«Ижмаш» оказался в центре информационной войны

Едва объявленный спасенным «Ижмаш» вновь оказался под прицелом СМИ. Удмуртская региональная пресса бьет тревогу по поводу неэффективности нынешнего руководства завода, хотя цифры и факты говорят об обратном.

В апреле 2012 года «Ижевский машиностроительный завод» перенес процедуру спасительного банкротства. Для легендарного производителя «Калашниковых» это был единственный способ не уйти в окончательное забвение: 13,7 млрд рублей суммарных обязательств, на 80% простаивающее производство, голодные сотрудники, по полгода не видевшие зарплату. На погашение одних только долгов планировалось затратить 7,5 млрд рублей в случае субсидирования предприятия, но антикризисный менеджмент «Ростехнологий» принял непростое решение обанкротить завод.

Мера оказалась действенной. С долгами расплатились, расширили рынки сбыта и даже увеличили объемы отгрузок в США. В России и за рубежом стали поговаривать о возвращении «Ижмаша» в стан мировых оружейных лидеров, косвенным подтверждением чему стала презентация автомата Калашникова пятого поколения – АК-12. Однако осенью ижевский завод вновь оказался в центре внимания региональной прессы, обрушившейся с критикой на антикризисное руководство «Ростехнологий».

В номере 109 газеты «Известия Удмуртской Республики» (26.09.2012) вышла статья под заголовком «Праздник со слезами на глазах», посвященная прошедшему Дню оружейника. Автор материала обвинил новое руководство «Ижмаша» в некомпетентности и неэффективности. Учитывая, что старое руководство в лице Владимира Гродецкого, сумевшего за 14 лет обанкротить предприятие с 205-летней историей, характеризуется в тексте как меньшее из зол, логично предположить, что «Ижмаш» оказался в центре информационной войны. Вопрос: кому выгодна эта война?

Показательное разрушение

«Ижмаш» – стратегическое предприятие, имеющее огромное значение для Удмуртской республики. После развала СССР завод перестал быть локомотивом региона и перешел в статус «проблемного предприятия». И даже в начале «нулевых», когда бывшие советские заводы стали постепенно выходить из состояния постперестроечной комы, на «Ижмаше» вовсю продолжались «лихие 90-е».

Бывший руководитель, Владимир Гродецкий, придя на «Ижмаш» в 1996 году, обещал работникам стремительное преодоление всех трудностей. Ему поверили, потому что другого не оставалось. Оборонный заказ был на нуле, зарплаты не выплачивались, производство стояло. Но появление Гродецкого завод не спасло. К середине 2000-х «Ижмаш» продолжал пребывать в глубоком кризисе.

По результатам 2005-2007 финансовых годов стоимость чистых активов предприятия и его «дочек» оказалась меньше уставного капитала. Раздутая многоуровневая система управления привела к тому, что расходы на содержание управленческого персонала достигали 7% от валовых затрат всего предприятия. И это на фоне полугодовых задержек зарплаты простым рабочим.

Разумеется, это не могло не сказаться на качестве производства. Сам исполнительный директор «Ижмаша» Марк Гехтман признавал: российские солдаты предпочитают иностранное оружие. Во многом это было связано с тем, что претензии и замечания Министерства обороны по поводу качества продукции попросту не учитывались.

В 2010 году от глаз журналистов, которые освещали визит на завод Владимира Путина, не ускользнули скучающие генералы, прогуливающиеся между стендами с «Калашниковыми», оснащенными американскими прицелами. Странное дело – Гродецкий, казалось, не только не пытался скрыть недостатки производства, сколько выставлял их напоказ. Ответ он дал позже, когда бывший премьер, под впечатлением от увиденного, пообещал денег на модернизацию: «Главным было показать Путину, что отрасль деградирует. И мы это показали!».

Но даже после того, как новое дорогостоящее оборудование было закуплено, производить автоматы продолжали по старинке, при том, что загрузка высокоточных комплексов не превышала 20%.

Последней каплей стал срыв Гродецким гособоронзаказа, за которым последовал президентский указ об увольнении. Расстроило это не только Гродецкого, но и президента Удмуртии Александра Волкова, долгое время пользовавшегося в своих личных целях. В 2008 году именно Волкова обвиняли в организации подпольных оружейных заводов, где собирались снайперские винтовки и автоматы Калашникова из ворованных на «Ижмаше» деталей. Очевидно, что потеря «своего человека» и переход завода в чужие руки не могли обрадовать главу республики.

Генеральная уборка

В 2011 году перед молодым антикризисным менеджером Максимом Кузюком, новым гендиректором «Ижмаша» от «Ростехнологий», предстала унылая картина: практически полное отсутствие производства, огромные долги и 5 тыс. голодных сотрудников. Команда Кузюка приняла непростое решение обанкротить предприятие, чтобы решить вопрос с долговым бременем, и начать все с чистого листа.

Рисковая стратегия себя оправдала: удалось расплатиться с долгами и выплатить деньги всем сотрудникам, подняв оклад на 21% (до 14,6 тыс. рублей). Уровень загруженности современного оборудования вырос до 70%. Эффект от мероприятий по оптимизации производства достиг 100 млн рублей. На 50% увеличился объем отгрузок в США, что позволило увеличить выручку по данному направлению до рекордных для «Ижмаша» 444,2 млн рублей. Были приняты к сведению и реализованы требования Министерства обороны.

Тогда же вскрылись и другие проблемы-последствия предыдущего менеджмента в лице Гродецкого. Например, огромное количество «продукции-незавершенки» – забракованного заказчиком вооружения, находившегося в стадии перманентной доработки – копившейся на заводе с 2006 года. Доработать и полностью продать ее удалось лишь в 2011 году, с приходом нового руководства. Равно как и «довести до ума» модель «Калашникова» пятого поколения – АК-12, представленную в начале 2012 года.

«Разработка нового семейства автоматического оружия является приоритетным направлением для «Ижмаша», чтобы вернуть мировую долю рынка» – сказал тогда Кузюк журналистам. Однако регион оптимизмом на радужные перспективы завода не откликнулся. Свидетельством тому была инсценировка «случайной» поставки семи ящиков, забитых автоматами Калашникова, удмуртскому пенсионеру, который купил у заезжего водителя деревянные коробки для растопки. По мнению наблюдателей, больше всего эта история была похожа на заказ со стороны заинтересованных лиц.

Удмуртский диктатор

Александр Волков – личность небезынтересная. И даже не тем, что его подозревали в крышевании незаконной сборки оружия из сворованных деталей с «Ижмаша».
В первую очередь - это первый глава Удмуртской Республики, продолжающий пребывать на высоком посту до сих пор. А также доктор экономических наук, заслуженный строитель Российской Федерации и член партии «Единая Россия».

За 17 лет «у руля» Волков превратил Удмуртию в третий по коррумпированности российский регион; в 2007 году генпрокуратура выявила в его администрации грубые нарушения закона при поступлении и прохождении государственной гражданской службы.

Сомнительную эффективность удмуртского президента подтверждает и отношение к нему крупных инвесторов, среди которых были и Ford с Renault, и Hyundai со Skoda – сделки срывались, едва подключался Волков.

Уровень жизни в республике Волкова оставляет желать лучшего. За 11 лет, начиная с 2000 года, средняя зарплата выросла всего лишь до 16,6 тыс. рублей, что в полтора раза меньше средней зарплаты по стране, а показатель бедности составил 14,8% – выше, чем в соседнем Татарстане.

Нужные люди

Единственным островком стабильности в депрессивном Ижевске, как ни странно, остается «Ижмаш». После прихода нового руководства от «Ростехнологий» завод не только получил возможность функционировать в полную силу, но и один из немногих может позволить себе проводить политику, независимую от Волкова. Впрочем, все указывает на то, что глава республики не оставляет надежды вновь приложить к нему руки. Источник, близкий к администрации Волкова, сообщает, что в настоящее время он продвигает в руководство «Ижмаша» Владимира Майера – человека, уже показавшего свою «эффективность» на примере «Ижевского механического завода».

На «Ижмех» Майер попал также по протекции Волкова. При нем завод не процветал – в 2010 году промышленное производство снизилось по отношению к позапрошлому на 4,6%. Майера обвиняли в коррумпированности и в устранении любой конкуренции своему бизнесу, а в 2011 году им активно интересовалась ФАС России.

Чем закончится эта ситуация, пока неизвестно. Однако очевидно, что для Александра Волкова эта борьба может оказаться последней. За катастрофическую ситуацию в регионе, качество жизни в котором оставляет желать лучшего, Фонд изучения электоральных процессов и электоральной политики (ФИЭП) поставил Волкову в «Кремлевском рейтинге» двойку – верный признак того, что карьера управленца может прерваться в ближайшее время.

А недавний скандал, когда во время подготовки к региональным выборам Волков прямо сообщил своим коллегам по партии о необходимости использования административного ресурса окончательно ослабляет и без того хлипкую позицию главы депрессивного региона.

Материал недели
Главные темы
Рейтинги
АПН в соцсетях
  • Вконтакте
  • Facebook
  • Twitter