что ТНК-BP могла потратить на сходную трубу в пять раз больше – дело этой частной компании, а тут – государственные деньги. И в целесообразности таких цен и следует разобраться аудиторам», - считает он.

На самом деле, роль Валерия Гартунга в этом скандале сводится почти исключительно к превышению своих полномочий депутата Государственной Думы с единственной целью - спасти ЧКПЗ, свой семейный бизнес. Самом депутат в нём (по состоянию на начало апреля) владеет 21,32% акций, его жена Марина - 40,05%, их старший сын Андрей - 15,36%, младший сын Дмитрий - ещё 4,66%. Итого 81,39% акций ЧКПЗ, на которые приходится 85,41% голосов. И у всего этого семейного богатства большие проблемы уже минимум пятый год.

«Вынуждены признать, что ОАО «ЧКПЗ» неверно выбрал политику работы с предприятиями нефтегазового комплекса на 2007 год», - пишет в марте 2008 года гендиректор ЧКПЗ Андрей Гартунг в письме своему главному конкуренту ЗАО «Конар». И предлагает удачливому конкуренту, из-за которого Гартунги потеряли много контрактов с нефтяными компаниями, возобновить сотрудничество.
Или вот, письмо с предложением поделить рынок к исполнительному директору компании «ЧЕТРА - комплектующие и запасные части» Сергею Пацко: «Предлагаем разделить поставки на ЗАО «Конар» по номенклатуре между нашими предприятиями в равных долях в денежном выражении. В случае положительного решения с вашей стороны «Четра-КЗЧ» повышает цены на всю номенклатуру фланцев на 30%, а ЧКПЗ - на 7%. При этом в случае запроса от ЗАО «Конар» на продукцию, закреплённую за «Четра-КЗЧ», мы будем предлагать поставку по ценам на 30% выше оговоренной нами».

Между прочим, Федеральная антимонопольная служба называет такой раздел между компаниями рынков и клиентов картельным сговором. И в соответствии со статьёй 178 Уголовного кодекса их должностным лицам  грозит штраф до 1 миллиона рубле, штраф в размере дохода осужденного за период до пяти лет и лишение свободы на срок до семи лет. Самой компании согласно Кодексу об административных правонарушениях грозит оборотный штраф в размер до 15% от выручки.

Но Валерий Гартунг явно уверен, что он сможет отстоять интересы своих родных - и без всякого стеснения использует административный ресурс на полную катушку.

«Прошу вас назначить мне встречу для обсуждения возможности поставок на ваше предприятие фланцев производства ЧКПЗ», - пишет депутат главе «Сургутнефтегаза» Владимиру Богданову в июне 2009-го.
А уже в октябре 2009 года за компанию Валерия Гартунга «Сургутнефтегаз» просит полномочный представитель президента России в Уральском федеральном округе Николай Винниченко: «В аппарат полномочного представителя обратилось ОАО «ЧКПЗ» с просьбой оказать содействие в налаживании диалога с вашим предприятием. Прошу вас рассмотреть возможность встречи с депутатом Государственной Думы Валерием Гартунгом и генеральным директором ЧКПЗ Андреем Гартунгом для обсуждения поставок продукции завода «Сургутнефтегазу».

Вот так бескомпромиссно продолжает зарабатывать деньги, прикрываясь местом в Госдуме, Валерий Гартунг. После этого становится понятно, что «Транснефть» заключила контракт на поставку опор для нефтепровода с компанией «Конар» просто потому, что их там делают лучше, чем на ЧКПЗ. А Гартунг, получается, в отместку написал депутатский запрос в Счётную палату с просьбой разобраться, как же это его обошли. Видимо потому, что "корочкой махать" он умеет лучше всего.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter